<<
>>

Ограничение оборотоспособности земельных участков, предназначенных для размещения объектов транспорта.

В соответствии с пп. 7 п. 5 ст. 27 Земельного кодекса РФ ограничиваются в обороте находящиеся в государственной или муниципальной собственности земельные участки, предназначенные для строительства, реконструкции и (или) эксплуатации (далее также - размещение) объектов морского транспорта, внутреннего водного транспорта, воздушного транспорта, сооружений навигационного обеспечения воздушного движения и судоходства, объектов инфраструктуры железнодорожного транспорта общего пользования, а также автомобильных дорог федерального значения, регионального значения, межмуниципального значения или местного значения.

Земли транспорта, являющиеся видом земель промышленности и иного специального назначения, ограничиваются в обороте лишь частично. Соотнесение положений ст. 90 и пп. 7 п. 5 ст. 27 Земельного кодекса РФ позволяет утверждать, что ограничиваются в обороте не любые земельные участки, относящиеся к категории земель транспорта, а только «предназначенные» для размещения объектов транспорта, указанных в ст. 27 Земельного кодекса РФ.

Следует отметить, что в прежней редакции данного подпункта ограничивались в обороте земельные участки, «предоставленные для нужд организаций транспорта». До внесения изменений в ст. 27 Земельного кодекса РФ судебная практика исходила из того, что земельный участок, фактически предоставленный для нужд организации

244

транспорта, не подлежит приватизации[244].

В действующей редакции пп. 7 п. 5 ст. 27 Земельного кодекса РФ указывается на ограничение оборота земельных участков, предназначенных для строительства, реконструкции и (или) эксплуатации (далее также - размещение) объектов транспорта и автомобильных дорог.

Представляется, что приведенная формулировка охватывает как случаи фактического использования земельного участка для эксплуатации объектов транспорта, так и случаи, когда земельный участок только планируется к использованию для

размещения объектов транспортной инфраструктуры.

Отнесение земельных участков к ограниченным в обороте ввиду их фактического использования для эксплуатации транспортной инфраструктуры не должно вызывать особых затруднений на практике. Однако следует отметить, что используемая в Земельном кодексе РФ терминология недостаточно определенно раскрывается в специальном законодательстве, что создает условия для неоднозначных вариантов решения вопроса о допустимости приватизации конкретного земельного участка.

В частности, используемое в пп. 7 п. 5 ст. 27 Земельного кодекса РФ понятие объектов морского транспорта в законодательстве четко не определено[245]. А.В. Семенов в связи с этим отмечает, что в судебных актах по делам о защите нарушенных прав в отношении объектов морского транспорта не указывается, почему суд приходит к выводу о том, можно данный объект отнести к морскому транспорту или нет[246].

В ряде подзаконных актов содержатся различные перечни видов объектов морского транспорта, при этом содержание таких перечней, как правило, довольно объемно и варьируется в зависимости от целей определения такого перечня. Так, например, в Техническом регламенте о безопасности объектов морского транспорта[247] в понятие «объекты морского транспорта» включаются также материалы, изделия и оборудование для судов.

Сказанное относится и к «объектам воздушного транспорта» (Воздушный кодекс Российской Федерации от 19 марта 1997 г. № 60-ФЗ[248] не содержит такого понятия, оперируя категорией «имущество гражданской и экспериментальной авиации», а на

уровне ведомственного акта утвержден «Перечень объектов единой системы организации воздушного движения»[249]), и «объектам внутреннего водного транспорта (в Кодексе внутреннего водного транспорта Российской Федерации от 7 марта 2001 г. № 24-ФЗ термин используется лишь однажды, и при этом его содержание не раскрывается).

Применительно к случаям, когда земельные участки ограничиваются в обороте в связи с их назначением для размещения (строительства, реконструкции и (или) эксплуатации) объектов транспорта, возникает вопрос: какие именно документы позволяют установить такую «предназначенность».

Представляется, что воля государства на установление «предназначенности» земельного участка для определенных целей может быть выражена посредством принятия решения о резервировании земель для государственных или муниципальных нужд. Резервирование земель, находящихся в государственной или муниципальной собственности и не предоставленных гражданам и юридическим лицам, осуществляется в том числе в случаях, связанных с размещением объектов транспортной инфраструктуры (ст. 70.1 Земельного кодекса РФ). Однако расположение земельного участка в границах зарезервированных земель является самостоятельным основанием для отказа в предоставлении его в частную собственность (пп. 13 п. 5 ст. 27 Земельного кодекса РФ). Из этого следует, что для отнесения земельных участков к ограниченным в обороте в связи с их предназначенностью для размещения объектов транспортной инфраструктуры не требуется принятие решения о резервировании земельного участка в соответствующих целях.

Правоприменительная практика исходит из того, что достаточным основанием для отказа в приватизации земельного участка является то обстоятельство, что в соответствии с документами территориального планирования участок находится в зоне планируемого размещения объекта транспорта. При этом вопрос о наличии или 250 отсутствии документации по планировке территории судами не исследуется[250].

Обоснованность такого подхода является по меньшей мере спорной. Исходя из

положений ч. 12 ст. 9 Градостроительного кодекса РФ, утверждение в документах территориального планирования границ функциональных зон не изменяет правовой режим земельных участков (понимаемый как совокупность прав и обязанностей лиц, использующих земельный участок на законных основаниях[251]), находящихся в границах указанных зон.

Однако согласно подходу, формирующемуся в правоприменительной практике, утверждение документов территориального планирования влечет за собой установление такого элемента правового режима земельного участка, как ограничение его оборотоспособности, тогда как иные, основные элементы правового режима земельного участка, от которых зависит его оборотоспособность (целевое назначение, разрешенное использование, ограничения использования) могут еще не затрагиваться (например, правила землепользования и застройки, которые определяют разрешенное использование земельного участка, могут быть не приведены в соответствие документам территориального планирования, поскольку это не является обязательным).

С одной стороны, планируемое размещение объектов федерального, регионального или местного значения на земельном участке в соответствии с документами территориального планирования само по себе снижает его инвестиционную привлекательность, поскольку утверждение схемы территориального планирования создает для органов государственной власти юридическую возможность принятия решений о резервировании, изъятии, переводе земельных участков в другую категорию и т.д.

С другой стороны, схема территориального планирования не является основанием для размещения указанных в ней объектов федерального, регионального или местного значения. Фактическое или планируемое местоположение указанных объектов в соответствии со схемой территориального планирования является исключительно условием для принятия решения о размещении того или иного объекта капитального строительства. Расположение земельного участка в границах планируемого размещения объектов федерального, регионального или местного значения не свидетельствует о том, что в будущем такой объект будет расположен на данном земельном участке. В этой части схема территориального планирования также не может рассматриваться как

достаточный информационный ресурс, содержащий сведения о существующих и планируемых объектах федерального, регионального или местного значения.

Законодательство предусматривает в качестве условия для резервирования земель (п. 2 ст. 70.1 Земельного кодекса РФ) и изъятия земельных участков для

государственных или муниципальных нужд (п. 1 ст. 56.3 Земельного кодекса РФ) наличие в совокупности документов территориального планирования и документации по планировке территории. Такой подход представляется оправданным. Документы территориального планирования определяют планируемое размещение объектов федерального, регионального или местного значения, не обладая при этом высокой степенью точности. Конкретное местонахождение объектов такого рода определяется посредством установления границ зоны планируемого размещения объекта в документации по планировке территории исходя из необходимости обеспечения наиболее эффективного использования территории и обеспечения благоприятных условий жизнедеятельности человека.

Учитывая изложенное, практика применения норм пп. 7 п. 5 ст. 27 Земельного кодекса РФ должна формироваться исходя из того, что ограничиваются в обороте земельные участки, а) фактически используемые для эксплуатации и (или) реконструкции объектов транспорта, б) расположенные в установленных документацией по планировке территории зонах планируемого размещения объектов транспорта и автомобильных дорог федерального, регионального, местного значения, предусмотренных документами территориального планирования.

Вместе с тем документы территориального планирования (в том числе при наличии соответствующей документации по планировке территории) не должны подменять институт резервирования, суть которого и состоит в обеспечении возможности запланированного использования земель в будущем. Представляется, что при наличии необходимости установления запрета на приватизацию земельного участка, предназначенного для размещения объектов транспорта и автомобильных дорог, органам государственной власти и органам местного самоуправления следует принимать решение о резервировании земельного участка. В таком случае норма пп. 7 п. 5 ст. 27 Земельного кодекса РФ по сути является излишней, поскольку земельный участок признается ограниченным в обороте на основании пп. 13 п. 5 ст. 27 Земельного кодекса РФ.

Аргументом в пользу предлагаемого подхода является и то обстоятельство, что предусмотренный ст. 70.1 Земельного кодекса РФ срок резервирования земель для государственных и муниципальных нужд составляет, как правило, три года, в то время как минимальный период действия документов территориального планирования федерального, регионального и муниципального уровней, если они предусматривают размещение линейных объектов, составляет двадцать лет, а в остальных случаях - десять лет. Признание земельного участка ограниченным в обороте ввиду его предназначенности для размещения объектов транспорта на основании документов территориального планирования повлечет за собой запрет его приватизации на более длительный срок при отсутствии гарантий размещения объектов транспорта на данном земельном участке в будущем.

Проведенный анализ отдельных видов оснований ограничения оборотоспособности земельных участков позволяет сформулировать следующие выводы.

1. Установление границ зон санитарной охраны водных объектов, используемых для целей питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения, имеет существенное значение не только для обеспечения соблюдения требований по использованию земельного участка, но и для обеспечения определенности в решении вопроса об отнесении земельного участка к ограниченным в обороте.

2. Совокупность норм действующего законодательства, определяющих понятие территорий общего пользования, основания и порядок установления красных линий, не позволяет относить к ограниченным в обороте земельные участки в границах планируемых территорий общего пользования.

Для обеспечения баланса публичных и частных интересов представляется целесообразным закрепить в законодательстве подход, сформированный в судебной практике, в соответствии с которым ограничиваются в обороте земельные участки, расположенные в границах не только существующих территорий общего пользования, но и планируемых (вновь образуемых) территорий общего пользования.

В целях обеспечения публичных интересов в сохранении территорий общего пользования в качестве общедоступных условия договоров аренды земельных участков в границах любых территорий общего пользования должны формироваться с позиций недопущения такого использования земельного участка, в процессе которого земельный

участок может утратить признак общедоступности.

3. Единственным подтверждением отнесения земельного участка к ограниченным в обороте по основанию, предусмотренному пп. 13 п.5 ст. 27 Земельного кодекса РФ, является решение о резервировании земельного участка.

4. При решении вопроса о наличии правовых оснований для ограничения оборотоспособности земельного участка следует исходить из того, что «предназначенными» для размещения объектов транспорта и ограниченными в обороте для целей пп. 7 п. 5 ст. 27 Земельного кодекса РФ являются земельные участки, расположенные в установленных документацией по планировке территории зонах планируемого размещения объектов транспорта и автомобильных дорог федерального, регионального, местного значения, предусмотренных документами территориального планирования.

Представляется целесообразным уточнить перечень оснований отнесения земельных участков к ограниченным в обороте с учетом того, что земельные участки, на которых планируется размещение объектов транспорта и автомобильных дорог, должны признаваться ограниченными в обороте лишь в случае принятия решения о резервировании.

<< | >>
Источник: Логунова Марина Викторовна. Ограничения оборотоспособности земельных участков в публичных интересах. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2019. 2019

Еще по теме Ограничение оборотоспособности земельных участков, предназначенных для размещения объектов транспорта.:

  1. Логунова Марина Викторовна. Ограничения оборотоспособности земельных участков в публичных интересах. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2019, 2019
  2. 2.14.2 Построение аналитических зависимостей для ограниченных подмножеств областей
  3. Объекты для испытаний
  4. Объект для испытания
  5. 13. Запрещение, ограничение и отмена дарения.
  6. III ПРИМЕНЕНИЕ МИКФ К РАСЧЕТУ ПЛАСТИНОК С КРИВОЛИНЕЙНЫМИ УЧАСТКАМИ КОНТУРА
  7. 2.4 Сегментация и построение контуров изображений объектов
  8. Методы вычисления параметров и сопоставления характерных точек объектов
  9. ИССЛЕДОВАНИЕ МЕТОДОВ И УСТРОЙСТВ ВЫЧИСЛЕНИЯ ТРЕХМЕРНЫХ КООРДИНАТ ОБЪЕКТОВ РАБОЧЕЙ СЦЕНЫ
  10. Шляхов Станислав Владимирович. РАЗВИТИЕ И ПРИМЕНЕНИЕ ГЕОМЕТРИЧЕСКИХ МЕТОДОВ К РЕШЕНИЮ НЕКОТОРЫХ ЗАДАЧ ТЕХНИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ ПЛАСТИНОК C КРИВОЛИНЕЙНЫМИ УЧАСТКАМИ КОНТУРА. Диссертация на соискание учёной степени кандидата технических наук. Орёл - 2019, 2019
  11. 2.6 Модель синтеза множества характерных точек и обобщения сегментов и контуров объектов полученных с разных оптико­электронных датчиков
  12. 4.1 Аппаратно-программный стенд для проведения экспериментальынх исследований
  13. Метод масштабирования для пластинок в виде треугольников
  14. Графическое представление решений для пластинок в виде треугольников
  15. § 2. Надлежащие основания для отмены арбитражного решения. Применение Европейской Конвенции 1961 года
  16. Модернизация системы персональных финансов для обеспечения устойчивого развития российской экономики
  17. 3.4 Использование ИК метода для выявления структурных дефектов и оптической неоднородности.
  18. 2.15 Выбор аппроксимирующей функции для пластинок с жестко защемленным и шарнирно опертым контуром