<<
>>

2. Специфика философского знания

Уже древнегреческие мыслители указывали на два источ­ника философского знания. Важно подчеркнуть, что они от­нюдь не исключают, а дополняют друг друга. Один из них на­звал Аристотель, другой — Сократ.

Все наше знание, считал Аристотель, а философское зна­ние в особенности, обязано своим происхождением счастливой способности человека удивляться. Чем богаче, сложней духов­ный мир личности, тем сильней развита у нее эта способность искренне, естественно переживать радостное волнение от встре­чи с еще не познанным, не разгаданным. Аристотель выразил оптимистический, рационалистический «дух Афин» — убежден­ность, глубокую веру человека в собственные силы, в разум­ность мира и в возможность его познания.

Способность удивляться (любознательность) — драгоцен­ное свойство человека, наполняющее его жизнь высоким смыс­лом, ожиданием все больших и больших радостей от свобод­ной игры ума, сближающее мыслящего человека с Богом. (Бог, по Аристотелю, есть абсолютный, все знающий философ.)

Так же, как здоровому, физически развитому человеку при­ятна игра мускулов, так и человеку умственно, нравственно развитому приятна и даже жизненно необходима постоянная, непрерывная работа мысли. «Мыслю, следовательно, существую», — писал великий философ и ученый Р. Декарт (XVII в.). Об интеллектуальном наслаждении как высшем благе, не срав­нимом ни с какими другими благами мира, говорили по-свое­му Б. Спиноза и Г. Гегель, К. Маркс и А. Эйнштейн. Маркс добавлял: духовно богатый человек — всегда нуждающийся человек, ибо он всегда жаждет эти богатства умножить. А. Эйн­штейн считал, что самой большой и удивительной загадкой мира является то, что он постижим разумом, познаваем.

Но человек не только познает мир. Он живет в нем. Чело­веческое отношение к миру (и к себе самому) есть пережива­ние, а самым глубоким и сильным из них является пережива­ние времени, т.

е. конечности собственного бытия, пережива­ние неизбежности смерти. Именно смерть называет Сократ (V в. до н.э.) вдохновляющим гением философии. Только че­ловек (даже когда он молод и здоров) знает о неизбежности собственной смерти, и это знание заставляет его думать о смыс­ле жизни, и это и есть философствование.

Все это придает философскому сознанию трагическую и возвышенную тональность. Это особенно ярко выражено в во­сточной философии. Но и оптимистическая философия рассчитана на мужественное принятие истины, на полный от­каз от иллюзий. Вот почему чисто рационалистический, про­светительский взгляд на философию как на удовлетворение частной человеческой любознательности явно недостаточен. Он должен быть дополнен: философия — это «ответ» человека на вызов судьбы, поставившей его — смертное, но единственное в мире мыслящее существо — в положение «один на один» с бесконечной, безразличной по отношению к нему Вселенной.

Чисто интеллектуальный источник философской мудрос­ти не просто дополняется, но вдохновляется смысложизненным, ценностным нравственным побуждением. По мнению Канта, в соотношении теоретического и практического разума первенство принадлежит последнему.

Говоря о специфике и характере философского знания, нельзя обойти понятия социального и духовного опыта, пото­му что все наше знание (не только знание философское) имеет в конечном счете один универсальный источник — человечес­кий опыт. Но опыт, на который опирается философия, особого рода. Он отнюдь не есть ни непосредственная действительность, которая составляет материал для повседневной работы наших чувств, ни наблюдение, ни эксперимент ученого (естествоис­пытателя). Никакая эмпирия, никакой эксперимент не могут сами по себе служить основой для всеохватывающих, предель­но широких обобщений, что нередко истолковывается (скепти­цизмом, позитивизмом) как аргумент против самой возмож­ности объективного, достоверного философского знания, кото­рое низводится тем самым на уровень только субъективных, не общезначимых мнений и предложений.

Не спасает положение и другой (тоже позитивистский) взгляд на философское знание как на простое «обобщение» опыт­ной науки. Во-первых, такой взгляд неверен по чисто истори­ческим соображениям, так как философия намного старше на­уки (античная и средневековая философия не могла обобщать науку, которой тогда еще не было). Во-вторых, если бы фило­софия могла только что-то обобщать, она не несла бы в себе нового знания. Ценность ее в культуре, в жизненном мире лю­дей была бы минимальной. В действительности же филосо­фия не отстает от науки, а опережает ее. Как это возможно?

Ответить на этот вопрос — значит ответить и на вопрос, как возможно знание о всеобщем. Эмпирический опыт такое знание дать не может: сбор и накопление фактов всегда оста­вит процесс неполным, незавершенным. Но есть и другой путь — диалектический. Он возможен потому, что в мире есть исто­рия, развитие — движение от простого к сложному, от низше­го к высшему. Познавая высшие, развившиеся формы (струк­турные образования), диалектический разум познает тем са­мым общую логику, общие законы движения, присущие не только самой этой форме, но и формам, ей предшествовавшим. Высшее есть в то же время и общее. Законы, действующие на самом высоком уровне эволюции, являются общими для всей эволюции и всего охваченного ею мира в целом.

Самая высшая в мире реальность — это человек и мир че­ловека: социальный и духовный. В нем диалектика жизни до­стигла самого глубокого и полного выражения. Законы этого мира — ключ ко всей диалектике действительности. Это и дает философии как человекознанию право быть категориальным, всеобщим методологическим орудием познания, освоения, по­стижения всей бесконечной Вселенной, всех ее возможных форм и перевоплощений. Категории философии - это .«узелки на память», оставляемые в наследство новым поколениям их пред­шественниками. В них сжат и сконцентрирован весь истори­ческий опыт человечества, зашифрован социогенетический код культуры. Только на этой основе возникает, работает челове­ческая мысль, в том числе и мысль философская.

<< | >>
Источник: Философия: конспект лекций / В.П. Кохановский, Л.В. Жаров, В.П. Яковлев. — Изд. 11-е. — Ростов н/Д,2008. — 190, [1] с.. 2008

Еще по теме 2. Специфика философского знания:

  1. Психологические предпосылки разработки подходов к описанию специфики личностных результатов обучения
  2. Конститутивные и регулятивные принципы персональных финансов[17]
  3. 3. Синергетический подход к управлению
  4. Текст как результат взаимодействия плана выражения и плана содержания
  5. 3.1. Проблема моделирования рефлексии переводчика
  6. § 1. Понятие и правовая природа банка
  7. Шестаков Ю.А.. История государства и права России: учебное пособие. – М.,2018. - 310 с., 2018
  8. История [Электронный ресурс]: учебно-методическое пособие / Г. М. Бурдина. - Электрон. текст. дан. (1,4 Мб). - Киров: Изд-во МЦИТО, 2019, 2019
  9. СОДЕРЖАНИЕ
  10. 1. Содержание (функции) государственного управления
  11. 4. Административно-правовой статус государственного гражданского служащего
  12. Интерпретация как перевод понятого