<<
>>

§ 1. Ответственность банков за нарушение обязанностей, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в системе юридической ответственности

Для уяснения правовой природы налоговой ответственности банков целесообразно рассмотреть общее понятие юридической ответственности. Это необходимо сделать прежде всего потому, что в отечественной юридической науке отсутствует единство во взглядах относительно этой категории[171].

Ряд авторов при определении понятия юридической ответственности апеллируют к толковым словарям русского языка. Так, Н.А. Духно и В.И. Ивакин, ссылаясь на Толковый словарь живого великого великорусского языка В.И. Даля, отмечают, что юридическая ответственность является разновидностью ответственности вообще; «ответственность» - производно от глагола «отвечать»[172].

Другие же ученые-правововеды, возражая против такого подхода к определению юридической ответственности, замечают, что дефиниция «ответственность - это обязанность отвечать» теоретически несостоятельна и практически бесплодна. Применительно к штрафной юридической ответственности она вообще неверна, так как противоречит праву на защиту лица, официально обвиняемого в правонарушении[173].

Среди всего разнообразия мнений можно выделить два основных подхода в определении юридической ответственности: ретроспективный (негативный) и активный (позитивный)'74.

Ответственность в позитивном аспекте понимается как осознание личностью своего долга перед обществом, классом, отдельным коллективом, другими людьми, осознание смысла и значения собственных поступков, согласование их со своими обязанностями, обусловленными общественными связями человека[174][175]. Другими словами, юридическая ответственность в позитивном плане не является последствием нарушения норм права.

По мнению А.С. Пиголкина, при таком подходе ответственность означает понимание ее субъектом того груза, который он несет на своих плечах, понимание того, что придется нести определенные решения, если он не справится с возложенной задачей[176].

C точки зрения В.А. Тархова, юридическая ответственность — это «регулируемая правом обязанность дать отчет в своих действиях»[177]. Надо отметить, что столь широкий подход к понятию юридической ответственности влечет утрату этим понятием всякого практического значения.

Придерживается подобной позиции и А.А. Гогин, выделяя в налоговой ответственности позитивный аспект, имеющий постоянный, созидательный характер, играющий главенствующую роль и свойственный большинству субъектов налоговых правоотношений[178].

Ретроспективный подход к определению юридической ответственности предполагает ее понимание как ответственности за прошлое деяние, которое

выразилось в нарушении правовых норм. Как отмечал С.С. Алексеев, сущность юридической ответственности состоит в обязанности лица претерпевать меры государственно-принудительного воздействия за совершенное правонарушение[179].

О.С. Иоффе и М.Д. Шаргородский определяют юридическую ответственность как «меру государственного принуждения, основанную на юридическом и общественном осуждении поведения правонарушителя и выражающуюся в установлении для него определенных отрицательных последствий в виде ограничений личного или имущественного порядка»[180].

Термин «ответственность» в позитивном аспекте используется во многих нормативно-правовых актах, в том числе и в Конституции РФ.

Автор полностью разделяет мнение Д.В. Тютина о том, что этот термин необходимо применять в нормативных актах только в ретроспективном значении, так как идеи о позитивной ответственности делают термин «ответственность» неопределенным[181]. Представляется, что в позитивном аспекте ответственность теряет юридическое значение.

Как справедливо отмечал О.Э. Лейст, развивая идею о «правовой позитивной ответственности», авторы исходили не из анализа сути права как социальной реальности, а из «семантических изысканий», сводящихся к рассмотрению «различных значений слов и терминов, опирающихся на толковые словари»[182].

Беда не только в том, подчеркивал О.Э. Лейст, «что семантические изыскания заменяют и заслоняют изучение права, еще хуже, что они вступили с ним в радикальное противоречие»[183].

Поэтому в основу настоящего исследования будет положен ретроспективный подход к понятию юридической ответственности. Однако

и среди сторонников этого подхода существуют разногласия в понимании юридической ответственности.

Так, ряд ученых полагает, что юридическая ответственность - это предусмотренная правовыми нормами обязанность субъекта права претерпевать неблагоприятные для него последствия нарушения.

Другие же считают, что юридическая ответственность - это мера государственного принуждения за совершенное правонарушение, связанная с претерпеванием виновным лишений личного или имущественного характера.

Существует точка зрения, что юридическая ответственность - это «регламентированное нормами права общественное отношение между государством, в лице его специальных органов, и правонарушителем, на которого возлагается обязанность претерпевать соответствующие лишения и неблагоприятные последствия за совершенное правонарушение.

В ряде же случаев юридическая ответственность рассматривается как применение к лицам, совершившим правонарушения, предусмотренных законом мер принуждения в установленном для этого процессуальном порядке»184.

В каждом из этих определений есть доля истины, поскольку отражает какую-то важную сторону, черту определяемого явления. Тем не менее, представляется возможным выделить те признаки юридической ответственности, которые признают большинство правоведов.

Прежде всего, юридическая ответственность связана с государственным принуждением, которое выступает ее содержанием. Государственное принуждение - это возможность государства обязать субъекта помимо его воли и желания совершать определенные действия. При наличии факта правонарушения государство обязывает лицо претерпевать определенные

неблагоприятные последствия[185].

Юридическая ответственность возникает только на основании норм права. Меры юридической ответственности содержаться в санкциях правоохранительных норм.

Основанием возникновения юридической ответственности является совершенное правонарушение. Необходимо наличие всех элементов состава правонарушения.

Юридическая ответственность возлагается и реализуется в установленной законом процессуальной форме. Нарушение процедурных норм также влечет за собой ответственность.

Наконец, юридическая ответственность характеризуется определенными лишениями личного или имущественного характера, который виновный обязан претерпеть.

Самая распространенная и общепризнанная классификация юридической ответственности - в зависимости от того, нормы какой отрасли права нарушаются, какой вид правонарушения совершен. По этому критерию традиционно различают уголовную, гражданско-правовую, дисциплинарную и административную ответственность.

Каково же место ответственности банков за нарушение обязанностей, предусмотренных законодательством о налогах и сборах в системе юридической ответственности?

Уголовно-правовая ответственность применяется к лицу за совершение преступления - деяния, предусмотренного нормами уголовного права. Отдельные авторы, в частности А.Г. Кот, говоря о тесной взаимосвязи налоговых правонарушений и налоговых преступлений, замечают, что в ряде случаев они отличаются друг от друга лишь по количественному показателю - размеру сокрытых объектов налогообложения[186]. Тем не менее, совершенно

очевидно, что ответственность банков за нарушение обязанностей, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, не может быть отнесена к уголовной ответственности, так как последняя предполагает наличие состава преступления, предусмотренного Уголовным кодексом РФ. Составы же нарушений банками обязанностей, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, содержатся в Главе 18 Налогового кодекса РФ.

Нельзя отнести рассматриваемый вид ответственности и к гражданско- правовой ответственности в силу того, что последняя носит частный, а не публичный характер. Это связано с тем, что гражданское право регулирует отношения, складывающиеся между равноправными и независимыми субъектами. Основной чертой гражданско-правовой ответственности является ее имущественный, компенсационный характер. Применение гражданско-правовой ответственности всегда связано с возмещением убытков, взысканием причиненного ущерба, уплатой неустоек. Ответственность банков за нарушение обязанностей, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, носит публичный характер, исключающий равноправие сторон. К тому же указанная ответственность предполагает применение санкций не за нарушение договорных обязательств, а за неисполнение банками публичных обязанностей.

Безусловно, разнятся ответственность банков за нарушение обязанностей, предусмотренных законодательством о налогах и сборах и дисциплинарная ответственность. Это объясняется тем, что дисциплинарная ответственность предполагает отношения соподчиненности правонарушителя и лица, уполномоченного налагать взыскание.

Значительное сходство рассматриваемый вид ответственности имеет с административной ответственностью, под которой принято понимать

реализацию административно-правовых санкций, применение

уполномоченным органом или должностным лицом административных наказаний к гражданам и юридическим лицам, совершившим правонарушение[187].

В последнее десятилетие наряду с традиционными для отечественного права видами юридической ответственности стала выделяться финансово­правовая ответственность как самостоятельный вид ответственности[188].

В юридической литературе широко обсуждаются вопросы соотношения налоговой, финансовой и административной ответственности.

Существуют точки зрения, что финансовая, таможенная, налоговая ответственность являются разновидностями административной. Такого мнения придерживаются, например, Л.ТО. Кролис[189], Л.А. Калинина[190], Е.В. Тимофеев[191], О.И. Юстус[192].

На противоположной позиции стоят В.А. Мачехин[193], И.И. Кучеров[194], М.В. Карасева[195], которые полагают, что финансовая ответственность не является разновидностью административной ответственности.

М.В. Карасева считает, что финансово-правовая ответственность имеет специфику, обусловленную особенностями финансово-правового регулирования[196]. Во-первых, финансово-правовая ответственность наступает за финансовое правонарушение. Хотя в законодательстве и отсутствует понятие «финансовое правонарушение», в ст. 106 HK РФ есть понятие

«налоговое правонарушение», являющееся разновидностью финансового правонарушения, а в ст. 281 Бюджетного кодекса Российской Федерации от 31 июля 1998 г. № 145-ФЗ (с изм. и доп. от 31 декабря 1999 г., 5 августа, 27 декабря 2000 г.)[197] содержится понятие «нарушение бюджетного

законодательства».

Во-вторых, финансово-правовая ответственность установлена государством в финансово-правовых нормах, которые являются охранительными и содержат финансово-правовые санкции в своей структуре. Финансово-правовые санкции установлены в Налоговом кодексе РФ, Бюджетном кодексе РФ, Таможенном кодексе РФ от 18 июня 1993 г. № 5221-1 (с изм. и доп. от 19 июня, 27 декабря 1995 г., 21 июля, 16 ноября 1997 г., 10 февраля 1999 г.)[198], ежегодно принимаемом законе о федеральном бюджете, ежегодно принимаемых законах субъекта РФ о бюджетах соответствующих субъектов РФ, а также в Указе Президента РФ от 23 мая 1994 г. «Об осуществлении комплексных мер по своевременному и полному внесению в бюджет налогов и иных обязательных платежей»[199].

В-третьих, финансово-правовая ответственность влечет для правонарушителя определенные отрицательные последствия - лишения имущественного характера. Формально это обусловлено спецификой финансово-правовых санкций, имеющих имущественный характер и, таким образом, воздействующих на экономические интересы правонарушителей. В сфере финансовой деятельности государство стремится в первую очередь получить возмещение ущерба, причиненного ему финансовым правонарушением, а помимо этого, еще и наказать правонарушителя, но в форме, присущей сфере финансово-правового регулирования, т.е. денежной. В связи с этим финансово-правовая ответственность является

разновидностью имущественной (правовосстановительной) ответственности и может быть сравнима с гражданско-правовой200.

В-четвертых, финансово-правовая ответственность реализуется в специфической процессуальной форме. Так, применение к организациям восстановительных финансово-правовых санкций в виде пени за несвоевременную уплату налога или сбора осуществляется в рамках налогово-процессуального производства, установленного в статьях 46 — 49 Налогового кодекса РФ, а в Бюджетном кодексе РФ применение восстановительных финансово-правовых санкций в виде пени предусмотрено в рамках бюджетно-процессуального производства, установленного статьей 285.

Финансово-правовую ответственность можно определить как применение в установленном законом порядке к нарушителям финансово­правовых норм особых мер государственного принуждения — финансовых санкций, связанных с дополнительными обременениями имущественного характера.

Необходимо отметить, что подавляющее большинство ведущих теоретиков-правоведов считает, что налоговое право является составной частью (подотраслью) финансового права. Сторонники данной точки зрения приводят следующие доводы:

- в налоговом праве присутствуют финансово-правовые нормы, а это свидетельствует о том, что оно в своей совокупности является одной из подотраслей финансового права;

- налоговое право связано с изъятием у налогоплательщиков части их денежных средств от предпринимательской и иной законной деятельности в соответствующий бюджет. Вся же совокупность денежных средств, находящихся у государства, а также система их формирования, распределения и использования представляют собой финансы;

- нормы налогового права в основном определяют поведение субъектов в области управления государственными финансами, что свидетельствует о том, что налоговое право является хоть и относительно обособленной, но составной частью финансового права[201].

Учитывая вышеизложенное, можно сделать вывод, что ответственность за нарушения законодательства о налогах и сборах является подвидом финансово-правовой ответственности.

В отличие от финансовой ответственности, административная ответственность не предусматривает применение правовосстановительных санкций в отношении нарушителей законодательства о налогах и сборах, поэтому к ним могут применяться только карательные санкции в виде штрафов.

Как справедливо отмечает Д.В. Винницкий[202], отношение налоговой ответственности возникает в связи с неисполнением налоговой обязанности, составляющей содержание того или иного общерегулятивного налогового правоотношения. Это означает, что налоговая ответственность заключается в возникновении нового правоотношения, основу содержания которого составляет дополнительная имущественная обязанность совершившего правонарушение субъекта налогового права.

Эта дополнительная имущественная обязанность, как правило, весьма сходна по своей юридической природе с первоначальной неисполненной обязанностью. Примечательно, что налоговые санкции, предусмотренные ст. 119, п.З ст. 120, ст. 122-123, 133-135 Налогового кодекса РФ, определяются в процентном отношении от суммы неуплаченного налога. Таким образом, указанные налоговые санкции выступают как своеобразное увеличение налога, полностью подчиняясь отраслевому режиму налогового права.

В основу разграничения административной и финансовой (налоговой) ответственности может быть положено и различие их процессуальных форм. В тех случаях, когда производство по делам о нарушении законодательства о налогах и сборах осуществляется в соответствии с порядком, предусмотренным законодательством об административных правонарушениях, имеет место административная ответственность. Такая процедура определяется КоАП РФ и предполагает составление протокола уполномоченным на то должностным лицом налогового органа, рассмотрение дела и вынесение постановления о наложении административного взыскания, которое обязательно для исполнения. Если взыскание осуществляется в рамках производства по делам о налоговых правонарушениях, предусмотренного ст. 46-47, 101-1011и105 Налогового кодекса РФ, следует говорить о финансовой (налоговой) ответственности. Подобное производство основывается на рассмотрении материалов налоговой проверки руководителем налогового органа и вынесении им решения о привлечении налогоплательщика к ответственности. Это решение дает право налоговому органу взыскать с налогоплательщика-организации сумму недоимки и пени за просрочку уплаты налога в бесспорном порядке. Взыскание налоговых санкций в случае отказа организации от их добровольной уплаты, осуществляется по иску налогового органа на основании решения арбитражного суда, а с физических лиц — по решению суда общей юрисдикции[203].

Дополнительные основания для дифференциации налоговой и административной ответственности дает п. 4 ст. 108 HK РФ, в соответствии с которым привлечение организации к ответственности за совершение налогового правонарушения не освобождает ее должностных лиц при

наличии соответствующих оснований от административной, уголовной или иной ответственности.

Таким образом, налоговая ответственность является разновидностью финансовой ответственности, которая, в свою очередь, представляет собой самостоятельный вид юридической ответственности.

Но возникает закономерный вопрос: можно ли термин «налоговая ответственность» распространять на ответственность банков за нарушение обязанностей, предусмотренных законодательством о налогах и сборах?

Определения понятия «налоговая ответственность» Налоговый кодекс РФ не содержит. Однако в ст. 106 Налогового кодекса РФ приводится дефиниция налогового правонарушения, которое является основанием для наступления налоговой ответственности. В соответствии с указанной статьей, налоговым правонарушением признается виновно совершенное противоправное (в нарушение законодательства о налогах и сборах) деяние (действие или бездействие) налогоплательщика, налогового агента и иных лиц, за которое Налоговым кодексом РФ установлена ответственность.

Виды налоговых правонарушений и ответственность за их совершение предусматривает Глава 16 Налогового кодекса РФ, в то время как виды нарушений банком обязанностей, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, и ответственность за их совершение, законодатель выделил в отдельную Главу 18. Такое обособление положений об ответственности банков от норм об ответственности иных лиц неизбежно привело к возникновению ряда вопросов, касающихся природы правонарушений, предусмотренных Гл. 18 HK РФ.

По мнению И.И. Воронцовой, вопрос о возможности применения к банкам положений Гл. 18 HK РФ не может быть решен однозначно, что создает трудности при применении судами норм об ответственности банков

и не свидетельствует о взвешенности в подходе законодателя к столь острой проблеме[204].

В уже упоминавшемся определении Конституционного суда РФ от 6 декабря 2001 г. №257-0 говорится, что «положения, содержащиеся в пунктах 1 и 2статьи 135 Налогового кодекса Российской Федерации», определяют «составы налоговых правонарушений». Следовательно, правовая позиция Конституционного Суда РФ заключается в рассмотрении предусмотренных Гл. 18 HK РФ нарушений банками соответствующих обязанностей в качестве налоговых правонарушений.

Однако существует и иная точка зрения. Так, О.В. Бойков считает, что ответственность банков за нарушение обязанностей, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, являясь специфическим видом правонарушений, не может быть отнесена к ответственности за нарушение налогового права, поскольку его деятельность, даже противоправная, не результат деяний собственно субъекта налогового права (налогоплательщиков, налоговых агентов), поэтому не является собственно налоговым правонарушением[205]. Различие налоговых правонарушений и нарушений банком обязанностей, установленных законодательством о налогах и сборах подтверждается и содержащимся в ст. 107 HK РФ указанием на то, что ответственность за совершение налоговых правонарушений несут организации и лица в случаях, предусмотренных Гл. 16 HK РФ.

Итак, перед нами различающиеся составы нарушений законодательства о налогах и сборах. Однако оба вида нарушений законодательства о налогах и сборах имеют общий объект посягательства — это, по определению А.В. Брызгалина, финансовые интересы государства, доходная часть бюджета и

внебюджетных фондов, а также иные блага, охраняемые налоговым законом206.

Сходны и объективные стороны рассматриваемых составов в виду того, что они выражаются в совершении деяний, посягающих на один и тот же объект.

Различается лишь субъектный состав этих правонарушений. Если в налоговом правонарушении субъектом выступает налогоплательщик, плательщик сборов либо налоговый агент, то во втором случае субъектом правонарушения является банк как субъект, наделенный государством особыми публичными обязанностями в сфере налогообложения.

Таким образом, банк может являться как субъектом налоговых правонарушений, неся ответственность за неисполнение своих обязанностей налогоплательщика, так и субъектом нарушения обязанностей, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, неся ответственность за неисполнение иных публичных обязанностей.

Необходимо также отметить нетождественность санкций и процедур их применения в случае совершения налоговых правонарушений и нарушений банком обязанностей, ответственность за которые предусмотрена Главой 18 Налогового кодекса РФ. Ст. 114 HK РФ не устанавливает иного вида налоговых санкций, кроме штрафов, тогда как ряд статей Гл. 18 HK РФ предусматривает ответственность банков в виде пени, порядок взыскания которой отличен от порядка взыскания налоговых санкций.

Однако вышеизложенное не означает, что составы, предусмотренные Гл. 18 HK РФ, не являются налоговыми правонарушениями. Правонарушения, сформулированные в Гл. 18 HK РФ, полностью подпадают под все признаки налогового правонарушения, определенные в ст. 106 HK РФ. Технико-юридическое построение раздела VI HK РФ «Налоговые

правонарушения и ответственность за их совершение», а именно включение в него Главы 18, свидетельствует о том, что «банковские» правонарушения являются, пусть и специфичными, налоговыми правонарушениями.

Консолидация норм, устанавливающих ответственность банков за нарушения обязанностей, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в отдельную главу отчасти объясняется субъектным составом включенных правонарушений. Банки выделены в самостоятельную категорию субъектов правонарушений в связи со спецификой сочетания в сфере их правового регулирования публичных и частных норм. Они обладают двойственной налогово-правовой природой, выражающейся в наличии обязанностей уплачивать налоги, обслуживать счета своих клиентов-налогоплательщиков, а также выполнять поручения налоговых органов и предоставлять им необходимую информацию. Банки одновременно обладают статусом налогоплательщика и агента государства, посредством которого производятся обязательные платежи в бюджетную систему207.

Из вышеизложенного следует, что, несмотря на ряд различий, ответственность банков за нарушение обязанностей, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, можно отнести к налоговой ответственности.

Производство по делу о нарушении банком обязанностей, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, имеет определенную специфику, что предопределяет целесообразность выделения в отдельный параграф анализа процессуального порядка привлечения банков к ответственности за нарушения законодательства о налогах и сборах.

<< | >>
Источник: Гиссин Егор Маркович. ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ БАНКА КАК ОСОБОГО УЧАСТНИКА НАЛОГОВЫХ ПРАВООТНОШЕНИЙ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2003. 2003

Еще по теме § 1. Ответственность банков за нарушение обязанностей, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в системе юридической ответственности:

  1. 1. Административная ответственность как вид юридической ответственности
  2. 2. Законодательство об административных правонарушениях. Институт административной ответственности
  3. Тема 15. Административная ответственность
  4. Раздел 6 «Административное принуждение и ответственность»
  5. 4. Права и обязанности граждан по административному праву
  6. Глава III. Применение национального законодательства при признании и приведении в исполнение отмененных арбитражных решений
  7. Алексеевская Екатерина Игоревна. Теоретические и практические проблемы производства в суде надзорной инстанции. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2008, 2008
  8. АНДРЕЕВ АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Обеспечение прав граждан при назначении административных наказаний. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2003, 2003
  9. Гиссин Егор Маркович. ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ БАНКА КАК ОСОБОГО УЧАСТНИКА НАЛОГОВЫХ ПРАВООТНОШЕНИЙ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2003, 2003
  10. Гольский Дмитрий Геннадьевич. Признание и приведение в исполнение арбитражных решений, отмененных судом места их вынесения. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2017, 2017
  11. § 2. Система гарантий обеспечения прав граждан