<<
>>

Экспрессивный синтаксис

Экспрессивность как общеязыковая категория затрагивает все сферы языка и арсенал его выразительных средств необозрим. Экспрессивность связана с рядом лингвистических категорий столь же сложной и многоуровневой природы, как и она сама. Наиболее тесна взаимосвязь экспрессивности с эмоциональностью; иногда даже эти понятия используются как синонимы или их разграничение представляется непринципиальным (О. С. Ахманова, Р. А. Будагов, В. Г. Гак, А. Н. Гвоздев, В. А. Звегинцев и др.). Между тем эти две категории находятся в отношении пересечения: общую часть их содержания составляет широкий спектр эмоциональной экспрессивности, а непересекающимися сферами являются компоненты денотативного содержания, связанные с передачей эмоций, с одной стороны, и неэмоциональная, "логическая" экспрессивность - с другой.

Экспрессивность связана также с акцентностью и интенсификацией, оценочностью, персуазивностью (способностью выражения оказывать воздействие на читателя), с образностью и изобразительностью.

Экспрессивная функция языка - это способность выражать эмоциональное состояние говорящего, его субъективное отношение к обозначаемым предметам и явлениям действительности. Одним из важнейших элементов выражения экспрессивности является экспрессивный синтаксис.

Проблемы экспрессивного синтаксиса приобретают в современной лингвистике всё большую актуальность. Это связано с интенсивным изучением структуры текста, языковой личности как субъекта речевой деятельности, ее прагматических аспектов разговорной, устно-диалогической речи, взаимоотношения говорящего и адресата, звуковых средств усиления выразительности речи и усиления ее воздействия на воспринимающего.

На важность изучения экспрессивного синтаксиса указывали многие видные лингвисты. Академик В. В. Виноградов в круг необходимых исследований по стилистическому синтаксису включал «проблему экспрессивных - выразительных, изобразительных - оттенков, присущих той или иной синтаксической конструкции или тем или иным комбинациям синтаксических конструкций» [Виноградов, 1958, с. 105].

Говоря об экспрессивном синтаксисе, обычно данный термин уточняют словом «стилистический» - «экспрессивный (стилистический) синтаксис», подчеркивая тем самым его принадлежность к категориальному аппарату стилистики. Однако, будет правомерным термином «экспрессивный синтаксис» обозначить учение о построении выразительной речи, предметом изучения которого являются лингвистические основы экспрессивной речи, термин же «стилистический синтаксис» отнести к метаязыку стилистики, ибо, как известно, стилистический прием всегда является обнаружением потенциальных выразительных возможностей определенных средств общенародного языка [Александрова, 2009, с. 90].

В публикациях Э.М. Береговской экспрессивные синтаксические конструкции противопоставляются конструкциям, находящимся в состоянии синтаксического покоя, при этом экспрессивность определяется как «свойство синтаксических форм увеличивать прагматический потенциал высказывания сверх той степени, которая достигнута лексическими значениями элементов, наполняющих эти синтаксические формы» [Береговская, 1981, с. 3]. В качестве проблем, которыми занимается экспрессивный синтаксис, автор рассматривает длину предложения, стилистическую роль абзаца и сложного синтаксического целого, аффективный потенциал пунктуации, экспрессивный синтаксис как составляющую индивидуального стиля, синтаксические фигуры и их стилистические функции.

Как известно перевод различных стилистических приемов и экспрессивных средств, несущих образный заряд произведения, часто вызывает затруднения у переводчиков из-за национальных особенностей стилистических систем разных

языков. Многие лингвисты подчеркивают необходимость сохранения образа оригинала в переводе, справедливо считая, что, прежде всего переводчик должен стремиться воспроизвести функцию приема, а не сам прием.

При передаче экспрессивных средств переводчику каждый раз нужно решить: целесообразно сохранить лежащий в их основе образ или в переводе его следует заменить другим. Причиной замены могут быть особенности русского словоупотребления, сочетаемость слов и т.п. Перевод средств экспрессивного синтаксиса представляется достаточно сложной задачей, так как требует повышенного внимания для выделения его элементов в тексте. Кроме того, перевод экспрессивного синтаксиса не может осуществляться механически и требует творческого подхода и владения всем арсеналом переводческих приемов.

Экспрессивность текста имеет много общего с экспрессивностью устной речи, и с помощью средств экспрессивного синтаксиса на письме реализуются все особенности речи.

К основным средствам экспрессивного синтаксиса относятся актуальное членение предложения, парцелляция речевого потока, парентетические внесения.

Языковыми средствами актуального членения обычно выступают: просодические (интонация), синтаксические (порядок слов) и лексические средства (артикли, местоимения, наречия и др.). Противопоставление: тема - рема (или экспрессивный вариант порядка их следования: рема - тема) осуществляется в устной речи с помощью предицирующей паузы как главного просодического средства выражения предикативной связи [Ковтунова, 1976, с. 37].

Предицирующая пауза приобретает особое значение там, где без нее трудно было бы понять смысл высказывания: она сигнализирует конец предыдущей и начало последующей, коммуникативно наиболее важной части высказывания, т. е. выполняет смыслоразличительную функцию.

В процессе высказывания актуальное членение может изменяться (именно этот фактор особенно важен для плана выражения динамического синтаксиса). При подобном изменении говорящий не свободен в выборе позиции

предицирующей паузы. Он вводит ее там, где этого требует структура высказывания и общие цели коммуникации, в том числе и экспрессивные.

В сочетании с предицирующей паузой как средством актуального членения могут выступать и синтаксические средства. Например, изменение порядка слов в целях экспрессивности (в нейтральном предложении тема обычно предшествует реме), а именно, вынесение ремы в начальную позицию. Для английского языка существуют определенные средства, дающие возможность сигнализировать "актуальное членение" предложения в тех случаях, когда оно не совпадает с синтаксическим членением предложения, например, порядок слов, артикли, частицы, интонационное выделение, особые конструкции. Во многих случаях отклонение от обычного порядка слов в английском предложении (подлежащее - сказуемое) объясняется именно потребностями выражения "актуального членения" предложения.

Для изменения структуры предложения с целью постановки на последнее место слова, выражающего рему, могут использоваться в начальной позиции выделительные обстоятельственные слова. Носителями ремы могут быть придаточные предложения.

Актуальное членение являются важным элементом экспрессивного синтаксиса, который позволяют более четко определять смысловые границы высказывания, и вносит разнообразие в письменную и устную речь.

Явление парцелляции относится к языковым универсалиям. Оно исследовалось на материале различных языков. В связи с изучением текста, способов его членения и организации, проблема парцелляции стала одной из актуальных в исследовании синтаксиса.

Термин "парцелляция" восходит к французскому слову parceller, что значит "делить, дробить на части", он применяется для обозначения способа членения текста. Как известно, парцелляция относится к области экспрессивного синтаксиса.

Парцелляция не имеет в лингвистической литературе полного и однозначного определения, что, несомненно, связано с многоплановостью самого явления парцелляции с различием подходов к ее исследованию.

Сущность парцелляции, по мнению Е. А. Иванчиковой, состоит в расчленении синтаксически связного текста на интонационно обособленные отрезки, отделяемые знаком точки, причем Е. А. Иванчикова, считая парцелляцию приемом экспрессивного синтаксиса, относит его лишь сфере письменного литературного языка [Иванчикова, 2010, с. 106].

Явление парцелляции - это интонационное, очень часто и позиционное вычленение словоформы или словосочетания, при котором этот отчлененный и вынесенный в конец элемент приобретает интонационный контур и информационную нагрузку самостоятельного высказывания.

Некоторые исследователи рассматривают парцелляты как разновидность присоединительных конструкций ввиду сходства их структур, интонации, характера связи, информационной насыщенности и экспрессивности.

Одной из важнейших проблем в исследовании текста - сверхфразового единства - является изучение взаимосвязи и взаимодействия синтаксического построения предложения и синтаксиса сверхфразового единства.

Предложение как линейная структура характеризуется определенными закономерностями организации семантических и коммуникативных отношений. Будучи, в свою очередь, структурной частью целого, предложение обнаруживает разного рода слова, конструкции ("сигналы", "признаки"), свидетельствующие о его связи с предшествующим сообщением (либо в рамках предложения, либо в рамках сверхфразового единства, текста).

К совокупности текстосвязующих средств (анафорических, катафорических, выражающихся союзами, местоимениями, синтаксическим параллелизмом и др.), осуществляющих структурную (и смысловую) связь между предложениями сверхфразового единства, несомненно, относятся, несмотря на их "обособленность", и многие парентетические внесения.

В английском языке строение предложений, формирующих сверхфразовое единство (текст) далеко не всегда отвечает тем правилам построения, которые предписывает нормативная грамматика. Предложения реальной живой речи очень часто обнаруживают разного рода "нарушения" стройности, плавности и чеканности "нормального" ритма и норм интонационного рисунка.

Эти особенности, характерные для текстов всех регистров, давно подметила риторика и использовала их для создания таких стилистических приемов, как пролапса, парантез и др. Изучение же лингвистической основы этих приемов - задача экспрессивного синтаксиса. Изолированное предложение, содержащее парентетическое внесение, часто не может обеспечить полного представления ни о предмете высказывания, ни о содержании парентетического внесения. Лишь в рамках текста он становится ясным, а само парентетическое внесение, разрывая связи предложения, своим содержанием переключает внимание слушающего/читающего к ранее сказанному и позволяет тем самым увязать (обобщить, сделать вывод, установить тождество и т. д.) с воспринимаемым в данный момент содержанием.

Прежде чем говорить об экспрессивной функции подобных "нарушений" рассмотрим строение и значение подобных внесений.

О. В. Александрова в своей классификации разделяет их на:

1) однословные внесения: again, anyway, doubtless, first, further, furthermore, hence, however, indeed, moreover, next, nevertheless, now, otherwise, perhaps, probably, rather, say, second, since, so, sometimes, somewhat, still, too, then, thenceforward, thereby, therefore, though, thus, well, whenever и т. п.;

2) внесения-сочетания слов, среди которых широко распространены сочетания с предлогами after, along, at, by, for, from, of, on, since, to, towards, throughout, with, without и др.: alter all, at any rate, at best, at least, by and large, for example, for instance, in addition, in any case, with qualifications already noted, on this basis, on each such occasion, for any of a range of reasons, at any time и др.;

3) oсобенно распространенными являются внесения на -1у: intelligibly enough, quite independently, differently from but quite compatibly with, less

discriminatingly, more or less persuasively, vaguely enough, clearly enough, quite hypothetically, no doubt imperfectly and often obscurely и др.;

4) внесения-предложения: he said, he will observe, I believe, I fancy, I suggest, I suppose, I take it, I think, I would think, it is true, it seems to me, one may say, one may think, one would suppose, one would think, some would further urge, some would say, they said, we believe, we may agree, we said, we suggested и др.

С точки зрения общего содержания внесения делятся на три категории:

1) категория отсылки - это слова и синтаксические конструкции, иногда очень протяженные, которые использует говорящий в речи с целью сослаться на какой-либо факт, литературный и иной источник, на свое предыдущее высказывание и т. п., например, hence, then, too, to my mind, as you say и др.;

2) категория экземплификации, включающая слова и синтаксические конструкции, с помощью которых вводятся примеры, пояснения, уточнения ранее сказанного и т. п., например, say, for instance, suppose we take, for example и др.;

3) категория делиберативности - это слова и синтаксические конструкции, выражающие сомнения, раздумья, оценку и т.п.: it seems, no doubt, no wonder, in asense, at any rate, at best, at least, no wonder и др.

Объективность данной категоризации подтверждается тем, что она является релевантной для каждой из названных выше структурных разновидностей внесений. Так, абсолютное большинство однословных внесений свободно укладывается в выделенные категории:

- отсылки: hence, then, too, thenceforward и др.;

- экземплификации: thereby, thus и др.;

- делиберации: again, anyway, doubtless, indeed, moreover, next, of course, perhaps, say, sometimes, somewhat, though и др.

- То же относится и к внесениям - синтаксическим конструкциям:

- отсылка: in general, as you say и др.

- экземплификация: for example, for instance, that is, that is to say и др.

- делиберация: after all, at any rate, at best, at least, by and large, in addition, in a sense, in fact, it seems, let us say, no doubt, no wonder, on the whole, so to speak и др.

Каждая из указанных групп может, в свою очередь, делиться на более мелкие семантические подгруппы [Александрова, 2009, с. 134].

Эта структурная и семантическая категоризация тесно связана с экспрессивной функцией парентетических внесений, с той ролью, которую они играют в тексте. Обобщенно функция парентетических внесений заключается в том, чтобы "характеризовать сообщаемое с позиций говорящего к сообщаемому", т.е. она тесно связана с категорией модальности [Виноградов, 1958, с. 229].

Известно, что модальность - это понятийная категория со значением отношения говорящего к содержанию высказывания и отношения содержания высказывания к действительности, выражаемое различными лексическими и грамматическими средствами (такими, как формы наклонения, модальные глаголы, интонация, лексические и лексико-фразеологические средства выражения категории модальности). При анализе парентетических внесений перечисленные выше средства выражения модальности, а главное, контекстное окружение и регистры должны рассматриваться в аспекте построения экспрессивной речи.

Также к синтаксическим носителям экспрессивности относятся синтаксические стилистические приемы:

Повтор (анафора) - повтор слова или фразы в начале каждой части или целого предложения [Скребнев, 2003, с. 140].

Инверсия - неправильный порядок слов в предложении, в результате чего предложение приобретает экспрессивный оттенок:

Talent Mr. Micauber has.(У мистера Микаубера талант).

Хиазм - это инверсия во второй половине выражения, например:

He rose and down she sat.(Он встал, и она села).

Помимо стилистических приемов к синтаксическим средствам создания экспрессивности можно отнести эмфатические грамматические конструкции

(например, whatever it costs, ... (любой ценой)), а также эмоционально­экспрессивные предложения. Данные предложения конструируются при помощи местоименных слов, которые квалифицируются как интенсификаторы, например, What a fool I was(каким же я был глупцом) [Фурс, 1995, с. 20].

Рассмотрим особенности экспрессивного синтаксиса в научной литературе. В последние десятилетия публикуются статьи, монографии, посвященные описанию экспрессивных языковых средств в научных текстах. В современном научном дискурсе зафиксированы процессы, свидетельствующие об изменениях в области такого требования к научным текстам, как «обезличенность», «бесстрастность». Как известно, одним из индикаторов научного стиля является отсутствие морфологически выраженного авторского «я» и «запрет» на использование образных, экспрессивных средств. Тем не менее «во многих современных научных сочинениях все чаще обозначается языковая и эмоциональная личность их авторов через личное местоимение «Я», через когнитивно-эмоциональную позицию автора, через его эмоциональную аргументацию».

В целом можно сказать, что эмоциональность не свойственна в принципе языку науки, но возможна в нем в зависимости от темы или характера сочинения. Так, гуманитарные науки более предрасположены к эмоциональному изложению, чем точные. Более высокая степень эмоциональности естественна в полемике, в научно-популярной литературе. Многое, наконец, зависит от индивидуальности автора.

Экспрессивность в научном тексте не исключается, но она специфична. Преобладает количественная экспрессивность; она может заключаться и в указании, логическом подчеркивании важности излагаемого. Риторический вопрос, посредством которого заметно активизируется в последнее время диалогичность процесса письменной научной коммуникации. Его цель - привлечь внимание к тому или иному явлению. Особенность риторического вопроса в том, что его синтаксическая форма не соответствует его логическому содержанию. В научном тексте такой тип вопроса осознается как экспрессивное предложение,

реализуя два синтаксических значения - значение вопроса и значение утверждения. Специфика вопросно-ответного комплекса научной речи заключается в том, что отвечает на вопросы сам автор, хотя нередко вопрос как бы задается от лица читателя, т.е. в нем предвидится вопрос читателя. «Остается нерешенным вопрос: откуда вообще в речи неконвенциональные высказывания? И где - в области речевых или риторических высказываний источник их?» Специфика функций вопросительных предложений в научных текстах состоит в том, что они не содержат никаких обратных отношений и являются лишь средством, приемом для активизации внимания читателя на тех положениях, которые автор научного текста считает главными, основными, либо используются для подчеркивания хода мыслительного процесса и изложения, раскрываемого ответом. Восклицательные предложения способствуют коммуникации, стимулируя внимание читателя, усиливая категоричность экспрессивного утверждения, возникшего на основе предшествующих высказываний, подготавливающих для него почву. Например, «Признавая, что когерентность (или цельность, в другой терминологии) - это то качество, которое конструируется (должно конструироваться!) реципиентом, текст возможно и необходимо рассматривать как механизм, "запускающий " когнитивные процессы его восприятия». «На фоне завышенной авторской самооценки сербские ученые (представители элиты или квазиэлиты) позволяют себе публиковать "научные" статьи даже на темы сугубо теоретические, но одновременно и весьма дискуссионные!». Содержание всех восклицательных предложений, приведенных в примерах, сопровождается проявлением чувств автора, непосредственно связанных с самим содержанием. Так, в первом примере автор подчеркивает восклицательным предложением важную, по его мнению, мысль; во втором - высказывает удивление по поводу имеющейся ситуации. При преобразовании этих предложений в повествовательные конструкции эмоциональность исчезает и, степень речевого воздействия, безусловно, снижается.

К языку научных текстов предъявляются требования, обусловленные объективными факторами: развитие точных методов исследования, специфика научного мышления. Стиль научных произведений определяется их содержанием и целями научного сообщения. Любое произведение научной прозы направлено на то, чтобы точно и полно объяснить факты, показать причинно-следственные связи между явлениями, выявить закономерности развития и т. д. Все это обусловливает стилевые особенности языка науки - обобщенность, логичность и объективность. Монологический характер и строгая последовательность изложения формируют рассматриваемый функциональный стиль и определяют выбор языковых средств в научных произведениях.

Определяющими характеристиками научного текста являются насыщенность терминами и наличие средств, повышающих уровень плотности когнитивной информации. Это, прежде всего, разного рода сокращения и аббревиатуры. Английские научные произведения обнаруживают также такие морфологические особенности как, преобладание именных структур, стремление к номинативности [см.: Разинкина, 2004].

Синтаксическая структура предложений отличается стройностью, полнотой и стереотипностью. В числе общих черт синтаксиса научных произведений можно назвать обобщенно-отвлеченность, безличность выражения, синтаксическую компрессию, стремление к выработке стандартизированных структур, линейность изложения, частое употребление клишированных структур и пассивных конструкций. В связи с последовательностью и доказательностью научного изложения наблюдается также повышенное использование союзов и союзных слов. Авторам свойственна объективно-описательная манера изложения, лишенная эмоциональности и стилистической окраски.

В целом эмоциональность не свойственна языку науки, но возможна в нем, в зависимости от темы или характера сочинения, и индивидуальности автора. Гуманитарные науки более предрасположены к эмоциональному изложению, чем точные. Более высокая степень эмоциональности естественна в полемике, в научно-популярной литературе. Экспрессивность в научном тексте не

исключается, но она специфична. Преобладает количественная экспрессивность, логическое подчеркивание важности излагаемого.

С особенностями научно-технических текстов (стремление к номинативности, многочисленные атрибутивные группы, широкое использование эллиптических конструкций) связаны трудности их перевода. Основная задача научного перевода состоит в ясном и точном доведении до читателя сообщаемой информации. Это достигается логически обоснованным изложением фактического материала, без эксплицитно выраженной эмоциональности. Перевод не должен быть ни буквальным подстрочником, ни вольным пересказом оригинала. Для того чтобы правильно понять и перевести научный текст, надо знать данный предмет и связанную с ним английскую терминологию. Кроме того, для правильной передачи содержания текста на русском языке нужно знать соответствующую русскую терминологию и хорошо владеть русским литературным языком.

The process of obtaining PMS PG is its deposition as a product of chemical interaction between Methyl siliconate and sulfuric acid, ripening, grinding, decanting, and washing with sulfuric acid ("stop solution ") and purified water, which provide the possibility of obtaining the finished product, not cleavable during the shelf life without the use of emulsifiers.

Слово ripeningможно перевести как созревание или сквашивание, но в данном контексте это означает окисление раствора. Если принять во внимание перевод фразы "stop solution", которую следует переводить как стоп-реагент (останавливающийраствор), а не перевод в значении «решение».

При переводе научно-технических текстов необходимо руководствоваться принципом сохранения цели коммуникации и научного стиля текста перевода, руководствуясь нормами русского языка. Основными тенденциями перевода неологизмов научно-технических текстов являются заимствование новых терминов, либо их калькирование. Среди основных стилистических дефектов, лишающих текст однозначности и осложняющих перевод, выделяют аморфность предложений, смещение логического ударения в предложении, образование

«паразитных» связей между словами. Для того чтобы сделать перевод легким для восприятия, необходимо избегать громоздких наукообразных оборотов, канцеляризмов, употребления длинных цепочек из существительных в родительном падеже, злоупотребления пассивными и возвратными формами.

Например: В составе комплексной терапии препарат применяли для лечения ряда заболеваний и состояний по следующим показаниям: интоксикации, аллергические реакции у больных гепатитом; интоксикации на фоне хронической почечной недостаточности; злокачественные заболевания на фоне механической желтухи; острый гепатит; термическая травма ІІ-ІІІА-ІІІБ-IV степени; хроническая почечная недостаточность; острая дизентерия Флекснера среднетяжелого течения; пневмония на фоне хронического алкоголизма; заболевания, передаваемые половым путем; венерические заболевания; заболевания кожи; патология ЖКТ.

As a part of complex therapy, the drug was turned to treat diseases and states on the following indications: intoxication, allergic reactions in patients with hepatitis; intoxication on the background of chronic renal insufficiency; malignant diseases on the background of obstructive jaundice; acute hepatitis; thermal trauma II-IIIIA-III degree; chronic renal insufficiency; acute Flexner dysentery of the moderate course; pneumonia on the background of chronic alcoholism; sexually transmitted diseases; venereal diseases; dermal diseases; gastrointestinal pathology.

В приведенном примере используется длинная цепочка из существительных в именительном падеже.

Или:

Показания, по которым пациенты получали препарат Энтеросгель® как в составе комплексной терапии, так и в качестве монотерапии в рамках обсуждаемых исследований, включают в себя: некоторые инфекционные и паразитарные болезни, в том числе в качестве альтернативы эрадикационной терапии у пациентов с язвенной болезнью, ассоциированной с Helicobacter pylori, и в качестве монотерапии у больных эшерихиозами; злокачественные новообразования различных стадий и локализации; психические расстройства и

расстройства поведения; заболевания глаза и его придаточного аппарата; болезни печени; панкреатит; дерматит и экзема; ревматоидный артрит; болезни мочеполовой системы; заболевания у беременных, в том числе, связанные преимущественно с беременностью; травмы, отравления и некоторые другие последствия воздействия внешних причин; отдельные нарушения, вовлекающие иммунный механизм; отдельные состояния, возникающие в перинатальном периоде, в частности, гемолитическую болезнь новорожденных.

Предложение перегружено однородными членами предложения, является слишком сложным для восприятия и структурирования информации в процессе понимания и перевода. Indications, according to which patients took the drug Enterosgel as part of complex therapy, and as a monotherapy, include:

- certain infectious and parasitic diseases, including as an alternative to eradication therapy in patients with peptic ulcer disease, associated with Helicobacter pylori;

- as a monotherapy in patients with colibacillosis;

- malignant neoplasms of different stages and localization;

- mental and behavioural disorders; eye disorders and adnexa; hepatopathy; pancreatitis; dermatitis and eczema; rheumatoid arthritis; diseases of the genitourinary system; diseases of pregnant women, including predominantly related to pregnancy; injuries, poisoning and certain other consequences of external causes; some violations involving the immune mechanism; some conditions arising in the perinatal period, in particular, hemolytic disease of newborns.

Из перевода видно, что сложность для восприятия информации для потенциального реципиента переводчик (продуцент) пытается снять более строгой реструктуризацией текста, позволяющей облегчить следование логике изложения.

2.6.

<< | >>
Источник: Громова Алла Викторовна. СИНТАКСИС КАК СРЕДСТВО ПОНИМАНИЯ СОДЕРЖАТЕЛЬНОСТИ ТЕКСТА ПРИ ПЕРЕВОДЕ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук. Тверь 2019. 2019

Еще по теме Экспрессивный синтаксис:

  1. ГЛАВА 2. СИНТАКСИС КАК СОДЕРЖАТЕЛЬНАЯ СОСТАВЛЯЮЩАЯ ТЕКСТА
  2. Громова Алла Викторовна. СИНТАКСИС КАК СРЕДСТВО ПОНИМАНИЯ СОДЕРЖАТЕЛЬНОСТИ ТЕКСТА ПРИ ПЕРЕВОДЕ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук. Тверь 2019, 2019
  3. ОГЛАВЛЕНИЕ
  4. Выводы по главе 2
  5. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
  6. Синтаксический рисунок художественного и научного текста
  7. ВВЕДЕНИЕ
  8. Синтаксические средства текстопостроения
  9. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  10. ПЛИТЫ С РАЗМЕРАМИ В ПЛАНЕ 800X600 ММ
  11. Передача данных по коммуникационной сети
  12. 3.1. Формирование стратегии развития системы персональных финансов
  13. Анализ содержания учебного материала школьных учебников с позиции их ориентации на достижение личностных результатов обучения
  14. 1.1. Классификация оптических аномалий в кристаллах.
  15. 2.1 Теоретико-методологические основания исследования профессиональной деформации личности субъекта труда
  16. Иванов Борис Сергеевич. ИССЛЕДОВАНИЕ СТРУКТУРНЫХ И ФАЗОВЫХ ПРЕВРАЩЕНИЙ В АЛЮМОКОМПОЗИТАХ СИСТЕМ Al-Cu, Al-Ni-Cu, Al-Mg ПРИ МОДИФИЦИРОВАНИИ ИХ КЕРАМИЧЕСКИМИ НАНОЧАСТИЦАМИ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата технических наук. Москва 2019 г., 2019
  17. Оже-спектроскопия