<<
>>

Тема 5. Обязательственное право

Обязательство - это гражданское правоотношение, в силу кото­рого одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как-то: передать имущество, выполнить работу, оказать услугу, внести вклад в совместную дея­тельность, уплатить деньги и т.

п., либо воздержаться от определен­ного действия, а другая сторона - кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности (ст. 307 ГК).

Иногда термином «обязательство» обозначают также:

- обязанность (долг) должника;

- документ, в котором фиксируется эта обязанность. Словосочетанием «обязательственное право» обозначают:

- систему гражданско-правовых норм, регулирующих отно­шения, возникающие по поводу передачи имущества, выполнения работ, оказания услуг и т. п. (обязательственное право в объектив­ном смысле);

- субъективное право, принадлежащее кредитору (право тре­бовать уплаты денег, выполнения работ и т. д.).

Значение обязательств состоит в том, что они с правовой точ­ки зрения опосредуют «общественный обмен веществ», динамику общественных отношений. Обязательства опосредуют передачу вещей «из рук в руки» в собственность (например купля-продажа, дарение и т. д.), в пользование (аренда, жилищный наем и т. д.). В виде обязательств существуют отношения, складывающиеся по поводу выполнения работ (подряд и подобные ему договоры), оказания услуг (ветеринарных, медицинских, консультационных и др.). Обязательствами являются правоотношения, возникающие вследствие причинения вреда (например субъект повредил или уничтожил чужую вещь) ‘.

Обязательства складываются в самых разных сферах: при осу­ществлении предпринимательской деятельности, при удовлетворе­нии бытовых потребностей граждан. В них участвуют юридические лица (закупая оборудование, сырье и материалы, реализуя готовую продукцию, выполняя работы и т. д.). Участниками обязательств выступают публично-правовые образования (осуществляя закупки для государственных или муниципальных нужд, объявляя конкур­сы и т.

д.).

Достаточно вспомнить только закрепленный в законе пере­чень обязательств (могут быть и не предусмотренные законом, но ему не противоречащие), чтобы понять их роль в жизни общества в целом и отдельного субъекта в частности. Кроме названных право­отношений, к обязательствам относятся также мена, рента, перевоз­ка, заем, хранение, поручение, коммерческая концессия, публичное обещание награды и т. д.

Каждое конкретное обязательство отличается от другого обяза­тельства по содержанию опосредуемых им отношений, субъектному составу, объекту (предмету), правам и обязанностям и т. д. Но важно и обобщение - общее понятие обязательства. Все равно, что перед нами: договорные отношения, причинение имущественного вреда, случайное получение имущества от какого-либо лица, - везде, где есть должник (лицо, обязанное совершить определенные действия) и кредитор (лицо, имеющее право требовать совершения таких дей­ствий), перед нами обязательства - правоотношения, обладающие рядом признаков, свойственных всем обязательственным отноше­ниям. Благодаря пониманию того, что есть обязательство, можно понять их обусловленность экономическими реалиями, закономер­ности, действующие при их возникновении, изменении и прекраще­нии, принципы, в соответствии с которыми должно осуществляться исполнение обязательств, особенности ответственности за наруше­ние обязательств и т. д. Вследствие этого на уровне правотворчества возможна унификация правовых норм (выработка неких единых правил, применяемых в однотипных ситуациях, создающих единый стандарт, действующий при регулировании однородных отноше­ний). При правоприменении использование категории «обязатель­ство» позволяет обеспечить единообразие практики. В доктрине понимание того, что есть обязательство (как обобщение), способ­ствует и правотворчеству, и совершенствованию практики приме­нения правовых норм, и осознанию гражданско-правовых явлений. При изучении гражданского права вне понимания общего понятия обязательства делается невозможным постижение всех многочис­ленных обязательств (как договорных, так и внедоговорных) [9].

Обязательства как разновидность гражданско-правовой отно­сительной связи могут быть подразделены на рубрики по самым разным основаниям. Не следует, однако, забывать, что теоретиче­ское исследование любого юридического явления должно преследо­вать практическую цель, а поэтому содержать выводы, направлен­

ные на решение возникающих в процессе правоприменения вопро­сов. «Всякая научная систематизация, - выразительно подчеркнул О. С. Иоффе, - лишь в том случае является правильной, если она отвечает задачам, выдвигаемым в связи с ее осуществлением, и если при этом в качестве fundamentum divisionis будет избран такой при­знак, который, характеризуя явления с сущностной стороны, ока­зывается решающим как в теоретическом, так и в практическом отношении» ‘.

В связи со сказанным целесообразно обратиться к классифи­кациям, не только отражающим специфику обязательственных правоотношений, но и обладающим безусловным прикладным зна­чением. Критериями таких классификаций выступают следующие признаки: 1) основание возникновения обязательства; 2) количе­ство и качество имущественных предоставлений по обязательству; 3) направленность обязательства; 4) распределение прав и обя­занностей между субъектами обязательства; 5) наличие условия исполнения обязательства; 6) определенность предмета обязатель­ства в момент возникновения обязательства; 7) предназначенность имущественного предоставления по обязательству; 8) делимость имущественного предоставления по обязательству; 9) связь обя­зательства с личностью его сторон; 10) порядок имущественного предоставления по обязательству; 11) причастность третьих лиц к возникновению обязательства; 12) наличие в обязательстве мно­жественности субъектов 1 [10].

По основанию возникновения выделяются обязательства, воз­никающие из сделки, и обязательства, возникающие из закона.

Обязательства первой группы возникают из договора или одно­сторонних сделок.

В основании обязательств второй группы лежат любые юриди­ческие факты (совокупности юридических фактов), за исключени­ем сделок.

Данная классификация имеет двойное практическое значение.

Во-первых, конструкции обязательств, возникающих из любого юридического факта, за исключением сделки, моделируются толь­ко законодателем, поэтому данные обязательства, по самой логике вещей, оказываются поименованными. Обязательства, возникаю­щие из сделок, зачастую являются следствием свободной «фанта­

зии» участников имущественного оборота, допускаемой диспози­тивными началами гражданско-правовой отрасли, т. е. такие обяза­тельства могут быть и непоименованными.

Во-вторых, содержание обязательства, возникающего из сдел­ки, всегда определяется с учетом условий такой сделки как акта автономного регулирования. Что касается прав и обязанностей сто­рон в обязательстве, возникающем из иного юридического факта, то они в момент возникновения данного обязательства определяют­ся исключительно законом. Однако в силу тех же диспозитивных цивилистических начал содержание любой обязательственно-пра­вовой связи после ее возникновения может быть в известных преде­лах изменено соглашением сторон.

С учетом количества и качества имущественных предоставле­ний обязательства подразделяются на простые и сложные.

Простым является обязательство, предусматривающее един­ственное имущественное предоставление, - здесь переход одного экономического блага происходит в одном направлении.

В сложном обязательственном правоотношении наблюдается несколько имущественных предоставлений, которые могут совер­шаться либо одной стороной (односторонние обязательства), либо каждой из сторон (двусторонние или двусторонне-обязывающие обязательства). При этом, в зависимости от качества взаимных иму­щественных предоставлений, двусторонние обязательства подразде­ляются на взаимообусловленные (по-другому: взаимные, встречные, синаллагматические и т. п.) и лишенные взаимной обусловленности.

По своей направленности обязательства подразделяются на регулятивные и охранительные.

Регулятивные обязательства опосредуют нормальный имуще­ственный оборот. Предоставления по ним всегда приводят к изме­нению имущественно-правовой сферы сторон.

Охранительные обязательства направлены на устранение небла­гоприятных последствий аномального имущественного оборота. Поэ­тому здесь предоставление восстанавливает имущественно-правовую сферу потерпевшего, урон которой причинен повлекшим возникно­вение соответствующего обязательства действием нарушителя, при­чем имущественно-правовая сфера нарушителя либо не изменяется (в эквивалентном охранительном обязательстве), либо уменьшается (в безэквивалентном охранительном обязательстве).

Как видно, регулятивные обязательства развивают имуще­ственный оборот, способствуя экономическому росту, в то время как охранительные обязательства напрямую служат лишь сред­ством восстановления нарушенной социальной справедливости.

Исходя из распределения между субъектами прав и обязанно­стей, обязательства классифицируются на эквивалентные и неэкви­валентные.

Эквивалентным признается обязательство, в котором имуще­ственное обременение лица равняется имущественной выгоде, кото­рую это лицо получит по обязательству (для регулятивных дву­сторонних обязательств), а применительно к охранительным обя­зательствам - присвоенному этим лицом в результате нарушения экономическому благу потерпевшего.

В целях определения эквивалентности в регулятивных обя­зательствах должны сопоставляться встречные имущественные предоставления сторон: по количеству - наличие встречных иму­щественных предоставлений как таковых (возмездность обмена экономическими благами), по качеству - взаимовыгодные усло­вия имущественных предоставлений, в том числе недопустимость навязанных одной стороной явно обременительных и других несправедливых для другой стороны условий. В охранительных обязательствах, которые могут быть только простыми, эквивалент­ность имеет место в случаях, когда экономическое благо потерпев­шего ранее перешло в имущественно-правовую сферу нарушителя. Здесь само нарушение связано с имущественным предоставлением потерпевшего в пользу нарушителя. Соответственно, на наруши­теля возлагается обязанность совершить в пользу потерпевшего обратное («ответное») имущественное предоставление. Имуще­ственное обременение, доставляемое данной обязанностью, сораз­мерно имущественной выгоде от допущенного нарушения: по коли­честву - благо потерпевшего возвращается в натуре или стоимост­ном выражении, а также по качеству - имущественное положение потерпевшего восстанавливается максимально в прежнем виде, что особенно значимо в случае применения реституции, где требуется учитывать условия недействительной сделки, на которых произве­дено исполнение.

Неэквивалентным выступает обязательство, в котором иму­щественное обременение стороны не зависит от ее имущественной выгоды в этом обязательстве (для регулятивных обязательств) либо от присвоенного вследствие нарушения (для охранительных обяза­тельств).

Неэквивалентные регулятивные обязательства возникают из безвозмездных сделок, а также из возмездных договоров с нерав­ными условиями встречных имущественных предоставлений сто­рон. В неэквивалентных охранительных обязательствах в принципе отсутствует какое-либо имущественное предоставление потерпев­

шего, а в качественном аспекте обязанность на нарушителя возлага­ется независимо от того, желает ли он этого. Значит, обязательства данного типа всегда неэквивалентны полностью, в связи с чем их точнее именовать безэквивалентными (имея в виду, что в рассмо­тренном контексте безэквивалентность есть частный случай неэк­вивалентности).

Практическое значение подразделения обязательств на экви­валентные и неэквивалентные заключается в следующем. Посколь­ку гражданско-правовое отношение характеризуется равенством субъектов, что предполагает их имущественную самостоятельность, постольку в каждом таком правоотношении должны строго соблю­даться пределы допустимого вторжения (соответственно эквива­лентного или неэквивалентного) в имущественно-правовую сферу участника оборота. Рассматриваемая классификация способствует определению указанных пределов.

По наличию условия исполнения выделяются обязательство с обусловленным исполнением (условное обязательство) и обяза­тельство, лишенное обусловленного исполнения.

Условным является обязательство, которое не подлежит испол­нению до наступления определенного обстоятельства, зависяще­го или не зависящего от воли сторон. Речь идет об обстоятельстве, приводящем к необходимости исполнения обязательства, в момент возникновения условного обязательства достоверно неизвестно, будет ли оно подлежать исполнению. В частности, условное обя­зательство подлежит исполнению лишь при наступлении опреде­ленного дополнительного обстоятельства, предусмотренного этим обязательством или вытекающим из существа отношений сторон (например принятие решения о выплате дивидендов, наступление страхового случая и т. п.).

К числу обстоятельств, с наступлением которых условное обя­зательство превращается в обязательство, подлежащее исполнению, не могут быть отнесены срок исполнения обязательства, исполне­ние управомоченным лицом так называемых кредиторских обязан­ностей или его встречное имущественное предоставление, посколь­ку данные обстоятельства необходимы для имущественного предо­ставления по обязательству, уже подлежащему исполнению. Иной подход приводил бы к признанию условными практически всех обя­зательственных правоотношений, поскольку такие обстоятельства, как наступление срока исполнения обязательства, исполнение кре­диторских обязанностей, встречное имущественное предоставление кредитора в синаллагматическом обязательстве и т. п., необходимы, как правило, для исполнения каждого соответствующего обяза­

тельства. Специфика же условного обязательства, отличающая его от обязательств, лишенных обусловленного исполнения, заключа­ется как раз в том, что данное обязательство до наступления опреде­ленного обстоятельства вообще не подлежит исполнению - только наступление дополнительного обстоятельства делает необходимым исполнение обязательства. А вот в обязательствах, лишенных обу­словленного исполнения, известные обстоятельства требуются для самого исполнения, что важно в аспекте признания обязательства нарушенным должником.

Практические последствия приведенной классификации логично усматривать в том, что имущественное предоставление по условному обязательству причитается кредитору с должника лишь при наступле­нии определенного обстоятельства, предусмотренного данным обя­зательством или вытекающего из его существа. Как следствие, иму­щественное предоставление должника по условному обязательству, последовавшее до наступления соответствующего обстоятельства, образует неосновательное обогащение кредитора. В обязательствах же, лишенных обусловленного исполнения, возможное до насту­пления соответствующего обстоятельства имущественное предо­ставление не приводит к неосновательному обогащению кредитора, поскольку здесь наступление обстоятельства относится лишь к реше­нию вопроса о надлежащем исполнении должником обязательства.

Следующая классификация - деление обязательств на опреде­ленные и определимые по определенности предмета обязательства в момент возникновения последнего.

Определенным является обязательство, предмет которого (при­читающееся с должника в пользу кредитора имущественное предо­ставление) известен уже в момент возникновения обязательства.

Предмет определимого обязательства становится известным лишь после возникновения обязательства: из совместного воле­изъявления сторон, из волеизъявления одной из сторон (в случаях, предусмотренных законом или договором), из решения суда (в слу­чае, если стороны не достигнут соответствующего соглашения).

Практическое значение данной классификации заключает­ся в том, что непременным условием исполнения определимого обязательства, в отличие от определенного, является обозначение предмета обязательства, т. е. превращение определимого обяза­тельства в определенное. Соответственно, несмотря на возникнове­ние определимого обязательства (например в момент причинения имущественного вреда), предмет данного обязательства остается неизвестным до тех пор, пока не будет установлен сторонами либо правоприменительным органом. То есть возникшее определимое

обязательство до определения его предмета и тем самым превра­щения в определенное считается неисполнимым. Соответственно, отсутствуют основания для постановки вопроса о признании обя­зательства нарушенным должником. При этом определимое обяза­тельство может одновременно являться условным - в этом случае для имущественного предоставления по обязательству потребуется не только наступление какого-либо дополнительного обстоятель­ства, делающего необходимым исполнение обязательства, но и опре­деление собственно будущего имущественного предоставления.

Частным случаем определимых обязательств являются право­отношения из рамочного договора, содержание которых подлежит конкретизации и уточнению путем заключения сторонами отдельных договоров, подачи заявок одной из сторон или иным образом на осно­вании либо во исполнение рамочного договора (п. 1 ст. 429.1 ГК).

Отдельной разновидностью определимых обязательственных связей являются так называемые альтернативные обязательства. В данном случае в целях имущественного предоставления по обяза­тельству необходимо выражение одной из его сторон (должником, кредитором или третьим лицом) дополнительной воли, с которой связывается определение предмета данного обязательства. При этом по смыслу п. 2 ст. 308.1 ГК с момента, когда соответствующий субъ­ект (должник, кредитор, третье лицо) осуществил свой выбор, в том числе при переходе к нему права выбора в соответствии с положени­ями ст. 320 ГК, обязательство перестает быть альтернативным, пре­вращаясь тем самым в определенное. Поэтому до указанного момента постановка вопроса о нарушении должником обязательства является преждевременной. В отличие от альтернативной связи факультатив­ное обязательство, модель которого нашла легальное закрепление в ст. 308.2 ГК, с самого начала является определенным, поскольку здесь должник наделен лишь правом замены одного известного иму­щественного предоставления другим известным имущественным предоставлением. Как следствие, если должник по факультативно­му обязательству к установленному сроку не приступил к основно­му исполнению, кредитор вправе потребовать не только основного исполнения обязательства (п. 1 ст. 320.1 ГК), но также взыскание с должника убытков и иных имущественных санкций, установлен­ных законом или договором за нарушение обязательства б

1 Как правило, в юридической литературе обращается внимание лишь на такое дав­но известное практическое последствие разграничения обязательств на альтернативные и факультативные, как судьба обязательства в случае гибели предмета обязательства - име­ется в виду, что в альтернативных обязательствах правовая связь сохраняется (так как есть другие объекты или варианты действия), а в факультативных она предполагается прекра-

Критерий предназначенности имущественного предоставления по обязательству позволяет выделить рубрики обеспечивающего (акцессорного) и обеспечиваемого (основного) обязательств.

Обеспечивающим является обязательство, имущественное пре­доставление по которому предназначено для удовлетворения иму­щественного интереса управомоченной стороны в другом, обеспечи­ваемом обязательстве.

Любое обеспечивающее обязательство предполагает обеспечи­ваемое обязательство, а поэтому без обеспечиваемого обязатель­ства возникновение обеспечивающего обязательства исключается. Другое дело, что независимая гарантия после своего возникнове­ния получает самостоятельное существование, вследствие чего недействительность обеспечиваемого ею обязательства по причине его прекращения либо обнаружившейся недействительности лежа­щей в его основании сделки сама по себе не сказывается на судьбе обеспечивающего обязательства. Важно, однако, чтобы обязатель­ство, обеспеченное независимой гарантией, «было в природе», хотя бы и обнаружилась его недействительность.

В прикладном аспекте разграничение обязательств на обеспечи­вающие и обеспечиваемые проявляется в следующем. В случае если обеспечиваемое обязательство не возникло, не возникнет, и обеспе­чивающее обязательство, включая независимую гарантию. Кроме того, недействительность обеспечиваемого обязательства по при­чине его прекращения либо обнаружившейся недействительности лежащей в его основании сделки влечет недействительность обеспе­чивающего обязательства, за исключением независимой гарантии.

Исходя из делимости своего предмета, обязательства подразде­ляются на делимые и неделимые.

Неделимым считается обязательство, предмет которого пред­ставляет собой неделимую вещь, которую как экономическое бла­го должник должен предоставить в имущественно-правовую сферу кредитора. Все остальные обязательства делимы. Это означает, что неделимыми выступают обязательства, направленные на переход из имущественно-правовой сферы должника в имущественно-пра­вовую сферу кредитора вещи, раздел которой в натуре невозможен без разрушения, повреждения вещи или изменения ее назначения и которая выступает в обороте как единый объект вещных прав, независимо от того, что она имеет составные части.

Практические последствия приведенного деления, обусловлен­ные фактическими свойствами неделимой вещи, двояки: во-первых, неделимое обязательство никогда не подлежит исполнению по частям, а следовательно, не может быть длящимся, и, во-вторых, в неделимых обязательствах множественность лиц (как на стороне должника, так и на стороне кредитора) всегда является солидарной.

По связи с личностью сторон обязательство классифицируется на личное и безличное.

Личное обязательство неразрывно связано с личностью сторон должника (например обязательство по договору авторского заказа), кредитора (например обязательство по возмещению вреда, причи­ненного здоровью гражданина) или всех сторон сразу (обязатель­ство из фидуциарной сделки). Поскольку речь идет о неразрывной связи обязательства с личностью его субъекта, постольку таковым может выступать только физическое лицо.

Особой разновидностью личных обязательств выступает право­отношение из фидуциарной сделки. Подобное обязательство нераз­рывно с личностью всех его сторон, доверие которых друг к другу входит в корпус фидуциарной сделки, влекущей самое возникнове­ние правоотношения. Как следствие, утрата доверия, некогда при­ведшего к возникновению юридической связи, служит достаточным поводом к ее прекращению, а поэтому обязательства из фидуциар­ной сделки внутренне предполагают возможность произвольного одностороннего отказа от них в любое время.

Иные обязательства, по логике дихотомического деления, попа­дают в разряд безличных.

Практическое значение рассмотренной классификации со всей очевидностью проявляется в следующем: личное обязательство, в отличие от безличного, не допускает правопреемства, а следова­тельно, прекращается вместе с прекращением субъекта, с личностью которого было неразрывно связано.

По основанию порядка имущественного предоставления по обязательству выделяются обязательство с однократным имуще­ственным предоставлением и длящееся обязательство.

В обязательстве с однократным имущественным предоставле­нием последнее осуществляется единожды и в полном объеме при­читающегося с должника в пользу кредитора. Таково подавляющее большинство обязательств.

Вместе с тем надлежащее исполнение обязанности может выражаться в совершении должником нескольких имущественных предоставлений на протяжении определенного промежутка време­ни. Соответствующая обязанность вместе с корреспондирующим

ей правом образует содержание длящегося обязательства. Причем обязательства с однократным имущественным предоставлением, за исключением отдельных обязательств (например неделимых), могут быть преобразованы соглашением сторон в длящиеся. В этом случае будет наблюдаться новация соответствующего обязательства.

С учетом причастности третьих лиц к возникновению обяза­тельства выделяются обязательство, к возникновению которого тре­тьи лица не причастны, и обязательство, к возникновению которого причастны третьи лица.

Причастность третьего лица заключается либо в принятии иму­щества от лица, становящегося кредитором по возникающему обя­зательству, либо в предоставлении имущества лицу, становящемуся должником по возникающему обязательству. В ситуациях, когда предоставлением имущества третьему лицу исполняется без уста­новленных законом или сделкой оснований чужая обязанность либо когда от третьего лица приобретается также без установленных зако­ном или сделкой оснований чужое имущество, имеют место частные случаи, соответственно неосновательного сбережения либо неосно­вательного приобретения имущества за счет потерпевшего, порож­дающие кондикционные обязательства. Когда же один участник исполняет собственную имущественную обязанность перед третьим лицом вследствие поведения другого участника (или собственную имущественную обязанность перед третьим лицом, порожденную поведением другого участника) либо когда один участник в резуль­тате осуществления от своего имени и за свой счет принадлежащего ему права приобретает подлежащее передаче другому лицу имуще­ство, возникает регрессное обязательство.

Как видно, регрессное обязательство порождается либо фак­том исполнения лицом, становящимся кредитором в регрессном обязательстве (регредиентом), своей обязанности в пользу третьего лица, либо фактом осуществления лицом, становящимся должником в регрессном обязательстве (регрессатом), своего права в отношении третьего лица. Соответственно, обязанность регрессата заключается либо в возмещении регредиенту исполненного последним третьему лицу (регресс исполненного), либо в передаче регредиенту приобре­тенного от третьего лица (регресс приобретенного). При этом в отли­чие от схожих ситуаций неосновательного сбережения и приобрете­ния имущества за счет потерпевшего регредиент исполняет в пользу третьего лица, а регрессат получает от третьего лица по предусмотрен­ному законом или договором основанию (основательно), т. е. долж­ное. Следовательно, в пользу третьего лица совершаются (им самим совершаются) исключительно правомерные действия. А вот поведе­

ние будущего регрессата, приводящее к возникновению обязательства регресса исполненного, может быть неправомерным, нарушающим субъективное гражданское право будущего регредиента. Поэтому регрессные обязательства очень часто являются охранительными.

В зависимости от наличия множественности субъектов необ­ходимо различать обязательство с множественностью лиц и обя­зательство без множественности лиц. В свою очередь, по порядку осуществления права сокредиторами (исполнения обязанности содолжниками) обязательство с множественностью лиц подразде­ляется на долевое, солидарное и субсидиарное.

Долевое, солидарное, субсидиарное обязательства - единые пра­воотношения. В обязательстве с активной множественностью всем сокредиторам принадлежит общее право, которое подлежит осущест­влению следующим образом: при долевом требовании - каждым из кредиторов только в своей части, при солидарности требования - каждым из кредиторов не только в своей части, но и полностью, при субсидиарности требования - каждым из кредиторов, в зависимости от условий обязательства полностью или в части, однако субсидиар­ным кредитором - только при неосуществлении требования основ­ным кредитором 5 В обязательстве с пассивной множественностью содолжников объединяет общая обязанность, которая подлежит исполнению: в долевом обязательстве - каждым из должников толь­ко в своей части, в солидарном обязательстве - каждым из должни­ков не только в своей части, но и полностью, в субсидиарном обяза­тельстве - каждым из должников в зависимости от условий обяза­тельства полностью или в части, однако субсидиарным должником - только при неисправности основного должника в той или иной ее форме (см., напр.: абз. 2 п. 1 ст. 399, п. 5 ст. 115, абз. 4 п. 2 ст. 120 ГК).

Отмеченные различия между солидарными, долевыми и суб­сидиарными обязательствами неизбежно отражаются на послед­ствиях осуществления одним из кредиторов права вместо другого кредитора или исполнения одним из должников обязанности вме­сто другого должника. Имеются в виду ситуации, когда в долевых и солидарных обязательствах один из кредиторов (один из долж­ников) осуществляет общее право (исполняет общую обязанность) с превышением своей части, а в субсидиарных обязательствах суб­сидиарный кредитор (субсидиарный должник) осуществляет право (исполняет обязанность).

<< | >>
Источник: Актуальные проблемы гражданского права и граж­данского процесса: курс лекций / О. В. Гриднева [и др]. - М.: Академия управления МВД России,2021. - 144 с.. 2021

Еще по теме Тема 5. Обязательственное право:

  1. Тема 21. Административное право зарубежных стран
  2. Раздел 1 «Введение в административное право»
  3. Гражданское право. Ответы к экзамену,
  4. Административное право. ОПОРНЫЕ КОНСПЕКТЫ лекций,
  5. 26. Право граждан на жилище: формы реализации и правовые гарантии.
  6. З.ИСЛАМОВ. ОБЩЕСТВО. ГОСУДАРСТВО. ПРАВО. (Вопросы теории) Ташкент, «Адолат» - 2001, 2001
  7. 20. Прекращение договора аренды. Право арендатора на возобновление договора.
  8. Гражданское право : учебное пособие / Е. В. Про­тас. — Москва : Юридический институт РУТ (МИИТ),2020. — 516 с., 2020
  9. Тема 15. Административная ответственность
  10. Тема 14. Административное принуждение
  11. Тема 13. Административный процесс
  12. Тема 12. Административный договор
  13. Тема 7. Органы исполнительной власти
  14. Тема 6. Коллективные субъектыадминистративного права
  15. Тема 16. Производство по делам об административных правонарушениях
  16. Тема 20. Управление в области внутренних дел