<<
>>

§ 3. Уголовно-правовые санкции за правонарушения в сфере государст­венной тайны.

Значимость сведений, отнесенных к государственной тайне, в любой ци­вилизованной стране во многом подчеркивается жесткостью мер принуждения, которые потенциально могут наступить в результате их противоправного рас­пространения или попадания к противнику (реальному либо потенциальному).

Однако тот факт, что государственная тайна должна в обязательном порядке являться объектом уголовно-правовой защиты, никаких сомнений не вызывает и является законодательной практикой всех развитых стран. Вопрос лишь за­ключается в том, в какой именно вид преступного деяния облекает это законо­датель той или иной страны.

В истории российского уголовного права было несколько периодов, оп­ределявших разные подходы к этой проблеме. В частности, в соответствии со Сводом законов уголовных (ст. 256) диспозиция государственной измены при­менительно к государственной тайне была сформулирована следующим обра­зом:

’’Кто из Российских подданных откроет какую-либо государственную тайну иностранным, хотя и не враждебным с нею державам, или сообщит им планы Российских крепостей или иных укрепленных мест, или опубликует сии планы без дозволения правительства, тот за сие приговаривается:

к лишению всех прав состояния и к ссылке на поселение в отдаленней­ших местах Сибири”[112].

В Уголовном уложении, также входившем в Свод законов уголовных, примерно то же деяние формулировалось следующим образом:

"Виновный в публиковании, сообщении или передаче другому лицу, в интересах иностранного государства, без надлежащего уполномочия:

1) долженствующих сохраняться в тайне сведений или предметов, ка­сающихся внешней безопасности России или вооруженных ее сил или соору­жений, предназначенных для военной обороны страны;

2) плана, чертежа, рисунка либо иного изображения или описания рос­сийского укрепленного места, установленных района либо эспланады оного, военного судна либо иного сооружения, предназначенного для военной оборо­ны страны, или документа, касающегося мобилизации и вообще распоряжений на случай войны, наказываются:

в случае, пунктом 1 сей статьи предусмотренном, - каторгою на срок не свыше восьми лет, а в случае, пунктом 2 сей статьи предусмотренном, - сроч­ною каторгою"[113].

Мы видим здесь, что в качестве преступных признаются конкретные дея­ния, в которых в качестве предмета выступают защищаемые государством све­дения, адресатом передачи - иностранное государство, либо иное лицо, олице­творяющее интерес иностранного государства. Конечно, с позиций современ­ной юридической техники данные законодательные положения выглядят арха­ично, но и из них можно сделать вывод, что основным объектом уголовно-

171 правовой защиты является внешняя безопасность государства, а санкции по со­временным меркам достаточно гуманные,

Уже с первых лет советского периода в жизни России отношение к уго­ловно-правовой защите сведений, составляющих государственную тайну, су­щественно изменяется, приобретая политизированный характер, прежде всего выражающийся в признании этой категории деяний контрреволюционными преступлениями, В соответствии со ст. 66 УК РСФСР 1922 г.[114]"участие в шпионаже всякого рода, выражающееся в передаче, сообщении или похище­нии, или собирании сведений, имеющих характер государственной тайны, в особенности военных, иностранным державам или контр-революционным ор­ганизациям в контр-революционных целях или за вознаграждение, карается -

наказаниями, предусмотренными 1 частью 58-й статьи (т.е. высшей мерой наказания и конфискацией всего имущества с допущением при смягчающих обстоятельствах понижения наказания до лишения свободы на срок не ниже пяти лет со строгой изоляцией и конфискацией всего имущества - PtK,)".

УК РСФСР в редакции 1926 г.[115] также относит передачу сведений, со­ставляющих государственную тайну, к числу контрреволюционных преступле­ний и квалифицирует данное деяние как шпионаж (ст. 5810), понимая под ним "передачу, похищение или собирание с целью передачи сведений, являющихся по своему содержанию специально охраняемой государственной тайной, ино­странным государства, контр-революционным организациям или частным ли­цам". Наказание за данное деяние стало следующим: лишение свободы со стро­гой изоляцией на срок не ниже трех лет, а в тех случаях, когда шпионаж вызвал или мог вызвать особо тяжелые последствия для интересов государства - рас­стрел.

Помимо рассмотренной категории преступлений, в 1947 г. уголовные санкции были введены за целую группу деяний, не относящихся к категории контрреволюционных преступлений. В соответствии с Указом ПВС СССР от

172 09.06.1947 "Об ответственности за разглашение государственной тайны и за ут­рату документов, содержащих государственную тайну"[116] были криминализо­ваны такие деяния как разглашение сведений, составляющих государственную тайну, лицами, получившими их в силу своего служебного положения в случа­ях, когда эти действия не могут быть квалифицированы как измена родине или шпионаж. Отдельно квалифицировано данное деяние применительно к военно­служащим и частным лицам. Также криминализованы деяния в части утраты должностными лицами и военнослужащими документов, содержащих сведе­ния, составляющие государственную тайну. Отдельное преступное деяние об­разовывали "заявка или передача за границу изобретений, открытий и техниче­ских усовершенствований, составляющих государственную тайну, сделанных в пределах СССР, а также сделанных за границей гражданами СССР, командиро­ванными государством.

При всей неоднозначности данного акта все же следует отметить, что благодаря ему из более жестких квалификаций был выведен целый ряд деяний, хотя и преступных по своей сути, но менее опасных для государства, чем те, которые касаются государственной измены и шпионажа.

Окончательный вид, близкий по структуре к современному, уголовные санкции, направленные на обеспечение превентивной защиты сведений, со­ставляющих государственную тайну, обрели в УК РСФСР 1960 г.[117], из которо­го были копированы в уголовные законы других союзных республик. В катего­рию "Особо опасные государственные преступления", с которой начиналась особенная часть УК, были включены две группы деяний: ст. 64 "Измена Роди­не" и ст. 65 "Шпионаж". Измена Родине являлась, как и ныне государственная измена, комплексным понятием, в структуру которого входила целая группа деяний, которые умышленно могли быть совершены гражданином СССР в ущерб государственной независимости, территориальной неприкосновенности или военной мощи СССР. Из них собственно к государственной тайне имели

173 отношения два деяния: шпионаж, а также выдача государственной или военной тайны иностранному государству. Отдельно квалифицировался также шпио­наж, заключающийся в передаче, похищении или собирании с целью передачи иностранному государству, иностранной организации или их агентуре сведе­ний, составляющих государственную или военную тайну (ст. 65).

К разряду "Иных государственных преступлений" были отнесены также два вида деяний, предметом преступления в которых была государственная тайна:

♦ ст. 75 "Разглашение государственной тайны";

♦ ст. 76 "Утрата документов, содержащих государственную тайну".

Диспозиция уголовно-правовой нормы, относящейся к первому виду, была сформулирована следующим образом: "Разглашение сведений, состав­ляющих государственную тайну, лицом, которому эти сведения были дове­рены или стали известны по службе или работе, при отсутствии признаков измены Родине или шпионажа". Диспозиция второй уголовно-правовой нор­мы - "Утрата документов, содержащих государственную тайну, а равно предметов, сведения о которых составляют государственную тайну, лицом, которому они были доверены, если утрата явилась результатом нарушения установленных правил обращения с указанными документами или предмета­ми".

Помимо указанных деяний, в перечень воинских преступлений была включена ст. 259 "Разглашение военной тайны или утрата документов, содер­жащих военную тайну", в которой выделялись две категории сведений, охваты­ваемые понятием "военная тайна": сведения военного характера, составляющие государственную тайну и военные сведения, не подлежащие оглашению, но не являющиеся государственной тайной.

C некоторой незначительной корректировкой указанные виды уголовно­наказуемых деяний оставались в структуре УК РСФСР вплоть до 31.12.1996 г., когда он прекратил свое действие.

174

Действующий российский Уголовный закон сменил ряд акцентов в отно­шении рассматриваемой группы уголовно-наказуемых деяний. Прежде всего исчезло само понятие "Государственное преступление". Теперь акцент сделан на том объекте или группе объектов, против которых направлено преступление. В частности, применительно к рассматриваемым отношениям речь идет о родо­вой группе преступлений - преступлениях против государственной власти и видовой, более частной группе, - преступлениях против основ конституционно­го строя и безопасности государства. Деяние, ранее охватываемое статьей 259 УК РСФСР, фактически декриминализовано - в настоящее время администра­тивно-правовая доктрина и уголовно-правовая доктрина не выделяет в качестве самостоятельной категории военную тайну.

Современная структура объективной стороны состава преступления "Го­сударственная измена" по-прежнему является многокомпонентной. Как отмеча­ется А.С. Гореликом, применительно к проблематике настоящего диссертаци­онного исследования, первым видом государственной измены является шпио­наж. Его объективные признаки совпадают с описанными в диспозиции состава как самостоятельного преступления (ст. 276) и заключаются в передаче, а равно собирании, похищении или хранении в целях передачи иностранному государ­ству, иностранной организации или их представителями сведений, составляю­щих государственную тайну, а также передаче или собиранию по заданию ино­странной разведки иных сведений для использования их в ущерб внешней безопасности Российской Федерации. Следовательно, речь идет о двух разно­видностях шпионажа, которые различаются главным образом по предмету (го­сударственная тайна или иные сведения)[118].

Нас, естественно, интересует первая разновидность. Адресатом вышеопи­санных действий является иностранное государство или иностранная организа­ция. Если с категорией "иностранное государство" все ясно, то с категорией "иностранная организация" не совсем все ясно. В литературе по уголовному праву данный вопрос чаще всего обходится стороной, однако, по мнению авто-

175 ра, речь идет о любом юридическом лице, которое имеет иностранную юрис­дикцию, т.е. регистрацию в качестве юридического лица в любом иностранном государстве. Именно данный признак должен быть положен в основу квалифи­кации такого субъекта. В таком случае под данную категорию не подпадают юридические лица, имеющие в числе учредителей иностранные организации, но приобретшие гражданскую правосубъектность в Российской Федерации (так называемые совместные предприятия).

Вторым видом преступления, охватываемым рассматриваемой статьей, является государственная измена в форме выдачи государственной тайны. По сути, данное деяние очень близко к шпионажу, особенно по способу передачи сведений. Отличие состоит в том, что выдачу может осуществить только субъ­ект, который сам правомерно располагает сведениями, составляющими госу­дарственную тайну, а не добывает их (или осуществляет иные действия), не имея права легального к ним доступа.

Весь социалистический период деяния такого рода наказывались очень сурово. Даже начиная с 1960 г., при возникновении некоторой тенденции к экономии уголовной репрессии, наказание заключалось в лишении свободы на срок от 10 до 15 лет с конфискацией имущества или смертной казнью с конфи­скацией имущества. После вступления в силу УК РФ наказание определялось в пределах от 12 до 20 лет лишения свободы и смертная казнь в качестве уголов­ной санкции впервые к лицам, совершившим такие преступления, не применя­лась. Конфискация имущества как дополнительное наказание стало применять­ся на альтернативной основе. Наконец, в соответствии с Федеральным законом от 08.12.2003 № 162-ФЗ[119] конфискация заменена альтернативным денежным штрафом, исчисляемым в конкретной сумме или в качестве дохода осужденно­го за определенный период времени.

В том случае, если шпионаж совершен иностранным гражданином или лицом без гражданства (ст. 276), он наказывается лишением свободы на срок от 10 до 20 лет без дополнительных санкций.

176

Из вышеизложенного можно сделать вывод о том, что законодатель по- прежнему относит данные деяния к числу особо тяжких преступлений, однако смертная казнь исключена из санкций, что свидетельствует о существенной экономии уголовной репрессии.

Следующим видом преступного деяния, предметом которого выступают сведения, составляющие государственную тайну, в российском Уголовном за­коне является ст. 283 "Разглашение государственной тайны". Объективная сто­рона данного преступления характеризуется действием, именуемым разглаше­нием. По мнению А.В. Наумова разглашение государственной тайны есть пре­дание огласке или распространение с нарушением установленного порядка (правил) сведений, составляющих государственную тайну, вследствие чего они становятся известны посторонним лицам* [120]. По мнению В.М. Лебедева под раз­глашением сведений, составляющих государственную тайну, следует понимать противоправное предание огласке этих сведений, в результате чего они стали достоянием других лиц[121].

Из этих рассуждений становится ясным, что комментаторы УК разглаше­ние как действие или совокупность действий понимают довольно широко - во всяком случае, существенно шире, чем простое сообщение информации голо­сом, хотя с чисто лингвистической точки зрения это неправильно. Разглашение есть частный случай распространения информации, осуществленный опреде­ленным способом. Помимо указанного, автор не согласен с позицией А.В. Нау­мова о том, что адресатами информации являются посторонние лица. Законода­тель предельно четко выразил в данной норме свою позицию - речь идет о дру­гих лицах, т.е. о любых третьих лицах, которым сведения, составляющие госу­дарственную тайну, не могут быть переданы по легальным основаниям, в том числе и сослуживцы лица, совершившего данное деяние. В диспозиции рас­сматриваемой нормы имеется оговорка "при отсутствии признаков государст-

177 венной измены", т.е. законодатель как бы проводит мостик между понятиями "разглашение" и "выдача". По мнению автора, хотя такая позиция имеет право на существование, однако это устаревшая форма соотношения, пришедшая из социалистического права. Перед нами разные по сути деяния: выдача осущест­вляется адресно, с целью нанесения ущерба внешней безопасности страны, у разглашения же не может быть таких существенных мотивов - это просто со­общение информации. Отсюда и разница в санкции: арест на срок от 4 до 6 ме­сяцев или лишение свободы на срок до 4 лет с дополнительной санкцией в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определен­ной деятельностью на срок до 3 лет или без таковой.

В пользу позиции автора о принципиальном отличии разглашения госу­дарственной тайны от выдачи государственной тайны свидетельствует и нали­чие в статье квалифицированной формы преступного деяния - повышенной от­ветственности при наступлении тяжких последствий. Причем в первоначальной редакции УК РФ речь шла о деянии, повлекшем тяжкие последствия, а в редак­ции Федерального закона от 08.12.2003 № 162-ФЗ появилось существенное до­полнение "по неосторожности". Таким образом, субъект преступления перво­начальным умыслом в рамках этого деяния в принципе не может идти к госу­дарственной измене в форме выдачи государственной тайны. Квалифицирован­ное деяние влечет за собой наказание в виде лишения свободы на срок от 3 до 7 лет с обязательным дополнительным наказанием в виде лишения права зани­мать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 3 лет.

И, наконец, четвертое уголовно-наказуемое деяние, предметом которого являются сведения, составляющие государственную тайну: ст. 284 "Утрата до­кументов, содержащих государственную тайну". В данном случае объективную сторону состава преступления образует деяние, заключающееся в нарушении лицом, имеющим допуск к государственной тайне, установленных правил об­ращения с содержащими государственную тайну документами, а равно с пред-

Лебедев В.М. Комментарий к УК РФ. М. 2005. С. 389.

178 метами, сведения о которых составляют государственную тайну, если это по­влекло по неосторожности их утрату и наступление тяжких последствий.

В сравнении с советским периодом данное деяние существенным образом сжато - уголовная ответственность наступает только в случае наступления тяжких последствий по неосторожности. Ранее, в соответствии со ст. 76 УК РСФСР наказывалась лишением свободы на срок от 1 года до 3 лет утрата до­кументов, содержащих государственную тайну, если она явилась результатом нарушения установленных правил обращения с указанными документами или предметами. При наступлении тяжких последствий предусматривалось наказа­ние в виде лишения свободы на срок от 3 до 8 лет.

Важными моментами при оценке данного деяния являются, во-первых, наличие специальной квалифицирующей характеристики у субъекта - допуска к государственной тайне. По мнению автора, включение этой характеристики было связано с тем, чтобы сделать дополнительный акцент на знании лицом, совершившим преступление, правил обращения с ними, исходя из того, что ка­ждое лицо, имеющее такой допуск, данные правила должно изучить.

В отношении определения состава тяжких последствий, то это прежде всего публичное распространение утраченных документов, в результате чего они становятся известными в том числе иностранным государствам.

В завершение рассмотрения проблемы наличия в уголовном законода­тельстве России санкций за правонарушения в сфере государственной тайны, следует также обратить внимание на тот факт, что все рассмотренные выше деяния помещены в главу 29 "Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства". Причем следует обратить внимание на по­зицию законодателя относительно направленности преступлений - одновре­менно против основ конституционного строя, и на ослабление или подрыв должного уровня безопасности государства. По мнению автора, разглашение государственной тайны или утрата документов, составляющих государствен­ную тайну, по степени общественной опасности для основ конституционного строя явно неравновесны с такими деяниями как насильственный захват власти,

вооруженный мятеж или тот же шпионаж. Даже в советский период здесь была довольно четкая градация, согласно которой разглашение и утрата относились к разряду "иных государственных преступлений".

Обратимся теперь к практике установления уголовно-правовых санкций за правонарушения в сфере государственной тайны в других государствах- участниках СНГ. В качестве общего замечания следует указать, что основой для построения всех уголовных кодексов этих стран является советская уголов­но-правовая доктрина, что отражается в логике построения законов, определе­нии ключевых уголовно-правовых категорий и т.п. Несомненным является так­же то, что действующий УК РФ также оказал существенное влияние на общее моделирование конструкций этих актов. Но тем не менее имеют место и разли­чия.

Уголовный кодекс Азербайджанской Республики 1999 г.[122] содержит полностью однотипные с российским УК деяния в сфере государственной тай­ны: государственная измена, шпионаж, разглашение государственной тайны и утрата документов, содержащих государственную тайну. Применительно к го­сударственной измене разница состоит в следующем: выдача государственной тайны является преступлением лишь в том случае, если эта информацию была передана иностранному государству (иностранная организация исключена из числа получателей); помимо наказания в виде лишения свободы на срок от 10 до 15 лет, предусмотрено пожизненное лишение свободы с конфискацией иму­щества или без таковой. Нижний предел санкции за собственно шпионаж уста­новлен в 7 лет лишения свободы, верхний (15 лет) приравнен к государствен­ной измене. В диспозиции уголовно-правовой нормы "Утрата документов, со­держащих государственную тайну" субъект преступления характеризуется как "лицо, имеющее доступ к документам, содержащим государственную тайну", что по мнению автора, является более точным в сравнении с российским под­ходом, т.к. допуск - это потенциальная возможность, а доступ - реальное озна-

180 комление со сведениями, составляющими государственную тайну. Утратить то, к чему субъект не имел доступа, невозможно.

Уголовный кодекс Республики Армения 2003 г.[123] содержит одинаковые с российским статьи, что дает внешнюю схожесть в подходах, однако в ряде слу­чаев имеются существенные с научной точки зрения уточнения, свидетельст­вующие не о полном копировании норм российского УК, а об определенной самостоятельной позиции армянских законодателей. Так, в частности, разгла­шение государственной тайны разделено на два самостоятельных деяния - раз­глашение, совершенное умышленно (с наибольшей санкцией в виде лишения свободы на срок до 4 лет), и разглашение государственной тайны по неосто­рожности, где верхний предел санкции составляет 2 года лишения свободы. В российском УК криминализовано только умышленное разглашение сведений, составляющих государственную тайну. Автор полагает, что чаще всего разгла­шение происходит в результате небрежности или легкомыслия, и именно от этого необходимо защищать данные отношения в первую очередь. C такой точ­ки зрения позиция армянских законодателей заслуживает внимания.

Интерес представляет и диспозиция уголовно-правовой нормы "Наруше­ние правил обращения с документами или компьютерной информацией, содер­жащими государственную тайну". Первое и основное здесь - выделение само­стоятельной категории "компьютерная информация, содержащая государствен­ную тайну". В настоящее время является очевидным, что все больше и больше сведений различного характера, в том числе отнесенных к государственной тайне, хранится в электронной форме отображения (в виде компьютерных фай­лов). И игнорировать этот момент, давая уголовно-правовую характеристику наказуемому деянию, не следует. Поэтому позиция армянских законодателей в данном вопросе заслуживает не просто внимания, но требует прямого заимст­вования.

Вторым моментом, на который следует обратить внимание, является ха­рактеристика лица, которое может выступать в качестве субъекта данного пре-

181 отупления: в УК Армении это лицо, которое обязано соблюдать правила обра­щения с документами и компьютерной информацией, содержащими государст­венную тайну (отличие от российского "имеющее допуск к государственной тайне" весьма существенное). В первом случае подлежит доказыванию кон­кретный факт - возложена ли на лицо обязанность соблюдать установленные правила персонально, либо нет (что, в частности, подразумевает и ознакомле­ние с содержанием соответствующих инструкций и правил), во втором случае только факт наличия допуска, но не факт ознакомления с правилами, что более расплывчато. При этом криминализовано собственно деяние, в результате ко­торого допущена утрата документов, предметов или компьютерной информа­ции, содержащих сведения, составляющие государственную тайну (максималь­ная санкция - 1 год лишения свободы), а также деяние, которое по неосторож­ности повлекло тяжкие последствия (максимальная санкция - 3 года лишения свободы).

Уголовный кодекс Республики Беларусь 1999 г.123 [124], оставаясь в целом в рамках общей концепции криминализации деяний в сфере государственной тайны, тем не менее имеет существенные особенности в формулировании ряда норм. Прежде всего обращает на себя внимание то, что данные нормы помеще­ны в раздел "Преступления против государства и порядка осуществления вла­сти и управления" и частично объединены в главу "Преступления против госу­дарства", а частично - в главу "Преступления против порядка управления", что несколько разнится с отечественным подходом и представляет собой самостоя­тельную и, на взгляд автора, более продуманную теоретическую концепцию. В соответствии с диспозицией уголовно-правовой нормы "Измена государству" выдача государственной тайны и шпионаж как формы данного преступления квалифицируются в качестве самостоятельных деяний (санкция - лишение сво­боды на срок от 7 до 15 лет), так и могут быть сопряжены с убийством (в дан-

182 ном случае санкция - лишение свободы на срок от 10 до 25 лет, либо пожиз­ненное заключение, либо смертная казнь).

Интересным с научной точки зрения в подходе белорусских законодате­лей является то, что освобождение от уголовной ответственности допускается только в отношении лица, совершившего шпионаж либо измену государству в форме шпионажа. Иные виды измены государству не влекут таких последст­вий.

УК Белоруссии различает умышленное разглашение государственной тайны (максимальная санкция - лишение свободы на срок до 3 лет), а также разглашение государственной тайны по неосторожности. В диспозицию по­следней включена также утрата документов или компьютерной информации, содержащих государственную тайну, если утрата явилась нарушением установ­ленных правил (максимальная санкция - лишение свободы на срок до 1 года). При наступлении тяжких последствий максимальная санкция - лишение свобо­ды на срок до 3 лет.

Учитывая то, что законодательство Белоруссии регулирует отношения не только в отношении государственной тайны, но и в отношении служебной тай­ны (общая категория "государственные секреты"), в структуру УК включено деяние "Умышленное разглашение сведений, составляющих служебную тайну". Уголовно-наказуемым является умышленное разглашение экономических, на­учно-технических или иных сведений, составляющих служебную тайну, лицом, которому эти сведения были доверены по службе или работе, при отсутствии признаков измены государству, шпионажа, коммерческого шпионажа или раз­глашения коммерческой тайны. Максимальное наказание - лишение свободы на срок до 3 лет, при квалифицированном составе (тяжкие последствия) - ли­шение свободы на срок до 5 лет.

Юридическая конструкция уголовно-наказуемых деяний в сфере государ­ственной тайны в УК Белоруссии носит в некоторой степени дискуссионный характер (в частности, это касается целесообразности установления уголовной санкции за разглашение государственной тайны по неосторожности, слишком

183 суровых наказаний за разглашение служебной тайны), но в целом ее можно признать логичной и внутренне согласованной.

Уголовный кодекс Грузии 2000 г.125 предлагает несколько отличную от рассмотренных выше конструкций систему уголовно-наказуемых деяний в сфере государственной тайны, Прежде всего это касается понятия "государст­венная измена", которое значительно шире, чем традиционное. К ним относят­ся, помимо выдачи государственной тайны и шпионажа, в частности, наруше­ние территориальной неприкосновенности Грузии, заключение антиконститу­ционных договоров или ведение антиконституционных переговоров (странно, что такие могут быть - Р.Л*.), поступление на службу в иностранную разведку, саботаж и т.п. Помимо граждан Грузии субъектами государственной измены могут быть постоянно проживающие в Грузии лица без гражданства.

Выдача государственной тайны как уголовно-наказуемое деяние вынесе­но в отдельную статью. При этом под ней понимается не только "предоставле­ние государственной тайны Грузии иностранному государству, иностранной организации или их представителям" (традиционная трактовка), но и ее "пуб­личное разглашение в ущерб государственным интересам Грузии, а равно иные деяния в тех же целях, делающие доступной государственную тайну посторон­ним лицам". Получается, что выдача государственной тайна по существу смы­кается с деянием, именуемым "разглашение государственной тайны". Весьма оригинален у грузинских законодателей и подход к определению субъекта это­го преступления - это лицо, которому государственная тайна Грузии стала из­вестна в силу служебного положения или была доверена в связи с исключи­тельными обстоятельствами (характерно, что Закон о государственной тайне Грузии такого механизма не предусматривает). Наказание за выдачу государст­венной тайны предусмотрено при простом составе в виде лишения свободы на срок от 5 до 15 лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 3 лет; при квалифициро­ванном составе (совершение в военное время или наступление тяжких послед-

184 ствий) - на срок от 8 до 15 лет с лишением права занимать определенные долж­ности или заниматься определенной деятельностью на срок до 3 лет.

Есть свои особенности в УК Грузии, касающиеся описания наказуемого деяния, именуемого "Шпионаж" и установления наказания за это преступление. Помимо традиционных видов действий (собирание, хранение, похищение, пе­редача) уголовно-наказуемым является также вымогательство, что, в принципе, является правильным подходом, т.к. в современных условиях это может быть. Применительно к шпионажу выделяется также квалифицированный состав: шпионаж в военное время или в ходе вооруженного конфликта, либо повлек­ший тяжкие последствия для интересов Грузии. При простом составе наказание устанавливается в виде лишения свободы на срок от 5 до 10 лет (довольно гу­манно по меркам других стран), при квалифицированном - от 8 до 20 лет.

Выделено в отдельную статью и деяние под названием "Разглашение го­сударственной тайны". При этом законодатели Грузии совершенно одинаково подходят как к умышленному разглашению, так и к разглашению по неосто­рожности - за любое из этих преступлений может быть назначено наказание в виде лишения свободы на срок до 5 лет с лишением права занимать определен­ные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 3 лет. При наступлении тяжких последствий назначается наказание на срок от 5 до 8 лет лишения свободы.

Помимо вышеуказанных выделяется также преступление под названием "Нарушение порядка соблюдения государственной тайны", под которым пони­мается "умышленное или по неосторожности нарушение порядка обращения с документами или предметами, содержащими государственную тайну, повлек­шее повреждение, уничтожение или утрату таких документов или предметов". У автора возникают серьезные сомнения в том, что умышленное (а тем более неосторожное) повреждение или уничтожение документа, содержащего сведе­ния, составляющие государственную тайну, представляют столь существенную общественную опасность, что подлежат уголовной ответственности, причем

123Уголовный кодекс Грузии. СПб. 2002. С. 323-334.

185 исключительно в виде лишения свободы на срок до 3 лет с обязательным до­полнительным наказанием в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 3 лет. Вы­шеуказанное деяние, повлекшее разглашение государственной тайны или иные тяжкие последствия наказывается лишением свободы на срок от 2 до 6 лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься опреде­ленной деятельностью на срок до 3 лет.

Давая оценку системе уголовно-правовых санкций в сфере государствен­ной тайны, предусмотренных УК Грузии, следует отметить, что их формулиро­вание несет в себе отпечаток той общественно-политической обстановки, кото­рая сложилась в этой стране после распада СССР (например, уравнивание меж­ду собой военных действий и вооруженного конфликта, т.е. войны, которую ведет государства против другого государства и конфликта на почве сепара­тизма). Помимо этого, присутствует и внутренняя разбалансированность ряда норм. C одной стороны, санкции за довольно серьезные преступления, многими странами относимые к категории особо опасных, как в частности шпионаж, очень мягкие, с другой - криминализуется неосторожное повреждение или уничтожение документов, что не может рассматриваться как посягательство на безопасность государства.

Уголовный кодекс Республики Казахстан 1997 г.126 при идентичности в формировании системы уголовно-наказуемых деяний в сфере государственной тайны по отношению к российскому уголовному закону, тем не менее содержит ряд особенностей, имеющих определенный научный интерес. Прежде всего это касается того, что такие деяния как государственная измена в форме шпионажа и в форме выдачи государственной тайны имеют простой и квалифицирован­ный составы. При простом составе наказание следует в виде лишения свободы на срок от 10 до 15 лет с конфискацией имущества или без таковой, а при ква­лифицированном составе (во время войны или в боевой обстановке при отяг­чающих обстоятельствах) предусматривается наказание в виде лишения свобо-

186 ды на срок до 20 лет либо смертная казнь с конфискацией имущества или без таковой или пожизненное лишение свободы с конфискацией имущества или без таковой.

Деление деяния, именуемого "Государственная измена", на простой и квалифицированный составы, по мнению автора, представляет научный инте­рес, т.к. уменьшает уровень судебной дискреции при назначении наказания и более четко обозначает повышение уровня общественной опасности таких пре­ступлений во время войны, когда получение противником сведений, состав­ляющих государственную тайну, может привести к немедленным потерям в живой силе, вооружении или ином имуществе, захвате территории и т.п. Пред­ставляется, что разделение аналогичной группы деяний в российском УК по та­кому же принципу позволит, с одной стороны, послужить большей гуманиза­ции уголовного законодательства, с другой - более серьезно защитить государ­ство от преступных посягательств в военное время.

В отличие от отечественной статьи "Разглашение государственной тай­ны" в УК Казахстана предусмотрена группа уголовно-наказуемых деяний под общим названием "Незаконное получение, разглашение государственных сек­ретов". Первым из них является "Собирание сведений, составляющих государ­ственную тайну, путем похищения документов, подкупа или угроз в отношении лиц, владеющих государственными секретами, или их близких, перехвата в средствах связи, незаконного проникновения в компьютерную систему или сеть, использования специальных технических средств, а равно иным незакон­ным способом при отсутствии признаков государственной измены или шпио­нажа". Любое из этих деяний наказывается арестом на срок от 4 до 6 месяцев или лишением свободы на срок до 5 лет с лишением права заниматься опреде­ленной деятельностью или занимать определенные должности или без таково­го.

Если бы речь шла только о государственной тайне, то сомнения в нали­чии в УК данного деяния несомненно возникли бы, т.к. такие сведения, являясь 126Уголовный кодекс Республики Казахстан. СПб. 2001. С. 187-195.

187 сугубо государственным информационным ресурсом, вряд ли вызвали бы инте­рес у граждан страны или коммерческих структур. Но государственные секреты понятие более широкое, обладание такого рода сведениями может дать ком­мерческое преимущество. Например, при заключении государственных кон­трактов, упреждения последствий правительственных решений в финансовой, таможенной сферах и т.п. В силу указанного наличие данной группы деяний в структуре УК следует признать оправданным.

Вторая и третья части данной статьи посвящены описанию деяний, свя­занных с разглашением сведений, составляющих государственную тайну и служебную тайну. По данному поводу необходимо отметить, что казахские за­конодатели поступили в достаточной мере взвешенно, разграничив эти деяния по предмету, т.к. наказание за разглашение государственной тайны в сравнении со служебной тайной должной быть выше. Об этом также свидетельствует то, что разглашение служебной тайны, в отличие от государственной тайны, не имеет дополнительной квалификации в виде наступления тяжких последствий.

По этому же принципу разграничены деяния, заключающиеся в утрате документов или предметов, сведения о которых составляют государственную тайну и служебную тайну соответственно. За такое деяние применительно к го­сударственной тайне максимальное наказание назначается в виде лишения сво­боды на срок до 4 лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 3 лет; применительно к служебной тайне - на срок до 1 года с лишением указанных прав на срок до 2 лет.

В целом можно сказать, что в УК Казахстана система норм, предусматри­вающих уголовную ответственность в сфере государственных секретов, выгля­дит внутренне согласованной и сбалансированной.

Уголовный кодекс Киргизии 1997 г.[125]устанавливает уголовно­наказуемые деяния в сфере государственной тайны аналогично системе, преду­смотренной в российском УК с установлением наказаний в равном размере.

188 Исключение составляет лишь то, что в структуре государственной измены не выделяется преступление в виде государственной измены в форме шпионажа. Помимо указанного, в данном уголовном законе имеется отдельная статься, описывающая такое деяние как "Передача или собирание с целью передачи иностранным организациям сведений, составляющих служебную тайну". При сохранении в законодательстве данного государства понятия "государственные секреты" наличие такого уголовно-наказуемо го деяния является оправданным. Данная статья является точным воспроизведением ст. 761 УК РСФСР, введен­ной Указом Президиума Верховного Совета СССР от 30.01.1984 г.127 [126] По анало­гии она была введена и в УК Киргизской CCP и сохранилась в новом уголов­ном законе. Сохранились и санкции, предусмотренные этой статьей: при про­стом составе - лишение свободы на срок до 3лет, при квалифицированном со­ставе - на срок до 8 лет.

Уголовный кодекс Республики Молдова 2002 г.[127] сохранил в точности систему деяний в сфере государственной тайны, которая была сформирована в советский период. Не изменилось даже название статьи "Измена Родине". Единственным отличием стала величина наказаний. За измену Родине устанав­ливается очень жесткое наказание в виде лишения своды на срок от 16 до 25 лет, либо пожизненное заключение, за шпионаж - лишение свободы на срок от 16 до 25 лет. За разглашение государственной тайны предусмотрена альтерна­тивная санкция в виде штрафа в размере 600 условных единиц (1 условная еди­ница равна 20 леям), либо лишением свободы на срок от 2 до 5 лет с лишением в обоих случаях права занимать определенные должности или заниматься оп­ределенной деятельностью на срок до 5 лет. При наступлении тяжких послед­ствий санкция повышается - лишение свободы на срок от 5 до IO лет с лишени­ем указанных прав без каких-либо альтернатив.

При утрате документов, содержащих государственную тайну, наказание предусматривается и в случае собственно утраты, если она явилась результатом нарушения установленных правил обращения с указанными документами или предметами (штраф в размере от 150 до 400 условных единиц, лишение свобо­ды на срок от 1 года до 3 лет с лишением в обоих случаях права занимать опре­деленные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 5 лет), и при наступлении тяжких последствий (лишение свободы на срок от 3 до 10 лет с лишением указанных прав на срок от 2 до 5 лет).

Молдавия является малым государством, которое не может иметь серьез­ных вооруженных сил и самостоятельно проводить внешнюю политику. В силу этого в ней не может быть государственной тайны такого уровня, чтобы ее рас­пространение могло привести к серьезному ущербу безопасности или экономи­ке страны. Поэтому наличие таких жестких санкций за указанные деяния автор находит неоправданным.

Уголовный кодекс Республики Таджикистан 1998 г.!3° практически пол­ностью копирует нормы российского УК с той лишь разницей, что величина уголовной санкции за преступления, объединяемые в статьи "Измена государ­ству" и "Шпионаж" (в российском УК нижний уровень санкции 12 и 10 лет со­ответственно), в этом уголовном законе одинаковы. По мнению автора, с точки зрения соблюдения конституционного принципа "все равны перед законом" подход таджикских законодателей более правильный. Не должно быть норма­тивно установленной разницы в том, кто совершил преступление - граждане страны, либо иностранец или апатрид. За содеянное они должны отвечать оди­наково.

Несколько разнятся в УК Таджикистана и санкции за разглашение госу­дарственной тайны и утрату документов, содержащих государственную тайну. За обычный состав разглашения они несколько ниже российских, за квалифи­цированный состав выше по верхнему уровню на целях 3 года лишения свобо-

130 Уголовный кодекс Республики Таджикистан. СПб. 2001. С. 318-324.

190 ды. На 1 год снижена санкция за утрату документов, содержащих государст­венную тайну.

Уголовный кодекс Республики Узбекистан 1995 г.[131] также содержит ана­логичный российскому набор уголовно-наказуемых деяний в сфере государст­венной тайны. Однако отличий в их конструировании больше в сравнении с подходом таджикских законодателей. В частности, применительно к уголовно­му законодательству не делается различий между государственной и служебной тайной по уровню ответственности (как автор отмечал в других параграфах ис­следования в законодательстве Узбекистана реализована конструкция "госу­дарственные секреты"), что делает применение норм УК Узбекистана более ре­прессивными. Как автор указывал выше, в законодательстве других стран СНГ, сохранивших конструкцию "государственные секреты" (Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Туркменистан) это различение проводится. За любое из деяний, объ­единенных в статью "Измена государству", помимо лишения свободы на срок от 10 до 20 лет, предусмотрена смертная казнь с конфискацией имущества.

Несколько более размытой выглядит диспозиция статьи "Шпионаж": вме­сто апробированного в других уголовных законах понятия "представитель ино­странного государства, иностранной организации" введен термин "агентура", который вряд ли определен в законодательстве Республики Узбекистан.

УК Узбекистана, в отличие от российского уголовного закона, четко раз­деляет понятия "разглашение государственных секретов" и "передача государ­ственных секретов", когда речь идет о противоправном распространении такой информации при отсутствии признаков измены государству (наказание здесь предусмотрено в виде лишения свободы на срок от 3 до 5 лет при простом со­ставе и от 5 до 8 лет при квалифицированном составе), что по мнению автора, более точно соответствует характеру данного противоправного деяния.

Интересным с научной точки зрения моментом также является распро­странение ответственности за разглашение или передачу государственной тай­ны не только на субъектов, которым она была доверена или стала известной в

191 связи с исполнением служебных обязанностей, но и на лиц, которым такие све­дения стали доступны в связи с осуществлением профессиональной деятельно­сти. Автор обращает на это внимание потому, что в отечественном законода­тельстве о государственной тайны предусмотрены субъекты, которые становят­ся обладателями сведений, составляющих государственную тайну именно в связи с такой деятельностью (адвокаты, привлекаемые в качестве защитника в уголовном процессе по делам, в которых фигурируют сведения, составляющие государственную тайну). К сожалению, российский УК таких важных правовых нюансов не предусматривает.

Неплохим уточнением является перечисление объектов, которые могут быть предметом преступления в статье "Утрата документов, содержащих госу­дарственную или военную тайну". Помимо собственно документов, а также предметов, сведения о которых составляют государственную или военную тай­ну (в законодательстве Республики Узбекистан выделяется такая категория), в данный УК введено понятие "вещества, сведения о которых составляют госу­дарственную тайну или военную тайну". По мнению автора, это является более правильным подходом, поскольку вещество не во всех случаях оформлено в виде предмета (например, жидкое ракетное топливо, химический реагент, ис­пользуемый для обеззараживания местности и т.п.). Имеет смысл рассмотреть возможность дополнения соответствующей нормы УК РФ данной категорией.

Уголовный кодекс Украины 2001 г.131 [132] при сохранении аналогичного рос­сийскому общего перечня уголовно-наказуемых деяний в сфере государствен­ной тайны, предусматривает несколько иную их градацию: государственная измена и шпионаж включены в раздел "Преступления против основ националь­ной безопасности Украины", а разглашение государственной тайны и утрата документов, содержащих государственную тайну - в раздел "Преступления в сфере охраны государственной тайны, неприкосновенности государственных границ, обеспечения призыва и мобилизации". Как представляется автору, ро-

192 довой объект преступного посягательства в данном случае представлен более точно.

В описании объективной стороны состава преступления "Государствен­ная измена" в качестве непосредственного объекта, наряду с государственной и экономической безопасностью выделяется такой как информационная безопас­ность, что не встречалось ни в одном из рассмотренных выше уголовных зако­нов стран СНГ, Однако ясно выраженного деяния в виде выдачи государствен­ной тайны в перечне деяний, объединенных в статью "Государственная изме­на", не содержится. Видимо, оно включено в деяние "оказание иностранному государству, иностранной организации или их представителям помощи в про­ведении подрывной деятельности против Украины", Косвенным подтверждени­ем для данного вывода является конструкция диспозиции статьи "Разглашение государственной тайны", где есть акцент на отсутствие признаков государст­венной измены или шпионажа. Наказание за государственную измену преду­смотрено в виде лишения свободы на срок от 10 до 15 лет, за шпионаж - от 8 до 15 лет без каких-либо дополнительных санкций.

Конструкция описательной части уголовно-наказуемого деяния "Разгла­шение государственной тайны" не имеет каких-либо отличий от российского аналога, за исключением повышенного на один год максимального срока ли­шения свободы.

Преступления, объединенные в статью "Утрата документов, содержащих государственную тайну", в отличие от российской конструкции, имеет простой и квалифицированный составы, т.е. криминализована собственно утрата доку­ментов, иных материальных носителей и предметов (лишение свободы на срок до 3 лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 3 лет), а также то же деяние при насту­плении тяжких последствий (лишение свободы на срок от 2 до 5 лет).

По мнению автора, научный интерес представляет группа уголовно­наказуемых деяний, объединенных в статью "Передача или собирание сведе­ний, составляющих конфиденциальную информацию, являющуюся собствен-

193 ностью государства". Речь идет о передаче или собирании с целью передачи иностранным предприятиям, организациям или их представителям экономиче­ских, научно-технических или иных сведений, составляющих конфиденциаль­ную информацию, являющуюся собственностью государства, лицом, которому эти сведения были доверены или стали известны в связи с исполнением слу­жебных обязанностей при отсутствии признаков государственной измены или шпионажа.

Анализ нормативных правовых актов Украины в этой части показал, что какого-либо сводного перечня такой информации в этом государстве нет. Что касается общей нормы, то она установлена ст. 30 Закона Украины от 02.10.1992 № 2657-ХП "Об информации", согласно которой "в отношении информации, являющейся собственностью государства и находящейся в пользовании орга­нов государственной власти и органов местного самоуправления, предприятий, учреждений и организаций всех форм собственности, с целью ее сохранения (выделено - Р.К.) может быть в соответствии с законом установлен ограничен­ный доступ - предоставлен статус конфиденциальной". По мнению автора, речь идет о чем-то близком к понятию "служебная тайна", но с правовой точки зре­ния более расплывчатом, что дает органам предварительного расследования и судам излишнюю широту в определении деяний, подпадающих под действие данной статьи.

В качестве заключения к данному параграфу исследования, автор хотел бы отметить следующее.

1, Проведенный в данном параграфе исследования сравнительный анализ российского уголовного законодательства и аналогичного законодательства стран СНГ, регулирующего отношения в сфере государственной тайны, убеди­тельно доказал, что в этом законодательстве сохранилась определенная преем­ственность от уголовно-правовой доктрины советского периода.

2. Сроки принятия уголовных кодексов большинства стран СНГ показы­вают, что они были приняты после вступления в силу Уголовного кодекса Рос-

194 сийской Федерации, и в определенной мере его положения в рассматриваемой сфере приняты законодателями этих стран в качестве базовой модели.

3. Несмотря на вышеуказанное, в конструировании диспозиций, установ­лении величины санкций в ряде уголовных кодексов государств-участников СНГ присутствует индивидуальный подход, в ряде случаев может быть исполь­зованный для совершенствования соответствующих норм российского Уголов­ного кодекса (УК Белоруссии, Казахстана, Узбекистана), а в ряде случаев вы­зывающий недоумение (УК Грузии, Молдавии), связанное с нарушением прин­ципов гуманизма при конструировании уголовно-правовых норм, либо отсутст­вия научной обоснованности подходов при осуществлении данной деятельно­сти.

<< | >>
Источник: Корсун Роман Владимирович. Правовой институт государственной тайны и его отражение в законодательстве государств, входящих в СНГ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2007. 2007

Еще по теме § 3. Уголовно-правовые санкции за правонарушения в сфере государст­венной тайны.:

  1. Корсун Роман Владимирович. Правовой институт государственной тайны и его отражение в законодательстве государств, входящих в СНГ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2007, 2007
  2. 3. Понятие государственной тайны
  3. 3. Государственное управление в социальной сфере (социально-культурной сфере)
  4. 52. Права, и обязанности сторон по договору банковского кредитования. Санкции за ненадлежащее исполнение договора.
  5. 3. Понятие и состав административного правонарушения
  6. 2. Органы, осуществляющие управление в сфере образования
  7. 4. Государственное управление в сфере административной деятельности
  8. § 2. Рассмотрение дел об административных правонарушениях
  9. 2. Государственное управление в сфере экономики
  10. 1. Производство по делам об административных правонарушениях: общая характеристика
  11. 4. Стадии и этапы производства по делам об административных правонарушениях
  12. Раздел 9 «Государственное управление в административной сфере»
  13. Раздел 8 «Государственное управление в социальной сфере»
  14. Раздел 7 «Государственное управление в экономической сфере»
  15. 5. Органы, уполномоченные рассматривать дела об административных правонарушениях
  16. 2. Лица, участвующие в производстве по делам об административных правонарушениях.