<<

М. В. Желнов Современная неотомистская концепция личности

1. О «философской антропологии» неотомизма и ее социальных корнях в современных условиях

Разговор об особенностях современной неотомистской кон­цепции личности предполагает знание основного содержания нео­томизма.

Для этого нужно, хотя бы очень кратко, коснуться проблем неотомистской «философской антропологии», составной частью которой является взгляд на личность.

Обратимся к работам некоторых известных исследователей традиционного томизма, освещающих интересующий нас воп­рос [CCVII]. Как христианский философ порядка Фома Аквинский по­лагал, что в мире все упорядочено, что во главе Вселенной стоит сотворивший ее Бог, или чистейший Акт, а, так сказать, «ниже всего» находится «первая материя», или чистейшая Потенция. Между этими двумя полюсами существует огромное множество субстанций, каждая из которых характеризуется той или иной смесью двух принципов: субстанциальной формы (особым видом акта) и первой материи (особым видом потенции). Чем больше в данной субстанции активного начала и чем менее зависима ее субстанциальная форма от пассивности первой материи, тем она более совершенна, и наоборот. Каждая субстанция в зависимости от характера ее субстанциальной формы относится, согласно то­мизму, к одной из находящихся в строгой субординации основ­ных ступеней: н е ж и в о м у, живому, человеческому и «сотворенному чистому духу» (ангелы и проч.),

399

Движущими силами в жизни личности являются^ понимаемые в теолого-телеологическом духе «естественные склонности» и «есте­ственное стремление к упорядочению» [208].

Таковы основные посылки «философской антропологии» нео- jтомизма. Остановимся теперь, тоже кратко, на специфике соци­альных условий и идеологической борьбы наших дней, которая питает нынешние неотомнстские концепции.

ному человеку, даже если он принадлежит к «воротилам» частно­собственнического общества. В «войне всех против всех» любо­му человеку противостоят некие могучие силы. Этими силами оказываются те или иные объединения индивидуумов, яв­ляясь выражением общих тенденций развития империализма; именно эти объединения дают возможность входящим в них чле­нам выжить в обстановке бурных коллизий, присущих современ­ному капитализму.

Развитие внутренних противоречий капиталистического строя заставляет идеологов буржуазии разрабатывать соответствую­щие теории, вроде теории «единого индустриального общества», теорий «корпораций», «социализации» и др.

Однако именно «интеграция» в более или менее явной фор­ме вызывает усиление и другой тенденции, казалось бы, не со­вместимой с первой,— стремление индивидуума обосновать свои претензии на то или иное особое положение в обществе и соот­ветствующую долю общественного богатства или просто его стремление выявить и развить свою индивидуальность вообще. Отсюда особый интерес человека современного буржу­азного общества к своему личному мирку, своеобразные попытки противопоставить «свое» и «общественное», «истинную» и «не­истинную» жизнь.

Действие глубинных социально-экономических причин, опре­деляющих указанные две взаимосвязанные тенденции разви­тия современной буржуазной идеологии, осознается и истолко­вывается различными представителями современной философии по-разному — в зависимости от той или иной конкретной истори­ческой обстановки, классовых целей и требований политической борьбы, наличного логического материала и индивидуальных особенностей отдельных мыслителей. Те буржуазные философ­

ские системы, которые по своему происхождению и содержанию всегда строили свои концепции человека (личности), исходя из решающего значения для его характеристики общественных фак­торов, стремятся теперь не отстать в разработке проблем инди­видуального, Те же философские системы, которые искони при определении человека (личности) делали упор на его сугубую' индивидуальность, вынуждены в настоящее время все более учи­тывать роль и значение общественных факторов.

Соответственно строится и тактика идеологической борьбы: с одной стороны, разработка своих традиционных взглядов с учетом взглядов тео­ретических противников (это, так сказать, борьба на «своей тер­ритории»), а с другой — развертывание активных «маневренных» действий в «стане врага», подрыв его позиций подчас его же соб­ственными аргументами.

Для современного неотомизма' основным врагом, по сущест­ву, является марксизм. Здесь пролегает классовая граница в идеологической борьбе. В то же время большое внимание уде­ляют неотомисты дискуссиям с экзистенциализмом как со своим конкурентом в борьбе за влияние на массы. Поэтому очень суще­ственно не только рассмотреть «сами по себе» взгляды Фомы Аквинского и его сегодняшних последователей на человека, об­щество, личность, но и проанализировать, как эволюционируют традиционные представления томизма в столкновениях с други­ми концепциями личности.

2. Человек и общество

Для ознакомления со взглядами неотомистов на соотноше­ние общественного и личного мы выбрали известного «советоло­га» (проще говоря — антисоветчика), руководителя восточно­европейского института при университете во Фрибуре (Швейца­рия), редактора издания трудов серии «Sovietica», доминикан­ского патера Юзефа Бохенского.

Юзеф Бохенский считает необоснованным обвинение неото­мизма в индивидуализме. По его мнению, неотомизм никогда не утверждал, что отдельный человек может существовать и может быть правильно понят вне его связи с другими людьми, вне «че­ловеческого наличного бытия (Dasein), а именно общества»3.

По мнению Бохенского, проблема «человек и общество» яв­ляется вечной проблемой, при решении которой в истории чело­веческой мысли обнаружилось два основных направления.

Одно направление в своем наиболее полном проявлении представляет собой «крайний социально-этический индивидуа-

* J. М. Bochenskl. Wege zum philosophischen Deπken. Einfflhrung in die Grundbegriffe. Freiburg iιn Breisgau, 1959, S. 103.

401

. Заказ № Б771

лизм» [209][210]типа М.

Штирнера. В несколько ослабленном виде эту позицию, по мнению Бохенского, занимают некоторые экзистен­циалисты. В онтологическом плане представители индивидуа­лизма утверждают, что хотя общество должно существовать ре­ально, но «мы видим только отдельных людей»; «общество про­тивостоит мне, но найти его я не могу», если всех людей «просто назвать «общество», то это будет только слово»[211],— заявляют они. Ю. Бохенский определенно выступает против такого явного индивидуализма.

Другое направление, по Бохенскому, напротив, исходит из того, что «субстанции — люди, например,— конституируются через связи, и только благодаря этим связям они есть то, что они есть; они есть, так сказать, узлы отношений» 6. «Человек у Гегеля и его учеников,— пишет Ю. Бохенский,— является диа­лектическим моментом общества и ничем больше»[212]. Гегель на­зван здесь скорее для маскировки, а под «учениками Гегеля» подразумеваются прежде всего представители марксистской мыс­ли, Намеки Ю. Бохенского становятся совсем прозрачными, ког­да он заявляет, что подобные теории ведут к «социально-этиче­скому коллективизму и даже тоталитаризму, согласно которому человек в своей основе, хотя на словах это часто и отвергается, является лишь средством, а общество остается единственной целью» *.

Признавая важность для человека всего общественного, Бо­хенский стремится компенсировать это утверждение ' попыткой представить томизм как вековую «мудрость середины» в проти­вовес альтернативам, сформулированным другими философски­ми направлениями. Поскольку «здравый человеческий рассудок отвергает возможность... крайних тезисов», пишет он, то наибо­лее приемлемым является учение, основы которого «имелись еще у Аристотеля».

С точки зрения этого учения, «реальными являются не толь­ко субстанции, которые именно реальны в полном смысле этого слова, как первейшие реальности, но также и отношения. Хотя отношения и не являются вещами, не являются субстанциями, тем не менее они налицо; они срослись с субстанциями, и свя­

зывают их друг с другом» 9. Если к этому добавить, пишет Бо­денский, что подобные отношения «не висят в воздухе, а обосно­ваны собственно в отдельных людях» и, понимаемые этически, есть «общая воля, особый аспект отдельных воль» 10, то из такой концепции сразу следует два вывода: «Во-первых, что един­ственной полной реальностью в обществе является отдельный человек. Во-вторых, что общество представляет собой нечто большее, чем сумму отдельных людей: оно обладает еще, кроме того, реальными отношениями между людьми и стремлением их к общей цели» 11. В таком учении «учтены обе стороны антино­мии без их одностороннего преувеличения», и все же именно «отдельный человек и только он остается последней земной целью любых общественных поступков, любой политики» 12.

Из изложенного становится очевидным, что представители современного неотомизма довольно хорошо понимают происходя­щие в сознании людей сдвиги и отмежевываются от крайнего индивидуализма. «Мне кажется, индивидуализм в наше время уже не представляет какого-либо значительного учения» 13,—: пишет Ю. Бохенский.

Мы мозрем констатировать, что проповедь индивидуализма может, конечно, еще верно служить эксплуататорам в классовом обществе как средство разложения массовых организаций тру­дящихся. Но индивидуализм в современных условиях разлагает организации и самих эксплуататоров (армию, чиновничий аппа­рат и т. д.), а это уже опасно для капитализма, когда силы его все более ослабляются. В таких условиях силы, так или иначе связанные с капиталистическим строем, вынуждены искать идео­логический материал для обоснования необходимости «некрай­него коллективизма», принципиально якобы противоположного «крайнему коллективизму» научного социализма.

Взгляды Ю. Бохенского на необходимость в наше время раз­личных «корпораций» и даже «социализации» далеко не являют­ся пределом для католической философии, стремящейся обеспе­чить себе гибкие позиции при решении социальных кон­фликтов современности, особенно в будущем. Конечно, в своей повседневной практической деятельности католическая цер- *J. М. Bochenski. Wege zum philosophischen Deπkeπ, S. 111.

10 Там же, стр. 112.

11 Там же.

'» J. М. Boehen ski. Wege zum philosophischen Denken, S. 110. Предпола­гается, однако, пишет наш неосхоласт, что «эта цель может быть достиг­нута только через признание реальности общества и его собственной цели. Но цель эта имеет основание в отдельной воле. Обязанности, которые мы чувствуем по отношению к обществу, являются истинными обязанностями. Они связаны с той моральной силой, которая выступает против индивиду­умов, поскольку не является фикцией. И тем не менее эти обязанности ос­таются средством осуществления отдельных человеческих судеб» (там же, стр. 112),

,, J. М. Bochenski. Wege zum philosophlschen Denken, S. ИЗ.

ковь как крупнейший обладатель капиталистической частной собственности не может не защищать ее. Однако право частной собственности теоретически не вытекает с необходимо­стью из основных взглядов неотомизма: в системе католической идеологии, как показали некоторые польские марксисты, оно обо­сновывается довольно искусственно, и католическая церковь в сло­жившихся ситуациях (социалистическая Польша, например) мо­жет отказаться от защиты «права частной собственности» и огра­ничиться защитой просто «права собственности», которое пони­мается как право «широкого» владения средствами существова­ния, обеспечивающими духовный и моральный рост человека и. Не противореча в принципе неотомистской концепции «естественных прав» человека в целом, такая позиция позволяет католическим мыслителям выдвигать антитезу социализму в ви­де своей «социализации».

Это может породить даже иллюзию о забвении неотомизмом своего традиционного индивидуализма. Однако, подчеркиваем, для неотомизма и сейчас «единственной полной реальностью в обществе является отдельный человек» и потому никакие отноше­ния между «человеческими субстанциями» не могут объяснить сущность этих субстанций, сущность человека. «Социализирован­ный индивидуализм» неотомизма требует для этого выхода за пределы отношения «общество — человек» и перехода к отноше­нию «человек — бог», т. е. «социализация» человека не может быть понята вне теологии. t

3. Сущность человека

Как мы уже говорили, одним из главных врагов для неото­мизма является экзистенциализм, который атакует томистский фидеизм с прямо противоположных марксизму позиций — с пози­' ций утверждения принципиальной асоциальности личности. По­лучивший весьма большое распространение, экзистенциализм в наше время все больше и больше досаждает неотомистам, тесня их даже в тех странах, где идеология католицизма традиционно занимала абсолютно господствующее положение. Особенно пока­зательно в этом аспекте, что в теоретические споры с экзистен­циализмом активно вовлечены не только католические идеологи Старого света, но и «духовные пастыри» бурлящего континен­та — Южной Америки. Поэтому, говоря о понимании неотомиз­мом сущности личности и его столкновениях в этом пункте с экзистенциалистами, мы выбрали для анализа представителя

11См. по этому поводу, например, статью католика В. Пивоварского: W. Р I- wowarski. Podstawowe spoleczne zasady prawa naturalnego.— «Roczniki ftlozoficzne> (Towarzystwo Naukowe Katolickiego Uniwersytetu Lubelskiego), Lublin, 1963, t XL zeszyt 2, str. Ill—I2l.

латиноамериканских неотомистов — аргентинского философа- иезуита И. Килеса,

И. Килес — автор ряда обстоятельных работ о личности *®, участник различных томистских конгрессов, солидаризующийся с ведущими философскими течениями европейского неотомизма. Его работы публиковались в Испании, а также в ведущем жур­нале западногерманских неотомистов «Схоластика» . Все это говорит о непосредственном контакте его со своими коллегами в Европе, так что рассмотрение взглядов И. Килеса и его полеми­ки с экзистенциалистами позволит нам представить современный неотомизм в его отношении к экзистенциализму.

В пределах современного экзистенциализма можно обнару­жить различное понимание сущности человека у основных его представителей: Жана-Поля Сартра, Мартина Хайдеггера, Кар­ла Ясперса,— в зависимости от того, какой смысл придается ими понятию экзистенция, или, грубее, понятию существование. Не­смотря на трудность точного определения содержания, которое несет в себе экзистенциалистский термин «существование», и из­вестную путаницу, возникающую в этой связи, для наших целей вполне достаточно простого указания на самый общий смысл, вкладываемый в этот термин главными представителями экзи­стенциализма.

Сартр & свое время свел понятие существование к представ­лению об особом характере отношения людей к враждебно про­тивостоящему им и бессмысленному миру. Поэтому-то и сущ­ностью человека объявлялось пребывание его в состоянии этого существования, лишенного всякой разумной причинной связи и истинного бытия (в неотомистской терминологии Existenz: extra esse). Но даже среди экзистенциалистов взгляды Сартра —край­ность, ведущая к этическому солипсизму.

Такое понимание существования в экзистенциализме преодо­лено Хайдеггером, отделяющим «неистинное» существование типа сартровского от «истинного» человеческого «наличного бытия» (Existenz=Ek-sistenz=Da-Seiπ) 17, которое определяет «Heidegger: el existencialismo de la An gust! a». Buenos Aires, 1948; «La Per­sona Humana». Buenos Aires, 1952; «Metodo Tomista у M⅛todo Existencialis- ta>.— В кн.: «Acta Congressus Tomistici International is». Roma, 1955; «Mis alii del Existencialismo*. Barcelona, 1958.

is Cm.: J. Quiles. Das Wesen des Menscheπ.— «Schotastik», Freiburg im Breisgau, 1961, vol. 36, Hft. 3.

∏ пишет неотомист,— является исходной и первой дей­ствительностью человека, которая помогает нам объяс­нить все его виды бытия и действия (поступки)» 26. Этот «вну­тренний онтически-реальный центр», «онгическое-в-себе-бытие» получает и особое название «Іп-sistenz», а сущностью человека оказывается «Іп-sistenz в материи» («Іп-sistenz in Stoff»), по­скольку, пишет И. Килес, «человек не является чистым Insistenz, a Insistenz в материальном мире»27.

Если немного поскрести неотомистскую Iπsisteπz, то перед нами рредстанет все та же «отделимая от материи нематериаль­ная субстанциальная форма» (или дух человека), занимающая вполне определенное место в традиционной томистской схеме субординации форм. Только теперь это схоластическое понятие соотнесено с соответствующими понятиями экзистенциализма, заняло среди них определенное (завершающее) место и получи­ло вплетенное в современную терминологию наименование Insi- stenz. Более того, по мнению неосхоластов, если принять их и Там же, стр. 382.

34«Чем больше человек оказывается «вне себя», без отношения к своему «в себе»,— отмечает Килес,— чем больше он, следовательно, внешне обос­нован (extra-sistit или ek-sistit), тем больше он удаляется от человеческого н тем меньше он является человеком. Затерявшийся в вещах человек не является больше самим собой, и именно настолько, насколько он распылил себя вовне...» (J. Q и і 1 е s. Das Weseπ des Menschen, S. 382).

a5Термин «онтический» (oπtisch) означает независимость чего-либо от сознания человека, от «актов рефлексии» и этимологически равносилен тер­мину «объективный», т. е. независимый от всего субъективного. Понятие «оптического» по своему смыслу противоположно понятию «деонтического» (deoπtisch), т. е. чего-то зависимого от субъективного, от этического, от «трансцендировання». Именно в обращении к онтическому (теологически объективному) внутреннему реальному.центру видит неотомист отличие своей позиции от протестантски-теологического «трансцендировання» Хай­деггера и особенно Ясперса.

мJ. Q и і 1 е s. Das Weseπ des Menschen, S. 387.

i7Там же, стр. 384..

‘ 407

Iπsiste∏z, то многое сразу станет ясным, и концепция человека приобретает известную стройность.

В самом деле, по мнению И. Килеса, именно наличие в чело­веке некоего внутреннего «онтически-реального центра» объяс­няет «парадокс выхода человека за пределы субъективного при самоанализе», поскольку ощущение Insistenz ведет людей «не только к открытию самих себя... но и к открытию (доступных и для других действительностей) горизонтов бытия». Через них, по мнению неотомиста, человек «видит себя объединенным в строгом онтическом обществе и солидарности» 28, а «в конкретной действительности — только частью целого (мира или космоса), образующегося из множества других действительностей, которые находятся с этим отдельным центром во взаимодействии... в жи­вом диалоге»29. После уяснения всего этого человеку уже не страшно потеряться в мире существующего, в Eksistenz Хайдег­гера и Exist'enz Сартра или запутаться в Iπtimitat Ясперса, пола­гает неосхоласт30. И тут же его концепция становится исходным пунктом для перехода к рассуждениям о «некрайнем коллекти­визме», как у К). Бохенского, поскольку земные корпорации в обществе являются лишь проявлением, а точнее — извращенным отражением «строгого онтического общества и солидарности», «живого диалога» отдельных созданных богом Insistenz.

При анализе неотомистского представления о сущности че­ловека прежде всего бросается в глаза уверенность, с которой католические богословы вступают в спор с экзистенциализмом. Основные понятия экзистенциализма, характеризующие сущ­ность человека: Existeπz (Сартр), Eksisteπz (Хайдеггер), Intimi- tat (Ясперс и, сказали бы мы от себя, некатолические христи­анские концепции), «парадокс» выхода за субъективное при са­моанализе, экзистенциалистски понимаемые наиболее общие качества и свойства человека — действительно раскрывают свой истинный смысл как бы только тогда, когда вводится теологиче- ски-онтическая Insistenz (неотомизм).

Такой эффект имеет по крайней мере две причины. Во-пер­вых, взгляды экзистенциалистов, даже подчеркивающих свой атеизм, при ближайшем рассмотрении обнаруживают свой ре­лигиозный подтекст, сильную тенденцию к ориентации на рели­гиозные взгляды вообще и на христианские в частности. Экзи­стенциализм в качестве разновидности буржуазной философии, не находя доводов для оправдания гибнущего капиталистиче­ского строя из анализа лишь закономерностей самого буржуаз­ного общества, вынужден искать (иногда подспудно, а иногда явно) различные внешние «подпорки» по-преимуществу теоло­гического толка. Во-вторых, кажущаяся стройность неотомист- иJ. Q и і 1 е s. Das Weseπ des Meπscheπ, S. 385.

wТам же.

30Там же.

ской концепции объясняется попытками неосхоластов опереться на анализ действительно имеющихся в индивидууме внешне об­основанных объективных внутренних противоречий и объектив­ного внутреннего носителя сущности человека.

При внешнем рассмотрении неотомистская концепция чело­века, казалось бы, опирается на результаты исследования на­ших объективных внутренних и внешних (по отношению к инди­видууму) процессов, при решающем примате последних. В по­добном подчеркивании именно объективности, а точнее, псевдообъективности, «онтичности» сущности человека и за­ключается одна из особенностей концепции человека современ­ного неотомизма по сравнению со взглядами тех его представи­телей, которые видели сущность человека прежде всего в его субъективной способности разумного самосознания, оценки сво­их поступков и т. д. Однако, как и подобает теологам, неотоми­сты в своей аргументации выходят за пределы реальной взаимо­связи «человек — общество», объявляя «объективно»-внешней причиной сущности человека бога. При этом «объективно»-внут- ренний «центр» человека оказывается также производным от Абсолютного и втиснутым в телесное, а социальные связи — «объективно-внешнее номер два» — извращенным отражением «истинно^ солидарности» людей в «объективно-внешнем номер один».

Подобная схема аргументации не нова и не может дать ни­чего нового по сравнению с концепцией человека, выдвинутой диалектическим материализмом, который на основании обоб­щения всей исторической практики человечества смог объяснить сущность человека без обращения к внешнему сверхъестествен­ному «дополнительному члену» в виде божественного духа.

4. Личность

В неосхоластических построениях И. Килеса и понятие лич­ности, и понятие человека имеют в конце концов одну и ту же первоначальную основу. «...Как Insistenz является, так сказать, сущностью сущности человека, она будет так же сущностью сущности личности»[213]. Являясь производным от взглядов

католических философов на сущность человека, на его положе­ние во вселенной, природе и обществе, понятие личности должно, очевидно, впитать в себя важнейшие особенности этих взглядов. Однако это не исключает того, что концепция личности имеет свою собственную проблематику. Последняя заключается, по мнению И. Килеса, в исследовании определяемых через Insis- tenz человека двух наиболее существенных, «глубочайших и внутреннейших центров» (признаков) личности: ее автоном­ности32 и единства33.

Концепция личности, в соответствии с мнением католических философов, обязана показать, что должен знать и делать каж­дый человек, чтобы, принимая участие в ходе текущих дел, не потерять общий, главный смысл жизни, не переоценить первое в ущерб второму и, поняв свое истинное назначение, не упустить свое счастье. При этом особо важным для «истинной» личности 1оказывается, конечно, глубокое самосознание своей «онтиче- ской структуры» и внутренней устремленности к богу, самосо­знание значения религиозных этических ценностей, что только и может дать «истинный персонализм»34.

Мы видим, таким образом, что, возникнув в недрах христиан­ского миропонимания и будучи приспособлена именно к его иде­ологии, концепция личности неотомизма и в н а сто я щ ее в р е­м я исходит из плюрализма еубстанций и представления об уни­кальности отдельного человека и в этом смысле по существу индивидуалистична. Однако в Современных услови­ях индивидуалистичность неотомистской концепции личности приобрела некоторые специфические особенности.

В борьбе с философскими учениями о личности, опирающи­мися на приоритет общественного перед личным (прежде всего с марксизмом), современный неотомизм вынужден, скрепя серд­це, убеждать людей, что неотомистский теологический индиви- дуализм-де не только не противоречит «корпоративной», «соци­ализированной» жизни людей, но, наоборот, может гармонично дополняться ею. Эта жизнь отражает их предопределенную бо­гом «солидарность», и для нормального функционирования двух важнейших «центров» личности (автономности и единст-

3s«Фундаментом... «собственного бытия», «собственного самому себе бытия» (Sich-selber-eigen-Sein) является бытие в себе, Insistenz. Оно представляет собой онтическое основание и условие возможности автономии, которая присуща личности» (J. Quiles. Das Weseπ des Menschen, S. 398).

33Другим «глубочайшим и внутреннейшим центром личности,— пишет Ки- лес,— является ее единство», причем «речь здесь идет не о чистом единстве сознания, не о единстве, мыслимом как простая противоположность обще­ству (AΠgemeinheit), а о единстве как совершенной (непередаваемой и не могущей быть переданной) индивидуальности» (J. Quiles. Das Wesen des Menschen, S. 399).

** См.: Th. Sanz. Die ontiscħe Structur der meπschlichen Person nach der Leh- re Thomas von Aquin. Madrid, 1962, S. 139.

ва) необходим ряд политических, социальных и экономических предпосылок, хотя в принципе истинная личность может выпол­нить свое назначение в любой обстановке. Но чем больше нео­томисты наших дней вынуждены признавать необходимость для личности активного участия в преобразовании общественной жизни и природы, тем чаще они упоминают об «излишнем» от­чуждении человека в общественном, подавлении социальным автономности и единства личности.

В споре же с философскими учениями о личности, пафосом которых является спекуляция на индивидуальной жизни и ин­дивидуальных переживаниях человека (прежде всего с экзи­стенциалистскими концепциями), современные неотомисты, во- первых, активно поддерживают тезис о принципиально асоци­альной сущности личности и пытаются предстать борцами про­тив разрушительного для личности процесса отчуждения чело­века в буржуазном обществе; во-вторых, используя подспудные или явные для индивидуалистических учений тенденции к рели­гии, они стремятся показать преимущества своего теолого-телео­логического, аристотелевско-томистского понимания «объекти1 ной» (онтической) уникальности личности и ценности ее сущест­вования.

Неотомисты середины XX в. (как, например, испанский нео­томист Немесио Каминеро, подвизающийся в папском Грегори- анскЬм университете в Риме), конечно, видят, что современное человечество все более и более становится атеистическим, что возврата к старому быть не может. Они говорят, что в совре­менном мире (под современным миром они равно подразумева­ют и капиталистический, и социалистический) человек оказыва­ется «неустойчивым и неуверенным, неопределенным и обеспо­коенным вопросом, не имеющим ответа»*, «неоконченной сим­фонией»36, «пессимистом по призванию»37. Такое положение человека в современном буржуазном обществе объясняется нео­томистами, однако, не на основе антагонистических противо­речий капиталистического строя, а как следствие того, что сов­ременный человек «на практике не осуществляет жизнь, соот­ветствующую религии»38, в результате чего в душе человека образуется якобы вакуум, «пустота». Эта пустота, считает Ь(ами- неро, «могла бы быть заполнена верой, тем чувством жизни, ко­торое встречается только в Евангелии, но современный человек...

15 N. G. С a m і п е г о. La religiosidad del hombre contemporaπeo.— 1⅛6, 130

Активизм волюнтаристский 73, 78, 79-ЬО, 128—1134, 139, 144, 256, 395

Активность человека 61, 64, 68, 70, 82, 228, 260—261, 373

— предметная сущность 82—83

— как активность революционная 61, 63, 65, 166—1144. См. также Кри­тичность революционная

— в немарксистских учениях 79, 81—

83, 129, 131, 134, 209, 219 («не­предметная» активность); в субъек­тивистских концепциях 7, 56;

в античной философии 14, 17—20, (24; в томизме 399; в раннебуржуаз­ной философии 59; активность познающего субъекта (по Канту)

33—134; в современной буржуазной философии 46, 56, 57, 299—601,341 См. также Активизм волюнтарист­ский, «Произвол, Фатализм и ак­тивность личности

Античная философия 10—24, 25—27, >28, 29, 55, 27∣1, 325

Антропогенез 85, 191, 193, 201 Антропологический принцип в фило­софии 7, 38, 75, 98, 1Θ9, 269

Антропоморфизм в философии 10, 12, 678

Биапснхическая эволюция человека — см. Организм человека

Буржуазная философия современная 39—40, 44, 53—55, 59, 67, 218—219, 237, 272, 298, 331—332, 400—401

Бытие—см. Человек и мир, бытие Бюрократизм

— бюрократизация буржуазного об­щества 126, 130, 252, 343, 374, 375, 396

— бюрократ как персонаж классово­антагонистического общества 119, 122, 125-126, 129—131

— бюрократия и духовная, творче­ская деятельность 125—126, 127— 128, 129, 130, 132, 218

Вещь социальная, вещные отношения лиц, вещные персонажи, роли, свя­зи и функции — ом. Овеществле­ние

Вождизм — см, Активизм волюнта­ристский

Воля 249, 250, 255, 259, 345; в субъек­тивистских концепциях 79, 130, 1'32, 133; по Канту, Шеллингу и Фихте 33, 36; в современной буржуазной философии 279, 382, 403. См. также Свобода воли

Воспитание

— коммунистическое 4, 141, 144, 219, 234

— в классово-антагонистическом об­ществе 15, 171, 219, 391—393

Выбор, свобода выбора 3, 249—250, 255—264; по Платону 19—20; по Августину 26; у Э. Шлрангера 48; у Фрейда 303; в персонализме 382; в экзистенциализме 51, 252—253, 257, 261, 262, 299, 301—302, 303— 305, 323, 343

Гедонизм 278, 280

Грех, греховность человека, грехопа­дение (в христианской идеологии) '25, 27, 28, 47, 327, 347, 352, 353, 356, 359, 365, 366, 368—370, 385, 393, 395, 399 '

Гуманизм —и пролетарская револю­ционность 59, 65, 76—77, 136—,144; античный 10—41; буржуазный 28, 59, 146, 346—347, 362—363; рели­гиозный 316, 318, 319, 328; и экзи­стенциализм 7, 56, 57, 59, 311

Деперсонификация человека — см. От­чуждение

Детерминация

— социальная 61, 78, 89, 108, 120,122,

189, 231, 234, 246, 251, 255, 284, 295, 297, 412

— естественная, биологическая 89, 90, 108, 122, 189, 190, 200—201, 234, 281, 283, 412

— самодетерминация 295, 300, 386 Детерминизм

— сциентистский, натуралистический 29-31, 122, 203

— «вертикальный» и «горизонталь­ный»: по Фрейду и Сартру 285— 286, 300—301; его непоследователь­ность 31'l∙j в неоортодоксни 367— 370

Деятельность —см. Предметная дея­тельность человека, а также Активность человека, Духовная деятельность человека, Познание, Труд

Диалектика

— деятельности 79—1∣10, 198, 212,

214— 016, 220—1221, 254, 264, 300— 301

— культурно-исторического процесса

89, 9б, 97, 168—169, 183—186,

215— 217, 220—221

— субъекта и объекта 9, 53, 59, 62— 63, 81, 98, 134, 135, 160, 187—1188, 212, 214—215, 220, 251—255, 264

— реального и идеального 77, 105— '109, 197—1198, 222—2125, 228—230

Добро и зло И, 18, 19, 20, 28, 47, 60, 257

Догматизм 56, 58, 74, 142; релэтиоз- ный 8, 348, 3159, 372’

Долг общественный, нравственный — ом. Ответственность (моральная, нравственная)

Досократики 1'1, 12, 20, 21, 55, 271l Дуализм

— души и тела: у Платона 11, 19—21, 29; в томизме 399; в философии нового времени 28—31, 273; в со­временной буржуазной философии 49, 55, 319

— теоретико-познавательный 31', 33, 222

Духовная деятельность человека 218,

222—230. См. также Познание, Эс­тетическая деятельность человека

Душа 1'1, 12, 18—21, 25—⅛ 29—30, 41, 373, 391 \

Естественное и общественное в\при- роде человека — см. Сущностью че­ловека, Организм человека, Чело­век и природа

Естественное право 8, 15, 22, 190, 404

«Жизненный порыв» 41, 279, 371

Идеал 66, 254, 255, 258, 261, 262. См. также Коммунизм как обществен­ный идеал, Идеальное общество

Идеальное общество: в античной фи­лософии 23—®4; в современной буржуазной философии 366—367, 389, 394—395

Иерархия вторичных фигур в общест­ве отчуждения 1S4—1131, 135

Императив категорический, услов­ный — см. Категорический и услов­ный императив

Индивид

— понятие, проблемы изучения 3, 5, 234—235, 246—247, 331

— общественный —см. Сущность че­ловека

— развитие самостоятельности с ус­ложнением общественных связей

233, 241

— я личность 63—64, 143, 144, 231— 247, 323, 331; в христианских ре­лигиозных учениях 361, 362, 399; по Гегелю 151^152, 238; в совре­менной буржуазной философии 202—233, 3122—323, 331—345, 381

—>и общество, среда, коллектив 58, 63—64, 66, 91—93, 95—96, 97—98, 100, 101, 114, 115, 126,146, ‘166, 170, 176, 183, 185—187, 231, 233—

234, 238—240, 242, 255; по Гегелю 162—163, 170; «дух народа» как субстанциальное начало в инди­виде (пе Гегелю) 152; у француз­ских материалистов и Фейербаха 171; в современной буржуазной философии 291—295, 297—299, 313, 365, 366, 400

— и класс 66, 176, 1'87, 233,239, 241— 242, 246—247, 259, 354

— абстрактный, частичный (обезли­ченность индивида в обществе от­чуждения) 66, ИЗ, 124, 239—240, 241—247,252, 411

— в процессе труда 176—U78 См. также Личность, Человек

Индивидуализм

— как философский принцип — см. Субъективизм философский

— в древнегреческой философии 22

— буржуазный 7—8, 28, Г46, 261;

■в идеологии протестантизма 355; Кризис 376, 400, 403'

Инстинкты 86, 296, 382 Интеллигенция

— и рабочий класс 135

Интересы личные и общественные — см. Личность и общество

Ионическая школа 10

Иррационализм философский 41, 46, 214, 27ll, 273, 277, 279, 281,282,284, 287—288

Искусство (как сфера духовной дея­тельности человека) 227—028 «Историчность» человека (в экзистен­циализме) 44, 48, 337—341, 344

История —ом. Диалектика культур­но-исторического процесса, Опред­мечивание и распредмечивание — и историческая преемственность. Субъект исторического развития, Человек и история

Иудаизм 351

Капитализм

— порабощение человека 7, 57, 60, 64, 118, 122—123, 239, 242—243

— антигуманизм 66, 60, 121, 122, 125, 126, 130, 132, 134, 136—человека

■ самостоятельность, ^^уверенность, автономность, свобода ⅛', 64, 67—70, 1126, 349, 252, 265, 343, 41⅛ в субъ­ективистских концепциях\44, 56; в античной философии 19,24; в христианских религиозных учениях 26, 2711, 365, 399, 410, 411, 412; в буржуазной философии 30, 34, 50, 56, 57, 58, 59, 355

— в классово-антагонистическом об­ществе 50, 66, 70, 125—126, 132, 146, 166, 188, 333, 239—240, 242— ■247, 257, 258, 353—354, 376,- 388, 391, 394, 396, 400, 4Ф1. См. также Капитализм

— концепции личности; томистская 399—400; протестантская 361—362; по Гегелю 36, 238; по Фрейду 303, 304, 312, 313; неотомистская 409— 412; персоналистская 374—397; по М. Шелеру 46; по Г. Марселю 50, 916—318, 322—323; по Ясперсу 50, 331—345; по Сартру 304, 305, 312, 313; историческая эволюция воззре­ний на личность 55

См. также Человек, Индивид, а также Активность человека, Вы- чбор, Смысл жизни и бытия, Фата­лизм и активность личности

Любовь 345

— хак философский принцип 12, 15, 38, 344—345

— как религиозный принцип 26, 50, 322, 324, 327, 356, 364, 365, 369, 399

Марксизм

— как подлинно гуманистическая фи­лософия человека 38—39, 59—70, 75—77, 140—1142, 144, 237

«Массовая культура» 1S6, 390, 39Г Материализм домарксовский (XVII—

XIX вв.) 8, 62, 171, 174, 199, 203

Мещанство 124, 127, 136, 261, 321; как носитель идеологии утилитаризма 1В6

Милетская школа 12, 14

Мозг человека 193, 194, 200, 213, 215 Монизм (в понимании человека) 60,

62, 77, 183; в античной философии

20, 24; в философии нового вре­мени 20, 28, 30, 37

Моральная ответственность — см. От­ветственность (моральная, нрав­ственная)

Мышление 24, 29—31, 191, 229, 235

Натурализм философский и естествен­нонаучный 8, 12, 13, 14, 28, 30, 31,

37, 189, 191, 199, 208, 214, 217, 225, 2711—274, 299. См. также Онтоло­гизм сциентистский

Наука (как познавательная деятель­ность человека) 31, 48, 128, 350 Необходи мость

— культурно-историческая 108

— естественная 77, 108, 200, 210, 272

— в, отчужденной форме 62, 78, 122,

210,219.

—.внутренняя (в экзистенциализме) 252

См. также Детерминация, Детер­минизм, Свобода и необходимость, Судьба, Труд как форма предмет­ной деятельности человека

Неокантианство 30, 53, 190, 342 Неоплатонизм 25, 55

Неотомизм 7, 237, 398—412 Номос 16, 17, 18

Нормы поведения социальные 6, 125, 252, 278, 296—297, 307; в совре­менной буржуазной философии 291, 292, 309, ЗГЗ

— правовые 18

— нравственные ∣18, 252, 253, 257— 259; по Канту 34, 206, 212

— религиозные 6, 348, 367, 369

См. также Стандарты социальные

Обезличенность человека в классово- антатонистическом обществе см. Индивид абстрактный, частич­ный.

Общественный индивид — см. Сущ­ность человека.

Общество и человек — см. Индивид, Личность, Сущность человека

Общество-Субъект, Общество-Лицо 91

II∣14, 186

Объект, Объективное — см. Субъек и объект

Объект природный—см. Предмет природы

Объективизм философский 7—>10, 24.25—27, 28, 30, 37, 40, 42, 44, 52­53, 55, 59, 75-76, 78, 80, 91, 94, 1Е6, 134, 170, 185—186, 401

— идейные истоки 55

— как апология овеществления чело века 80

— как идейная основа конформизма

80

—' антигуманистическая сущность 05

66

— принцип субстанциального разви­тия Гегеля 36—37, 148—'154,160— 167, 172, 175, 185

— влияние субъективистских концеп­ций на современный объективизм 43, 55, 401, 407, 410—411

Ом. также Онтологизм сциентист­ский, Субъективизм философский, Супернатурализм, Теория среды Объективный мир — см. Субъект и объект. Человек и мир, бытие Обыватель — см. Мещанство Овеществление 80. 1198

— как единство активности и обще­ния 96, 101

— и культурно-’исторический процесс 90, 101, 105, 168—169, 176, 184 См. также Диалектика, Духовная деятельность человека, Разделение человеческой деятельности, Труд, Целесообразность и целенаправ­ленность деятельности человека

Предметный мир человека 77, 84— 85, 87—88, 96, 97, 100, 101, 104, 167, 192, 199

— социальный характер 56, 62, 64, 106, 182, 220-0211, 320

— 6 объективистских концепциях йО; по Гегелю 153

— в субъективистских концепциях 35, 49, 58, 79, 219

Предопределение

— в христианских концепциях авгу- стннианского толка 26, 348, 354, 366, 360, 363, 370

— Кант о божественном предопреде­лении 363

— в гегелевской концепции развития 37,

— в философии персонализма 384 Природа

— освоение (воспроизведение) чело­веком 81, 85, 88—89, 90, 96, 111, 134, 135, 181, 195—1196, 197, 200

— познание 222—224, 225

— и культура 76, 89—91

— и эстетическая деятельность чело­века 224—1208

— утилизаторское отношение к при­роде 128, 181

См. также Человек и природа Производство

— культур но-историческое (человече-. ское) как cφep∣a созидания чело­веком самого себя посредством со­зидания предметного мира куль­туры 90, 102—1103, ПО—■∣1!12, 114, 136. См. также Культурно- истори­ческий процесс производства

— господство над человеком в капи­талистическом обществе 148, 210, 211

Произвол (как вырожденная и от- нужденная форма человеческой активности) 22, 24, 128, 130—133, 143, 146, 249

Просветители XVII-^XVHI вв. 8, 190, 193, 206, 208, 271, 272, Е73, 278­279,364

Протестантизм 27—08, 49, 208, 214, 27.1, 278, 346—073, 396, 406. См. такисе Отчуждение, Фатализм

Профессионализм (как форма специа­лизации) 101, 142

Психоанализ 269,370

— по Фрейду 269—314

— экзистенциальный 284, 301—3λ° 303—304, 313

«Психоанализ вещей» (по Сартру) 301—ЗОВ, 305—306

Психофизический параллелизм 274

Рабочий класс

— как воплощение деятельностной сущности человека 138

— и созидательная деятельность, творчество культуры 1'18—119, 122, 1103, 135, 136-399; в неотомизме 404— 409, 410, 4I∣1

— в протестантизме 362, 408

— в рационалистических концепциях 29-31

— в натуралистических концепциях 214, 270

— по Канту 33, '206—008, 214, 217; по Фихте 35; по Гегелю 161—'163, 466

— в современной буржуазной 'фило­софии 214, 017, 374; в экзистенциа­листских учениях 44, 49, 51, 58, 006—207, 214, 319, 321, 372, 405— 406, 407, 408; в персонализме 375, 379, 380

См. также Предметная деятель­ность человека, Опредмечивание и распредмечивание, Рабочий класс, Свобода и необходимость [экзи­стенциалистское понимание свобо­ды], Труд, Человек и общественное бытие в др.

Сциентизм'141 -

— и персонализм 393—094

Ом. также Онтологизм сциентист­ский

Счастье 64,68; в идеологии Возрожде­ния 28; в современной буржуазной философии 292. 410, 412

Творчество

— как атрибут человека 7, 9, 4’4, 17, Э2, 24, ©5—66, 178, 89, 91, 97, 212, 217, 219, 314

— историческое ((диалектика наследо­вания, освоения и преодоления дан­ного) 89, 97, 021

— несовместимость с заранее преду­становленными рамками внешней целесообразности и служебное™ 96—97, 440,1142—443, 219

— и классово-антагонистическое об­щество ‘105, 426, 432,.137, 239, 320

— как «непредметная» активность (в буржуазно-элитарном понимании) '129

См. также Активность человека

Теория среды 78, 89, 04, 95, 426, (133— 434; как идеология конформизма,126, 133—1134

Томизм 26—27, 65, 398—400. См. так­же Неотомизм

(Труд

1— и сущность человека 180—183, 192—(193,199,201, 202

. — как форма предметной деятельно­сти человека Ф. 31

Вебер М. 078, 304—335

Венцль А.* 411

Верри П. 200, 203

Веттер Г. А. 474—476

Винделыбавд, В. 203

Вольф X. 30, 02

Гак Г. М. 3й1 '

Гартли Д. 31

Гартман Н. 41—42, 54

Геббельс 306

Гегель Г. В, Ф. 30, 32, 36-3∣7, 55, 61, 73, 84, 100, 148-455, '158-470, 172— 174, 176, 203-204, 208, 238, 250, 272, 402

Гелен 44

Гердер И. Г. 32

Герье В, И. 363,367

Гесиод 44

Гёте И.-В. 20, 73, 145,1146

Гиддингс Ф. 1190

Гиппнй 01, 20

Гитлер 328

Г недин Е. А, 133

Гоббо Т. 31,32

Гомер ∣10, 13, 14, 16

Горгий )16, 01

Горький М. 243

Грамши А. 7’5, 79, 91,93

Гроетиссен 45

Грюн К. 236

Гумплович Л. 490 '

Гуссерль Э. 53, 55

Давыдов Ю. Н. 170, 038, ЗЄ9

Декарт Р. 20, 29—30, 37, 53, 273, 279

Демокрит 21, 154—>158

Демосфен 23

Демпф А. 41

Джакомо К- Й37

Дильтей В. 43,1373

Диоген Алоллонийский 12, 20

Дробницкий О. Г. 359

Дунс Скот ι27 *

Дюбуа-Дюмз 324—325

Дюригейм Э. 291

Егидес П. М. 331

Жильсон Э. 319, 332, ЭЕ4, 398

Зенон Элейский 238

Зианецкий Ф. 291'

Ильенков Э. В. 105, 107

Калкинс, Мэри 378

Калликл 22

Кальвин Ж. 27, Э47, 354, 355, 357, 360, 362, 365, 367

Каминеро Н. 41∣1—412

Камю А. 50, 324—325, 327

Кант И. 20, 31—35, 37, 39, 48, 55, 171, ■2О6—Э1Й, 214, 217, 271, 273, 274, 342, 363

Капелюш Ф. 347, 348, 357

Карякин Ю. Ф. 1144

Каутский К. 348

Кедров Б. М. 108

Килес И. 405—410

Кинг М. Л. 370

Киплинг Р. 244

Клатес Л. 40

Клибанов А. И. 354

Колен П. 1302—323

Кон И. С. l∣lβ Конт О. 190 Кромвель О. 346 Кряжев П. Е. 331 Ксенофан 16 Ксенофонт ,1∣1 Кучеров П. 98 Кьеркегор С, 27, 30, 37, 38, 47-49, 55, 60, 154, 316, 318, 371—372

Ладытина-КотС Н. ∣H. 182

Лакруа Ж. 053

Ландгребе Л. 1174

Ландман М. 12, U8, 412, 46

Ландсберг 44

Лафаріг П. 348

Лебедев А, А. 437

Левкипп '158—11∣59 Лейбниц Г, В. 30, 30

Ленин ∣B, И. 70, (1110, 136, 1140,1142, 143, 144, 174, 019,.249, 250, 261, 264, 265

Леонардо да Винчи 276

Леонтьев А. Н. 184 Либерт А. 320 Ликофрон 16, 21

Лилиенфельд ∏. Φ.>190

Литт Т. 40, 65

Лютер М. 27, 28, 271, 347, 348, 354— 357, 382-4363, 365, 367, 371' 372

Мак-Дугэлл У, 100, 29Г Мак-Таггарт Э. 42, 43, 55 Мамардашвили М. К. 274, 282, 359 Манн Ю. 'I∣13 іМаритан Ж. 237, l398

Маркс К. 37—39, 60—66, 68, 69, 73, 77—79, 82, 90—104, 106, 108—113. 115—125, 127—130, 132, 135—441, 11413, 144,,Г4б—т. 1, стр. 225.

Сартр высоко оценивает философское значение изложенных выше фрейдовских положений. Ему глубоко импонирует в пси­хоанализе то, что последний отказывается свести человеческую реальность к какой-либо раз и навсегда данной константной природе. Сартр несколько модернизирует Фрейда, но тем не ме­нее точно улавливает скрытые тенденции и возможности разви­тия фрейдовских мыслей. И психоанализ и экзистенциализм, пи­шет Сартр, «считают, что не существует первичных данных — унаследованных склонностей, характера и т. д. Экзистенциаль­ный психоанализ не знает ничего до первоначального возникно­вения человеческой свободы; эмпирический психоанализ (имеет­ся в виду фрейдовский.-■ Т. К.) утверждает, что первичная эф­фективность индивида является до своей истории девственным воском. Либидо вне своих конкретных фиксаций есть не что иное, как постоянная возможность самофиксаций, не важно, как и на чем»15. Полностью принимает Сартр и фрейдовское поло­жение о том, что при объяснении человеческого поступка наша задача должна состоять в отыскании его смысла.

Согласно Сартру, важность фрейдовского учения в том, что, во-первых, в нем впервые предпринята попытка объяснить значе­ние человеческого действия и, во-вторых, само это объяснение

16 J.-P. Sartre. L⅛tre et le πfeant, р. 657.

<< |
Источник: Проблема человека в современной философии. ИЗДАТЕЛЬСТВО «НАУКА» МОСКВА - 1969. 1969

Еще по теме М. В. Желнов Современная неотомистская концепция личности:

  1. § 1. Концепция автономии арбитража в теории и практике
  2. Личностные результаты обучения в современной педагогической теории и школьной практике
  3. Проблема человека в современной философии. ИЗДАТЕЛЬСТВО «НАУКА» МОСКВА - 1969, 1969
  4. БОНДАРЕВА СВЕТЛАНА АЛЕКСАНДРОВНА. РАЗВИТИЕ СИСТЕМЫ ПЕРСОНАЛЬНЫХ ФИНАНСОВ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата экономических наук. Москва - 2016, 2016
  5. §2.2 Значимые проявления профессиональной деформации личности менеджера коммерческой организации
  6. Современная российская государственность. Проблемы госу­дарства и права переходного периода; учеб, пособие для студентов вузов, обучающихся по специальности «Юриспруденция» / И В, Дойников, НД. Эриашвили. — 2-е изд., перераб. и дол, — М.:,2015. - 144 с., 2015
  7. §2.3 Особенности профилактики и преодоления проявлений профессиональной деформации личности субъекта труда
  8. 2.1 Теоретико-методологические основания исследования профессиональной деформации личности субъекта труда
  9. §3.4 Анализ результатов работы по профилактике проявлений профессиональной деформации личности менеджера коммерческой организации через развитие профессионально-личностной компетентности
  10. §3.1 Результаты исследования уровней выраженности проявлений профессиональной деформации личности менеджера коммерческих организаций
  11. ГЛАВА 3. РЕЗУЛЬТАТЫ И АНАЛИЗ РАБОТЫ ПО ПРОФИЛАКТИКЕ ПРОЯВЛЕНИЙ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕФОРМАЦИИ ЛИЧНОСТИ МЕНЕДЖЕРА КОММЕРЧЕСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ ПОСРЕДСТВОМ РАЗВИТИЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ЛИЧНОСТНОЙ КОМПЕТЕНТОСТИ
  12. ГЛАВА 2. ИССЛЕДОВАНИЕ СОДЕРЖАНИЯ И СТРУКТУРЫ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕФОРМАЦИИ ЛИЧНОСТИ СУБЪЕКТА ТРУДА (МЕНЕДЖЕРА КОММЕРЧЕСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ)
  13. 3.4.1 Основные направления программы по профилактике проявлений профессиональной деформации личности менеджера коммерческой организации через развитие профессионально-личностной компетентности
  14. 3.4.2 Анализ результатов апробации программы по профилактике проявлений профессиональной деформации личности менеджера коммерческой организации через развитие профессионально-личностной компетентности
  15. § 3.3 Корреляционный анализ взаимосвязи профессионально-личностной компетентности и проявлений профессиональной деформации личности менеджера коммерческой организации
  16. Новоторцева Алина Владимировна. РАЗВИТИЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ЛИЧНОСТНОЙ КОМПЕТЕНТНОСТИ КАК УСЛОВИЕ ПРОФИЛАКТИКИ ПРОЯВЛЕНИЙ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕФОРМАЦИИ ЛИЧНОСТИ МЕНЕДЖЕРА КОММЕРЧЕСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата психологических наук. Тверь - 2019, 2019
  17. Новоторцева Алина Владимировна. РАЗВИТИЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ЛИЧНОСТНОЙ КОМПЕТЕНТНОСТИ КАК УСЛОВИЕ ПРОФИЛАКТИКИ ПРОЯВЛЕНИЙ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕФОРМАЦИИ ЛИЧНОСТИ МЕНЕДЖЕРА КОММЕРЧЕСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ. АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук. Тверь - 2019, 2019
  18. 3. Основные направления совершенствования государственного управления в РФ. Административная реформа
  19. ПРИЛОЖЕНИЯ