<<
>>

Некоторые типичные ошибки в ходе доказательства.

В этом разделе пособия мы рассмотрим только некоторые из много­численных ошибок, которые могут быть допущены в ходе доказательства и обоснования. Логических ошибок на самом деле чрезвычайно много; их по крайней мере столько же, сколько существует логических законов и

правил, потому что нарушение каждого из них с точки зрения логики является ошибкой.

Но на самом деле ошибок еще больше, потому что по крайней мере в некоторых случаях на один способ следовать правилу приходится несколько разных типичных вариантов его нарушения. Для удобства рассмотрения разделим возможные ошибки в ходе доказательства на три группы: ошибки по отношению к тезису, ошибки по отношению к аргументам и ошибки по отношению к ходу доказательства (т.е. при переходе от одного аргумента к другому).

4.1. Возможные ошибки по отношению к тезису доказательства.

4.1.1. "Подмена тезиса"- ошибка, пример которой мы уже рассмат­ривали выше, когда вели речь о нарушении закона тождества. Сущность этой ошибки в том, что в ходе доказательства, умышленно или неумыш­ленно, меняют смысл доказываемого тезиса. В результате доказательство относится к одному утверждению, а кажется, что оно относится к другому. Хитрые спорщики иногда используют подмену тезиса сознательно как полемический прием, и в ходе доказательства своего тезиса, и в ходе опровержения чужого. Крайним проявлением подмены тезиса является так называемая "утрата тезиса", когда в ходе рассуждения человек вообще "забывает" о своем первоначальном тезисе и вместо него предлагает для доказательства или опровержения другой, доказать или опровергнуть который значительно проще. В случае удачи человек при этом добивается впечатления победы в споре, незаметно поменяв сущность этого спора.

4.1.2. "Переход в другой род" - строго говоря, не ошибка, а прием доказательства, при выполнении которого легко допустить ту или иную ошибку.

Прием этот заключается в том, что вместо предложенного тезиса доказывается родственный ему тезис "другого рода": более широкий, или более узкий, или просто иной по смыслу. Частая же ошибка заключается в том, что наш первоначальный тезис может и не следовать с необходи­мостью из того тезиса, который нам удается доказать.

Чтобы представить себе ситуацию более конкретно, стоит опять вернуться к правилам "логического квадрата"- но уже не к отношениям "по диагонали", а к отношениям "по вертикали". Как мы помним, ложность частного суждения предопределяет по квадрату ложность общего сужде­ния с тем же качеством связки. Поэтому, если нам предстоит опровергнуть истинность общего суждения А (Е), нам достаточно доказать ложность подчиненного частного суждения 1 (О). И наоборот: чтобы доказать истин­ность частного суждения 1 (О), можно попытаться доказать истинность подчиняющего общего суждения А (Е). В обоих этих случаях логической ошибки не будет. А вот если мы будем обосновывать истинность общего суждения А (Е) через истинность частного I (О), или ложность частного I

(О) через ложность общего А (Е), это уже будет ошибка и Вы, зная правила квадрата, легко понимаете, почему.

Другой вариант той же ошибки возможен при использовании в рас­суждении условно-категорических силлогизмов (см. тема 3, пункт 6.1). Здесь ошибка может возникнуть в том случае, когда мы об истинности/ ложности результата В судим по истинности/ложности условия А (и нао­борот), и при этом не принимаем во внимание должным образом специ­фику этого условия (является ли оно необходимым или достаточным).

Например, нам требуется установить, летают ли крокодилы. Для этой цели мы могли бы построить условно-категорический силлогизм, основан­ный на контрфактическом суждении: ’’Если бы у крокодилов были крылья, то они могли бы летать. Но у крокодилов нет крыльев. Значит, крокодилы не летают”. Этот силлогизм построен по второму отрицающему модусу условно-категорического силлогизма, и построен верно.

Таким образом, для доказательства того, что крокодилы не летают, нам достаточно "перей­ти в другой род" и доказать, что у крокодилов нет крыльев.

Теперь возьмем другой случай: нам требуется установить, летают ли страусы. Попробуем рассуждать почти так же, как мы это делали в преды­дущем случае: "Если бы у страусов не было крыльев, они не могли бы летать. Но у страусов есть крылья. Значит, страусы летают”. Этот силло­гизм тоже построен по второму отрицающему модусу, но построен он неверно, хотя обе его посылки, как и в первом случае, истинны В чем раз­ница? В том, что для способности летать наличие крыльев - условие необ­ходимое, хотя и недостаточное. А вот для неспособности летать отсутствие крыльев - условие достаточное, но не необходимое. Значит, доказав, что у страусов есть крылья, мы ни на шаг не приблизимся к определению того, летают страусы или нет. В этом случае переход в другой род оказывается ошибкой, так как, перейдя в этот "другой род", мы не сможем потом логически последовательно "вернуться обратно''

Особенно опасен переход в другой род в том случае, если условие, к которому мы переходим посредством условно-категорического силлогизма, является достаточным для нашего главного тезиса, но не необходимым. Соблазн здесь в том, что, если это условие будет доказано, то по modus ponens мы сможем смело утверждать наш тезис в качестве его следствия. Риск же в том, что, если это условие будет опровергнуто нашим оппонентом, то по сути это не будет означать опровержения нашего тезиса (см. второй отрицательный модус для достаточных условий), но при этом действия нашего оппонента в целом будут выглядеть как косвенное обоснование ложности нашего тезиса через ложность использованных нами аргументов.

Такие ситуации очень любят обыгрывать писатели и кинорежиссеры, описывая ход какого-нибудь судебного процесса. Допустим, защита долгое время пытается доказать, что обвиняемый не был на месте преступления. Если удастся это доказать, то по modus ponens это будет достаточным

аргументом в пользу того, что преступления он не совершал.

Но обвине­нию вдруг удается доказать, что обвиняемый все-таки был на месте пре­ступления, и притом тщательно скрывал это обстоятельство. И защита сразу попадает в сложное положение, хотя присутствие на месте преступ­ления - это необходимое, но еще не достаточное условие того, что чело­век действительно совершил это преступление. В этом случае переход в другой род со стороны защиты (доказательство тезиса "обвиняемый не был на месте преступления" вместо тезиса "обвиняемый не совершал этого пре­ступления") в конечном итоге оборачивается против самой защиты, так как дает обвинению козырь в виде косвенного обоснования вины обвиняемого.

4.1.3. Существуют и другие недопустимые способы обращения с тезисом, которые относятся уже не столько к нарушению правил логики, сколько к нарушению этических норм дискуссии - и, как таковые, подле­жат изучению скорее в области риторики и этики, чем в области логики. К числу таких эффектных по форме, но логически неэффективных по сути приемов относятся, например, различные "аргументы ad hominem"[97][98], когда вместо опровержения тезиса оппонент нападает на личность человека, выдвинувшего этот тезис, или обращается к личным чувствам того, кому предстоит принять решение относительно этого тезиса. По сути такой прием вообще не является доказательством чего бы то ни было относи­тельно тезиса, а относится только к области его косвенного подтверждения или опровержения. Логика рассматривает "аргументы к личности" в качестве особо злонамеренной формы подмены тезиса; риторика же изуча­ет их постольку, поскольку одной из задач риторики является классифика­ция всех вообще возможных аргументов и способов аргументации. Это лишний раз показывает, что риторика может принести не только много пользы, но и много вреда, если она "не дружит" с логикой.9*

4.2. Возможные ошибки по отношению к аргументам доказательства.

4.2.1. "Ложность оснований". Так называется ошибка, состоящая в том, что для доказательства тезиса привлекаются ложные аргументы Ошибка особенно опасна в тех случаях, когда ложность аргументов не видна, что называется, "невооруженным глазом", а может быть выяснена только в ходе их тщательной проверки.

4.2.2. "Предвосхищение оснований". Эта ошибка похожа на предыдущую, но если в первом случае речь шла об использовании

заведомо ложных аргументов, то здесь речь идет об использовании аргументов, которые сами еще нуждаются в доказательстве.

4.2.3. "Противоречие в основаниях". Эта ошибка возникает тогда, когда для доказательства тезиса используются аргументы, противоречащие друг другу. Ошибка особенно опасна в том случае, когда противоречие между аргументами является скрытым и для его обнаружения нужны специальные усилия.

4.2.4. "Порочный круг в доказательстве”. Эта ошибка несколько напоминает уже рассмотренный нами "круг в определении"(см. тема 1, раздел 6) Она заключается в том, что для доказательства тезиса использу­ются аргументы, истинность которых можно доказать только предположив истинность тезиса.

Например: Все крокодилы очень храбрые. - Почему? - Потому что

они ничего не боятся. - А почему ты думаешь, что они ничего не боятся? - Ну как же они могут бояться, если они такие храбрые?!”.

Допустив любую из этих ошибок, мы, хотя и не подвергаем наш тезис смертельной угрозе, но все же всякий раі "подставляемся" под тот вариант косвенного опровержения этого тезиса, о котором мы уже вели речь выше. Таким образом, доказывая наш тезис с помощью негодных аргументов, мы всякий раз оказываем ему, можно сказать, весьма плохую услугу.

4.3. Возможные ошибки по отношению к ходу доказательства.

4.3.1. "Мнимое следование". Эта ошибка возникает, когда в ходе дока­зательства человек делает вид, что все выводы делаются им строго по необходимости (в русском языке это впечатление создают такие слова как "следовательно", "таким образом", "значит", "итак", и т.п.), тогда как на самом деле либо вывод здесь возможен только по вероятности, либо аргу­мент и вывод здесь вообще логически никак не связаны друг с другом.

Частным случаем мнимого следования является ошибка, которую древние римляне называли "post hoc ergo propter hoc"("после этого - зна­чит, вследствие этого"). Такую ошибку совершают, думая, что если одно событие предшествовало другому, го, значит, первое из них и является причиной второго.

Примером такой ошибки может послужить один из анекдотов про Василия Ивановича и Петьку, в котором эти герои советского фольклора занялись биологическими исследованиями. Поймали они таракана, выпу­стили его на лабораторный стол. Ползи’". Пополз. Поймали опять, отор­вали левую заднюю ножку. Ползи!". Пополз. Оторвали правую заднюю

ножку. *- Ползи!”. Пополз. И так далее, пока не осталась одна левая передняя ножка. * Ползи!". Не ползет. ’-Ползи!!’". Пополз, но медленно Какой вывод? Самый очевидный: "Таракан устал”. Ведь он стал плохо ползать только после хорошей пробежки! Следовательно, эта пробежка его и утомила. Но пойдем дальше. Поймали опять, оторвали последнюю ножку. Ползи!". Не ползет. Ползи!!!!!". Не ползет, хоть тресни. Какой вывод? Самый очевидный: "Уши у таракана расположены в левой перед­ней ножке". Ведь раньше он полз, потому что слышал команду; а теперь не ползет, потому что не слышит команды. Раз это случилось сразу после отрывания левой передней ножки, значит, в ней и вся причина!

43.2. "От сказанного с условием к сказанному безусловно". Эта ошибка заключается в том, что по ходу доказательства мы "отрываем" тезис или аргумент от тех условий, которые определяли его истинность.

Например:"Поймали белые Мальчиша-Плохиша, а он взял да и рассказал им все, что знал про Красную Армию. Ну и что тут плохого?! Его мама с детства учила, что нужно всегда говорить одну только правду!".

4.3.3. "От сказанного по вероятности к сказанному по необходимо­сти". Мы уже встречали случаи, когда вывод можно сделать с соблюдением логических норм и требований, но он будет выводом только по вероятно­сти (см., например, тема 3, пункт 6.1). Если в ходе доказательства мы использовали подобный вывод, в дальнейшем мы уже не можем говорить о доказательстве тезиса как элемента нашего знания-, все, что мы можем, это наилучшим образом обосновать свое .мнение по поводу высказанного нами тезиса. Это не значит, что нам вообще следует избегать каких-либо рассу­ждений по вероятности: это значит лишь, что нам не следует путать одно с другим, чтобы не совершить указанной ошибки и не выдать наше мнение за знание.

4.3.4. Нарушения правил умозаключений. Об этих ошибках мы доста­точно много говорили раньше, разбирая по отдельности разные виды умо­заключений. При использовании непосредственных умозаключений ошиб­кой будет любое нарушение правил обращения или превращения-, при использовании в доказательстве простого категорического силлогизма и любых его производных (полисиллогизм, сорит, энтимема, эпихейрема) ошибкой будет всякое нарушение правил посылок, правил фигур или правил терминов; при использовании условно категорического силлогизма ошибкой будет вывод в форме простого суждения действительности там, где отношения условия и результата дают основания только для простого модального суждения, при использовании разделительно-категорического силлогизма ошибкой будет взять нестрогую дизъюнкцию, а в случае modus tollendo ponens - еще и использовать для дизъюнкции противоположные, а

не противоречащие понятия. И так далее, и так далее, и так далее. Чем больше Вы будете узнавать о различных вариантах умозаключенийи пра­вилах их построения, тем меньше Вы будете совершать логических оши­бок - а значит, тем больше Вы сможете познать в этой жизни сами и тем большему сможете научить других. Вот Вам и еще один аргумент в пользу того, что изучение логики для думающего человека не только необходимо теоретически, но и весьма полезно практически.

5. Злонамеренное создание видимости логического рассуждения.

В предыдущем разделе этого пособия речь шла о логических ошиб­ках, которые допускаются в ходе доказательства и обоснования - иначе говоря, в ходе такого рассуждения, которое, по крайней мере, претендует на логическую последовательность. От подобных случаев следует принци­пиально отличать ситуации, когда автор текста создает для своего читателя или слушателя одну только видимость логичности, в основном действуя по принципу: “если сказано подряд - значит, как-то связано". В действитель­ности подобный текст воздействует вообще не на логические механизмы восприятия, а только на бессознательно формируемые в сознании читателя или слушателя ассоциативные связи. Однако в результате у воспринима­ющего может сложиться прочное убеждение в истинности того, что ему внушается тем или иным текстом, при том что внушаемый тезис может не подкрепляться вообще никаким логическим обоснованием. Поэтому подобная практика справедливо именуется ’’промыванием мозгов" или же "манипулированием сознанием’’ - покупателей, избирателей и других больших групп населения, рискующих стать коллективной жертвой очередного манипулятора.

Индивидуальной жертвой подобного внушения легко может стать каждый из нас - в качестве адресата даже не столько рекламных, сколько различных "информационных"и "доказательных’’ текстов, за создателями которых неизменно стоят крупные коммерческие и/или политические интересы. Однако и противостоять подобному манипулированию на самом деле может каждый.

Конечно, самый простой вариант такого противостояния - попросту "отключиться" от информационного потока, потенциально несущего в себе угрозу манипулирования. Однако подобное решение не всегда выполнимо чисто практически. В самом деле, не может же современный человек всю жизнь просидеть в квартире чтобы на 100% исключить риск своего попадания под машину - или, например, полностью отказаться от пользо­вания Интернетом, чтобы избежать риска заражения своего компьютера различными сетевыми вирусами! Но есть и альтернативный вариант: открываясь внешнему миру, соблюдать определенные правила безопасно­сти, которые могут значительно снизить степень Вашего риска. Очевидно,

что риск Вашего попадания под машину может значительно уменьшить соблюдение Вами, как пешеходом, всех необходимых правил дорожного движения; что же касается риска заражения Вашего компьютера вирусом из всемирной сеіи Интернет, то его может значительно снизить наличие у Вас хорошей антивирусной программы.

В том случае, когда Вы подвергаете себя риску стать жертвой информационного манипулирования, знакомясь с тем или иным текстом, роль Вашей "антивирусной программы" играет Ваше владение логи­ческими законами и правилами - как на сознательном, так и на интуи­тивном уровне (для последнего, конечно, необходима соответствующая тренировка, которую и предполагает изучение Вами курса логики). В иде­альном случае, поступающая в Ваш мозг информация должна постоянно пропускаться через "логический фильтр" Вашего критического мышления. Тогда при поступлении в Ваше сознание текста "с подвохом", в котором сплошным потоком декларируются тезисы, не имеющие между собой никакой логической связи, Ваша интуиция немедленно подаст Вам сигнал: "Внимание! Опасность!". Затем, остановившись и проанализировав полученную информацию, Вы уже сможете детально отдать себе отчет в том, как именно и с какой конкретной целью Ваш разум был атакован информационными злоумышленниками.

В качестве примера рассмотрим коммерческий информационно­рекламный текст следующего содержания:

Первое, на что следует обратить внимание в данном примере - это шрифт, которым в заголовке набрано слово "правда". Он в точности повто­ряет шрифт заголовка газеты "Правда", бывшей в свое время центральным органом ЦК КПСС. Для читателей пожилого возраста, склонных не только беспокоиться о своем здоровье, но и тепло относиться к своему советскому прошлому, этот шрифт является внелогическим сигналом того, что излага­емая ниже правда - действительно "самая настоящая ."

Подлинный же характер этой "настоящей правды" раскрывается при внимательном чтении второго абзаца приводимого нами текста. Он откры­вается утверждением: "Эффективность методики Фролова в десятки раз оказалась выше, чем других, ранее известных". Уже в этот момент стоит спросить, о каких "ранее известных" методиках идет речь: обо всех, или, допустим, только о некоторых, самых неэффективных? Хитрая форму­лировка авторов текста формально допускает и то и другое толкование. Получается, что авторы вроде бы и не врут; однако их громкое заявление в действительности не говорит об эффективности методики Фролова ничего сколько-нибудь определенного

Далее, естественно ожидать, что последующие фразы абзаца будут содержалъ хоть какое-то обоснование и подтверждение только что сделан­ного заявления об эффективности обсуждаемой методики. Однако ничего подобного в тексте не происходит. И правда, какую информацию об эффективности методики, о которой идет речь, содержит в себе тот факт, что "методика Фролова" (даже если это правда) зарегистрирована в ряде стран "как медицинская"?

Последняя же фраза этого абзаца и вовсе представляет собой образец чистого надувательства - хотя сама по себе она содержит абсолютно достоверную информацию (!). Но ведь принятые в США программы по оздоровлению населения не имеют ровным счетом никакого отношения к обсуждаемой в данном тексте "методике Фролова"! Весь нечистоплотный расчет авторов текста заключается в том, что не очень внимательный читатель пропустит эту бессвязность текста и, таким образом, "поведется" на формирование в его сознании сугубо внелогической ассоциативной цепочки: "тренажер Фролова каким-то образом признан в США и как-то связан с американскими программами по оздоровлению населения". Таким образом, предлагаемый товар - пресловутый "тренажер Фролова"- будет окружен в сознании читателя своеобразным "позитивным ореолом" из навязанных ему текстом "ассоциаций по смежности". Вывод, подсказы­ваемый авторами данной "информации", разумеется, сводится к тому, что читателю следует немедленно приобрести тренажер Фролова - что авторам, в чисто рекламных целях, и требовалось "доказать".

99 Тексг взят из ’’слепиалыюго приложения к газете "Долгожитель", изданного Всеукраинским ценіром эндогенного дыхания "Долгожитель” (без указания адреса центра, адреса редакции и даты выпуска данного печатного материала).

В политических кампаниях ставки, как правило, значительно выше, чем в сугубо коммерческих - отчего соблазн "квазилогической"манипу­ляции становится еще выше, а последствия удавшейся манипуляции еще горше. В таких случаях, как обоснование администрацией президента Буша необходимости американского вторжения в Ирак, заложниками меха­низмов манипуляции сознанием граждан (прежде всего граждан США) так или иначе оказалось вообще все население земного шара. А ведь именно принцип внелогической ассоциативной связи использовала команда прези­дента Буша, регулярно предлагая сознанию американцев тексты, в которых слова ’’Саддам Хусейн", "оружие массового поражения", "терроризм” и "Аль-Каида" произносились просто подряд - даже при том, что приводи­мые администрацией президента доказательства связи первого со всем последующим неизменно оставляли желать много лучшего!1 1

Разумеется, не только администрация президента Буша, и не только американский политический истеблишмент может быть уличен в исполь­зовании подобных технологий "информационного манипулирования". Вероятно, лишь очень немногие политики и политические силы современ­ного мира оказываются в состоянии полностью удержаться от подобного соблазна. Так, аналогичные методы широко применялись в последние годы средствами массовой информации Российской Федерации, последовательно формировавшими в сознании россиян ассоциативную цепочку "чеченцы"- "бандиты” - "террористы" без какого-либо определения понятия "терро­ризм" и без уточнения тех признаков (т е. содержания понятия), по которым те или иные действия должны или не должны обозначаться этим поня­тием.[100][101]

Странные нелогичности постоянно встречаются и в политической жизни современной Украины. Чтобы это утверждение не выглядело голо­словным, рассмотрим фрагмент выступления в Верховной Раде Украины 07 октября 2004 года депутата Владимира Сивковича, главы парламент­ской комиссии по расследованию возможного отравления лидера блока "Наша Украины" Виктора Ющенко:[102]

"Комісія звернулася за консультаціею до завідуючого кафедри нервових хвороб Національного медичного університету імені Богомольца професора Вінничука.

Професор передбачае, що ураження лицевого нерва могло бути спричинено отитом (запалення вуха). У свою чергу отит можна пояснити активізаціею вірусноі, можливо, герпетичноі інфекцп, яка здебільшого виникае на тлі перевтоми або при стресовій ситуацій За твердженням професора розвиток парезу мімічних м'язів за периферичним типом теж міг бути результатом застосування препарату Ъотекс" з косметичною метою.

Як зазначае професор каліфорнійського університету Арнольд Вільям Кляйн, що цю терапію не можна використовувати паціентам з нервово- м'язовими розладами. Негативні реакціі, які бувають у таких випадках, включають нудоту, головний біль, втомлюваність, логане самопочуття, симптоми грипу та висипки. Порушення у нервово-м'язовій транскрипціі можуть бути виявлені у м'язах."

Разумеется, без обращения к дополнительным источникам информа­ции невозможно критически оценить содержательную сторону любого отдельно взятого утверждения в приведенном нами тексте. Однако связь этих утверждений между собой вызывает такие вопросы, на которые указанный текст не дает никакого ответа. Прежде всего непонятно, какое вообще отношение имеет мнение профессора калифорнийского универ­ситета Арнольда Кляйна о том, кому можно, а кому нельзя применять терапию с использованием препарата 'Ъотекс‘к обсуждению конкретного случая с заболеванием Виктора Ющенко? На этот вопрос, кажется, отве­чает ссылка на украинского профессора Винничука, который считает, что "парез мимических мускул по периферическому типу"- т.е., один из наиболее очевидных симптомов, проявившихся в заболевании Виктора Ющенко, - "мог быть" вызван использованием препарата "Вотеке". Однако ни в этом, и ни в каком другом месте доклада Владимира Сивковича не содержится утверждения, что Виктор Ющенко действительно пользовался препаратом "Вотеке”!

Спрашивается, зачем же тогда вообще приводилась вся связанная с этим препаратом информация, включая мнение Арнольда Кляйна? Един­ственная цель, которая реально достигается оратором - это формирование у слушателей ассоциативного ряда, включающего в себя имена уважаемых медиков и различные предположения, объясняющие возможные причины проявления симптомов, подобных тем, какие проявились в ходе заболева­ния Виктора Ющенко. В свою очередь, формирование у слушателей ассо­циативного ряда "болезнь Ющенко - мнения авторитетных врачей - пре парат Вотеке” позволяло если не логическим, то по крайней мере таким манипулятивным способом создать альтернативу версии о возможном зло­намеренном отравлении лидера "Нашей Украины". Во всяком случае, с точки зрения логики вся та часть цитируемого фрагмента выступления Владимира Сивковича, которая была связана с обсуждением действия на

организм человека препарата "Ботекс”, не имела к анализу конкретного случая с заболеванием Виктора Юиценко ровно никакого отношения.101

Справедливости ради следует признать, что с 2005 года количество подобных манипуляций слушателями в центральных украинских СМИ резко снизилось: материалы, рассчитанные на формирование у зрителя или читателя ассоциативной цепочки, все больше вытесняются аналитическими материалами, основанными на изложенных журналистом фактах и цепоч­ках действительно логических рассуждений. Однако в публичных выступ­лениях и высказываниях украинских политиков постоянно проскальзы­вают (и, видимо, долго еще будут проскальзывать) "политические клише”, призванные укрепить в сознании слушателей ассоциативный ряд "политик (имярек) - негативная оценка (ярлык)", вместо того, чтобы подвергать слова и действия критикуемого оппонента сколько-нибудь доказательному анализу. Богатый набор логических натяжек и подтасовок, приемов мани­пулирования сознанием слушателей, а также нарушений этических норм ведения дискуссии (прежде всего за счет регулярного использования "аргу­ментов ad hominem”) легко найдет каждый, у кого хватит терпения проана­лизировать практически любые публичные дебаты сегодняшних украин­ских политиков - особенно устные, где соблазн манипуляции всегда выше, а риск быть уличенным в логической погрешности всегда ниже. Если кто- либо из читателей этого пособия обратится к подобному анализу, это будет эффективным (и к тому же патриотичным) способом закрепления материала, усвоенного при изучении темы "Рассуждение".

<< | >>
Источник: ПАНИЧ А.О.. Введение в формальную логику. Донецк: ГИ ДонНУ,2007. - 144 с.. 2007

Еще по теме Некоторые типичные ошибки в ходе доказательства.:

  1. 3. Доказательства, используемые в производстве по делам об административных правонарушениях.
  2. Шляхов Станислав Владимирович. РАЗВИТИЕ И ПРИМЕНЕНИЕ ГЕОМЕТРИЧЕСКИХ МЕТОДОВ К РЕШЕНИЮ НЕКОТОРЫХ ЗАДАЧ ТЕХНИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ ПЛАСТИНОК C КРИВОЛИНЕЙНЫМИ УЧАСТКАМИ КОНТУРА. Диссертация на соискание учёной степени кандидата технических наук. Орёл - 2019, 2019
  3. 4. Стадии и этапы производства по делам об административных правонарушениях
  4. Анализ методов и устройств трехмерного технического зрения и методов калибровки
  5. Приложение 14.
  6. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  7. Шарнирно опертые пластинки в виде кругового сегмента
  8. Результаты расчетов и экспериментов
  9. Синтаксические средства текстопостроения
  10. 2.16.1 Тестирование функции (2.48) в задачах поперечного изгиба пластинок с жестко защемленным контуром
  11. 2.2 Фотонная модель прохождения света через кристалл с произвольным распределением рассеивающих OA.
  12. 2. Законодательство об административных правонарушениях. Институт административной ответственности
  13. Заключение
  14. 3. Принципы административного права
  15. Изопериметрический метод
  16. Испытательный стенд
  17. Коррозионную стойкость изгиб порошковых алюмокомпозитов системы Al-3масс.%Ni-1масс.%Cu с наномодификаторами
  18. 3.3 Исследование процесса спекания алюмокомпозитов системы А1- 3масс.%М-1масс.%Си с наномодификаторами