<<
>>

§ 3. Последствия принятия второго арбитражного решения после отмены первоначального

С одной стороны, подход, выработанный судами Франции, выглядит вполне обоснованным с точки зрения теории международного коммерческого арбитража, но с другой стороны - на практике, он способен вызвать ряд проблем, с которыми и столкнулась сама судебная системы этой страны.

Проблемы связаны с теми случаями, когда после отмены арбитражного решения, по тому же спору между сторонами вынесено новое. Как известно, после отмены арбитражных решений по делам - Хилмартон и Путрабали (обстоятельства обоих дел были описаны выше) - были вынесены новые решения, противоположные отмененным.

Так, после отмены решения от 1988 года швейцарским Верховным Судом спор был снова передан на разрешение в арбитраж в Швейцарии новому арбитру, и второе решение было вынесено 10 апреля 1992 года. На этот раз требования Hilmarton были удовлетворены (первоначальным решением в иске было отказано), а OTV была обязана уплатить не оплаченные консультационные платежи. 25 февраля 1993 года Hillmarton признала и привела в исполнение решение от 1992 года в Суде первой

инстанции Нанта. OTV подала апелляционную жалобу на соответствующий

357 судебный акт в Апелляционный суд Версаля .

Апелляционный суд Версаля не проявил оригинальность и ограничился формальным применением закона. Так, суд установил, что французский международный публичный порядок не препятствует признанию и приведению в исполнение арбитражных решений, вынесенных после первоначальных, которые были признаны исполнимыми во Франции, но отменены в стране их вынесения. Как установил суд, иной вывод означал бы предоставление систематического превосходства решению, которое было первым признано или приведено в исполнение во Франции, независимо от

358 его значения в международной правовой системе . С данной точкой зрения не согласилась вышестоящая инстанция.

Кассационный суд Франции отказал в признании и приведении в исполнение второго решения посредством применения статьи 1351 Гражданского кодекса.

Данная норма предусматривает, что влияние судебного решения распространяется лишь на то, что было предметом этого

359 решения , то есть, устанавливает границы действия эффекта res judicata. При этом Суд применил расширительное толкование данной нормы и пришел к выводу о том, что существование окончательного решения Французского суда по тому же предмету спора и между теми же сторонами создает препятствие в признании на территории Франции иных судебных или арбитражных решений, вынесенных за границей и не соответствующих

360

имеющимся .

В последующем повторное решение по делу Хилмартон было признано и приведено в исполнение в Англии[343][344][345][346][347].

Похожая ситуация сложилась и в деле Путрабали. После отмены Высоким судом Лондона постановления Апелляционной коллегии IGPA, дело было направлено на новое рассмотрение в арбитраж, и новое решение было принято 21 августа 2003 года, обязывающее Rena Holding уплатить Putrabali сумму в размере 163 086,04 Евро (первоначальным решением Rena Holding была освобождена от выплат)[348]. В итоге, история Hillmarton повторилась снова.

Сначала, 10 февраля 2004 года[349] в отношении арбитражного решения от 21 августа 2003 года была выдана экзекватура президентом Суда большой инстанции Парижа[350]. В дальнейшем, 17 ноября 2005 года Апелляционный суд Парижа отменил экзекватуру по причине наличия первоначального решения и установил, что второе решение не подлежит исполнению во Франции на том основании, что второе решение не совместимо с первым, которое было признано в соответствии с французским правом по постановлению от 31 марта 2005 года[351][352]. Таким образом, апелляционный суд признал эффект res judicata за первоначальным арбитражным решением. Данная точка зрения была поддержана и Кассационным судом.

Кассационный суд Франции не был оригинален и использовал принцип, выработанный в деле Хилмартон.

Суд указал, что, res judicata эффект постановления от 31 марта 2005 года препятствует выдаче экзекватуры в отношении решения от 21 августа 2003 года, не совместимого

366

с первым .

Ситуация, с которой столкнулись суды Франции в делах Хилмартон и Путрабали, можно описать шахматным термином «цугцванг»[353] - суд обязан был принять решение, но какое бы решение он не сделал, оно было сопряжено с нарушение закона в той или иной форме. В одном случае нарушением является предоставление приоритета одному арбитражному решению по отношению к другому, что не предусмотрено Нью-Йоркской Конвенций. В другом - нарушение принципа res judicata. Предложенное Кассационным судом Франции решение выглядит наиболее простым и удобным.

Логичность выводов Апелляционного суда Версаля заключается в следовании букве закона, и в первую очередь - Нью-Йоркской Конвенции. Положения Конвенции не разделяют арбитражные решения и не ставят одни в приоритетное положение по сравнению с другими. При этом в статье V Конвенции отсутствует такое основание для отказа в выдаче экзекватуры как признание и приведение в исполнение ранее вынесенного арбитражного решения по тому же спору. В итоге, суд страны-участницы Конвенции обязан признать и привести в исполнение любое решение, которое соответствует ее требованиям, при отсутствии оснований для отказа в выдаче экзекватуры. Нарушение данного принципа является прямым нарушением Конвенции. Но так ли это в случае вынесения повторного решения после отмены первоначального?

С практической точки зрения данное решение не вполне приемлемо. В случае признания второго арбитражного решения на территории одного государства начинают существовать два имеющих одинаковую юридическую силу (для данного государства) акта, разрешающих один и тот же спор между одними и теми же лицами по тем же основаниям и с тем же предметом. При этом формально процедуры признания и приведения в исполнение каждого из таких решений нельзя назвать тождественными, так как каждый раз суд

места признания и приведения в исполнение имеет дело с формально разными актами - то есть, с разными предметами.

Более того, если разными решениями различным сторонам будут присуждены какие-либо выплаты либо такие выплаты будут исключаться вторым решением, то французским судам пришлось бы изобретать механизм взыскания присужденных сумм с одной из сторон, проводя дополнительные судебные разбирательства и исполнительные процедуры. Между тем, выработанный в судебной практике подход не должен ограничиваться обстоятельствами описанных дел.

Сравнивая обстоятельства дел Хилмартон и Путрабали, необходимо выделить одно общее сходство. Согласно материалам обоих дел, отмененные арбитражные решения были признаны во Франции на момент обращения с заявлением о выдаче экзекватуры в отношении вторых решений. Такие обстоятельства не дают ответа на вопрос: должно ли правило Хилмартон и Путрабали действовать в отношении арбитражных решений, которые были хронологически приняты вторыми или вторыми предъявлены к исполнению, то есть, является ли данное правило абсолютным или относительным?

Французский правопорядок признает отмененное арбитражное решение как обязательное для сторон, независимо от факта его отмены. В таком случае судами должен признаваться и res judicata эффект решения, вынесенного хронологически первым, поскольку данное качество арбитражное решение приобретает независимо от его признания или непризнания на территории какого-либо государства. Таким образом, решение, вынесенное после отмены первоначального, вообще не может быть признано и приведено в исполнение во Франции, так как для данного правопорядка уже существует решение, ставшее обязательным для сторон. Похожий подход нашел свое отражение в практике Швейцарии.

Так, в одном из дел швейцарский суд выработал правило, позволяющее установить «иерархию» нескольких арбитражных решений, вынесенных между теми же лицами, по тому же предмету спора с теми же обстоятельствами . Согласно материалам дела, 24 июля 2009 г. два тренера

инициировали арбитражное разбирательство в отношении мексиканского футбольного клуба в Комиссии по примирению и разрешению споров Мексиканской футбольной федерации. 9 сентября 2009 г., с учетом начатого расследования уголовного дела, Комиссией было принято решение отложить разрешение спора. 6 октября 2011 г. Комиссия возобновила производство и вынесла окончательное решение, установив, что, так как более шести месяцев не было произведено ни одного процессуального действия, истцы считаются отказавшимися от каких-либо действий в рамках разбирательства, а дело считается полностью прекращенным. При этом стороны не были уведомлены о времени и месте слушаний и соответственно не

368

присутствовали при вынесении решения .

Между тем, 1 октября 2009 г. тренеры обратились с таким же требованием в Комитет по статусу игроков Международной федерации футбольных ассоциаций. 11 мая 2012 г. Комитет в удовлетворении требований истцов отказал. Данное решение было обжаловано в Спортивный арбитражный суд в Лозанне. 28 марта 2014 г. арбитраж отменил решение Комитета и вынес новое решение в пользу тренеров[354][355][356].

Разрешая вопрос о признании и приведении в исполнение решения Спортивного арбитражного суда, Верховный Суд Швейцарии установил, что арбитраж должен был признать отсутствие у себя компетенции на рассмотрение спора, так как решение Комиссии Мексиканской футбольной федерации имеет эффект res judicata. При этом нарушение данного принципа влечет противоречие решения, вынесенного Спортивным арбитражным

370

судом, процессуальному публичному порядку Швейцарии . Данный вывод суда вполне справедлив, поскольку запрет на повторное рассмотрение тождественных споров является одним из важных положений гражданского процесса.

Тем не менее, в рассматриваемом деле Верховный Суд Швейцарии дополнительно установил, что, несмотря на то, что решение Комиссии Мексиканской футбольной федерации и имеет эффект res judicata, оно не может быть признано и приведено в исполнение, так как нарушает право тренеров на представление своей позиции. В связи с чем, решение

371 Спортивного арбитражного суда было признано и приведено в исполнение . С одной стороны, данный вывод также справедлив, поскольку если арбитражное решение не может быть признано на конкретной территории, то оно не может создавать на данной территории каких бы то ни было правовых последствий, включая и эффект res judicata. С другой стороны, суд каждого отдельного государства имеет право использовать свои стандарты исследования и оценки тех или иных обстоятельств, а также толкования положений Нью-Йоркской Конвенции. В итоге, одни и те же факты в различных государствах могут иметь разное значение, что соответственно может привести и к признанию противоположных арбитражных решений.

Таким образом, Верховный Суд Швейцарии установил правило, в соответствии с которым арбитражное решение, вынесенное повторно по спору между теми же лицами, с тем же предметом и теми же основаниями, нарушает процессуальный публичный порядок, поскольку первоначальное решение имеет эффект res judicata, что лишает арбитров полномочий рассматривать спор повторно. При этом второе арбитражное решение, тем не менее, может быть признано и приведено в исполнение, если первоначальное имеет недостатки, препятствующие выдаче в отношении него экзекватуры. Представляется, что, учитывая позицию французских судов, правило Хилмартон и Путрабали должно носить именно такое содержание, то есть, иметь абсолютный характер.

Таким образом, для французского правопорядка отмененное арбитражное решение не только остается обязательным для сторон, но имеет

371Switzerland No. 48, Club A v. B, Tribunal Federal, First Civil Chamber, 26 February 2015 // Yearbook Commercial Arbitration. - 2016. - Volume XLI. - P. 572.

эффект res judicata. В таком случае арбитражное решение, вынесенное после отмены первоначального, не подлежит признанию и приведению в исполнение, независимо от очередности обращения в суд за признанием и приведением в исполнение.

Итак, правило Хилмартон и Путрабали, выработанное Кассационным Судом Франции является вполне обоснованным в отношении случаев принятия повторного арбитражного решения, после отмены первоначального. Поскольку рассматриваемый правопорядок не признает отмену арбитражного решения в качестве основания для отказа в его признании и приведении в исполнение, то за таким решением признается не только его обязательность для сторон, но и эффект res judicata, не позволяющий повторно рассматривать тождественный спор. В противном случае возможна ситуация со-существованию на территории одного государства двух различных решений, имеющих один и тот же правовой статус, между теми же лицами по тем же основаниям и в отношении одного и того же предмета спора. Исключением может быть только невозможность признания на территории Франции первоначального решения.

Такой подход, безусловно, является крайне сложным и требует от международного сообщества кооперации и унификации или гармонизации арбитражного законодательства, в противном случае могут иметь место факты сосуществования двух арбитражных решений, имеющих различный статус в разных государствах, что безусловно будет противоречить правовой определенности.

Несмотря на всю сложность предложенного провой системой Франции подхода в вопросе признания и приведения в исполнение арбитражных решений, отмененных в месте их вынесения, данный подход стоит признать прогрессивным и направленным на развитие арбитража как действительно эффективного альтернативного способа разрешения споров.

Пользуясь правом, предоставленным ст. VII Нью-Йоркской Конвенции, французские и люксембургские законодатели (а ранее и бельгийские)

исключили из своего процессуального (арбитражного) законодательства такое основание для отказа от выдачи экзекватуры в отношении арбитражного решения, как его отмена. Отсутствие данного основания отнюдь не является пробелом в праве, а представляет собой вполне обоснованный шаг. Так, отменяющей судебный акт не является результатом рассмотрения спора по существу и, соответственно, не подлежит признанию и приведению в исполнение за пределами государства места арбитража. Указанная позиция законодателя сформировала и соответствующую судебную практику.

Так, в практике французских судов сложилась устойчивая позиция о том, что сама по себе отмена арбитражного решения не может быть основанием для отказа в его признании и приведении в исполнение на территории Франции (перспектива такого подхода в Люксембурге и Бельгии пока остается неоднозначной). Суд при рассмотрении соответствующих споров игнорирует не только факт самой отмены, но и ее основания, исследуя арбитражное решение на предмет соответствия своему национальному законодательству. С политико-правовой и практической точки зрения такой подход выглядит более обоснованным, чем описанный во второй главе настоящей работы принцип зависимости. Французские суды не исследуют отменяющий судебный акт, рискуя посягнуть на суверенитет отменившего правопорядка, а оценивают исключительно арбитражное решение. Между тем, французские суды не ограничиваются формальным применением национального законодательства.

Кассационный суд Франции принял преобладающую во французской доктрине концепцию автономии арбитража. Арбитражное решение, по мнению суда, имеет международно-правовой характер, а отменяющий его судебный акт локализован границами государства, где такой акт вынесен. Данный вывод является следствием спорного представления коммерческого арбитража как обособленной правовой системы или элемента международного правосудия.

Несмотря на то, что коммерческий арбитраж и может быть международным, он не может быть отнесен к системе международного правосудия. Во-первых, арбитраж не обладает признаками правосудия как такового. Во-вторых, в отличие от международного правосудия, действующего на основании международных договоров, заключенных публично-правовыми образованиями, коммерческий арбитраж создается на основании частноправовых актов - арбитражных соглашений, подписанных сторонами спора.

Вместе с тем, арбитраж представляет собой элемент саморегулирования гражданского общества. Данное обстоятельство в сочетании со специфическими характеристиками арбитража, как-то: независимость арбитражного соглашения от основного договора, право арбитров принимать решение о своей компетенции, res judicata арбитражного решении, обязательность которого для сторон не зависит от места арбитража и др., - свидетельствуют об относительной независимости данного явления от какого-либо правопорядка.

В то же время в силу присущего государству суверенитета нельзя исключить полномочия государства места арбитража на осуществление контроля над проходящими на его территории арбитражами. В свою очередь, чтобы иметь признание на территории иностранных правопорядков такой контроль должен быть обоснован не только с точки зрения суверенитета. Современное международно-правовое регулирование сферы признания и приведения в исполнение арбитражных решений, развитие доктрины и мировой судебной практики свидетельствуют о том, что локализация арбитража необходима только в целях определения процедура рассмотрения спора арбитрами и, соответственно, права, применимого к такой процедуре. При этом арбитражное решение с момента его вынесения теряет связь с правопорядком места арбитража, поскольку подпадает под международно­правовое регулирование, становится обязательным для сторон, независимо от

данного правопорядка, и приобретает значение для места признания и приведения в исполнение.

Данный вывод в сочетании с дальнейшим развитием доктрины, международного и национального регулирования в сфере международного коммерческого арбитража должны привести к восприятию теории автономии арбитража в будущем. Примерами тому могут служить внедрение концепции автономности арбитражного соглашения от основного договора, доктрины «Kompetenz-Kompetenz», права арбитров самостоятельно выбирать право, применимое к существу спора, и иных прогрессивных тенденций, что, в свою очередь, требует от мирового сообщества согласованности действий. Такая согласованность предопределена отдельными сложностями в реализации французского подхода.

Наиболее «чувствительным» вопросом при этом является последствие принятия повторного арбитражного решения после отмены первоначального, как это произошло в делах Хилмартон и Путрабали. Непризнание отмены арбитражного решения как основания отказа в признании и приведении в исполнение арбитражного решения влечет придание первоначальному решению эффекта res judicata. В таком случае второе арбитражное решение не подлежит признанию и приведению в исполнение, за исключением случаев невозможности выдачи экзекватуры в отношении первоначального. В противном случае на территории одного государства будут сосуществовать два решения, вынесенные по спору между одними и теми же сторонами, по тому же предмету и с теми же основаниями, имеющими одинаковый статус.

Итогом восприятия французского подхода должен стать полный отказ от отмены арбитражного решения как излишнего способа контроля над арбитражем. В целом, применение французского подхода при выдаче экзекватуры в отношении отмененного арбитражного решения создает не только эффективный механизм противодействия злоупотреблениям со стороны судов места вынесения арбитража, но и формирует образ арбитража

как действительно эффективного механизма разрешения международных

коммерческих споров.

<< | >>
Источник: Гольский Дмитрий Геннадьевич. Признание и приведение в исполнение арбитражных решений, отмененных судом места их вынесения. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2017. 2017

Еще по теме § 3. Последствия принятия второго арбитражного решения после отмены первоначального:

  1. § 3. Природа полномочий суда места арбитража на отмену арбитражного решения и последствия такой отмены
  2. § 2. Последствия исключения отмены арбитражного решения из перечня оснований для отказа в его признании и приведении в исполнение
  3. § 2. Надлежащие основания для отмены арбитражного решения. Применение Европейской Конвенции 1961 года
  4. Глава II. Зависимость между признанием и приведением в исполнение отмененного арбитражного решения и признанием судебного акта, отменяющего такое решение, в зарубежной судебной практике и доктрине
  5. Карбовский Владислав Александрович. ТЕХНОЛОГИИ ЭКСТРЕННЫХ ВЫЧИСЛЕНИЙ ДЛЯ ИНДИВИДУАЛЬНОЙ ПОДДЕРЖКИ ПРИНЯТИЯ РЕШЕНИЙ В КРИТИЧЕСКИХ СИТУАЦИЯХ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата технических наук. Санкт-Петербург - 2014, 2014
  6. Глава I. Полномочия суда места вынесения арбитражного решения на его отмену и ее значение
  7. Глава III. Применение национального законодательства при признании и приведении в исполнение отмененных арбитражных решений
  8. Гольский Дмитрий Геннадьевич. Признание и приведение в исполнение арбитражных решений, отмененных судом места их вынесения. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2017, 2017
  9. 10. Последствия ненадлежащего исполнения договора поставки.
  10. 3. Порядок издания и отмены актов государственного управления
  11. 4. Качество, количество и ассортимент товара по договору купли-продажи. Последствия нарушения условий о качестве, количестве и ассортименте.
  12. Аналитические методы решения двумерных задач строительной механики
  13. ПРИМЕРЫ РЕШЕНИЯ ЗАДАЧ ПО РАСЧЕТУ ЖЕЛЕЗОБЕТОННЫХ ПЛИТ