<<
>>

Глава 2 ВИЗАНТИЯ

Это - особая средневековая цивилизация, в которой античное на­следие причудливо впитало в себя восточные элементы: «Византия была мостом в Азию, но движение по этому мосту шло в обратном на­правлении...

Даже христианству в ней было суждено овосточиться» [Бродский, с. 373]. На протяжении всей своей истории Византия теснее, чем с Западом, мирно и враждебно была связана с народами Востока [Византия..., с. 8]. Она - единственное европейское государство ранне­го средневековья с детально разработанными нормами классического права частной собственности. Но Византийская империя - единствен­ная же страна европейского средневековья, в монархическом строе которой существовали черты древних азиатских деспотий, где поддан­ные лишь постольку и до тех пор обладали собственностью, поскольку и пока это было угодно деспоту; своеобразной собственностью были они сами [Литаврин, 1999, с. 8].

Византия унаследовала от Позднего Рима сложившуюся в нем вертикальную структуру управления - т. наз. вертикаль власти. Соб­ственно, эта - этатистская - форма управления естественно вытекала из племенных патриархальных традиций, из т. наз. потестарного обще­ственного устройства, ставшего основой всех раннеисторических го­сударств, сложившихся на Древнем Востоке. Так же было устроено и раннегреческое общество до прихода дорийцев - Эгейский мир. И та же система сложилась у греков после восточного похода Александра Македонского. Очевидно, условия воспроизводили форму управле­ния. Учитывая обширность азиатских и африканских владений ранней

Византии, «вертикальное» устройство государственной власти было вполне органичным. Даже несмотря на наличие римского права, ко­дифицированного, что характерно, при наиболее значимом и успеш­ном познеримском / ранневизантийском императоре - Юстиниане. Это право не стало помехой авторитарной власти, не мешало Юстиниану утверждать, что воля императора выше закона.

Не мешало именно потому, что для большинства населения страны такие порядки были органичны. Аристократия имела ресурсы манипулировать верховной властью, ибо от республиканского прошлого пришло почитание самой власти, а не конкретной личности, что делало саму эту власть неустой­чивой, без права безусловной передачи ее по наследству. Вспомним не только частые смены династий, сколько постоянную борьбу за трон внутри их. По сути, династии представляли собой олигархические кла­ны, соперничество между которыми постепенно ослабляло страну, что становилось критичным при усилении западных или восточных со­седей. Для которых богатая Византия всегда была привлекательной. Централизованная власть подчинила себе изначально внешнюю под от­ношению к ней церковь. В итоге последняя не стала, как Римская, другой силой в обществе, что еще больше укрепляло властную вертикаль.

Надправовое положения императора и элит рождало произвол и на низших ступенях социальной лестницы. Власть могла без суда ото­брать частновладельческие земли и принудить собственников к обме­ну их владений. Это отличает поземельные отношения в Византии от раннесредневековой Западной Европы, где, как отмечалось, собствен­ность формировалась на иных принципах и при слабой центральной власти. В соответствии с этим в Византии в IV-V вв. сложилась патри­стическая концепция, согласно которой частная собственность на зем­лю столь же немыслима, как таковая на воздух и солнечный свет, и при­надлежат все они Богу. Путем подстановки получалось, что верховным собственником земли оказывался обожествляемый и олицетворявший государство император, а вся собственность - подвластной казне [Каж­дая, с. 97-98]. Отчего так сложилось?

Благодаря наличию, наряду с рабами, значительного свободного трудового населения и лучше сохранившимся, чем на Западе, хозяй­ственным связям, в раннесредневековой Византии осталась и старая, позднеримская государственная машина с развитой бюрократией. По­следняя не позволила сложиться такой экономической и политической самостоятельности различных групп землевладельцев, как в среде германского расселения.

Отсюда отсутствие иерархии в феодальной среде, что, например, чрезвычайно удивило западных крестоносцев

во время Первого крестового похода. Положение в общественной ие­рархии здесь определялось не владением землей, а должностью, что делало правящую элиту в большей степени зависимой [Чекалова, Поляновская, 1996]. Здесь не формируются иммунитеты. Наоборот, государственная власть, благодаря работавшей фискальной системе, сохраняет экономический контроль над всеми земельными владени­ями. В деревне долгое время оставались прочными общины, в кото­рых крестьяне оказывались лишь квазисобственниками, что больше напоминало порядки в общинах Востока[87]. Сохранение старой ари­стократии, мощной бюрократии и горожан сделало господствующий слой Византии более многочисленным, чем на Западе, что увеличило поборы с трудового населения и тоже затрудняло хозяйственное раз­витие.

Все это, несмотря на высокий уровень духовной культуры, пре­вышавший западноевропейский, особенно в раннем средневеко­вье, не создало условий для динамичного хозяйственного развития Византии, способствовало ее отставанию от Запада и сближению с Востоком. Особенно это проявилось после XI в. - с эпохи крестовых походов, когда начинается угасание специфической византийской цивилизации. В это время, однако, начали развиваться некоторые черты, напоминавшие западноевропейские, прежде всего - усиле­ние частновладельческих прав на землю, что способствовало и ро­сту независимости феодалов от центральной власти[88]. Но длительная взаимная борьба ослабила обе ветви господствующего сословия. В итоге, слабела и страна в целом: и ее экономика, и политическая система. А это оказалось гибельным в условиях консолидации сосе­дей Византии. Как жестко, но, думается, справедливо заметил амери­канский историк Родни Старк, «Византия... просуществовала еще много веков, и жители Восточной империи в исторической пер­спективе только проиграли вследствие ее живучести»[http7∕www. svoboda. org∕co ntent/transcript/25432588...

].

Если в раннем средневековье, сильная унаследованной от вос­точной части Римской империи государственностью, страна успешно оборонялась, прежде всего от кочевников с Востока и Юга, то в бли­же к концу XI в. она терпит жестокое поражение от турок-сельджуков, в начале XIII в. ее разгромили крестоносцы, а XIV - первая половина XV вв. вообще проходят под знаком агонии в неравной борьбе с турка­ми-османами.

Города, богатые и развитые, населенные высококвалифицирован­ными мастерами и опытным торговцами, устанавливавшими связи с далекими иностранными государствами, прежде всего на Востоке, вплоть до Индии, мало чем напоминали западноевропейские. Скорей они были едва ли не копией восточных, где государственная регла­ментация сковывала инициативу торгово-ремесленных корпораций. Это, кстати, ослабляло византийские города перед лицом конкуренции с торговыми республиками Европы, будь то Венеция или Флоренция. С конца XII в. в ходе этой конкуренции экономическое превосходство европейских городов с их все более энергично развивавшейся част­ной собственностью и неконтролируемой феодальными властями ры­ночным хозяйством становится все более очевидным. Именно с этого времени пути Западной Европы и Византии расходятся окончательно. И речь не только войнах с крестоносцами или с Венецией, в которых время от времени Византия терпела поражение. Гораздо существен­нее то, что в силу сходства византийских городов с восточными, в них не победили рыночно-частнособственнические отношения [Фадеева, 1998, с. 77-78]. Парадокс византийской земельной собственности, состоял в том, что ее юридический статус эволюционировал как бы вспять [Хвостова, с. 185].

Получилось так, что начавшееся в Византии с XI в. некоторое уси­ление близких к западноевропейским феодальных институтов, кото­рое сопровождалось, как и в других европейских регионах, усилени­ем центробежных тенденций, совпало (как, кстати, и в древней Руси) с накоплением на восточных границах ослабевшей империи огром­ного агрессивного потенциала[89]. В итоге Византия сначала попала под влияние бурно развивавшегося итальянского купечества. Затем (после Четвертого крестового похода), ослабленная своим неспешным и про­тиворечивым развитием (медленным изживанием восточно-деспотиче­

ских черт) страна стала жертвой турецкой экспансии. Падение в 1453 г. Константинополя - печальный, но в тех условиях неизбежный финал тысячелетней истории империи.

***

В развитом средневековье Византия сохранила свои прежние двойственные черты, обращенные и к Западу, и к Востоку (как в гер­бе Палеологов - двуглавом орле). Очевидно, восточные элементы в ней все же перевесили. Отсюда традиционная обособленность от Запада православной культуры, ее ориентализация [Васильев, 1998, с. 38; Фадеева, 1998, с. 76-78]. Для этого были и объективные усло­вия. В раннем средневековье культура страны, как известно, превос­ходила западную. Четвертый крестовый поход и временное господ­ство латинян в XIII в. усилили всенародное отторжение западной, католической культуры. Но и Восток был чуждым. Так Византия ока­залась в тупике.

<< | >>
Источник: Риер Я.Г.. Локальные цивилизации средневековья: генезис и особенности. - Могилев : МГУ имени А. А. Кулешова,2016. -200 с.. 2016

Еще по теме Глава 2 ВИЗАНТИЯ:

  1. Глава 1. ЛИТЕРАТУРНЫЙ ОБЗОР
  2. Глава I. ОПТИЧЕСКИЕ АНОМАЛИИ В КРИСТАЛЛАХ.
  3. Глава 5. ПРОМЫШЛЕННАЯ АПРОБАЦИЯ РЕЗУЛЬТАТОВ
  4. Глава 2. Материалы, оборудование и методики исследования
  5. ГЛАВА 2. ОЦЕНКА СИСТЕМЫ ПЕРСОНАЛЬНЫХ ФИНАНСОВ РОССИИ
  6. ГЛАВА 2. СИНТАКСИС КАК СОДЕРЖАТЕЛЬНАЯ СОСТАВЛЯЮЩАЯ ТЕКСТА
  7. ГЛАВА 4. РАЗРАБОТКА АЛГОРИТМА ОПТИМИЗАЦИИ ЖЕЛЕЗОБЕТОННЫХ ПЛИТ
  8. ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ РАЗВИТИЯ ПЕРСОНАЛЬНЫХ ФИНАНСОВ
  9. ГЛАВА 3. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ МОДЕРНИЗАЦИИ СИСТЕМЫ ПЕРСОНАЛЬНЫХ ФИНАНСОВ РОССИИ
  10. ГЛАВА 1. ПЕРЕВОД КАК МЕТОД ОСВОЕНИЯ СМЫСЛОВОЙ СИСТЕМЫ ТЕКСТА
  11. ГЛАВА 3. СИНТАКСИЧЕСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ТЕКСТА КАК МЕТАСРЕДСТВО ПРОБУЖДЕНИЯ РЕФЛЕКСИИ
  12. Глава III. ОБНАРУЖЕНИЕ И ИЗУЧЕНИЕ OA ИНТЕРФЕРЕНЦИОННО­ПОЛЯРИЗАЦИОННЫМ И ТЕПЛОВИЗИОННЫМ МЕТОДАМИ
  13. ГЛАВА 3. ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНО-ТЕОРЕТИЧЕСКОЕ ОБОСНОВАНИЕ РАЗРАБОТАННЫХ АЛГОРИТМОВ РАСЧЕТА ПЛИТ
  14. ГЛАВА 1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА БАНКОВ КАК УЧАСТНИКОВ НАЛОГОВЫХ ПРАВООТНОШЕНИЙ
  15. ГЛАВА 2. ПРАВОВЫЕ ОСОБЕННОСТИ СПЕЦИАЛЬНЫХ ФУНКЦИЙ БАНКОВ В НАЛОГОВЫХ ПРАВООТНОШЕНИЯХ
  16. Глава I. Правовая сущность и значение производства в суде надзорной инстанции
  17. Глава 4. Исследование свойств порошковых алюмокомпозитов системы Al- 3масс.%Ni-1масс.%Cu с наномодификаторами
  18. ГЛАВА 3. ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ ОТВЕТСТВЕННОСТИ БАНКОВ ЗА НАРУШЕНИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О НАЛОГАХ И СБОРАХ
  19. Глава II. Порядок производства в суде надзорной инстанции и проблемы его совершенствования
  20. Глава I. Полномочия суда места вынесения арбитражного решения на его отмену и ее значение