АНТИТРЕСТОВСКОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО: РЕЗУЛЬТАТЫ И ВЛИЯНИЕ

Действенность любого закона зависит от решитель­ности, с которой правительство проводит его в жизнь, и от того, как закон интерпретируется суда­ми. На практике готовность федерального прави­тельства применять законы претерпевала значитель­ные изменения.
Администрации, руководствовав­шиеся философией невмешательства по отношению к промышленной концентрации, иногда выхолащи­вали законы, просто игнорируя их или сокращая бюджетные ассигнования органам, отвечающим за соблюдение законов.

Подобным образом и суды активнее или пассив­нее относились к истолкованию антитрестовских законов. Временами суды решительно применяли их, близко придерживаясь духа и целей этих зако­нов. В других случаях суды так истолковывали за­коны, чтобы все их использовать, но при этом пол­ностью выхолостить содержание. Имея это в виду, давайте рассмотрим два главных спорных вопроса, которые возникают при толковании антитрестов­ских законов.

Поведение или структура?

Сравнение двух нашумевших судебных решений по­казывает существование двух различных подходов к применению антитрестовского законодательства.

В 1920 г. в «Деле II.Б. Лее/» суды применили правило разумного подхода, которое в сущности про­возглашало незаконной отнюдь не каждую монопо­лию. Антитрестовскому преследованию по суду под­лежат только те из них, которые «чрезмерно» огра­ничивают торговлю. Суд решил в этом деле, что сам по себе размер не является правонарушением. И хо­тя корпорация /7.5. 5/ее/, безусловно, обладала мо­нопольной властью, она была признана невинов­ной, так как, добиваясь этой власти, не прибегала к незаконным действиям, направленным против кон­курентов, и не использовала свою монопольную власть чрезмерно.

Четверть века спустя в «Деле Акоа» в 1945 г. суд изменил позицию и признал: даже несмотря на то, что поведение фирмы может быть законным, про­стое обладание монопольной властью (А1соа обла­дала 90% рынка алюминиевых болванок) является нарушением антитрестовских законов.

Эти два дела свидетельствуют о продолжающих­ся разногласиях в антитрестовской политике. Сле­дует ли судить об отрасли по ее поведению (как в «Деле /7.5 5/ее/») или по ее структуре (как в «Деле Л/сод»)?

«Структуралисты» утверждают, что отрасль, ко­торая имеет высокую степень концентрации, будет вести себя как монополист. Следовательно, эконо­мические действия таких отраслей обязательно бу­дут нежелательными. А сами отрасли являются за­конными мишенями для антитрестовского иска.

«Бихевиористы» подчеркивают, что связь между структурой и действием является очень тонкой и неявной. Они считают, что отрасль с высокой сте­пенью концентрации может быть технологически прогрессивной и иметь завидную репутацию, пре­доставляя продукты, качество которых растет, по приемлемым ценам. Поэтому если отрасль хорошо служила обществу и не занималась антиконкурент­ной деятельностью, ее не следовало бы обвинять в нарушении антитрестовского законодательства на том лишь основании, что она высококонцентриро- вана. Зачем применять антитрестовское законода­тельство для наказания эффективных, хорошо уп­равляемых фирм?

Со времени принятия решения по «Делу А1соа» в 1945 г. суды вновь склоняются к правилу разумно­го подхода. Общие настроения и среди экономис­тов, придерживающихся антитрестовских взглядов, и среди тех, кто несет ответственность за проведе­ние в жизнь антитрестовских законов, также кач­нулись в сторону от структуралистской точки зре­ния. Например, в 1982 г. правительство прекратило длившееся 13 лет судебное дело о монополизации против корпорации /ВМна том основании, что 1ВМ обоснованно ограничивала торговлю.

Определение рынка

Судебные решения, затрагивающие существующую рыночную власть, часто вращаются вокруг вопроса о размере доли господствующей на рынке фирмы. Если рынок определяется широко, тогда рыночная доля фирмы окажется небольшой. Наоборот, если рынок трактуется в узком смысле, рыночная доля будет большой. Определение соответствующего рынка для конкретного продукта является для су­дов трудной задачей.

Например, в «Целлофановом деле Ии РопЬ> в 1956 г. правительство утверждало, что группа Ои Рот вместе с лицензиатом владели 100% рынка целло­фана. Но Верховный суд определил рынок широко, что позволило добавить к целлофану все «эластич­ные упаковочные материалы», то есть вощеную бу­магу, алюминиевую фольгу и т.д. Следовательно, несмотря на полное господство компании Ии Рот на «целлофановом рынке», она контролировала только около 20% рынка «эластичных упаковочных материалов», что, по постановлению суда, не состав­ляет монополии.

Другие желательные цели

Достижение экономической эффективности посред­ством конкуренции - только одна из целей обще­ства. Строгое следование антитрестовскому законо­дательству может иногда вступать в противоречие с некоторыми другими целями. Рассмотрим несколь­ко примеров.

1. Торговый баланс. Значительный торговый дефи­цит в последнее время заставил правительство ис­кать способы увеличения американского экспорта. Действия антитрестовского закона, направленные на то, чтобы запретить слияние двух химических фирм, подорвать силу доминирующего производи­теля самолетов или предовратить появление моно­полиста в области программного обеспечения, мо­гут ослабить затронутые фирмы, снизив их конку­
рентоспособность и продажи за границей. Амери­канский суммарный экспорт может, следовательно, уменьшиться, а торговый дефицит может возрасти. Следует ли правительству строго следить за соблю­дением антитрестовских законов даже в тот момент, когда значительная часть американского экспорта находится под угрозой? Является ли достигаемая с помощью антитрестовских законов эффективность производства более важной, чем сбалансированные экспорт и импорт?

2. Ограничение расходов на оборону. Недавнее уре­зание расходов на оборону сократило правительст­венные закупки военной техники, что поставило основных поставщиков военной техники в сложное финансовое положение. Следует ли правительству разрешить слияние оборонных фирм, чтобы предот­вратить снижение прибыли и тем самым сократить число рабочих, которые в противном случае будут уволены? Или правительству следует запрещать та­кие слияния, так как они являются нарушением закона Клейтона, предоставляя рынку самому ра­зобраться, вероятно, путем банкротств? В 1994 г. Министерство обороны и регулирующие органы достигли неформального соглашения, облегчив воз­можность консолидации оборонной промышленно­сти посредством слияний.

3. Появление новых технологий. Иногда новые тех­нологии объединяются, что приводит к возникно­вению новых товаров и услуг. Наиболее свежим примером является объединение компьютерных и коммуникационных технологий для создания ин­формационной суперсистемы — объединения в еди­ное целое компьютеров, телефонов, телевизоров и других коммуникационных устройств. Эта интерак­тивная суперсистема увеличит коммуникационные возможности домохозяйств, фирм и правительств по всему миру. Она также позволит им получать до­ступ к огромному объему информации с помощью простого щелчка «мышью» и осуществлять прямую покупку и продажу товаров и услуг. Появление этой новой технологии привело к лавине «мегаслияний», затрагивающих шоу-бизнес, телекоммуникацион­ные компании, производителей компьютеров и про­граммного обеспечения. Следует ли правительству строго придерживаться раздела закона Клейтона, чтобы запретить часть этих слияний, особенно тех, которые приведут к увеличению промышленной концентрации и будут угрожать снижением конку­ренции? Или правительству следует временно отой­ти от соблюдения антитрестовских правил, чтобы побудить отрасли к структурной перестройке и ус­корить введение новой технологии? Ускорение раз­работки информационной суперсистемы должно также увеличить экспорт услуг и привести к умень­шению торгового дефицита.

Каждый из этих компромиссов сам по себе со­держит противоречие. Применение антитрестовско­го законодательства становится более сложным, когда оно приходит в противоречие с другими со­циальными целями. Некоторые утверждают, что выигрыш от антитрестовской политики надо срав­нивать с влиянием данной политики на противоре­чащие ей цели. Другие утверждают, что избиратель­ное применение антитрестовских законов — это ас­пект правительственной промышленной политики (обсуждающейся ниже), которая безрассудно вме­шивается в рыночный процесс. Очевидно, что раз­личные политики могут по-разному оценивать эти соображения и компромиссы.

Эффективность

Были ли эффективными антитрестовские законы? Ответить на этот вопрос трудно. Но можно кое-что понять, если разобраться в том, как применялись данные законы к существующим рыночным струк­турам, слияниям и фиксации цен.

Существующие рыночные структуры. Применение антитрестовских законов к существующим рыноч­ным структурам было мягким. Вообще говоря, фир­ма будет преследоваться в судебном порядке, если она обладает более чем 60% соответствующего рын­ка и имеются факты, свидетельствующие о том, что фирма прибегла к злонамеренному поведению, что­бы достичь или поддержать свое рыночное господ­ство. Наиболее знаменательной «победой» над су­ществующей рыночной структурой было внесудеб­ное соглашение 1982 г. между правительством и АТТ. В 1974 г. АТТ было предъявлено обвинение в нарушении закона Шермана путем совершения ряда антиконкурентных акций, направленных на сохранение ее монополии на телефонную связь внутри страны. Одним из пунктов соглашения было решение об отделении от АТТ 22 региональных телефонных компаний. Однако с тех пор федераль­ное правительство не подало никаких важных ан­титрестовских судебных исков против существую­щих рыночных структур.

Слияния. Отношение к слияниям меняется в зави­симости от типа слияний и его влияния на уровень промышленной концентрации.

Типы слияний. Как показано на рис. 32-1, суще­ствуют три основных типа слияний. На рисунке отражено два состояния производства (стадия ис­ходного сырья и стадия окончательной продукции) для двух различных отраслей — автомобильной и пи­воваренной. Каждый прямоугольник (А, В, С,... X, У, 2) представляет отдельную фирму.

Горизонтальное слияние — это слияние двух кон­курентов, продающих сходную продукцию на одном и

Пиво

Автомобили Конгломератное слияние


Автомобили


Пиво

I

Стекло


I

Хмель



Вертикальное слияние


Г оризонтальное слияние

/

\


Рисунок 32-1. Типы слияний

Горизонтальные слияния (Г + и) объединяют фирмы, продающие одинаковые продукты; вертикальные слияния (Р + связывают фирмы, ранее выступавшие в роли покупателя и продавца; конгломератные слияния (С + О] объединяют не связанные между собой фирмы.


том же рынке.

На рис. 32-1 этот тип слияния пока­зан как объединение производителей стекла Т и U. Другими гипотетическими примерами горизонталь­ных слияний могли бы быть слияния компаний Ford и General Motors или Anheuser-Busch и Coors.

Вертикальное слияние — это слияние фирм, нахо­дящихся на разных стадиях производственного про­цесса в одной и той же отрасли, что показано на рис. 32-1 в виде слияния фирмы Z, производителя хмеля, и фирмы F, представляющей собой пивова­ренный завод. Вертикальные слияния относятся к фирмам, связанным отношениями покупатель—про­давец. Примерами слияний такого типа являются слияния компаний Pepsi и Pizza Hut, Тасо Bell и Kentucky Fried Chicken. Компания Pepsi поставляет безалкогольные напитки всем ресторанам быстрого обслуживания этих фирм.

Конгломератное слияние — это слияние фирмы из одной отрасли с фирмой из другой, не связанной с ней отрасли. На рис. 32-1 слияние фирмы С, произво­дящей автомобили, и фирмы D, пивоваренного за­вода, представляет собой конгломератное слияние. Реальные примеры: слияние компаний Philip Morris и Miller Brewing, International Telephone and Telegraph и Sheraton Hotel.

Правила слияния: индекс Герфиндаля. Федераль­ное правительство установило правила слияния, основанные на индексе Херфиндаля (гл. 26), кото­рый измеряет сумму квадратов величин рыночных долей в пределах отрасли. Отрасль, состоящая из четырех фирм, каждая из которых владеет рыноч­ной долей в 25%, имеет индекс Герфиндаля 2500 (252 + 252 + 252 + 252). При чистой конкуренции, когда рыночная доля каждой фирмы очень мала, индекс стремится к нулю. При чистой монополии индекс единственной фирмы равен 10 ООО (1002).

Правительство использует раздел 7 закона Клей­тона, чтобы заблокировать горизонтальные слияния, которые значительно ослабят конкуренцию. Госу­дарство скорее всего будет возражать против гори­зонтального слияния, если индекс Херфиндаля по­сле него заметно увеличится (на 100 или более еди­ниц) и будет достаточно высоким (свыше 1800). Но принимаются во внимание и другие факторы, напри­мер иностранная конкуренция и облегчение вхожде­ния других фирм. Горизонтальные слияния разреше­ны также в том случае, когда одна из участвующих в нем фирм находится на грани банкротства.

Большинство вертикальных слияний не подпа­дает под действие антитрестовского законодатель­ства, потому что они мало снижают конкуренцию на обоих рынках. На рис. 32-1 при слиянии фирм Z и F индекс Герфиндаля не меняется ни в пивова­ренной отрасли, ни в производстве хмеля. Однако вертикальное влияние крупных фирм в сильно концентрированных отраслях может встретить про­тиводействие. В 1949 г. компания Du Pont приобре­ла контрольный пакет акций корпорации General Motors. После этого General Motors приобрела две трети красок и более половины тканей, используе­мых при производстве автомобилей, у компании Du Pont. Это не дало возможности другим произво­дителям красок и тканей продавать свою продук­цию General Motors. Суд приказал компании Du Pont избавиться от акций General Motors и расторгнуть связь между двумя фирмами.

Конгломератные слияния в целом разрешены. Если производитель автомобилей приобретает пи­воваренный завод, антитрестовские законы не ра­ботают, так как в результате ни одна из фирм не увеличивает долю на своем рынке, то есть индекс Герфиндаля в обеих отраслях не изменится.

Фиксация цен. К фиксации цен относятся строго. Факты фиксации цен даже сравнительно небольшой фирмой вызовут антитрестовский судебный иск, как и другие действия, основанные на тайном сговоре, например планы поделить продажи на рынке. На языке антитрестовского закона эти действия опре­деляются как фактические нарушения, в этом смыс­ле они не подвержены правилу разумного подхода. Чтобы добиться вынесения приговора, правитель­ству или другой стороне, выдвигающей обвинение, нужно показать лишь, что тайный сговор с целью установления цен или раздела продаж имел место, а не то, что тайное соглашение достигло цели или причинило серьезный ущерб другим сторонам.

Расследование случаев фиксации цен и судеб­ные разбирательства по этому поводу достаточно часты. Приведем недавние примеры.

1. Корпорация Panasonic согласилась возместить 16 млн дол. покупателям бытовой электроники в соответствии с антитрестовским законодательством, требующим, чтобы оптовые и розничные продавцы запрашивали за свою продукцию минимальную цену,

2. Федеральная торговая комиссия обвинила трех крупнейших производителей детских молочных смесей в предложении продуктов по завышенной цене по федеральной программе обеспечения про­дуктами питания женщин и детей с низкими дохо­дами.

3. Несколько старших менеджеров крупных фирм, выпускающих молочные продукты, были обвинены в завышении цен на молоко, поставляе­мое школам в нескольких штатах.

4. Пять дистрибьюторов попкорна согласились заплатить 6,8 млн дол. фирме Old Dutch Foods и другим клиентам, переплатившим за попкорн.

5. Фирма YKK Inc., крупнейший в стране произ­водитель молний, согласилась прекратить попытки заставить конкурирующую фирму Talon не предла­гать бесплатное оборудование клиентам, покупаю­щим компоненты молний. Федеральная торговая комиссия постановила, что эти попытки были «при­глашениями к сговору».

6. Компания Miles Inc. и корпорация Dial, явля­ющаяся частью корпорации Bayer, были уличены в фиксации цен на мыло S.O.S и Brillo. Корпорация Bayer признала себя виновной и заплатила 4,5 млн дол. Корпорация Dial добровольно сообщила о со­глашении по поводу фиксации цен и попала под программу амнистии Министерства юстиции США.

7. Крупнейшие национальные авиакомпании в судебном порядке отвечали на иск Министерства юстиции, обвинившего их в фиксации цен на авиа­билеты посредством компьютеризованной системы продажи билетов.

Энергичная борьба правительства с фиксацией цен загнала проблему вглубь; в настоящее время фиксация цен окружена атмосферой секретности. Сговор также стал менее формальным. Ценовое лидерство и ценообразование по принципу «издерж­ки-плюс» часто заменяют собой формальные согла­шения о фиксации цен.

Предупреждение. Все наши утверждения относитель­но применения антитрестовского законодательства являются обобщениями. Каждый потенциальный случай применения этих законов имеет свои обсто­ятельства, которые могут сделать его исключением. Жесткость интерпретации антитрестовских законов также сильно менялась со временем. Администра­ция Рейгана снисходительно относилась к сущест­вующим рыночным структурам и слияниям и зани­мала жесткую позицию в отношении фиксации цен. Администрация Буша также жестко преследовала фиксацию цен, и эта политика была продолжена администрацией Клинтона.

Более того, администрация Клинтона объявила войну вертикальной фиксации цен, рассматривая ее как нарушение антитрестовских законов. При этой фиксации цены производитель требует от рознич­ных дистрибьюторов продавать продукцию не ниже конкретной минимальной цены или выше нее. При­мером может служить производитель джинсов, ус­танавливающий розничную цену не менее 40 дол. за свои знаменитые джинсы. Запрещая продажу со скидкой, установление минимальной цены препят­ствует конкуренции на розничном рынке.

Ограничение конкуренции

Однако на основе вышеизложенного мы не можем сделать вывод, что правительственная политика является последовательно проконкурентной. Важ­но отметить, что существуют исключения из анти­трестовского законодательства и ряд мер государ­ственной политики ослабляли конкуренцию.

Исключения из антитрестовского законодательства. Профсоюзы и сельскохозяйственные кооперативы были выведены — с некоторыми оговорками — из- под действия антитрестовских законов. Как мы уви­дим в следующей главе, в федеральном законода­тельстве и политике правительства проявилось стремление наделить сельское хозяйство некоторой долей монополистической власти и поддерживать сельскохозяйственные цены выше конкурентного уровня. Из главы 36 мы также узнаем, что с 1930 г.

федеральное законодательство, как правило, в ко­нечном счете способствовало росту сильных проф­союзов. Этот поддержанный федеральными властя­ми рост имел своим результатом, согласно некото­рым авторитетным источникам, развитие профсо­юзных монополий, цель которых заключалась в ус­тановлении ставок заработной платы, превышаю­щих конкурентный уровень. В масштабах отдель­ного штата и на местном уровне значительное чис­ло профессиональных групп сумело добиться при­нятия обязательных требований, которые произ­вольно ограничивают вступление в определенные сферы деятельности, тем самым поддерживая зара­ботки и доходы на уровнях, превышающих конку­рентные.

Патенты. Американские патентные законы, первый из которых был принят в 1790 г., нацелены на обес­печение достаточного денежного стимула для нова­торов путем предоставления им исключительных прав производить и продавать новый продукт или устройство на период в 17 лет. Патентные свиде­тельства способствуют защите новаторов от конку­рентов, которые в противном случае быстро скопи­ровали бы это изделие и стали бы получать прибы­ли, хотя и не участвовали в расходах и усилиях, связанных с исследовательской работой.

Некоторые настаивают на положительной роли особого свойства патентных законов, особенно если вспомнить, что новаторство может ослабить и по­дорвать существующие позиции монопольной вла­сти. Однако выдача патента часто равносильна пре­доставлению монопольной власти в производстве запатентованного предмета. Многие экономисты сознают, что продолжительность патентной защи­ты — 17 лет — слишком велика.

Значение патентных законов для развития пред­принимательской монополии нельзя недооценивать. Такие хорошо известные фирмы, как Du Pont, General Electric, ATT, Eastman Kodak, Alcoa, и бес­численное множество других промышленных гиган­тов достигли различных степеней монопольной вла­сти частично благодаря тому, что они владели опре­деленными патентными правами.

Торговые барьеры. Мы должны также отметить, что тарифы и торговые барьеры защищают американ­ских производителей от иностранной конкуренции. Протекционистские тарифы, в сущности, представ­ляют собой дискриминационные налоги на товары иностранных фирм. Эти налоги затрудняют и часто делают невозможной для иностранных производи­телей конкуренцию с американскими фирмами на их внутренних рынках. В результате менее конку­рентный отечественный рынок и общая обстановка часто способствуют промышленной концентрации на внутреннем рынке.

Краткое повторение 32-2

♦ Закон Шермана 1890 г. признает незаконны­ми ограничения торговли и монополизацию; закон Клейтона 1914 г. с поправками закона Селлера - Кефовера 1950 г. признает незаконными ценовую дискриминацию, принудительные соглашения, слия­ния, ослабляющие конкуренцию, и создание «пере­плетающихся» директоратов.

♦ Закон о Федеральной комиссии по торговле 1914 г. и закон Уилера - Ли 1938 г. дают Феде­ральной комиссии по торговле власть для расследо­вания нечестных приемов конкуренции и обманных коммерческих действий.

♦ «Структуралисты» утверждают, что отрасли с высокой степенью концентрации будут вести себя как монополисты; «бихевиористы» считают, что не суще­ствует выраженной связи между структурой отрасли и поведением фирмы.

♦ В настоящее время государство снисходитель­но относится к существующей промышленной концен­трации; блокирует большую часть горизонтальных слияний между крупными прибыльными фирмами в высококонцентрированных отраслях; жестко пресле­дует фиксацию цен фирмами любого размера.

♦ Государственная политика, такая, как исклю­чения из антитрестовских законов, патенты, тарифы и лицензии для занятий определенными видами дея­тельности, ограничивает конкуренцию.

<< | >>
Источник: Макконнелл К.Р., Брю C.Л.. Экономикс: принципы, проблемы и политика: Пер. с 13-го англ. изд. - М.: ИНФРА-М, - XXXIV, 974 с. 1999

Еще по теме АНТИТРЕСТОВСКОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО: РЕЗУЛЬТАТЫ И ВЛИЯНИЕ:

  1. АНТИТРЕСТОВСКОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО, РЕГУЛИРОВАНИЕ И ПРОМЫШЛЕННАЯ ПОЛИТИКА
  2. Глава 32. АНТИТРЕСТОВСКОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО, РЕГУЛИРОВАНИЕ И ПРОМЫШЛЕННАЯ ПОЛИТИКА
  3. 11.4. Влияние инфляциина финансовые результаты
  4. VI. ВЛИЯНИЕ РИМСКОГО ПРАВА НА ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО РОССИИ
  5. 6.8. Показатели, отражающие факторы влияния на результаты страховой деятельности
  6. Приложение 2. Результаты исследования влияния масштабов на эффек­тивность деятельности.
  7. 2.2. Влияние величины постоянных и переменных затрат на финансовый результат деятельности предприятия
  8. Приложение 5. Результаты исследования влияния траекторий экономи­ческого роста стран на развитие аэрокосмической про­мышленности .
  9. АНТИТРЕСТОВСКИЕ ЗАКОНЫ
  10. 4. Место арбитражного процессуального законодательства в системе российского законодательства
  11. Тема 2. ЧРЕЗВЫЧАЙНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО В СИСТЕМЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  12. ЛЕКЦИЯ № 2. Жилищное законодательство в системе российского законодательства
  13. Глава 1. ОСНОВНЫЕ НАЧАЛА ЖИЛИЩНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА. МЕСТО ЖИЛИЩНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА В СИСТЕМЕ ПРАВА
  14. Учет влияния инфляции
  15. Анализ влияния инфляции
  16. Экономическое влияние тарифов
  17. § 4. Влияние налогов на народное хозяйство
  18. Влияние культуры на организационную эффективность
  19. Расчет факторных влияний на суммарную прибыль