<<
>>

§ 3. Проблемы правового обеспечения баланса различных видов публичных интересов при ограничении оборотоспособности лесных участков

Ограничение оборотоспособности земельных участков из состава земель лесного фонда обусловлено необходимостью обеспечения целевого назначения земель данной категории, т.е. сохранения земли как средства производства в лесном хозяйстве и леса как уникальной экологической системы, которая носит средообразующий характер.

Как указывал О.И. Крассов, вековой опыт регулирования отношений частной собственности на леса во многих странах, в том числе и в нашей стране до революции 1917 г., свидетельствует о том, что ответ на вопрос о целесообразности установления частной собственности на леса будет отрицательным. Поскольку длительный процесс выращивания леса делает вложение средств в восстановление лесов экономически невыгодным для частного собственника, «решать более или менее удовлетворительно вопросы рационального лесопользования и лесовосстановления можно только в условиях государственной собственности на леса и земли лесного фонда»[323].

Следует отметить, что в некоторых странах существует практика передачи лесов в частную собственность. Так, например, в Финляндии, территория которой на 75%

покрыта лесами (23 млн га), на долю частных лесов приходится 61%, леса частных компаний составляют 9%, государственные леса - 25%, в других формах собственности находится 5% лесов; лесные площади в Германии (11,1 млн га или 31% площади) распределены по формам собственности следующим образом: государственный лес - 33%, корпоративный лес - 20%, частный лес - 47%[324].

В Финляндии лесохозяйственная деятельность финансируется в основном за счет средств лесовладельцев под контролем государственных органов. Фактором стимулирования собственников действовать в соответствии с общественными интересами является не только применение мер ответственности за ненадлежащее лесовосстановление (в таком случае лесоиспользование временно приостанавливается), но и использование различных финансовых стимулов: дотаций, налоговых и кредитных инструментов.

Поддержку получают лесопользователи, обеспечившие постоянное воспроизводство древесины, в частности за счет ухода за молодыми лесами, многообразие лесов и заботу о здоровье леса. Для обеспечения мероприятий по лесовозобновлению в отдельных случаях Центр по развитию лесного хозяйства, созданный государством, может потребовать внесение залога[325].

Однако по оценкам специалистов Всемирного фонда дикой природы (WWF), опыт даже такой законопослушной страны, как Финляндия, показывает, что частная собственность на леса связана со многими рисками, прежде всего для сохранения биоразнообразия лесов: короткий оборот рубок, использование всей биомассы на некоторых вырубках неизбежно влияет на снижение биоразнообразия в частных лесах и влечет за собой отсутствие в таких лесах многих видов птиц и животных[326].

Как отмечает М.И. Васильева, «правовые основы использования, охраны, защиты и воспроизводства лесов, претерпев с начала последнего десятилетия 20 века ряд существенных изменений, исходили в целом из необходимости сохранения и

возобновления экологического и экономического потенциала леса, удовлетворения потребностей общества в разнообразных лесных ресурсах»[327].

Однако на современном этапе развития законодательства отчетливо наметившейся тенденцией является правовое регулирования оборота земельных участков из состава земель лесного фонда исходя из представлений о лесном участке в первую очередь как земельном участке - пространственном территориальном базисе, а не как о незаменимом средстве производства в лесном хозяйстве и компоненте природной среды. С этих позиций публичный экологический интерес отходит на второй план.

Прежде всего, основа такого подхода была заложена в самом Лесном кодексе РФ, который исходит из разграничения понятий «лес» и «земля». По мнению О.И. Крассова, такое разграничение сделано для того, чтобы на его основе появилась возможность применять к земельному участку в составе земель лесного фонда нужные для регулирования в первую очередь отношений частной собственности нормы земельного и гражданского законодательства[328].

Некоторые ученые придерживаются точки зрения, что несмотря на установление федеральной собственности на лесные участки из состава земель лесного фонда в ст.8 Лесного кодекса РФ и запрет на их приватизацию в ст. 27 Земельного кодекса РФ, приобретение права частной собственности на лесной участок в составе земель лесного фонда возможно. Так, О.И. Крассов рассматривал нормы п. 3 ст. 71 Лесного кодекса РФ и ст. 624 Гражданского кодекса РФ в совокупности как допускаемое п. 2 ст. 27 Земельного кодекса РФ исключение из правила о запрете предоставления земель лесного фонда в частную собственность[329]. Однако представляется, что в силу нормы ст. 27 Земельного кодекса РФ о запрете приватизации земельных участков из состава земель лесного фонда положения ст. 624 Гражданского кодекса РФ не подлежат применению к отношениям из договора аренды лесных участков. Условие договора аренды земельного участка из состава земель лесного фонда, предусматривающее переход арендуемого участка в собственность арендатора по истечении срока аренды или при условии внесения арендатором всей обусловленной договором выкупной цены,

является недействительным как нарушающее требования ст. 27 Земельного кодекса РФ (п. 2 ст. 168 Гражданского кодекса РФ).

Как отмечает М.И. Васильева, действующим законодательством предусмотрена возможность приватизировать лесной участок из состава земель лесного фонда в «два шага» - в результате изменения его целевого назначения и перевода в иную категорию земель, поскольку особенности перевода земель лесного фонда в земли других категорий (закрытый перечень оснований перевода) установлены только для земель, 330 занятых защитными лесами, или земельных участков в составе таких земель[330].

Действительно, прекращение режима земель лесного фонда означает утрату такого элемента правового режима, как ограничение оборотоспособности. В этом смысле обеспечение сохранения земельных участков в составе земель лесного фонда в публичной собственности напрямую зависит от сохранения принадлежности этих земельных участков к категории земель.

Однако принятие решения о переводе земельного участка из состава земель лесного фонда в иные категории на уровне Правительства РФ (по общему правилу) практически исключает злоупотребления со стороны органов государственной власти, о чем свидетельствует анализ распоряжений Правительства РФ о переводе земельных участков из состава земель лесного фонда в земли иных категорий. Вместе с тем цели перевода, указанные в этих актах, позволяют констатировать, что, например, развитие промышленности[331], размещение автомобильной дороги[332] являются публичными интересами, которые превалируют над публичным экологическим интересом.

Приоритет в направлении обеспечения стабильности оборота земельных участков в качестве недвижимого имущества перед сохранением лесных участков как незаменимого средства производства в лесном хозяйстве и компонента природной среды поставлен во главу угла при решении проблемы противоречия сведений ЕГРН и

ГЛР в соответствии с Федеральным законом от 29 июля 2017 г. № 280-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях устранения противоречий в сведениях государственных реестров и установления принадлежности земельного участка к определенной категории земель».

В данном случае законодатель столкнулся с серьезной проблемой выбора оптимального способа обеспечения баланса разнонаправленных публичных интересов.

На одной чаше весов находится публичный интерес в сохранении земель лесного фонда исходя из принципа приоритета использования земель в качестве средства производства в лесном хозяйстве, публичные экологические интересы в сохранении лесов как уникальной экосистемы, которые могут быть ущемлены в связи с переводом земель лесного фонда в земли населенных пунктов. На другой - публичный интерес в обеспечении принципа достоверности сведений ЕГРН, обеспечение правовой определенности относительно принадлежности земельного участка к определенной категории земель и обеспечение возможности включения в оборот земельных участков, оказавшихся в силу несовершенства системы учета их границ одновременно в нескольких категориях земель, а также необходимость защиты конституционных прав граждан, проживающих в лесных поселках (право на местное самоуправление, право на жилище, право на приобретение земли в частную собственность).

Общая направленность Федерального закона № 280-ФЗ свидетельствует о том, что законодатель в значительной степени пожертвовал публичным экологическим интересом, заключающимся в сохранении количественного и качественного состава земель лесного фонда и лесов, на них расположенных. Вместе с тем в законе предусмотрен ряд мер, направленных на предотвращение необоснованного исключения земельных участков из земель лесного фонда.

Во-первых, в соответствии со ст. 14 Федерального закона «О переводе земель или земельных участков из одной категории в другую» (в редакции Федерального закона № 280-ФЗ) правило о приоритете сведений ЕГРН применяется лишь в отношении земельных участков, права на которые возникли до 1 января 2016 г., а земельные участки, учтенные в ЕГРН и ГЛР в составе земель лесного фонда, подлежат отнесению к землям населенных пунктов или земель сельскохозяйственного назначения, если они были предоставлены для садоводства, огородничества, ведения личного подсобного хозяйства, строительства жилого дома до 8 августа 2008 г. Установление указанных

«точек отсечения» исключает возможность необоснованного исключения земельных участков из состава земель лесного фонда в будущем, а также злоупотребления, условия для которых могли быть созданы в период обсуждения законопроекта и прохождения процедуры его принятия в Государственной Думе.

Во-вторых, приведенное выше правило о приоритете сведений ЕГРН не распространяется на земельные участки в границах особо охраняемых природных территорий, территорий объектов культурного наследия; в составе земель промышленности и иного специального назначения (при отсутствии на них объектов недвижимости, права на которые зарегистрированы в ЕГРН); в составе земель сельскохозяйственного назначения, оборот которых регулируется Федеральным законом «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» (в случае наличия у уполномоченного органа сведений о результатах проведения государственного земельного надзора, подтверждающих факты неиспользования таких земельных участков по целевому назначению или их использования с нарушением законодательства РФ).

В-третьих, ст. 36 Градостроительного кодекса РФ (в редакции Федерального закона 280-ФЗ) устанавливает, что до установления градостроительных регламентов в отношении земельных участков, включенных в границы населенных пунктов из земель лесного фонда (за исключением лесных участков, которые до 1 января 2016 г. предоставлены гражданам или юридическим лицам либо на которых расположены объекты недвижимого имущества, права на которые возникли до 1 января 2016 г., и разрешенное использование либо назначение которых до их включения в границы населенного пункта не было связано с использованием лесов), такие земельные участки используются с учетом ограничений, установленных при использовании городских лесов в соответствии с лесным законодательством.

Следует признать, что последняя мера носит половинчатый характер: правовой режим городских лесов сохраняется лишь до утверждения градостроительных регламентов, содержание которых законодатель не посчитал необходимым предопределить.

Однако эта мера определяет необходимость обратиться к вопросу об ограничении оборотоспособности лесных участков, на которых располагаются городские леса.

Допуская нахождение лесных участков в составе иных категорий земель (ст. 6, 23 Лесного кодекса РФ), законодательство прямо не относит их к ограниченным в обороте. Формы собственности на лесные участки в составе земель иных категорий, на которых осуществляется лесоустройство, различны и определяются в соответствии с земельным законодательством.

Лесные участки, не принадлежащие к категории земель лесного фонда, также могут быть отнесены к ограниченным в обороте, но уже по другим правовым основаниям. Так, лесные участки на землях обороны и безопасности могут быть ограничены в обороте на основании пп. 5 п. 5 ст. 27 Земельного кодекса РФ (как предоставленные для обеспечения обороны и безопасности, оборонной промышленности, таможенных нужд). Оборотоспособность лесных участков в составе земель особо охраняемых природных территорий зависит от правового режима особо охраняемой природной территории (изъяты из оборота (земельные (лесные) участки, занятые находящимися в федеральной собственности государственными природными заповедниками и национальными парками), или в иных случаях - ограничены в обороте (пп.1 п. 5 ст. 27 Земельного кодекса РФ).

В отношении ограниченности в обороте лесных участков, занятых городскими лесами, такая определенность в действующем законодательстве отсутствует.

В соответствии с п. 12 ст. 85 Земельного кодекса РФ земельные участки общего пользования, занятые площадями, улицами, проездами, автомобильными дорогами, набережными, скверами, бульварами, водными объектами, пляжами и другими объектами, могут включаться в состав различных территориальных зон и не подлежат приватизации. Содержание приведенной нормы свидетельствует о том, что городские леса определенно не отнесены к перечню объектов, которые могут располагаться на земельных участках общего пользования.

Согласно п. 12 ст. 85 Земельного кодекса РФ в обороте ограничены территории общего пользования, однако ст. 1 Градостроительного кодекса РФ также не относит городские леса к числу объектов общего пользования. Напротив, ст. 35 указанного Кодекса устанавливает, что территории, занятые городскими лесами, могут включаться в состав зон рекреационного назначения. Принадлежность земельных участков к указанным зонам не является основанием для ограничения оборотоспособности земельных участков.

Как обосновано выше, ограничения оборотоспособности земельных участков выполняет ряд функций, в том числе функцию обеспечения использования и охраны земельного участка в соответствии с установленным для него режимом, поскольку позволяет прекратить ненадлежащее использование способами, отличными от принудительного прекращения права собственности. В этом смысле ограничение оборотоспособности земельного участка является адекватным правовым средством в тех случаях, когда использование земельного участка обеспечивает тот или иной публичный интерес. Представляется, что городские леса как элемент зеленого фонда городов являются основой для реализации публичного интереса в благоприятной среде жизнедеятельности и благоприятной окружающей среде в населенных пунктах. В связи с этим целесообразным представляется отнесение лесных участков, занятых городскими лесами, к ограниченным в обороте посредством включения соответствующих положений в ст. 27 Земельного кодекса РФ.

В 2018 г. в Лесной кодекс РФ внесены изменения[333], которыми частично устранен существовавший длительное время законодательный пробел, связанный с отсутствием норм, определяющих правовой режим лесов на землях иных категорий, помимо перечисленных в ст. 23 Лесного кодекса РФ: ст. 123 Лесного кодекса РФ (в редакции, вступающей в силу с 1 июля 2019 г.) прямо признается возможность нахождения лесов на землях сельскохозяйственного назначения.

Однако в отношении земельных участков из состава земель сельскохозяйственного назначения, на которых расположены леса, не устанавливаются какие-либо дополнительные ограничения оборотоспособности помимо предусмотренных Федеральным законом «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения».

С одной стороны, поскольку ст. 123 Лесного кодекса РФ (в редакции, вступающей в силу с 1 июля 2019 г.) предусматривает возможность использования лесов на землях сельскохозяйственного назначения в соответствии с целевым назначением земель данной категории и в порядке, установленном Правительством РФ[334], можно признать ограничения оборотоспособности земельных участков, предусмотренных Федеральным

законом «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения», достаточными для обеспечения правового режима земельных участков данной категории, на которых расположены леса.

Вместе с тем, учитывая многообразные полезные функции лесов, их глобальное экологическое значение, а также длительность их выращивания и иные природные свойства лесов, при установлении особенностей оборота земельных участков из состава земель сельскохозяйственного назначения необходимо учитывать признанный законодателем факт возможности наличия на таких земельных участках лесов.

В связи с этим представляется целесообразным в интересах обеспечения права каждого на благоприятную окружающую среду установить в законодательстве запрет приватизации земельных участков из состава земель сельскохозяйственного назначения, на которых расположены леса.

Проявлением утраты приоритета в обеспечении публичного экологического интереса, который трансформируется в цель правового регулирования, заключающуюся в сохранении количественного и качественного состояния лесов, по сравнению с иными публичными интересами являются также отдельные нормы Федерального закона от 1 мая 2016 г. № 119-ФЗ «Об особенностях предоставления гражданам земельных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности и расположенных на территориях субъектов Российской Федерации, входящих в состав Дальневосточного федерального округа, и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»[335].

Указанный закон направлен на достижение целей закрепления населения на территории Дальнего Востока, т.е. в конечном счете нацелен на обеспечение экономического развития страны и интересов национальной безопасности.

Для достижения указанной цели законом предусмотрено предоставление гражданам земельных участков, в том числе из состава земель лесного фонда, в безвозмездное пользование на пять лет. По истечении пятилетнего срока действия договора безвозмездного пользования земельный участок предоставляется в собственность, а земельный участок из состава земель лесного фонда - в аренду.

В Федеральном законе № 119-ФЗ описанный М.И. Васильевой двухэтапный способ приобретения лесного участка в частную собственность через перевод лесного участка в состав иных категорий земель упрощен благодаря специальному порядку изменения принадлежности земельных участков к определенной категории земель.

В основу данного механизма положен принцип свободного выбора гражданином любого вида использования земельного участка при соблюдении условий, предусмотренных Федеральным законом № 119-ФЗ. Ограничением выбора вида разрешенного использования земельного участка является наличие утвержденного градостроительного регламента применительно к территории, в границах которой расположен предоставленный земельный участок: в таком случае гражданин выбирает вид разрешенного использования из числа предусмотренных градостроительным регламентом. Вместе с тем анализ практики реализации Федерального закона № 119-ФЗ позволяет сделать вывод о том, что градостроительные регламенты в большинстве случаев отсутствуют. В таких случаях гражданин вправе использовать земельный участок в соответствии с любыми видами разрешенного использования земельных участков независимо от принадлежности такого земельного участка к той или иной категории земель.

Кроме того, разрешенное использование земельного участка, установленное до даты предоставления земельного участка гражданину в безвозмездное пользование, не является препятствием для выбора иного вида разрешенного использования земельного участка. При этом принятие решения об изменении вида разрешенного использования земельного участка не требуется.

В срок до одного года со дня заключения договора безвозмездного пользования земельным участком гражданин должен направить в уполномоченный орган уведомление о выбранном им виде (видах) разрешенного использования такого земельного участка. В случае, если выбранные гражданином вид или виды разрешенного использования земельного участка не соответствуют категории земель, к которой относится земельный участок, уполномоченный орган направляет в Росреестр сведения о принадлежности земельного участка к определенной категории земель в зависимости от выбранного гражданином вида разрешенного использования земельного участка, без принятия решения о переводе земельного участка из одной категории

земель в другую категорию или отнесения земельного участка к определенной категории земель.

Одним из проявлений разрешительного типа правового регулирования является то, что правообладатель не вправе самостоятельно определять целевое назначение земельного участка (принадлежность к категории земель), а вид разрешенного использования может быть выбран лишь из числа видов разрешенного использования, предусмотренных градостроительным регламентом.

Правовые механизмы перевода земель из одной категории в другую, заложенные Федеральным законом № 119-ФЗ, фактически характеризуются отказом от разрешительного типа правового регулирования отношений в пользу дозволительного: «разрешено все, что прямо не запрещено», который характерен для гражданско- правовых, а не земельно-правовых отношений.

В отношении земельных участков из состава земель лесного фонда в Федеральном законе № 119-ФЗ все же предусмотрены отдельные ограничения выбора вида использования.

Земельные участки из состава земель лесного фонда могут использоваться для осуществления любых видов использования лесов, предусмотренных ст. 25 Лесного кодекса РФ, а также для индивидуального жилищного строительства, ведения личного подсобного хозяйства, садоводства, огородничества, осуществления крестьянским (фермерским) хозяйством его деятельности. Кроме того, выбор осуществляется с учетом существующих ограничений прав на землю и возможности сочетания выбранных видов использования земельного участка с деятельностью, осуществляемой на смежных земельных участках.

В случае, если земельный участок предоставляется из состава земель лесного фонда и на нем расположены защитные леса, гражданин вправе использовать такой земельный участок только для осуществления видов использования лесов, предусмотренных Лесным кодексом РФ, с соблюдением ограничений, предусмотренных правовым режимом защитных лесов соответствующей категории.

Использование лесов на земельных участках из состава земель лесного фонда для предоставления «дальневосточных гектаров» само по себе является оправданным, однако выбор разрешенного использования лесов без учета требований лесохозяйственного регламента может привести к деградации и утрате

средообразующего значения леса. Использование же земельного участка из состава земель лесного фонда для ведения личного подсобного хозяйства, садоводства или индивидуального жилищного строительства дает возможность возведения объектов капитального строительства, т.е. использовать лесной участок в качестве пространственного территориального базиса, что противоречит целевому назначению земель данной категории.

Тем не менее согласно Федеральному закону № 119-ФЗ, если выбранный гражданином вид разрешенного использования земельного участка предусматривает жилищное строительство, в том числе на землях лесного фонда, при получении от гражданина соответствующего уведомления уполномоченный орган направляет в Росреестр сведения о принадлежности такого земельного участка к категории земель населенных пунктов. При этом ч. 13 ст. 8 Федерального закона № 119-ФЗ оговорено, что такой земельный участок к городским лесам не относится.

По данным практики применения Федерального закона № 119-ФЗ, виды разрешенного использования, предусматривающие возможность жилищного строительства, выбираются гражданами примерно в 40 процентах случаев[336]. Применительно к земельным участкам из состава земель лесного фонда это означает, что в таких случаях (в результате выбора гражданами видов разрешенного использования, предусматривающих возможность индивидуального жилищного строительства) лесные участки переводятся в упрощенном порядке в земли населенных пунктов (изменяются сведения в ЕГРН относительно принадлежности земельного участка к категории земель лесного фонда на принадлежность к землям населенных пунктов)[337], при этом фактически такие земельные участки не включены в границы какого-либо населенного пункта[338].

Возможные негативные последствия такого «уведомительного» порядка перевода земельных участков из категории земель лесного фонда в земли населенных пунктов заключаются в следующем.

Такой земельный участок выбывает из числа ограниченных в обороте в соответствии со ст. 27 Земельного кодекса РФ, и по истечении пятилетнего срока действия договора безвозмездного пользования может быть предоставлен гражданину по его выбору как в аренду, так и в собственность. Между тем, ограничение оборотоспособности лесных участков является одним из правовых средств обеспечения надлежащего использования, охраны, защиты и воспроизводства лесов. В отношении такого участка сохраняются лишь установленные ст. 11 Федерального закона № 119-ФЗ ограничения оборотоспособности в виде запрета на совершение в отношении «дальневосточных гектаров» сделок с иностранными государствами, международными организациями, иностранными гражданами, лицами без гражданства, иностранными юридическими лицами. Однако эти ограничения обусловлены интересами национальной безопасности. Таким образом, в Федеральном законе № 119-ФЗ реализован относительно простой механизм вовлечения в оборот земельных участков из состава земель лесного фонда с отступлением от установленного в ст. 1 Земельного кодекса РФ приоритета охраны земли как средства производства в сельском хозяйстве и лесном хозяйстве перед использованием земли в качестве недвижимого имущества.

Кроме того, предложенная законодателем конструкция создает условия для неопределенности юридической судьбы земельного участка, переведенного в упрощенном порядке из земель лесного фонда в земли населенных пунктов, в случае прекращения договора безвозмездного пользования таким земельным участком. Федеральный закон № 119-ФЗ не содержит положений, которые позволяли бы установить, сохраняется ли принадлежность земельных участков, в отношении которых прекращен договор безвозмездного пользования, к землям населенных пунктов, или они подлежат переводу в земли лесного фонда.

JOMRRofUaPeN9rCOVHTzgYwgK1UG3zd12YA37HzuiW2_iCx0OYfx8CPBReBt7w8XE1B3Phwf3bheQCc3Tp7aa1I1 2WJmoUDuEWp01yk7o9ct93VMW0bZOFcHMYXd-

cHRzeulZii3BQqszpujdzEylQsHA1nnjfr8nmzIYxcV2PmFoZfVspOIyRtcAeb5AlT6jh5bVrs6SQ1xU3dFh1_OO1QjUjv0g 2luVzhqwWmJgIOhmiEitUPatOnjqDrkCVmirRUqUYW289o9xFSNxLfGr02W0BuyRFltPnjIVNSkb3ZmVjzfaaTXW3h uKqepjQBPxq8tN9EXt7b2H8eUM!/p0/IZ7_01HA1A42KODT90AR30VLN22001=CZ6_GQ4E1C41KGQ170AIAK131G 00T5=MEcontroller!QCPObjectDataController==/?object_data_id=65:22:2:506&dbName=firLite&region_key=165 (дата обращения: 22 мая 2019 г.)

Правовые конструкции Федерального закона № 119-ФЗ ориентированы на привлечение населения на Дальний Восток и упрощение вовлечения земельных участков в оборот. Однако представляется, что Федеральный закон № 119-ФЗ нуждается в совершенствовании в направлении обеспечения баланса между разнонаправленными публичными интересами: публичным интересом в заселении территории Дальнего Востока как стратегически важной территории с точки зрения экономического развития и национальной безопасности страны и публичным экологическим интересом в сохранении лесов, использовании земель лесного фонда в первую очередь как средства производства в лесном хозяйстве.

Проведенный анализ проблем правового обеспечения разного рода публичных интересов при установлении ограничений оборотоспособности лесных участков позволяет сформулировать следующие выводы.

1. Ограничение оборотоспособности лесных участков в составе земель лесного фонда обусловлено принадлежностью к соответствующей категории земель. Перевод земли иных категорий (отнесение к землям иных категорий) влечет за собой прекращение ограничения оборотоспособности земельного участка как производного элемента его правового режима. Следствием этого является то, что оценка результативности ограничения оборотоспособности лесных участков в составе лесного фонда как правового средства обеспечения публичных экологических интересов неразрывно связана с сохранением таких участков в составе земель лесного фонда.

2. Развитие земельного и лесного законодательства характеризуется направленностью на приоритетное обеспечение стабильности оборота земельных участков в качестве недвижимого имущества перед сохранением лесных участков как незаменимого средства производства в лесном хозяйстве и компонента природной среды, о чем свидетельствуют положения Федерального закона № 280-ФЗ.

3. Действующее законодательство характеризуется неопределенностью отнесения лесных участков, занятых городскими лесами, к ограниченным в обороте, что следует устранить посредством включения в ст. 27 Земельного кодекса РФ положений об ограничении оборотоспособности лесных участков, занятых городскими лесами.

4. Представляется целесообразным в интересах обеспечения права каждого на благоприятную окружающую среду установить запрет приватизации земельных

участков из состава земель сельскохозяйственного назначения, на которых расположены леса.

5. Федеральный закон № 119-ФЗ нуждается в совершенствовании в направлении обеспечения баланса между разнонаправленными публичными интересами: интересами, связанными с заселением территории Дальнего Востока как стратегически важной территории с точки зрения экономического развития и национальной безопасности страны, с одной стороны, и публичным экологическим интересом в сохранении лесов, использовании земель лесного фонда в первую очередь как средства производства в лесном хозяйстве, с другой стороны.

Указанный баланс не может быть обеспечен полным отказом от предоставления «дальневосточных гектаров» из состава земель лесного фонда, однако введение дополнительных требований является необходимым.

Выбор вида использования земельного участка из состава земель лесного фонда для использования лесов должен осуществляться на основе лесохозяйственного регламента.

Предоставлению земельных участков для индивидуального жилищного строительства, личного подсобного хозяйства и садоводства, в том числе из состава земель лесного фонда, должно предшествовать зонирование территории с целью компактного расположения объектов индивидуального жилищного строительства и дальнейшего создания населенных пунктов, обособленных территорий ведения садоводства и огородничества. Как следствие, выбор земельного участка гражданином, планирующим осуществление указанных видов деятельности, должен быть ограничен определенными зонами.

<< | >>
Источник: Логунова Марина Викторовна. Ограничения оборотоспособности земельных участков в публичных интересах. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2019. 2019

Еще по теме § 3. Проблемы правового обеспечения баланса различных видов публичных интересов при ограничении оборотоспособности лесных участков:

  1. Логунова Марина Викторовна. Ограничения оборотоспособности земельных участков в публичных интересах. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2019, 2019
  2. § 3. Обеспечение законности при выборе вида и размера административного наказания как способ защиты прав граждан
  3. АНДРЕЕВ АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Обеспечение прав граждан при назначении административных наказаний. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2003, 2003
  4. ГЛАВА 3. ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ ОТВЕТСТВЕННОСТИ БАНКОВ ЗА НАРУШЕНИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О НАЛОГАХ И СБОРАХ
  5. 2. Виды функций органов исполнительной власти: функции разработки государственной политики и правового регулирования, функции государственного контроля и надзора, функции по предоставлению публичных услуг
  6. 1.2 Различные виды модифицирующих добавок и их влияние
  7. 13. Запрещение, ограничение и отмена дарения.
  8. 2.14.2 Построение аналитических зависимостей для ограниченных подмножеств областей
  9. Тема 5. Способы защиты субъективных публичных прав граждан
  10. III ПРИМЕНЕНИЕ МИКФ К РАСЧЕТУ ПЛАСТИНОК С КРИВОЛИНЕЙНЫМИ УЧАСТКАМИ КОНТУРА
  11. § 2. Система гарантий обеспечения прав граждан
  12. 1. Способы обеспечения законности в деятельности органов исполнительной власти
  13. Тема 11. Обеспечение законности и дисциплины в государственном управлении
  14. 3.1. Проблема моделирования рефлексии переводчика
  15. Модернизация системы персональных финансов для обеспечения устойчивого развития российской экономики