<<
>>

4. Истина и заблуждение

Заблуждение — знание, не соответствующее своему пред­мету, не совпадающее с ним. Будучи неадекватной формой знания, оно главным своим источником имеет ограниченность, неразвитость или ущербность общественно-исторической прак­тики и самого познания.

Заблуждение по своей сути есть иска­женное отражение действительности, возникающее как абсо­лютизация результатов познания отдельных ее сторон.

Заблуждения, конечно, затрудняют постижение истины, но они неизбежны, есть необходимый момент движения позна­ния к ней, одна из возможных форм этого процесса. Напри­мер, в форме такого «грандиозного заблуждения», как алхи­мия, происходило формирование химий как науки о веществе.

Заблуждения многообразны по своим формам. Следует, например, различать заблуждения научные и ненаучные, эм­пирические и теоретические, религиозные и философские, и т.д. Так, среди последних существуют, такие как эмпиризм, рационализм, софистика, эклектика, догматизм, релятивизм и др.

Заблуждения следует отличать от лжи — преднамеренного искажения истины в чьих-то корыстных интересах, и связан­ной с этим передачи заведомо ложного знания — дезинформа­ции. Если заблуждение — характеристика знания, то ошибка — результат неправильности, действий индивида в любой сфере его деятельности: ошибки в вычислениях, в политике, в жи­тейских делах и т.д. Выделяют ошибки логические — наруше­ние принципов и правил логики, и фактические, обусловлен­ные незнанием предмета, реального положения дел и т.п.

Развитие практики и самого познания показывает, что те или иные заблуждения рано или поздно преодолеваются: либо сходят со сцены (как, например, учение о «вечном двигателе»), либо превращаются в истинные знания (превращение алхимии в химию). Важнейшие предпосылки преодоления заблужде­ний — изменение и совершенствование породивших их соци­альных условий, зрелость общественно-исторической практи­ки, совершенствование наблюдений и экспериментов, разви­тие и углубление знаний и методов его получения.

Истина — знание, соответствующее своему предмету, совпадающее с ним. Иначе говоря, это верное, правильное от­ражение действительности — в живом созерцании или в мыш­лении. Поэтому первый и исходный признак (свойство) исти­ны — объективность: конечная обусловленность реальной дей­ствительности, опытом, практикой и независимость содержа­ния истинного знания от отдельных людей (как, например, ут­верждение о том, что Земля вращается вокруг Солнца). Истина не есть свойство материальных объектов (например, «дом есть истина»), а характеристика знаний о них.

Будучи объективна по своему внешнему материальному содержанию, истина субъективна по своим внутренним иде­альным содержанию и форме: истину познают люди, выража­ющие ее в определенных субъективных формах (понятиях, за­конах, теориях и т.п.). Например, всемирное тяготение изна­чально присуще материальному миру, но в качестве истины, закона науки оно было открыто Ньютоном.

Истина есть процесс, а не некий одноразовый акт пости­жения объекта сразу, целиком и в полном объеме. Для харак­теристики объективной истины как процесса применяются ка­тегории абсолютного (выражающей устойчивое, неизменное в явлениях) и относительного (отражающей изменчивое, прехо­дящее).

Абсолютная истина (точнее, абсолютное в объективной ис­тине) понимается, во-первых, как полное, исчерпывающее зна­ние о действительности в целом — гносеологический идеал, который никогда не будет достигнут, хотя познание все более приближается к нему. Во-вторых, как тот элемент знаний, ко­торый не может быть никогда опровергнут в будущем: «Птицы имеют клюв», «люди смертны» и т.д. Это так называемые веч­ные истины, знания об отдельных сторонах предметов.

Относительная истина (точнее, относительное в объектив­ной истине) выражает изменчивость каждого истинного зна­ния, его углубление, уточнение по мере развития практики и познания, При этом старые истины либо заменяются новыми (например, классическая механика сменилась квантовой), либо опровергаются и становятся заблуждениями (например, исти­на о существовании вечного двигателя, понятия о теплороде, флогистоне и т.п.). Относительность истины заключается в ее неполноте, условности, приблизительности, незавершенности.

Абсолютная истина в виде целостного фрагмента знания скла­дывается из суммы относительных, но не путем механическо­го соединения готовых истин, а в процессе исторического раз­вития познания и синтеза его результатов.

Существуют две крайние позиции в понимании отношения абсолютного и относительного моментов в истине. Догматизм преувеличивает значение устойчивого момента, релятивизм — изменчивой стороны каждой истины.

В свое время Гегель справедливо подчеркивал, что абст­рактной истины нет, истина всегда конкретна. Это значит, что любое истинное знание всегда определяется в своем содержа­нии и применении данными условиями места, времени и мно­гими другими специфическими обстоятельствами.

Таким образом, объективная, абсолютная, относительная и конкретная истины — это не разные сорта истин, а одно и то же истинное знание с этими своими характерными призна­ками (свойствами).

Вопрос о том, можно ли отграничить истину от заблужде­ния, и если можно, то каким именно образом, всегда интересовал познающую мысль. Это и есть вопрос о критерии истины. В истории философии и науки высказывались различные точ­ки зрения на сей счет.

Таким критерием считались, в частности, ясность и отчет­ливость знаний, их общезначимость, чувственные данные, по­лезность знаний и т.п.

Диалектико-материалистическая философия соединила все­общность критерия истины с непосредственной действитель­ностью путем введения в теорию познания общественно-исто­рической практики. Последняя во всем своем объеме и полно­те, а также в целостном историческом развитии (в единстве прошлого, настоящего и будущего) была представлена решаю­щим в конечном итоге критерием истины. История познания подтвердила этот вывод.

Проверка знания «на истину» практикой не есть какой-то одноразовый акт, нечто неизменное или «зеркальное сличение», а она есть процесс, т. е. носит исторический, диалектический характер. А это значит, что критерий практики одновременно определенен и неопределен, абсолютен и относителен. Абсо­лютен в том смысле, что только развивающаяся практика во всей полноте ее содержания может окончательно доказать ка­кие-либо теоретические или иные положения.

В то же время данный критерий относителен, так как сама практика развива­ется, совершенствуется, наполняется новым содержанием и потому она не может в каждый данный момент, тотчас и пол­ностью доказать те или иные выводы, полученные в процессе познания.

Диалектичность практики как критерия истины является объективной основой возникновения и существования иных критериев для проверки истинности знания в различных его формах. В качестве таковых выступают так называемые внеэмпирические, внутринаучные критерии обоснования знания (про­стота, красота, внутреннее совершенство и т.п.). Важное зна­чение среди них имеют теоретические формы доказательства, логический критерий истины, опосредованно выведенный из практики, производный от нее и потому могущий быть вспо­могательным критерием истины. Он дополняет критерий прак­тики как решающий, а не отменяет или заменяет его полнос­тью. В конечном итоге практика, и только она, может оконча­тельно доказать истинность тех или иных знаний.

<< | >>
Источник: Философия: конспект лекций / В.П. Кохановский, Л.В. Жаров, В.П. Яковлев. — Изд. 11-е. — Ростов н/Д,2008. — 190, [1] с.. 2008

Еще по теме 4. Истина и заблуждение:

  1. 2. Принципы административного процесса
  2. Геометрические методы
  3. Введение
  4. Глава I. ОПТИЧЕСКИЕ АНОМАЛИИ В КРИСТАЛЛАХ.
  5. 2. Права и обязанности сторон по договору купли-продажи.
  6. ГЛАВА 2. ИССЛЕДОВАНИЕ СОДЕРЖАНИЯ И СТРУКТУРЫ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕФОРМАЦИИ ЛИЧНОСТИ СУБЪЕКТА ТРУДА (МЕНЕДЖЕРА КОММЕРЧЕСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ)
  7. 34. Наем жилого помещения на коммерческой основе: юридическая характеристика, элементы, срок, отличие от договора социального найма.
  8. Приложение 17.
  9. Антонов Ярослав Валерьевич. Электронное голосование в системе электронной демократии: конституционно-правовое исследование. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2015, 2015
  10. Рентгенофазовый анализ