<<
>>

§ 5. Основания к отмене или изменению судебных постановлений, вступивших в законную силу

Согласно ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются «существенные нарушения норм материального и процессуального права».

Как следует из содержания данной статьи, в ГПК РФ предусматривается оценочный критерий в качестве основания для отмены (изменения) судебных постановлений в надзорном производстве - существенность нарушений норм права.

После введения в действие ГПК РФ одним из первых вопросов, который вызвал затруднение на практике в применении ГПК РФ, встал вопрос о понимании критерия «существенности» в ст.

387. В отношении норм материального права такой критерий никогда не применялся. Основанием к отмене в порядке надзора судебного постановления являлось любое из нарушений, перечисленных в ст. 307 ГПК РСФСР. Проблема заключается и в том, что ГПК РФ не раскрывает содержание понятия «существенности» нарушения норм материального права. Неясность формулировки процессуальной нормы устранил Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении от 20 января 2003 года № 2. В пункте 25 указано, что нарушение норм материального права суд надзорной инстанции устанавливает по правилам ст. 363 ГПК РФ. Существенность этих нарушений оценивается и признается судом надзорной инстанции по каждому делу с учетом конкретных обстоятельств и значимости последствий

~ 153

этих нарушении для лица, в отношении которого они допущены .

Разъяснение хотя и устранило неясность нормы закона, но данный вопрос должен быть решен в законодательном порядке. При определении критериев оснований для отмены (изменения) судебных постановлений в порядке надзора следует уделять внимание их обоснованности. Как

отмечалось в юридической литературе, основным критерием любого научного положения является его соответствие объективной реальности154. Для решения вопроса о соответствии оценочного критерия ст. 387 ГПК РФ объективной реальности требуется обратиться к практике применения данной нормы. .

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации рассмотрела дело по надзорной жалобе М. на решение Hobo- Савинского районного суда города Казани, которым в иске о признании права собственности на строение отказано, оставленное без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан и постановлением президиума Верховного Суда Республики Татарстан.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отменила состоявшиеся по делу судебные постановления, усмотрев, что судебными инстанциями было допущено неправильное толкование и применение норм материального права.

Согласно ч. 1 ст. 222 ГК РФ самовольной постройкой является жилой дом, другое строение, сооружение или иное недвижимое имущество, созданное на земельном участке, не отведенном для этих целей в порядке, установленном законом и иными правовыми актами, либо созданное без получения на это необходимых разрешений, либо с существенным нарушением градостроительных и строительных норм и правил.

Как видно из материалов дела, в 1949 году между Ленинским райисполкомом города Казани и К. заключен договор о предоставлении последнему в бессрочное пользование земельного участка под строительство индивидуального жилого дома на праве личной собственности. Поэтому земельный участок предоставлен в установленном порядке. В том же году получено разрешение инспекции архитектурного контроля на производство работ по строительству домовладения.

В соответствии с ч.

3 ст. 222 ГК РФ право собственности на самовольную постройку может быть признано судом за лицом, в собственности, пожизненном наследуемом владении, постоянном (бессрочном) пользовании которого находится земельный участок, где осуществлена постройка.

Поскольку такое право имелось у умершего К., то оно переходит в порядке правопреемства к его наследникам. Таковым является M., принявший наследство после смерти дяди К. согласно справке нотариуса .

Судебная практика свидетельствует, что под существенностью нарушений норм материального права судами надзорной инстанции понимается любое нарушение из перечисленных в ст. 363 ГПК РФ. Таким образом, оценочный критерий «существенности» нарушения норм материального права не соответствует объективной реальности.

В отношении критерия существенности применительно к нарушениям норм процессуального права можно отметить следующее. Закон различает условные и безусловные нарушения норм процессуального права, которые являются основаниями к отмене судебного решения вышестоящей инстанцией. К первым можно отнести такие нарушения или неправильное применение норм процессуального права судом первой инстанции, которые привели или могли привести к неправильному разрешению дела. Только при этом условии судебное решение может быть отменено или изменено вышестоящим судом. Ко вторым относят те ошибки суда, которые влекут отмену судебного постановления во всех случаях. Учитывая, что закон не содержит понятия существенного нарушения норм процессуального права, по отношению к полномочиям суда надзорной инстанции существенность нарушений норм процессуального права следует понимать в смысле оснований для оценки актов правосудия судом второй инстанции.

Данный вывод подтверждается разъяснением Верховного Суда Российской Федерации, согласно которому «существенность нарушения

норм процессуального права суд надзорной инстанции устанавливает по правилам ст. 364 ГПК РФ, в которой указаны случаи таких нарушений, которые влекут безусловную отмену судебных постановлений независимо от доводов жалобы или представления (часть 2); другие нарушения норм процессуального права признаются существенными и влекут отмену судебных постановлений при условии, что они привели или могли привести к неправильному разрешению дела (часть I)»[156].

Следовательно, предусмотренные в ст. 387 ГПК РФ основания для отмены (изменения) судебных постановлений в суде надзорной инстанции по сути дублируют основания для отмены судебных постановлений в суде второй инстанции. Данный вывод следует и из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, согласно которой «перечень материальных и процессуальных нарушений, влекущих отмену судебных решений, содержится в ст. 363 и 364 ГПК РФ и применяется в качестве оснований для отмены или изменения судебных постановлений нижестоящих судов в порядке надзора. В силу этого невключение в ст. 387 ГПК РФ перечня материальных и процессуальных нарушений, относящихся к числу существенных, не свидетельствует о ее неконституционное™»[157].

Совет Европы в Резолюции ResDH(2006)l от 8 февраля 2006 года отметил, что процедура надзора позволяет отменить судебное решение ввиду любого допущенного в нем нарушения материального и процессуального права. Столь широкие основания для отмены судебных постановлений в порядке надзора создают риск для сторон по отмене вступившего в законную силу решения и очевидно нарушают принцип правовой определенности.

C учетом указанной Резолюции Федеральным законом от 4 декабря 2007 года № ЗЗО-ФЗ внесены изменения в ст.

387 ГПК РФ, согласно которым основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых

невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Таким образом, существенное нарушение норм материального и процессуального права само по себе не является достаточным основанием для отмены судебного постановления в порядке надзора. Отмена или изменение судебных постановлений в порядке надзора возможны только в случае, если они повлияли на исход дела, нарушив права, свободы и законные интересы, а также охраняемые законом публичные интересы.

Следовательно, изучая надзорную жалобу или представление прокурора (с истребованным делом), судья будет оценивать выявленные им нарушения норм материального или процессуального права, которые допустил нижестоящий суд при рассмотрении дела, повлиявшие на его исход. В том случае, если судья придет к выводу о том, что эти нарушения не повлияли на исход дела, по результату изучения надзорной жалобы или представления прокурора будут выноситься определения, прекращающие производство в суде надзорной инстанции. Данный вывод следует и из постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12 февраля 2008 года № 2, согласно которому отмена или изменение судебного постановления в порядке надзора допустимы лишь в случае, если без устранения судебной ошибки, имевшей место в ходе предшествующего разбирательства и повлиявшей на исход дела, невозможно восстановление и защита существенно нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защищаемых законом публичных интересов158.

C целью исключения вероятности совершения ошибки судьей надзорной инстанции при рассмотрении надзорной жалобы (представления прокурора) и истребованного дела полагаем правильным ввести коллегиальное решение вопроса о наличии оснований для отмены (изменения) обжалуемых судебных постановлений. Аналогичное правило содержится в ч. 3 ст. 293 АПК РФ.

Нарушения норм материального и процессуального права суда первой инстанции должны исправляться в суде второй инстанции, которая через пересмотр дела формирует судебную практику, а высший судебный орган должен проверять обжалуемые судебные постановления на предмет нарушения законности и единства судебной практики.

Исходя из положений ст. 1, 18 и 46 Конституции Российской Федерации и ст. 2, ч. 1 и 3 ст. 376, ч. 3 ст. 377, ч. 1 - 3 ст. 378 ГПК РФ можно сделать вывод о том, что нарушение законности и единства судебной практики является основанием для отмены (изменения) судебного постановления в суде надзорной инстанции. В связи с этим разделяем взгляды ученых, полагающих предусмотреть в ГПК РФ такое основание для отмены или изменения судебного постановления в суде надзорной инстанции[159].

Однако термин «единство судебной практики» процессуальное законодательство не расшифровывает, что в свою очередь порождает определенные проблемы понимания и правоприменения.

Как полагает В.М. Жуйков, под единством судебной практики в ГПК РФ' следует понимать правильное и единообразное применение судами на всей территории Российской Федерации федерального законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел[160].

Е.А. Борисова отмечает, что в юридической литературе выделяют «три вида судебной практики:

- судебная практика как опыт правоприменения законодательства судами первой и второй инстанции, выраженный в судебных постановлениях по конкретным делам;

— акты правосудия высших судебных органов, содержащие толкование применения права, в случаях отсутствия в правоприменительной практике однозначного понимания (толкования) правовых норм;

- особые акты центральных судебных органов, в которых обобщенно формулируется практика применения законодательства в виде предписаний нижестоящим судам»[161].

Исходя из содержания ч. 3 ст. 377 и ч. 2 ст. 378 ГПК РФ, Е.А. Борисова приходит к выводу о том, что под судебной практикой следует понимать постановления Президиума Верховного Суда Российской Федерации, Судебной коллегии по гражданским делам и Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации, постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

Полагаем согласиться с ее мнением, поскольку именно перечисленные судебные постановления являются образцом для судов общей юрисдикции и ориентиром формирования судебной практики в смысле ст. 126 Конституции Российской Федерации. К способам формирования единства судебной практики относятся разъяснения Верховного Суда Российской Федерации, содержащиеся в постановлениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации, обобщениях судебной практики, обзорах законодательства и судебной практики. Данный вывод подтверждается судебной практикой.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации, оставляя без рассмотрения по существу надзорную жалобу директора общества на определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации по гражданскому делу по иску Р. к обществу о расторжении договора купли-продажи, взыскании убытков, неустойки, компенсации морального вреда, в постановлении указал, что для Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации нарушением единства судебной практики может считаться вынесение определений, противоречащих постановлениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации, содержащим разъяснения по вопросам судебной практики; постановлениям Президиума Верховного Суда Российской Федерации, определениям Судебной коллегии по гражданским делам

Верховного Суда Российской Федерации по конкретным делам, содержащим толкования норм материального и процессуального права, материалам официально опубликованных Верховным Судом Российской Федерации обзоров судебной практики и ответов на возникшие у судов вопросы в применении законодательства.

Поскольку обжалуемое определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской не нарушает единства судебной практики, то надзорная жалоба неподсудна Президиуму Верховного Суда Российской Федерации162.

Удовлетворяя требования по делу по иску М. к обществу о взыскании неустойки и компенсации морального вреда, суд указал, что на спорные правоотношения распространяется действие Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей», поскольку согласно π. 1 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей» законодательство о защите прав потребителей регулирует отношения между гражданином, имеющим намерение заказать или приобрести либо заказывающим или использующим товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных и иных нужд.

Данный вывод подтверждает Обобщение практики рассмотрения судами Российской Федерации дел по спорам между гражданами и организациями, привлекающими денежные средства граждан для строительства многоквартирных домов, подготовленное Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, опубликованное в Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации № 2 за 2003 год, в котором указано, что в случае когда гражданин — инвестор вложил денежные средства в строительство квартиры с целью удовлетворения своих личных, семейных, бытовых нужд, следует

руководствоваться Законом Российской Федерации «О защите прав потребителей»[163].

Определяя, что следует понимать под единством судебной практики, можно логически прийти к выводу о дефиниции ее нарушения.

Нарушением единства судебной практики можно считать вынесение судебного постановления, которое по содержанию противоречит судебным постановлениям Судебной коллегии по гражданским делам и Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации, Президиума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

Перечень нарушений единства судебной практики должен предусматривать ситуации вынесения Судебной коллегией по гражданским делам и Военной коллегией Верховного Суда РФ определений, противоположных по своему содержанию определениям Президиума Верховного Суда РФ, определениям Судебной коллегии по гражданским делам, Военной коллегии Верховного Суда РФ по конкретным делам. Полагаем необходимым предусмотреть такие случаи.

В качестве примера, иллюстрирующего необходимость закрепления в законе положения, предусматривающего случаи нарушения единства судебной практики, можно привести дело № 91πb-03,рассмотренное Президиумом Верховного Суда Российской Федерации, из которого видно, что такое нарушение может возникнуть и у суда одного уровня.

Заместитель Председателя Верховного Суда Российской Федерации внес в порядке ст. 389 ГПК РФ в Президиум Верховного Суда Российской Федерации представление по делу М. о признании недействительным постановления Региональной энергетической комиссии Вологодской области от 22 января 2003 года № 26 в части увеличения цены - тарифа на электроэнергию.

В обоснование представления указано, что ранее Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации по ряду других дел высказывала правовую позицию, состоящую в том, что дела об оспаривании постановлений региональных энергетических комиссий об установлении тарифов на электрическую тепловую энергию физическим лицам, не имеющим статуса индивидуальных предпринимателей, подведомственны судам общей юрисдикции и подсудны районным судам (определение № 78-Г03-32 от 19 мая 2003 года, определение № 78-Г03-47 от 25 августа 2003 года по заявлению Аникина А.А., определение № 88-Г03-5 от 29 июня 2003 года по заявлению прокурора Томской области и другие), и возникшее противоречие нуждается в его разрешении[164].

На этом основании полагаем, что иные определения нарушения единства судебной практики, которые охватывают только случаи вынесения судебного определения «без учета или вопреки разъяснениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации по тем или иным вопросам судебной практики»[165], и когда имеются противоречия с судебными постановлениями Президиума Верховного Суда Российской Федерации по конкретным делам[166][167][168], не являются полными.

Понятие законности в ГПК РФ не раскрывается. Вместе с тем этот важный принцип судопроизводства пронизывает весь Кодекс. В юридической литературе под законностью понимается строгое, неукоснительное соблюдение и исполнение законов всеми органами

1 z⅜,7

государства, должностными лицами и гражданами .

Принцип законности в гражданском процессе, как отмечает Боннер А.Т. , заключается в обязанности суда и руководимых им участников процесса точно и неукоснительно исходить в своей деятельности из

содержания норм процессуального и материального права в целях достижения задач гражданского судопроизводства.

Федина А.С. полагает, что «всякое правило поведения, содержащееся в норме и сформулированное в соответствии с ним, является результатом взаимодействия нескольких принципов и позволяет им реализовываться в практической деятельности суда и иных субъектов гражданских процессуальных отношений по защите нарушенных прав и интересов»[169].

Разделяем ее взгляды на проявление принципа законности в гражданском процессе. Между тем следует отметить, что не всякое отступление от установленного правила поведения является основанием к отмене судебных постановлений в суде надзорной инстанции. Поэтому процессуальный закон предусматривает перечень нарушений или неправильного применения норм материального и процессуального права, который является основанием к отмене или изменению судебных постановлений в надзорном порядке. По нашему мнению, именно эти выявленные нарушения дают возможность суду надзорной инстанции выйти за пределы доводов надзорной жалобы (представления прокурора).

В юридической литературе в качестве одного из требований законности отмечается единство понимания и применения законов[170]. Правильное понимание и точное применение невозможно без их толкования.

Суд применяет закон исходя из общепризнанных принципов и норм права, давая ему толкование. При этом интерпретирование норм права, которое содержится в судебных постановлениях высших судебных инстанций, обязательно для нижестоящих судов при рассмотрении и разрешении дел. Толкование норм закона, заключенное в постановлениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации, а также в совместных постановлениях Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, обязательно для всех

судов общей юрисдикции. Судебное толкование норм права в данном случае поглощается законностью. Поэтому норму, определяющую основания к отмене (изменению) судебных постановлений в надзорном порядке, необходимо дополнить уточнением о том, что под нарушением единства судебной практики понимается вынесение судебного постановления, которое по содержанию противоречит судебным постановлениям Верховного Суда Российской Федерации по конкретным категориям дел, а также разъяснениям Верховного Суда Российской Федерации, изложенным в постановлениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации, обобщениях судебной практики, обзорах законодательства и судебной практики.

В случае принятия законодателем этого предложения будет соблюдаться баланс частных и публичных интересов, а также справедливости судебного решения и его стабильности, поскольку отмена (изменение) судебного постановления в надзорном порядке будет возможна только в случае нарушения закона, повлекшего нарушения прав и законных интересов человека, неопределенного круга лиц, государства и нарушения единства судебной практики. Предложенная норма, по нашему мнению, соответствует критериям оснований к отмене (изменению) судебных постановлений в надзорном порядке, сформулированных в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 5 февраля 2007 года № 2-П.

Учитывая предложение о воспроизведении в качестве основания для отмены (изменения) судебных постановлений в суде надзорной инстанции нарушение законности и единства судебной практики, особую значимость приобретает доведение до всеобщего сведения правовой позиции Верховного Суда Российской Федерации/ изложенной в судебных постановлениях, вынесенных в надзорном порядке по результату рассмотрения дела. Опубликование судебного постановления, содержащего правовую позицию по конкретному вопросу судебной практики, позволит лицам, участвующим в деле, а также потенциальным участникам судебного разбирательства знакомиться с судебной практикой, соотносить ее с постановленным

судебным решением, обратиться с жалобой (представлением) о проверке в надзорном порядке судебного постановления в случае нарушения законности и единства судебной практики. Знание правовой позиции по какой-либо категории дел позволяло должностным лицам Верховного Суда Российской Федерации реализовывать свое право, предусмотренное в ст. 389 ГПК РФ, - вносить в Президиум Верховного Суда Российской Федерации мотивированные представления о проверке судебных постановлений, которые по их убеждению нарушают законность и единство судебной практики. Отсутствие мер, способствующих распространению сведений о правовой позиции по делам, рассмотренным Судебной коллегией по гражданским делам и Военной коллегией Верховного Суда Российской Федерации, Президиумом Верховного Суда Российской Федерации, создает препятствия в реализации права на обращение в суд надзорной инстанции. Отсутствие информации о правовой позиции Верховного Суда Российской Федерации по конкретному вопросу судебной практики лишает возможности лиц реализовать право на судебную защиту посредством обращения в суд надзорной инстанции, поскольку будет невозможно обосновать в надзорной жалобе нарушение законности и единства судебной практики судебным постановлением, вступившим в законную силу, что является обязательным условием ее приемлемости (ч.З ст. 378 и ст. 379-1 ГПК РФ). Опубликование в «Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации» судебных постановлений, принятых по результату рассмотрения дела судом надзорной инстанции, позволит не только довести до сведения широкого круга граждан правовую позицию по конкретному делу, но и ориентировать нижестоящие суды, разъясняя, как надлежит понимать и применять тот или иной закон. Учитывая стремительное расширение круга пользователей сети Интернет, было бы правильно размещать указанные судебные постановления на официальном сайте Верховного Суда Российской Федерации и в «Банке судебных решений (судебной практики)» ГАС «Правосудие». Это будет способствовать обеспечению и формированию единства судебной практики,

также будет способствовать ее предсказуемости, что является важной гарантией права на правосудие. Распространение подобного рода информации предотвратит возможные судебные ошибки, вызванные проблемами понимания и применения законов при рассмотрении и разрешении дел.

В УГС 1864 года содержалось положение, согласно которому «все решения и определения Кассационных Департаментов Сената, которыми разъясняется точный смысл законов, публикуются во всеобщее сведение, для руководства к единообразному истолкованию и применению оных» (ст. 815). При этом Сенат как высший судебный орган не разрешал дела, а наблюдал за точным соблюдением закона, поэтому указанное положение Устава имело особый смысл. Аналогичное положение об опубликовании постановлений Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в «Вестнике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации» содержится в ч. 3 ст. 307 АПК РФ. Данные правила выработаны практикой и проверены временем, поэтому введение аналогичных правил в ГПК РФ будет способствовать совершенствованию процессуального законодательства и достижению задач гражданского судопроизводства, и в частности, производства в суде надзорной инстанции.

На основании изложенного, необходимо внести следующие изменение в гл. 41 ГПК РФ, дополнив ст. 387 ГПК положением, согласно которому основаниями для отмены или изменения судебного постановления в порядке надзора будут служить нарушение законности и единства судебной практики. При этом под нарушением единства судебной практики понимается вынесение судебного постановления, которое по содержанию противоречит судебным постановлениям Верховного Суда Российской Федерации по конкретным категориям дел, а также разъяснениям Верховного Суда Российской Федерации, изложенным в постановлениях Пленума Верховного Суда, обобщениях судебной практики, обзорах законодательства и судебной практики.

<< | >>
Источник: Алексеевская Екатерина Игоревна. Теоретические и практические проблемы производства в суде надзорной инстанции. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2008. 2008

Еще по теме § 5. Основания к отмене или изменению судебных постановлений, вступивших в законную силу:

  1. Глава II. Зависимость между признанием и приведением в исполнение отмененного арбитражного решения и признанием судебного акта, отменяющего такое решение, в зарубежной судебной практике и доктрине
  2. 3. Судебный порядок рассмотрения обращений граждан
  3. 3. Судебный контроль. Понятие административной юстиции
  4. § 3. Природа полномочий суда места арбитража на отмену арбитражного решения и последствия такой отмены
  5. 2. Виды контроля и надзора за законностью в деятельности органов исполнительной власти
  6. Глава I. Полномочия суда места вынесения арбитражного решения на его отмену и ее значение
  7. 1. Способы обеспечения законности в деятельности органов исполнительной власти
  8. § 2. Надлежащие основания для отмены арбитражного решения. Применение Европейской Конвенции 1961 года
  9. § 3. Обеспечение законности при выборе вида и размера административного наказания как способ защиты прав граждан
  10. ОСОБЕННОСТИ МОДЕЛИРОВАНИЯ МЕХАНИКИ ЖЕЛЕЗОБЕТОННЫХ ПЛИТ НА ГРУНТОВОМ ОСНОВАНИИ
  11. Тема 11. Обеспечение законности и дисциплины в государственном управлении
  12. § 2. Последствия исключения отмены арбитражного решения из перечня оснований для отказа в его признании и приведении в исполнение
  13. 2.1 Теоретико-методологические основания исследования профессиональной деформации личности субъекта труда