<<
>>

§ 1. Начало производства в суде надзорной инстанции и его этапы

В научной литературе, посвященной проблемам гражданского и уголовного процесса, остается дискуссионным вопрос об определении момента возбуждения производства в суде надзорной инстанции.

Отсутствие единого мнения по данной проблеме предопределяет различные подходы ученых в дефиниции этапов производства в суде надзорной инстанции.

Данные вопросы имеют важное значение для науки и практики, поскольку верное решение позволит точно определить правовое положение лиц, обращающихся в суд надзорной инстанции, что будет способствовать достижению конституционных задач гражданского судопроизводства и целей производства в суде надзорной инстанции.

С.Ю. Никоноров утверждает, что началом производства в суде надзорной инстанции следует считать момент разрешения вопроса о принятии надзорной жалобы или представления прокурора к производству[91]. Соответственно, им выделяется три этапа рассматриваемой стадии процесса:

1) разрешение вопросов о приемлемости надзорной жалобы и представления прокурора;

2) выявление оснований к отмене судебных постановлений в порядке надзора (по жалобе и истребованному делу);

3) непосредственная проверка судом надзорной инстанции судебных постановлений.

Н.Н. Ковтун полагает, что надзорное производство включает только два этапа:

1) возбуждение надзорного производства и подготовительные действия к предстоящему судебному заседанию;

2) непосредственная проверка судебного решения в надзорной инстанции и принятие по нему решения по существу. Данное суждение основано на буквальном содержании норм, регулирующих производство в суде надзорной инстанции, поэтому им делается вывод о начале процедуры с момента вынесения постановления судьи, изучавшего надзорную жалобу (представление прокурора), о передаче ее на рассмотрение суда надзорной инстанции[92][93].

В.М. Лебедев считает, что производство в суде надзорной инстанции подразделяется на четыре этапа:

1) принесение надзорной жалобы и представления;

2) изучение судьей надзорной жалобы и представления при

необходимости с истребованием дела; '

3) вынесение судьей постановления о передаче жалобы (представления) на рассмотрение суда надзорной инстанции либо об отказе в удовлетворении жалобы или представления прокурора;

4) рассмотрение дела в суде надзорной инстанции .

Разделяем взгляды Давыдова В.А. о том, что принесение надзорной жалобы и представления, которые не соответствуют требованиям процессуального закона, не влечет за собой процедуру их рассмотрения. Принесение в суд надзорной инстанции надзорной жалобы или представления прокурора не может считаться моментом возбуждения надзорного производства. Далее он замечает, что упущена из виду процессуальная деятельность руководителей суда надзорной инстанции при осуществлении проверки судебных постановлений в порядке надзора и предлагает выделять в надзорном производстве два относительно самостоятельных этапа:

1) рассмотрение надзорных жалоб или представления прокурора судьей суда надзорной инстанции; истребование в необходимых случаях дела и его изучение; принятие процессуального решения о возбуждении надзорного производства или об отказе в удовлетворении жалобы или представления;

2) рассмотрение повторных жалоб и представления руководителями суда, включающее их изучение; истребование в необходимых случаях дела и его изучение; принятие решения об отмене постановления судьи и о возбуждении надзорного производства с передачей надзорного ходатайства на рассмотрение суда надзорной инстанции либо принятие решения в форме письма о согласии с постановлением судьи[94]. Предлагая указанную периодизацию производства в суде надзорной инстанции, Давыдов В.А. уточняет, что «система стадий производства в надзорной инстанции изложена применительно к действующему закону»[95], который еще не устанавливает момент возбуждения надзорного производства.

Полагаем, что предложенная Давыдовым В. А. периодизация рассматриваемой стадии процесса не отражает содержания производимых процессуальных действий судьей (судом) надзорной инстанции при проверке судебных постановлений, поэтому не разделяем его убеждений, которые основываются на действующем процессуальном законодательстве, содержащем пробелы в правовом регулировании надзорной процедуры.

Примечательно, что ранее в теории гражданского процессуального и уголовно-процессуального права высказывались схожие точки зрения относительно определения момента возбуждения надзорного производства и его этапов.

Первая заключалась в том, что началом надзорного производства считался момент принятия должностным лицом суда или прокуратуры надзорной жалобы или иного обращения, содержащего сомнение в законности судебного постановления, вступившего в законную силу[96].

Согласно второй точке зрения началом надзорного производства является принесение протеста в порядке надзора. Данный подход к определению начала надзорного производства основывался на толковании ст. 319 ГПК РСФСР, устанавливающей, что вступившие в законную силу решения, определения и постановления всех судов РСФСР могли быть пересмотрены в порядке судебного надзора по протестам должностных лиц, перечисленных в ст. 320 ГПК РСФСР. Аналогичные положения содержались в УПК РСФСР (ст. 371). Ранее дискуссия о начале надзорного производства была развернута в связи с отсутствием в советском процессуальном законодательстве норм, регламентирующих порядок подачи надзорных жалоб и заявлений, а также деятельность судьи (суда) по их рассмотрению.

Действующее гражданское процессуальное законодательство предусматривает порядок подачи надзорных жалоб и деятельность судьи (суда) по их рассмотрению. Однако при этом полемика относительно момента возбуждения производства в суде надзорной инстанции и его этапов вызвана правовым пробелом в регулировании принятия к производству надзорной жалобы или представления прокурора в ГПК РФ и УПК РФ. В связи с этим в науке гражданского процессуального права и уголовного процессуального права ведется данная дискуссия. Подобной проблемы не существует в арбитражном процессе, поскольку АПК РФ содержит нормы о вынесении процессуального документа судьей Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации о принятии заявления к производству (ч. 2 ст. 293 и ст. 295 АПК РФ).

Отсутствие в гл. 41 ГПК РФ нормы о вынесении определения о принятии надзорной жалобы или представления прокурора создает неясность в установлении начала процедуры проверки судебных постановлений в суде надзорной инстанции.

Видимо, поэтому в юридической литературе имеются ошибочные суждения о том, что производство в суде надзорной инстанции в

гражданском процессе возбуждается соответствующими лицами путем подачи надзорной жалобы[97].

Можно предположить, что за пределами десятидневного срока, отведенного для проверки надзорной жалобы или представления прокурора на предмет их приемлемости, если они не возвращены, подразумевается, что возбуждено производство в суде надзорной инстанции. Однако отсутствие соответствующего процессуального документа не позволяет однозначно утверждать это. К сожалению, нет ответа на этот вопрос и в Федеральном законе от 4 декабря 2007 года № ЗЗО-ФЗ, который внес изменения в ГПК РФ.

По общему правилу процессуальные действия оформляются определением судьи, то определение судьи о принятии надзорной жалобы или представления прокурора к производству свидетельствует о начале проверки обжалуемых судебных постановлений в порядке надзора. Данный вывод следует и из общепринятого определения стадии процесса в теории гражданского процессуального права, под которой понимается совокупность процессуальных действий, направленных к одной близлежащей цели[98]. Целью проверки надзорной жалобы или представления прокурора является либо установление соответствия их требованиям закона (ст. 376 - 378 ГПК РФ) либо неприемлемости по причинам, изложенным в ст. 379-1 ГПК РФ. Исходя из этой дефиниции, полагаем установить этапы производства в суде надзорной инстанции.

Представляется необходимы дополнить гл. 41 ГПК РФ нормой, которая по содержанию была бы аналогична ст. 295 АПК РФ. Редакция такой нормы могла бы быть следующей:

«Вопрос о принятии надзорной жалобы или представления прокурора рассматривается судьей в течение десяти дней со дня их поступления в суд

52 надзорной инстанции. В случае если надзорная жалоба или представление прокурора отвечают требованиям, предусмотренными статьями 376-378 настоящего Кодекса, судьей выносится определение, которым возбуждается производство в суде надзорной инстанции.

Копии надзорной жалобы или представления прокурора и копии определения судьи направляются лицам, указанным в части 1 и 3 статьи 376 ГПК РФ, не позднее следующего дня после дня вынесения».

Введение предлагаемого положения позволит установить не только момент возбуждения производства в суде надзорной инстанции, определить правовое положение лица, обратившегося с надзорной жалобой (представлением), но и своевременно изучать их. Нововведение также устранит оправданную критику о дисбалансе принципов состязательности и равноправия сторон в надзорном производстве, основанную на том, что лица, участвующие в деле, а также лица, чьи права и законные интересы нарушены судебными постановлениями, не знают о поступившей надзорной жалобе (или представлении прокурора) и, следовательно, лишены возможности представить в суд свои возражения относительно доводов указанного обращения и содержащейся в нем просьбы о приостановлении исполнения решения суда, если таковая имеется. Направление заинтересованным лицам копии определения судьи о принятии надзорной жалобы (представления прокурора) к производству уведомляет их о начавшейся проверке в суде надзорной инстанции, что позволит участвовать в судебном процессе и осуществлять иные процессуальные права.

Для обеспечения права на справедливое судебное разбирательство и сокращения продолжительности процедуры проверки обжалуемых судебных постановлений в суде надзорной инстанции следует установить в ГПК РФ норму о направлении заинтересованными лицами отзывов на поступившую надзорную жалобу (представление прокурора) в суд надзорной инстанции. Срок, в течение которого лицо может направить свой отзыв, устанавливается судьей в определении о принятии жалобы

(представления) к производству. Учитывая то, что π. 1 и п. 2 ст. 382 ГПК РФ устанавливают различные сроки рассмотрения надзорных жалоб (представления прокурора) для надзорных инстанций, то в зависимости от того в какой суд надзорной инстанции поступило соответствующее прощение судьей должен определяться срок для направления лицами своих отзывов. Этот срок обеспечивает возможность ознакомления с отзывом до начала рассмотрения надзорной жалобы (представления) с делом судом надзорной инстанции.

Таким образом, подача надзорной жалобы или представления прокурора в суд надзорной инстанции еще не означает начало производства в суде надзорной инстанции. Только после проверки надзорной жалобы или представления прокурора на соответствие требованиям ст. 376-378 ГПК РФ судья принимает их к производству либо возвращает.

Согласно ч. 2 ст. 379-1 ГПК РФ оценка приемлемости надзорной жалобы (представления прокурора) должна быть дана судьей в течение десяти дней со дня поступления в суд надзорной инстанции, поэтому определение о принятии надзорной жалобы к производству должно быть вынесено в тот же период времени. В целях соблюдения принципа правовой определенности в процедуре проверки судебных постановлений в суде надзорной инстанции и обеспечения прав соответствующих лиц полагаем необходимым законодательно закрепить обязанность судей вынести определение о принятии надзорной жалобы и представления прокурора в течение десяти дней в случае, если они соответствуют требованиям ст. 376 - 378 ГПК РФ.

Согласно ст. 377 ГПК РФ надзорная жалоба и представление прокурора подается непосредственно в суд надзорной инстанции, к компетенции которого отнесена проверка соответствующих судебных постановлений. Ранее ст. 379 ГПК РФ предусматривала право председателя соответствующего суда или его заместителя передавать по поручению на рассмотрение судье этого суда надзорную жалобу или представление прокурора. Следует отметить, что данное положение было бы оправдано в

ГПК РСФСР 1964 года, когда право принесения протеста принадлежало должностным лицам суда надзорной инстанции. На практике, как правило, названные лица поручали судьям рассмотрение поступающих обращений и истребованных дел. Такой порядок складывался исходя из законодательно урегулированных отношений, возникающих между должностным лицом, принесшим протест, и судебно-надзорной инстанцией, а также лицами, участвующими в деле.

Несмотря на то, что Федеральным законом «О внесении изменений и дополнений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации» от 4 декабря 2007 года № ЗЗО-ФЗ ст. 379 ГПК РФ признана утратившей силу, право председателя соответствующего суда и его заместителя поручать судьям рассматривать надзорные жалобы сохранилось в π. 1 ст. 380-1 ГПК РФ. При этом оно сохранилось лишь у председателей или заместителей областных и соответствующих им судов, в то время когда это право утратил Председатель Верховного Суда Российской Федерации и его заместитель (п. 2 ст. 380-1).

Как указывается в пояснительной записке к проекту указанного федерального закона, целью сохранения данного полномочия у председателя или его заместителя областного и соответствующего ему суда является сокращение количества должностных лиц, принимающих решения по надзорным жалобам, и исключение возможности неоднократной подачи надзорной жалобы (представления прокурора)[99].

Между тем, исходя из содержания ст. 380-1 ГПК РФ вряд ли можно сделать вывод о том, что сохранение права председателя или его заместителя областного и соответствующего ему суда поручать судьям рассматривать надзорные жалобы (представления прокурора) сокращает число должностных лиц, которые решают судьбу поступающих обращений, а также исключают возможность подачи повторной жалобы. C учетом того что в Верховном Суде Российской Федерации действует две надзорных инстанции

- Судебная коллегия по гражданским делам и Президиум, то упразднение права Председателя Верховного Суда Российской Федерации не согласиться с определением судьи надзорной _ инстанции сокращает количество дополнительных этапов. Однако оставление данного полномочия у должностных лиц областных и соответствующих им судов по-прежнему сохраняет дополнительные этапы. Сохранение этого полномочия должностных лиц суда надзорной инстанции в ГПК РФ не только не способствует формированию у Комитета министров Совета Европы благоприятного убеждения о соответствии данной стадии гражданского процесса демократическим принципам судопроизводства, но и укрепляет прежнюю позицию, согласно которой нынешний порядок проверки несколько ограниченно воспроизводит предшествующую советскую процедуру надзора.

ГПК РФ (ч. 1 ст. 381) наделяет судью правом изучения надзорной жалобы и истребованного дела, поэтому нет потребности в праве должностных лиц суда надзорной инстанции давать такие поручения. Кроме того, данную деятельность должностных лиц суда надзорной инстанции нельзя охарактеризовать как процессуальную, поскольку она направлена на организацию работы судей и, следовательно, законодательно регламентировать ее нельзя.

На практике председатель соответствующего суда не распределяет и не изучает каждую поступающую надзорную жалобу (представление прокурора), а организует работу судей надзорной инстанции посредством издания распоряжения о распределении поступающих материалов по «зональному принципу» либо с учетом специализации судебных составов.

В противном случае, например, Председателю Верховного Суда Российской Федерации требовалось бы распределить или изучить 264 жалобы в день, поскольку в 2006 году в Верховный Суд Российской Федерации поступило 65 551 надзорных жалоб и представлений прокурора. Таким образом, на их распределение или рассмотрение требовалось бы не

больше двух минут при восьмичасовом рабочем дне, что, очевидно, не оставляло бы времени для осуществления иной деятельности, которая отнесена к полномочиям этого должностного лица.

Исходя из единства процедуры проверки судебных постановлений в суде надзорной инстанции, представляется недопустимым и неоправданным сохранение данного права у председателей областных и соответствующих им судов и их заместителей, поскольку оно не соответствует ни науке, ни практике.

Представляется, что это право необходимо упразднить, исключив из π. 1 ст. 380-1 ГПК РФ слова «председателем или заместителем председателя соответствующего суда либо по их поручению».

Отвечающая предъявляемым законом требованиям надзорная жалоба (представление прокурора) изучается судьей надзорной инстанции. Это действие заключается в сопоставлении аргументов обращения и копий обжалуемых судебных постановлений с целью выявления оснований к отмене или изменению обжалуемых судебных постановлений в порядке надзора. Изучение надзорной жалобы и представления прокурора в суде надзорной инстанции длится в течение срока, предусмотренного ст. 382 ГПК РФ. Судья надзорной инстанции не рассматривает дело по существу, а «решает лишь вопрос о наличии оснований для истребования дела. При этом реализация полномочия судьи по принятию решения об истребовании дела по надзорной жалобе заинтересованного лица не носит произвольный характер: при наличии предусмотренных ст. 363, 364, 387 ГПК РФ оснований это право должностного лица суда надзорной инстанции становится его обяз анностью», 00.

Федеральным законом от 4 декабря 2007 года № ЗЗО-ФЗ внесены изменения в ст. 381 ГПК РФ, которые не предписывают требование о вынесении определения об истребовании дела и требования к его содержанию, поскольку согласно ч. 2 ст. 381 ГПК РФ по результатам

100Определение Конституционного Суда РФ от 24 ноября 2005 года № 471 -О // www.ksrf.ru.

57 изучения надзорной жалобы или представления прокурора судья выносит определение либо об отказе в передаче надзорной жалобы или представления прокурора в суд надзорной инстанции, либо о передаче надзорной жалобы или представления прокурора для рассмотрения в суд надзорной инстанции.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в связи с возникшими вопросами у судов надзорной инстанции дал разъяснение в Постановлении от 12 февраля 2008 года № 2, согласно которому истребование дела оформляется запросом судьи, рассматривающего надзорную жалобу или представление, и он подлежит незамедлительному исполнению. При этом вопросы об истребовании дела и о приостановлении исполнения судебного постановления могут разрешаться судьей как одновременно, так и в разное время в зависимости от момента поступления просьбы о приостановлении исполнения обжалуемого в порядке надзора судебного постановления101.

Между тем, судья надзорной инстанции, истребуя дело, приостанавливает исполнение решения суда до окончания надзорного производства, совершает процессуальные действия, которые оформляются определением согласно ч. 1 и 2 ст. 381 ГПК РФ. Поэтому истребование дела без приостановления исполнения решения суда должно тоже оформляться определением. Данный вывод следует и из указанного разъяснения Верховного Суда Российской Федерации, которое не исключает возможность вынесения судьей надзорной инстанции определения, которым одновременно истребуется дело и приостанавливается исполнение решения суда до окончания надзорного производства.

Цель, на которую направлены совершаемые процессуальные действия судьи — устранение сомнений в законности обжалуемых судебных постановлений и приостановление исполнения решения суда до окончания производства в суде надзорной инстанции. Совокупность этих процессуальных действий, объединенной указанной целью, совершаемых в сроки, установленные ст. 382 ГПК РФ, позволяет сделать вывод о том, что в

производстве в суде надзорной инстанции можно выделить этап изучения судьей истребованного дела.

Необходимо восполнить пробел правовых предписаний в гл. 41 ГПК РФ нормой, которая бы устанавливала обязанность судьи суда надзорной инстанции вынести определение по результату изучения надзорной жалобы или представления прокурора: либо об истребовании дела, либо об отказе в истребовании дела, если отсутствуют основания для отмены или изменения обжалуемых судебных постановлений в порядке надзора. Поэтому требуется дополнить ГПК РФ положениями, устанавливающими содержание определений, вынесенных по результату изучения надзорной жалобы или представления прокурора.

Думается, что в определении об отказе в истребовании дела должны содержаться мотивы, послужившие основанием к вынесению такого решения судьи. Основания для отказа должны корреспондироваться к основаниям для отмены (изменения) судебных постановлений в суде надзорной инстанции и оппонировать аргументам надзорной жалобы (представления прокурора).

В юридической литературе отмечалось, что положения, обязывающие суд проанализировать мотивы жалобы, - не что иное, как гарантия «реализации принципов судопроизводства, в том числе принципов права быть выслушанным и услышанным и равноправия сторон» . Несоблюдение данного правила является условием для поступления повторных жалоб, в которых отражаются не только ранее указанные доводы, но и недовольство формальным ответом.

Так, в надзорной жалобе А. на определение Наро-Фоминского городского суда Московской области от 6 мая 2004 года, определение Наро- Фоминского городского суда Московской области от 1 июля 2004 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 14 сентября 2004 года о наложении ареста на земельный

102теренок В. М. Право быть выслушанным и быть услышанным - принцип гражданского процессуального права // Заметки о современном гражданском и арбитражном процессуальном праве / Под ред. Μ.Κ. Треушникова. М.: Городец, 2004. С. 63.

участок, дом и на все находящееся в нем имущество, запрета вести ремонтно­строительные работы как обеспечительных мер исковых требований Е. о признании права собственности на дом, указала, что суд нарушил нормы процессуального права - ст. 139, ч. 3 ст. 140 ГПК РФ, что привело к неправильному решению вопроса о принятии обеспечительных мер и в смысле ст. 364 и 387 ГПК РФ является основанием к отмене указанных судебных постановлений.

Отказывая в истребовании дела по надзорной жалобе А. определением от 26 октября 2004 года, судья Московского областного суда ссылается на ст. 133 и 134 ГПК РФ и приходит к выводу о том, что доводы надзорной жалобы направлены на переоценку выводов судебных инстанций, не могут быть признаны состоятельными и не являются основанием для истребования дела[103].

В мотивировочной части определения судья не приводит ни анализа доводов надзорной жалобы и мотивов обжалуемых судебных определений, ни аргументов, возражающих доводу надзорной жалобы о нарушении правила ч. 3 ст. 140 ГПК РФ при решении вопроса о назначении обеспечительных мер. Данный пример демонстрирует недостатки в работе судов надзорной инстанции по составлению процессуальных документов, не опровергающих всех доводов обращения заявителя. Формальные ответы, не содержащие полного анализа доводов надзорной жалобы и судебных постановлений, законодательства, которым руководствовался судья при вынесении определения об отказе в истребовании дела, способствуют формированию негативного мнения о деятельности суда надзорной инстанции и в целом судебной системы, как результат поверхностной оценки законности обжалуемых судебных постановлений. Происходящие в настоящее время изменения материального и процессуального законодательства, повышение роли судебной защиты прав человека в правовом государстве определяют высокий уровень требований к

излагаемым мотивам процессуальных документов. Существо этих требований сводится к понятному для заявителя изложению оснований принятия судебного определения, анализа законодательства и доводов надзорной жалобы (представления прокурора), которые должны оцениваться в смысле критериев оснований для отмены или изменения судебных постановлений в суде надзорной инстанции.

В связи с этим целесообразно закрепить в ГПК РФ данную формулу мотивов, послуживших основаниями к вынесению определения, прекращающего производство в суде надзорной инстанции. До реализации данного предложения полагаем полезным внедрить в практику данное правило изложения оснований к отказу в истребовании дела либо в передаче дела в суд надзорной инстанции посредством дачи разъяснений Верховным Судом Российской Федерации. Распространение такой практики улучшит содержание выносимых процессуальных актов, позволит снизить количество повторных обращений и, следовательно, высвободить дополнительное время для изучения других надзорных жалоб и представлений прокурора либо дел, что в конечном итоге будет способствовать повышению качества производства в суде надзорной инстанции и авторитета судебной власти.

При истребовании дела судья решает вопрос о приостановлении исполнения решения суда до окончания производства в суде надзорной инстанции только в случае просьбы об этом в надзорной жалобе (представлении прокурора). Затруднение на практике вызвано неоднозначным пониманием и применением установленного законом порядка приостановления исполнения решения суда и его восстановления на стадии производства в суде надзорной инстанции.

Некоторые судьи надзорной инстанции ошибочно полагали, что вопрос о приостановлении и возобновлении исполнения решения суда должен рассматриваться по правилам ст. 440 ГПК РФ. Следовательно, по их мнению, определение судьи надзорной инстанции, постановленное в порядке ч. 4

ст. 381 ГПК РФ, не имеет прямого действия и нуждается в подтверждении судом первой инстанции.

Однако такое понимание и применение нормы, устанавливающей порядок приостановления исполнения решения суда на стадии производства в суде надзорной инстанции, по нашему мнению, представляется неверным и нарушающим права и законные интересы тех лиц, в чью пользу вынесено решение, поскольку его исполнение откладывается или становится невозможным. Распространение подобной практики исказило бы смысл норм процессуального закона. На это недопустимое положение обращал внимание Европейский Суд по правам человека, указывая в постановлениях на то, что задержка исполнения судебного решения при определенных обстоятельствах может быть оправданна, но не может быть такой, чтобы нарушала саму суть права, гарантируемого π. 1 ст. 6 Европейской Конвенции[104].

В целях пресечения возможных нарушений прав и законных интересов названных лиц, а также нарушения процессуального законодательства Верховный Суд Российской Федерации дал следующее разъяснение:

«В соответствии с частью 4 статьи 381 ГПК РФ в случае истребования дела судья надзорной инстанции вправе приостановить исполнение решения суда до окончания производства в суде надзорной инстанции при наличии об этом просьбы.

Поскольку по результату рассмотрения надзорной жалобы (представления прокурора) частью 2 статьи 381 ГПК РФ предусмотрено вынесение одного из двух определений - либо об истребовании дела, либо об отказе в истребовании дела, то о приостановлении исполнения решения суда судья надзорной инстанции указывает в определении об истребовании дела.

Согласно части 4 статьи 440 ГПК РФ приостановленное судом исполнительное производство возобновляется определением того же суда после устранения обстоятельств, повлекших за собой его приостановление.

Аналогичным образом решается вопрос о возобновлении исполнительного производства посредством такого указания в определении судьи надзорной инстанции об отказе в передаче дела в суд надзорной инстанции для рассмотрения по существу.

Анализ приведенных норм позволяет сделать вывод о том, что названные определения судьи надзорной инстанции имеют прямое действие и сами по себе являются основанием для приостановления исполнительного производства и для возобновления ранее приостановленного исполнительного производства»105.

Упразднение законом требования о вынесении судьей определения по результату изучения надзорной жалобы (представления прокурора) и его содержания, привело к исключению из ГПК РФ правила направления копий соответствующих определений лицу, которое инициировало процедуру проверки в порядке надзора. Ранее ГПК РФ предусматривал обязанность судьи вынести определение и направить его копию лицу, подавшему соответствующее обращение. Направление копий определения судьи лицам, подавшим надзорную жалобу (представление прокурора), ставило их в привилегированное положение по сравнению с лицами, в отношении прав и обязанностей которых вынесено обжалуемое судебное постановление, поскольку последние не знали о начавшейся проверке в порядке надзора и не могли представить свои отзывы относительно поданной жалобы и просьбы о приостановлении исполнения решения суда, если таковая имелась. В настоящее время положение этих лиц одинаково: ГПК РФ не предусматривает обязанность вынесения определения по результату рассмотрения надзорной жалобы (представления прокурора) и его направления заинтересованным лицам.

Сохранение создавшегося положения представляется недопустимым и нарушающим основополагающие принципы правосудия и право на справедливое и беспристрастное рассмотрение дела на стадии надзорного производства. Поэтому предлагаем восполнить пробел правовых предписаний нормой, устанавливающей обязанность судьи направлять копии определений лицам, указанным в ч. 1 и 3 ст. 376 ГПК РФ.

Судья изучает истребованное дело и разрешает сомнения в законности обжалуемых судебных постановлений в течение срока, установленного в ст. 382 ГПК РФ. По результату может вынести одно из двух возможных определений: либо об отказе в передаче надзорной жалобы с делом в суд надзорной инстанции, либо о передаче надзорной жалобы с делом в суд надзорной инстанции. В определении судьи о передаче дела в суд надзорной инстанции излагаются мотивы с целью рассмотрения по существу и предложения судьи. На практике возник вопрос, должны ли судьи ограничиваться перечислением допущенных судом нарушений или могут излагать свое суждение относительно конкретного дела и свои предложения.

С.В. Потапенко полагает, что судья «не должен ограничиваться переписыванием доводов надзорной жалобы», а изложить «как те существенные нарушения закона, которые имеются в надзорной жалобе, так и те, которые выявлены судьей при изучении истребованного дела»[106]. В обоснование своей позиции он ссылается на опыт практики, который показывает, что при изложении в определении судьи только доводов надзорной жалобы без указания иных выявленных нарушений, влекущих безусловную отмену судебных постановлений, имеются случаи оставления судом надзорной инстанции областного и другого соответствующего ему суда их без внимания и, следовательно, ведут к отказу в удовлетворении обращений.

В.М. Жуйков утверждает, что суд надзорной инстанции рассматривает не определение судьи надзорной инстанции, а дело, по которому вынесены

обжалуемые судебные постановления, поэтому «все указания судьи в определении на допущенные, по его мнению, судом существенные нарушения закона лишены какого-либо практического значения»[107]. Его суждение основано на ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, согласно которой каждый имеет право на разбирательство его дела независимым и беспристрастным судом. Из чего им делается вывод о том, что изложение судьей своей позиции в определении дает основания для возникновения сомнений «в независимости и беспристрастности суда надзорной инстанции и считать свое право, предусмотренное статьей б Конвенции, нарушенным»[108] у лица, против которого подана надзорная жалоба или представление прокурора.

Разделяя взгляды В.М. Жуйкова, полагаем, что выявление всех допущенных судом нарушений и их оценка в смысле ст. 387 ГПК РФ судом надзорной инстанции зависит от полноты сообщения докладчика, поэтому отсутствует необходимость перечислять все допущенные нижестоящим судом нарушения закона в определении о передаче дела в суд надзорной инстанции для рассмотрения по существу.

Относительно вопроса о содержании предложений судьи в определении, вынесенном в порядке ст. 384 ГПК РФ, думается, что наиболее правильным будет сохранять в определении нейтральную позицию судьи, указывая только на предположение о целесообразности рассмотрения дела в суде надзорной инстанции с целью решения вопроса о законности судебных постановлений. В таком случае отсутствие субъективной позиции и конкретных предложений в определении судьи создает условия для беспристрастности и объективности, исключает формирование предубеждения у членов суда надзорной инстанции.

В судебной практике возник вопрос о том, как следует поступить судье Верховного Суда Российской Федерации в случае поступления надзорной

жалобы лица, участвующего в деле, которое узнало об изучении истребованного дела по надзорной жалобе лица, чьи права и законные интересы нарушены обжалуемым судебным постановлением.

Некоторые судьи полагают, что в таком случае судья Верховного Суда Российской Федерации может возвратить надзорную жалобу лица, участвующего в деле, без рассмотрения по существу. Их позиция основывается на том, что указанными лицами нарушается инстанционная подсудность, установленная ст. 377 ГПК РФ, и, следовательно, такие обращения нельзя признать приемлемыми в смысле ст. 379-1 ГПК РФ.

Другие считают возможным рассмотреть такую надзорную жалобу.

Разделяя последнюю позицию, исходим из того, что суд надзорной инстанции областного и другого соответствующего ему суда не может проверить судебные постановления в порядке надзора, поскольку дело фактически находится в Верховном Суде Российской Федерации. Поэтому в целях защиты прав и законных интересов лиц, участвующих в деле, с учетом принципа диспозитивности, состязательности и законности, а также процессуальной экономии судье Верховного Суда Российской Федерации следует рассмотреть полученную надзорную жалобу и учесть ее доводы при принятии решения по результату изучения истребуемого дела.

Следует отметить, что дополнение ГПК РФ предлагаемой статьей о принятии судьей надзорной жалобы или представления прокурора к производству, в которой содержится положение о направлении лицам, указанным в ч. 1 ст. 376 ГПК РФ, копий определения судьи надзорной инстанции о возбуждении производства, предотвратило бы возникновение подобной ситуации.

Определение об отказе в передаче дела в суд надзорной инстанции прекращает производство в соответствующем суде надзорной инстанции. Возвращение надзорной жалобы или представления прокурора не означает отказ в правосудии, поскольку не препятствует повторному обращению в суд надзорной инстанции после устранения тех недостатков, которые послужили

поводом к ее возвращению, а также не может считаться окончанием производства в силу того, что последнее так и не было возбуждено.

В случае вынесения судьей определения, прекращающего производство в суде надзорной инстанции, Кодекс предусматривает так называемую

109 -

гарантию - право должностных лиц суда надзорной инстанции не согласиться с определением судьи и вынести свое определение о дальнейшем движении дела. Отсутствие установленного процессуальным законом порядка реализации полномочий должностных лиц суда надзорной инстанции породило на практике множество трудностей, к числу которых относится вопрос о порядке их реализации.

Возникли предположения некоторых практических работников о предварительном согласовании судьями своих определений с должностными лицами суда надзорной инстанции.

Очевидно, такое понимание и применение закона являлось бы вмешательством в осуществление правосудия и нарушением принципа осуществления правосудия независимым и беспристрастным судом. Данная идея не нашла поддержки и утверждения на практике.

Другое затруднение было вызвано вопросом о периоде времени, в течение которого возможно вынесение указанных определений должностным лицом суда надзорной инстанции.

Имелись суждения некоторых судей о том, что право должностных лиц судов надзорной инстанции не ограничено сроком.

Однако такое понимание и применение данных положений будет нарушать принцип правовой определенности, поскольку такие судебные определения могли бы выноситься за пределами срока, установленного ч. 2 ст. 376 ГПК РФ. В этом случае возникла бы неопределенность в вопросе об исполнении судебного решения. Распространение подобной практики не позволило бы расценивать производство в суде надзорной инстанции как эффективное средство правовой защиты, а конвенционные обязательства

Российской Федерации считать выполненными, поскольку нарушался принцип правовой определенности.

Европейский суд по правам человека не находит гарантий, предотвращающих нарушения принципа правовой определенности в процедуре проверки судебных постановлений в порядке надзора при реализации должностными лицами суда надзорной инстанции права не согласиться с определением судьи, поскольку их дискреционное полномочие не ограничено каким-либо сроком[110].

Представляется, что исходя из ч. 2 ст. 376 ГПК РФ и разъяснения Верховного Суда Российской Федерации об исключении периодов рассмотрения надзорной жалобы (представления прокурора) и дела в суде надзорной инстанции[111], лицо, которому отказано в истребовании дела либо в передаче его в суд надзорной инстанции, может обратиться к должностному лицу суда надзорной инстанции в период до истечения установленного законом срока. Данный вывод подтверждается правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении от 5 февраля 2007 года № 2.

C учетом внесенного законом изменения в ст. 381 ГПК РФ лица, которым отказано в передаче дела в суд надзорной инстанции, могут обратиться лишь к Председателю Верховного Суда Российской Федерации или его заместителю с соответствующей просьбой. Таким образом, право обратиться к должностным лицам Верховного Суда Российской Федерации сохраняется у лиц, чьи жалобы подсудны Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации и Президиуму Верховного Суда Российской Федерации, поскольку данное право утратили председатели областных и соответствующих судов. При этом ч. 3 ст. 381 ГПК РФ предусматривает только право Председателя Верховного Суда Российской

Федерации или его заместителя вынести определение о передаче надзорной жалобы с делом в суд надзорной инстанции, а право не согласиться с определением судьи Верховного Суда Российской Федерации об отказе в истребовании дела упразднено.

Исходя из того, что в системе судов общей юрисдикции действуют три надзорных инстанции регламентированная процедура проверки судебных постановлений увеличивалась на шесть дополнительных этапов за счет реализации указанных полномочий должностных лиц. После внесения изменений в гл. 41 ГПК РФ Федеральным законом от 4 декабря 2007 года № ЗЗО-ФЗ число дополнительных этапов сократилось до двух.

Однако если принять во внимание π. 1 ст. 380-1 ГПК РФ, который не исключает возможность повторного рассмотрения надзорных жалоб или представлений прокурора председателем или заместителем председателя областного и соответствующего ему суда, то он увеличивает процедуру проверки обжалуемых судебных постановлений в порядке надзора. Следовательно, количество дополнительных этапов реально сократилось с шести до трех: один дополнительный этап в процедуре проверки судебных постановлений в порядке надзора в областном и соответствующем ему суде и два — в Верховном Суде Российской Федерации.

Принятые государством меры, направленные на устранение нарушений принципа правовой определенности, которые дали положительный результат, не решили проблему до конца, поскольку они не последовательны.

Ранее на практике полномочия должностных лиц суда надзорной инстанции толковались как непременное условие соблюдения правил подсудности, поэтому положения, устанавливающие право должностных лиц суда надзорной инстанции не согласиться с определением судьи, реализовывались на практике как нормы, вводящие дополнительный этап в надзорном производстве. Соблюдение этого этапа процесса искажало основной принцип гражданского судопроизводства - диспозитивность, поскольку обращение к должностному лицу суда надзорной инстанции

является правом лица, а не его обязанностью. Именно поэтому обращение к должностным лицам суда надзорной инстанции являлось и является не обязательным для лиц, перечисленных в ч. 1 и 3 ст. 376 ГПК РФ.

Более того, эти дополнительные этапы рассмотрения надзорной жалобы и представления прокурора (дел) увеличивали и увеличивают время проверки судебных постановлений в суде надзорной инстанции. Созданная правоприменительной практикой многоступенчатость рассмотрения надзорных жалоб (дел) в гражданском процессе негативно оценивается в Резолюции Совета Европы ResDH (2006)1 от 8 февраля 2006 года.

Исходя из единства процедуры проверки судебных постановлений в суде надзорной инстанции, представляется недопустимым и неоправданным сохранение указанного права Председателя Верховного Суда Российской Федерации и его заместителя, поэтому присоединяемся к мнению ученых, предлагающих упразднить такое полномочие . Исключение ч. 3 ст. 381 из ГПК РФ позволит упразднить дополнительные этапы и сократить время прохождения дела, что обеспечит соблюдение принципа правовой определенности в процедуре проверки судебных постановлений в суде надзорной инстанции — Верховном Суде Российской Федерации. Поэтому расцениваем деятельность должностных лиц суда надзорной инстанции как временные факультативные этапы надзорного производства, прохождение которых зависит от воли лиц, обладающих правом обращения в суд надзорной инстанции, в связи с чем не включаем их в ниже приведенный перечень этапов, из которых состоит производство в суде надзорной инстанции.

Изучение истребованного дела направлено на выявление оснований для отмены или изменения обжалуемых судебных постановлений в порядке надзора в течение срока, установленного ст. 382 ГПК РФ. По результату изучения истребованного дела судьей выносится определение либо от отказе к в передаче дала в суд надзорной инстанции либо о его передаче. В 112Балашова И.Н. Указ, соч С. И; Рехтина И.В. Об унификации норм, регулирующих производство в порядке надзора в гражданском процессе //Журнал российского права. 2006. № 10. С. 69.

последнем случае, надзорное производство завершается рассмотрением дела судом надзорной инстанции. Согласно ст. 385 ГПК РФ суд надзорной инстанции, которому предстоит рассматривать дело, направляет лицам, участвующим в деле, копии определения о передаче дела для рассмотрения в суд надзорной инстанции и копии надзорной жалобы или представления прокурора. При назначении времени рассмотрения дела суд учитывает, что лица, участвующие в деле, должны иметь возможность явиться в суд на заседание.

Ранее в литературе высказывалась точка зрения, что суд надзорной инстанции для полного выяснения фактов дела, а также с учетом конкретных обстоятельств может известить только тех лиц, которых сочтет необходимым[112]. Такая правовая позиция базировалась на толковании ст. 325 ί

ГПК РСФСР, согласно которой стороны и другие лица, участвующие в деле, извещаются о времени и месте рассмотрения дела в необходимых случаях.

Имелось и диаметрально противоположное мнение об обязательности вызова сторон в целях объективного, непосредственного, всестороннего исследования всех обстоятельств, имеющих значение для конкретного спора, правильного и быстрого рассмотрения дела в порядке надзора[113].

На практике нередки были случаи обращения лиц, участвующих в деле, с прошением к надзорной инстанции о допуске их в судебное заседание для участия в рассмотрении дела в порядке надзора. Суды не всегда находили это возможным и отказывали в просьбе.

Конституционный Суд Российской Федерации указал, что извещение о времени и месте рассмотрения дела в суде надзорной инстанции лишь одного или некоторых участников процесса лишает других права участвовать в судебном разбирательстве и осуществлять иные процессуальные права. Предоставление названных прав лишь одному или некоторым участникам

гражданского процесса означает их преимущественное по сравнению с другими участниками положение, наделяет их дополнительными возможностями в отстаивании своей позиции, в обсуждении всех вопросов, связанных с разбирательством дела в надзорной инстанции, что нарушает равенство граждан в праве на судебную защиту115.

Закрепляя право на участие в судебном разбирательстве и осуществление процессуальных прав лиц, участвующих в деле, Кодекс предоставляет его не всем субъектам обжалования судебных постановлений. Право на обращение в суд надзорной инстанции предусмотрено и для лиц, чьи права и законные интересы нарушены судебными постановлениями (ч. 1 ст. 376 ГПК РФ). Если такое лицо обратилось в суд надзорной инстанции с надзорной жалобой, на основании которой судья истребовал дело и передал на рассмотрение в надзорную инстанцию, то его право на участие в судебном разбирательстве и реализацию иных процессуальных прав будет нарушено, поскольку положения ст. 385 ГПК РФ не предписывают его извещения.

На практике лица, чьи права и законные интересы нарушены судебными постановлениями, извещаются о времени и месте рассмотрения дела судом надзорной инстанции, однако такую обязанность необходимо закрепить в ГПК РФ. Объем процессуальных прав лиц, перечисленных в ч. 1 и 3 ст. 376 ГПК РФ, должен быть одинаковым, исходя из конституционных положений о равенстве всех перед законом и судом, об осуществлении судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон. В свете ч. 1 ст. 19 и ч. 3 ст. 123 Конституции Российской Федерации представляется, что ст. 385 ГПК РФ, предусматривающая извещение о времени и месте рассмотрения дела в суде надзорной инстанции, имеет пробел, который нуждается в восполнении.

Восполнить пробел в законе возможно, дополнив ст. 385 ГПК РФ указанием о том, что лица, подавшие надзорную жалобу, чьи права и законные интересы нарушены обжалуемыми судебными постановлениями,

извещаются судом надзорной инстанции о времени и месте судебного заседания.

Неявка лица, извещенного о времени и месте рассмотрения дела в установленном порядке, является его волеизъявлением, свидетельствующим об отказе от реализации своего права на непосредственное участие в судебном разбирательстве дела и от иных процессуальных прав. Следовательно, в таком случае неявка лица не является преградой для рассмотрения судом надзорной инстанции дела по существу.

Ранее в юридической литературе указывалось на необходимость проверки председательствующим до открытия судебного заседания условий для проведения судебного разбирательства в суде надзорной инстанции: извещены ли лица о времени и месте рассмотрения дела, направлены ли копии протеста, нет ли в составе членов президиума судей, не имеющих права участвовать в рассмотрении дела116. Надо признать, что актуальность этих подготовительных действий сохраняется. Законность состава суда понимается как единство условий: во-первых, избрание и утверждение члена суда в установленном законом порядке для рассмотрения дел в порядке надзора, и, во-вторых, участие судьи, ранее не принимавшего участия в деле. Соблюдение двух условий необходимо для обеспечения основополагающих принципов правосудия: независимости, беспристрастности и законности суда. Поэтому по каждому конкретному делу следует выяснять легитимность состава суда надзорной инстанции. Своевременное выявление обстоятельств, исключающих рассмотрение дела в определенном составе, позволяет предупреждать нарушения названных принципов судопроизводства и способствует повышению эффективности правосудия.

Рассмотрение дела начинается с доклада председателем суда или заместителем либо по их поручению иным членом суда надзорной инстанции, ранее не участвовавшим в его разрешении. Докладчик излагает обстоятельства дела, содержание принятых по нему решений, доводы

надзорной жалобы или представления прокурора. C учетом ранее изложенного предложения о закреплении в ГПК РФ нормы о направлении отзывов лиц, участвующих в деле, необходимо статью, устанавливающую порядок рассмотрения дел в суде надзорной инстанции, дополнить нормой, которая предусматривает обязанность докладчика изложить возражения, содержащиеся в отзыве на надзорную жалобу (представление прокурора). Это будет способствовать объективности и всесторонности рассмотрения дела в суде надзорной инстанции, принятию справедливого и законного судебного постановления. Также это позволит определить пределы проверки судебных постановлений в суде надзорной инстанции, которые должны устанавливаться не только с учетом требований, содержащихся в надзорной жалобе (представлении прокурора), но и доводов отзывов.

В этом случае потребуется дополнить статью о содержании постановления суда надзорной инстанции указанием о поступивших отзывах.

В целях правильного и быстрого разрешения дела судьи вправе задавать вопросы докладчику, а лица, явившиеся на рассмотрение дела, — давать объяснения по делу. Однако это не означает, что при рассмотрении дела лицо вправе излагать новые доводы и факты, которые не были предметом изучения суда первой инстанции.

По результатам рассмотрения дела суд надзорной инстанции ставит на обсуждение проект выносимого постановления. Законом не установлены требования к порядку его обсуждения.

В научной литературе высказывалась точка зрения, что тайна совещания судей надзорной инстанции необязательна и несоблюдение этого правила не может влечь отмены судебного постановления, поскольку влияние на внутреннее убеждение суда ничтожно в силу коллегиальности судебного органа117. Отмечалась воспитательная роль открытого обсуждения при принятии судебного постановления надзорной инстанцией, способствующая

лучшему уяснению законодательства другими судьями и предотвращению повторных судебных ошибок, повышению авторитета судебной власти .

Имелись диаметрально противоположные суждения о необходимости вынесения судебных постановлений надзорной инстанции в. совещательной комнате[118][119][120].

Разделяем взгляды ученых о соблюдении тайны совещания при постановлении судебного решения и полагаем, что независимо от количественного состава суда надзорной инстанции соблюдение этого правила обязательно. Процессуальный закон не ставит соблюдение правила тайны совещания судей, воспроизведенного в ст. 15 и 194 ГПК РФ, в зависимость от численного состава суда. Присутствие лиц, не являющихся членами суда надзорной инстанции, при принятии судебного постановления нарушает принципы независимого и беспристрастного суда - права на судебную защиту.

,Тайна совещания судей как одна из гарантий обеспечения независимого и беспристрастного суда, по мнению Моисеевой Т.В., создает необходимые условия для всестороннего обсуждения всех вопросов, связанных с принятием судебного постановления, позволяет судьям свободно выражать

'120 свое мнение, голосовать за то решение, которое судья считает правильным.

Кроме того, несоблюдение тайны совещания судей может нарушить конституционное право на тайну личной жизни, поскольку при обсуждении членами суда постановляемого судебного решения могут присутствовать иные субъекты, которые не являются лицами, участвующими в деле. '

Доводы оппонентов о познавательной и воспитательной роли открытого совещания суда надзорной инстанции несостоятельны, поскольку убедительность судебных постановлений, вынесенных судом надзорной инстанции, достигается посредством изложения мотивов их принятия:

полного анализа доводов сторон и материалов дела, законодательства, которым руководствовался суд. Повышению авторитета судебной власти способствует правильное и справедливое разрешение возникающих споров. Законность постановленного решения находится в тесной взаимосвязи со всеми составляющими справедливости суда, перечисленными в ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Думается, что в свете вышеизложенных положений отсутствие в гл. 41 ГПК РФ нормы, устанавливающей порядок принятия судебного постановления судом надзорной инстанций, не более чем пробел в законе.

В целях предупреждения нарушений основных принципов судопроизводства и защиты прав, свобод и интересов заинтересованных лиц полагаем правильным применять общее правило вынесения судебного постановления и его оглашения в надзорном производстве, включив в гл. 41 ГПК РФ статью, согласно которой совещание суда надзорной инстанции происходит в порядке, предусмотренном ст. 15 Кодекса, а вынесение надзорного постановления и его объявление происходит по правилам, предусмотренными ст. 193, 194 ГПК РФ.

После заслушивания объяснений лиц, явившихся в судебное заседание, суд надзорной инстанции должен либо удалить их из зала суда, либо уединиться в совещательной комнате для обсуждения и вынесения по нему судебного постановления, если численный состав явившихся лиц препятствует оперативности его принятия.

По результатам рассмотрения дела президиум суда надзорной инстанции принимает постановление, а Судебная коллегия по гражданским делам и Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации выносят определения согласно ч. 6 ст. 386 ГПК РФ. Вместе с тем отсутствуют методологические предпосылки для закрепления такого различного наименования судебных актов суда надзорной инстанции.

Статья 408 УПК РФ предусматривает по результату рассмотрения дела вынесение определения или постановления суда надзорной инстанции.

Статья 307 АПК РФ устанавливает вынесение постановления Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.

Статья 391 ГПК РФ предписывает суду надзорной инстанции постановить определение и постановление по результату рассмотрения дела по существу.

Терминологический разнобой в процессуальном законодательстве, регулирующем производство в суде надзорной инстанции, свидетельствует о его несовершенстве. Унификация дефиниции судебного акта, принимаемого судом надзорной инстанции по результату рассмотрения дела по существу, способствовала бы единообразному пониманию и применению закона. Поддерживая мнение Е.А. Борисовой о том , что по общему правилу суд первой инстанции постановляет решение, второй - определение, суд надзорной инстанции выносит постановление, считаем правильным в качестве термина, обозначающего акт суда надзорной инстанции, определить постановление. Постановление суда надзорной инстанции должно употребляться в качестве наименования судебного акта, вынесенного по результату рассмотрения дела.

В тех случаях, когда судья надзорной инстанции принимает судебный акт о дальнейшем движении дела, его можно именовать определением.

Исходя из определения стадии гражданского процесса, под которой в теории гражданского процессуального права понимается «совокупность процессуальных действий, направленных к одной близлежащей цели»,[121][122] в производстве в суде надзорной инстанции можно выделить следующие этапы:

- изучение судьей надзорной жалобы (представления прокурора);

- изучение судьей истребованного дела;

- рассмотрение дела судом надзорной инстанции.

Исследование проблем надзорного производства, касающиеся его процедуры, позволяет прийти к выводу о том, что причины их возникновения заключаются в усеченном правовом регулировании проверки судебных постановлений в суде надзорной инстанции. Отсутствие регламентации возбуждения производства в суде надзорной инстанции и недостаточное правовое регулирование его этапов позволяет произвольно толковать и применять отдельные нормы процессуального закона, что влечет для лиц, обращающихся за судебной защитой, разные правовые последствия и нарушает их права. В гл. 41 ив целом ГПК РФ возникают коллизии между положениями, устанавливающими процедуру проверки судебных постановлений в порядке надзора, и нормами, отчасти воспроизводящими предшествующую советскую процедуру надзора.

Восполнение выявленных пробелов процессуального закона и устранение коллизий возможно только правотворческим методом посредством внесения изменений и дополнений в действующую процедуру проверки судебных постановлений в суде надзорной инстанции в гражданском процессе. К таким дополнениям следует отнести положения о принятии судьей надзорной жалобы или представления прокурора к производству, о направлении заинтересованными лицами отзывов и их изложение докладчиком при рассмотрении дела, и о порядке вынесения судебного постановления по результату рассмотрения дела по существу в суде надзорной инстанции.

При этом необходимо исключить из гл. 41 ГПК РФ π. 1 ст. 380-1, ч. 3 ст. 381. '

<< | >>
Источник: Алексеевская Екатерина Игоревна. Теоретические и практические проблемы производства в суде надзорной инстанции. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2008. 2008

Еще по теме § 1. Начало производства в суде надзорной инстанции и его этапы:

  1. Глава II. Порядок производства в суде надзорной инстанции и проблемы его совершенствования
  2. § 2. Сроки производства в суде надзорной инстанции
  3. § 2. Сущность производства в суде надзорной инстанции
  4. Глава I. Правовая сущность и значение производства в суде надзорной инстанции
  5. Алексеевская Екатерина Игоревна. Теоретические и практические проблемы производства в суде надзорной инстанции. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2008, 2008
  6. 4. Стадии и этапы производства по делам об административных правонарушениях
  7. § 3. Порядок подачи надзорных жалоб и представлений прокурора
  8. § 1. История института проверки судебных постановлений в порядке надзора и его значение
  9. 4. Социальное управление и его виды
  10. 1. Производство по делам об административных правонарушениях: общая характеристика
  11. 2. Лица, участвующие в производстве по делам об административных правонарушениях.
  12. 48. Содержание договора перевозки грузов. Ответственность сторон за его ненадлежащее исполнение.
  13. Глава I. Полномочия суда места вынесения арбитражного решения на его отмену и ее значение
  14. 3. Доказательства, используемые в производстве по делам об административных правонарушениях.
  15. § 2. Последствия исключения отмены арбитражного решения из перечня оснований для отказа в его признании и приведении в исполнение
  16. Тема 16. Производство по делам об административных правонарушениях
  17. 3. Структура административного процесса. Виды административных производств
  18. Корсун Роман Владимирович. Правовой институт государственной тайны и его отражение в законодательстве государств, входящих в СНГ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2007, 2007
  19. ОГЛАВЛЕНИЕ
  20. Заключение