<<
>>

Теракт в Бостоне 2013 г. - как проявление так называемого homegrown terrorism

Мы говорили ранее, о том, что в США различают внутренний терроризм -так называемый домашний терроризм, а также внутренний терроризм со стороны иммигрантов, уже обосновавшихся в стране /homegrown terrorism/[231].

Наиболее яркий пример тому - случай с терактом, совершенном братьями Царнаевыми во время марафона в Бостоне. В связи с этим отметим, что позиция американских СМИ по этому вопросу была достаточно одиозной и четко выражала официальные позиции Белого дома. Мы вправе согласиться с мнением Т. Киреева, который подчеркивает, что американская пресса является важным и многофункциональным компонентом политической системы США. Однако под влиянием многочисленных факторов сегодня она переживает серьезные трансформации, главная из которых - снижение степени независимости. Как показал проведенный анализ, эти трансформации отрицательно сказываются на способности американской прессы выполнять роль "сторожевого пса демократии", механизма саморегуляции политической системы, и инструмента формирования гармоничного миропорядка, что влечет за собой множество негативных последствий в условиях глобализации и информационного общества[232]. Особенно наглядно это проявилось при освещении теракта в Бостоне, совершенного братьями Царнаевыми.

Homegrown terrorism - внутренний, не этнический или не внутринациональный терроризм, а особый вид внутреннего терроризма, совершаемый приезжими, которые достаточно долгое время пробыли в стране.

Трагедия в Бостоне, когда во время марафона в День патриота братья Царнаевы совершили теракт, потрясла всю страну. Дата была выбрана не

случайно. Как отмечает Брюс Хоффман, директор центра по изучению вопросов безопасности Джорджтаунского университета, День патриота - это повод напасть на правительство, унизить его. По его мнению, в настоящее время полиция опасается именно такого рода действий со стороны антиправительственных экстремистов.

Кроме того, марафон в Бостоне был выбран объектом атаки террористов с целью привлечения максимального внимания[233].

Еще одна причина, по мнению Питера Ньюмана, профессора по вопросам безопасности колледжа Кинга из Лондона, - Бостон был выбран террористами и как более легкая мишень, нежели Нью-Йорк[234].

Таким образом, 15 апреля 2013 года стало в истории США новой печальной датой: в этот день в Бостоне, столице штата Массачусетс, во время ежегодного марафона двойной взрыв. Почти сразу власти признали, что это был настоящий теракт, так как террористы взорвали бомбу прямо на зрительских трибунах. Погибли три человека, порядка 70 получили ранения. Террористы вскоре были идентифицированы - ими оказались братья Тамерлан и Джохар Царнаевы, выходцы из Дагестана. Однако, в отличие от террористов, совершивших теракты в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года, оба брата переехали в Америку много лет назад и жили здесь вполне нормальной жизнью. Более того, на момент трагедии в Бостоне их родители вернулись в Россию.

Анализ американских газет показал, что в тот момент многие издания были явно в замешательстве по поводу идентификации образа врага. В данном случае террористы были исламскими радикалистами, и в то же время Царнаевы уже давно проживали в США, влились в американское общество. В итоге американским изданиям пришлось объяснять своим читателям, кто такие чеченцы, что такое Дагестан, в чем суть происходивших там конфликтов.

Так, экономический обозреватель "Нью-Йорк Таймс" Шейла Диван 6 мая 2013 года опубликовала аналитический материал "Много ли значений у слова "кавказец"?". Разумеется, в статье ставился вопрос не об этимологии , а о связи заданного слова с терактом: "Подобные дебаты вспыхнули совсем недавно, когда братья Царнаевы, которых подозревают в совершении теракта во время Бостонского марафона, оказались мусульманами с Кавказа"[235]. Далее Шейла Диван пишет, что для нее, как журналиста, написавшей много статей о так называемом Южном регионе, "слово "кавказец" выглядит, как вежливый эвфемизм, который скрывает больше, чем видно на первый взгляд.

Нет никаких юридических оснований использовать данный термин, он редко появляется в федеральных законах, а Бюро переписи населения никогда кавказцев также не выделяло"[236]. Далее в статье приводятся исторические сведения о том, кто такие кавказцы. Автор, в частности, отмечает, что Верховный суд в США оказался более просвещенным, он употребил этот термин в 64 случаях. Таким образом, Шейла Диван попыталась ознакомить своих читателей и с тем, кто такие жители Кавказа. Текст носит сугубо нейтральный характер ввиду частого применения научной терминологии и отсутствия эмоционально окрашенных слов. Контент статьи больше соответствует экскурсу в историю , отвечает все же на вопросы этимологии и в итоге практически игнорирует заявленную в начале материала связь с терактом.

Двое других авторов из "Нью-Йорк Таймс" - Майкл Вайнс и Ян Ловетт написали огромный материал о жизни семьи Царнаевых: "Даже для своих близких друзей /Джохар/ Царнаев имел репутацию умного, спортивного 19 - летнего парня с юмором и непринужденным поведением. Он любил футбол, вечеринки, не отказывался от марихуаны. Его друзья лишь изредка, если вообще когда-либо, могли видеть его вторую, никому не известную часть

жизни: его распадающуюся семью, его властного брата, копившуюся черноту в его частной жизни"[237].

В своей статье журналисты приводят высказывания его соседа по комнате Джейсона Роу, который был просто в шоке: "У меня было почти две недели после случившегося, чтобы обдумать все, вспомнить, и я по-прежнему ничего не пониманию, как и в тот день, когда я все узнал, но не было ничего необычного"[238]. Авторы напоминают, что, несмотря на то, что сейчас Царнаев- младший находится в тюремном медицинском учреждении, но до сих пор, даже перед лицом неопровержимых доказательств, многие сокурсники с трудом верят в то, что молодой человек, которого звали "крутым парнем", "отличным студентом" с "золотым сердцем", ребенком, "которого не спровоцировать на насилие", смог совершить такое злодеяние.

Пытаясь разобраться в мотивах, авторы указывают на то, что о причастности Царнаева к экстремистам и его враждебном настрое к США все же говорили некоторые косвенные признаки: в частности, непристойные шутки в Твиттере о девушках. Кроме этого, Джохар заявлял, что недоволен жизнью в Америке и критиковал американское мышление. В материале приводятся краткие биографические данные молодого человека. В частности, после приезда семьи Царнаевых в 2002 году в Массачусетс, уже к 2007 году Джохар полностью ассимилировался. Более того, он был весьма успешным студентом: в 2011 году выиграл стипендию в 2500 долларов. Много читал, в частности, о своей родине. На втором курсе Джохар также занялся борьбой.

Хотя реальных фактов о личной жизни Джохара мало, журналистам все же стало известно, что он находился под сильным влиянием своего старшего брата. Авторы статьи предполагают, что, скорее всего, перелом в сознании

Джохара наступил в феврале 2011 года, когда их отец развелся с матерью и вернулся в Россию, которая вслед за ним также вернулась на родину. С этого момента и начались перемены в поведении юноши. Джохар стал писать про "зомби-апокалипсисы" и гораздо более индифферентно относиться к учебе. После получения американского гражданства, что, кстати, произошло по иронии судьбы 11 сентября 2012 года, Джохар стал писать, что скучает по Дагестану, а также выразил уверенность в том, что теракты в Нью-Йорке 11 сентября - дел рук самих американских властей[239].

В целом, можно отметить, что в своей статье авторы попытались выяснить причины и мотивы, приведшие Джохара Царнаева к совершению теракта. Тональность статьи можно определить, как нейтрально- положительную. За счет того, что авторы не стараются сосредоточить внимание на негативных моментах жизни братьев Царнаевых, слова "терроризм", "насилие", "убийство" и прочие негативные определения почти не появляются в тексте. Напротив, его жизнь до теракта описывается весьма ярко. Положительному восприятию способствуют характеристики "умный", "с юмором", "спортивный".

Особый интерес представляет опубликованный 24 апреля 2013 года в "Нью-Йорк Таймс" материал Сухаиба (Уильяма) Вебба и Скотта Корба. Они - внештатные сотрудники газеты: Корб - преподаватель в Нью-Йоркском университете и автор книги "Свет без огня: создание первого в Америке мусульманского колледжа", а Вебб - личность в США весьма известная. Будучи уроженцем штата Оклахома, он в 1992 году принял ислам и в настоящее время служит имамом в Бостонском культурном центре[240]. В начале своей статьи авторы приводят цитату Питера Кинга, члена Палаты представителей Конгресса США, республиканца, председателя подкомитета по вопросам

контртерроризма и разведки. Он призвал усилить наблюдение за исламской общиной в США, так как "угроза точно исходит оттуда изнутри"[241]. Такая гипотеза появилась еще после терактов 2001 года, однако теперь, по мнению авторов, ситуация в стране изменилась: "Но сейчас, на примере братьев Тамерлане и Джохаре Царнаевых мы увидели, что речь идет о другом. Радикалами не становятся молодые люди, имеющие сильную связь с американской общиной мусульман. Это чаще случается в Интернете, где общается много недовольных"[242].

Так, говоря о страничке старшего Царнаева, они отмечают: "На странице в сервисе Youtube Тамерлана Царнаева, к примеру, вы не найдете ни одной лекции ученого, имама какой-либо исламской организации в США. Наоборот, в местной мечети Кембриджа ему не понравилось, когда во время пятничной молитвы имам в своей проповеди обратился к жизнеописанию Мартина Лютера Кинга. Тамерлан обозвал его тогда "неверным". Да и вообще Царнаевых редко видели в мечети"[243]. В заключение авторы делают несколько важных выводов. Во-первых, американское мусульманское сообщество активно и постоянно, день за днем беспощадно борется с радикализмом в своих рядах. Во-вторых, авторы считают, что спустя десять лет после терактов 11 сентября 2001 г. не должно быть никаких тайн: "несмотря на возникшие опасения после взрывов в Бостоне о радикальном исламе и внутреннем терроризме (авт. - в статье употреблен именно термин "homegrown terrorism"), мы все будем в гораздо большей безопасности, когда все больше мусульман вступят в сильное, живое сообщество мусульман в Соединенных Штатах".[244]

Как и в предыдущем случае, отрицательная окраска в тексте отсутствует. А если учитывать правило, согласно которому читателю запоминаются именно последние абзацы, текст даже можно отнести к нейтрально-положительному.

Что касается газеты "Вашингтон Пост", то в этом издании в период обсуждения теракта в Бостоне проявился исключительно (или абсолютно) другой подход. Один из заместителей редактора полосы Джексон Дихель интерпретировал теракт в совершенно ином ключе, опубликовав 29 апреля крайне неоднозначную статью под заголовком "Помощь Путина в борьбе с терроризмом лишь мешает". По словам автора, для президента России Владимира Путина и российской элиты в целом, Тамерлан и Джохар Царнаевы неотличимы от тех повстанцев, "которые пытаются свергнуть залитый кровью режим Башара Асада". Поэтому, считает журналист, следует разобраться в этой извращенной логике и осознать, "почему Россия и Соединенные Штаты не должны быть полноправными партнерами в борьбе с терроризмом, о чем Путин говорил на прошлой неделе"[245].

Проводя сравнение войны в Сирии и Чечне, Дихель отмечает, что эти вооруженные конфликты, по сути, имеют довольно много общего: "В обеих странах десятилетия репрессий привели к народному восстанию с демократическими целями. В обоих случаях прежний режим отказался принять новый порядок. Вместо этого, преимущественно светское движение за независимость Чечни, равно как и светское демократическое движение Сирии, подверглось массированному военному натиску"[246]. Далее автор обвиняет Россию и Путина в том, что во время Второй чеченской войны были введены танки и артиллерия, как это впоследствии сделал Асад в сирийских городах Хомс и Алеппо. Более того, якобы "тысячи чеченских боевиков были похищены, подвергнуты пыткам и убиты"[247]. "Деревни, где могли находиться повстанцы, были блокированы и зачищены, все мужчины и многие мальчики были увезены. Точных данных по погибшим нет, были убиты десятки тысяч"[248],

- рисует Дихель ужасы тех лет и пишет о том, что законно избранные президенты Чечни - Джохар Дудаев и Аслан Масхадов - были убиты Россией.

Проводя параллель между Путиным и Асадом, Дихель подчеркивает, что оба лидера называют тех, кто не согласен с их режимами и оказывает сопротивление, террористами. Далее автор сообщает читателям: "Сегодня Чечней управляет Рамзан Кадыров, бывший командующий карательных войск и приближенный Путина", который "борется не только с повстанцами, но также и с журналистами, правозащитниками, которые рассказывают о его репрессиях"[249]. "Есть сведения, что он причастен к убийству одной из самых известных журналистов России Анны Политковской"[250], - подчеркивает он.

Интересен следующий важный момент: автор намеренно не сравнивает войну в Чечне с войной в Афганистане или в Ираке, намекая тем самым на то, что чеченская кампания - это борьба не с терроризмом, а с неким "демократическим восстанием". При этом автор явно пренебрегает историческими реалиями, поскольку называть Джохара Дудаева и Аслана Масхадова "законно избранными президентами Чечни", откровенно замалчивая факты совершенных ими преступлениях, - это явная дезинформация неподготовленного читателя.

Тем более, что Дихель приписывает авторство нынешней стратегии Асада Путину, когда президент РФ считал чеченских оппозиционеров террористами, где "силовое подавление является единственным ответом, не обращая внимания на жертвы среди гражданского населения"[251]. Более того, по убеждению журналиста, Кремль "раздражен" тем, что на Западе не делают различий между "повстанцами" в Сирии и чеченскими боевиками. В качестве доказательства приводится цитата одного из выступлений Владимира Путина с его оценкой происходящего в Сирии, и автор дает следующий комментарий: "Путин уверен,

что Соединенные Штаты делят террористов и экстремистов на своих и чужих.Он предложил прекратить это"[252]. В заключение Дихель предлагает посмотреть на призывы российского президента под иным углом: "Это был собственный отказ Путина отличить законные требования независимости чеченского народа от терроризма со стороны движения сторонников джихада на Северном Кавказе. Это, в свою очередь, способствовало радикализации братьев Царнаевых"[253].

По существу, автор обвиняет Владимира Путина в бостонской трагедии: "Отказываясь поддерживать светские преобразования в Сирии, Путин способствует появлению нового поколения экстремистов. Отнюдь не являясь партнером в борьбе с терроризмом, Владимир Путин является одним из самых больших виновников этой проблемы"[254].

Данный материал, по нашему мнению, носит явно провокационный характер. Одновременно автор допускает здесь фактическую неточность. Например, правление президента Сирии Башара Асада как раз можно назвать светским. Сейчас Сирия - это многопартийная парламентская республика, сам Асад - секретарь регионального отделения партии Баас, идеологией которой является арабский социализм. Асад, хотя и является мусульманином, но предпочитает обычный деловой стиль одежды, его супруга также не носит хиджаб. Что касается противников законной власти Сирии, то они, напротив, чаще всего придерживаются радикальных исламских взглядов.

Очевидно, что текст написан в ярко отрицательной тональности. В нем по несколько раз повторяются слова с негативный окраской, нагнетающей обстановку: "похищены", "убиты", "жертвы", "радикализация" и другие.

Отметим, что подобная позиция журналиста "Вашингтон Пост" вызвала непонимание среди читателей. Американцы, которые были осведомлены и

ориентировались в политической ситуации, в своих комментариях на сайте газеты прямо указывали на то, что чеченские "повстанцы" на самом деле сами являются террористами. Некоторые читатели даже задались вопросом: "Не занимает ли сам автор сторону террористов?".

В целом, данную статью можно считать ярким образцом использования темы внутреннего терроризма в контексте внешнеполитической полемики. Конечно, бостонский случай нельзя считать классическим примером внутреннего национального терроризма, ведь Царнаевы все же не родились на территории США. Однако сделанный в связи с этим выпад в сторону России представлен крайне неубедительно. Данная публикация выглядит, как попытка переложить часть ответственности за взрыв в Бостоне на РФ. При этом умалчивается тот факт, что российские спецслужбы предупреждали своих американских коллег об угрозе, которую могут представлять братья Царнаевы.

Рассмотрим еще один пример зависимости издания от прямого идеологического воздействия на него политической партии. Так, позиция демократической газеты "Нью-Йорк Таймс" отличается от демократической "Вашингтон пост" лишь тем, что "Нью-Йорк Таймс" прямо не обвиняет Россию в бостонской трагедии. Тем не менее в завуалированной форме такая мысль читателям преподносится (хуже-навязывается). Сразу после терактов в Бостоне "Нью-Йорк Таймс" опубликовала несколько отзывов, поступивших в редакцию. Один из них был написан уроженцем Грозного Хасаном Баиевом, который получил гражданство США в 2012 году: "Я самым решительным образом осуждаю теракт во время Бостонского марафона. Действия Джохара и Тамерлана Царнаевых, подозреваемых в этом, были подлостью. Я уверен, что вся правда выяснится в ходе судебного заседания"[255]. По его словам, произошедшая трагедия "бросила тень на весь чеченский народ и на Чечню", и ему "сложно подобрать слова, чтобы выразить свое сожаление и стыд"[256].

Завершается письмо следующими фразами: "Мы, имеющие тесные связи, как и с нашей родиной, Чечней, так и внутри Соединенных Штатов, хотим, чтобы все знали, что мы всем сердцем сочувствуем всем жертвам этой трагедии. От себя лично, моей семьи и многих чеченцев, я выражаю благодарность Соединенным Штатам за предоставление нам политического убежища и помощи, когда мы бежали от ужасных конфликтов в Кавказском регионе России. Правительство Соединенных Штатов и американский народ дружелюбно приняли нас. Мы всегда будем благодарны за их щедрость"[257].

Из текста абсолютно неясно, о каких конфликтах в Грозном идет речь, если автор эмигрировал через много лет после окончания Второй чеченской кампании и уже после снятия в республике режима контртеррористической операции и, учитывая, что сейчас Чеченская Республика - один из наиболее дотируемых регионов РФ.

Сам текст является примером того, как статья может носить отрицательный характер, хотя в ней самой преобладают положительные значения. Для примера возьмем процитированный нами абзац. В нём 7 положительных значений: "тесные связи", "родина", "убежище", "дружелюбно", "благодарны"(2 раза), "щедрость". Негативных терминов по сути только три: "трагедия", "жертвы", "ужасные конфликты". Но, центральными являются именно они, так как, к примеру, "благодарность" выражается за избавление от "ужасных конфликтов", то есть негативные значения являются смыслообразующими.

Следует сказать, что подобные публикации с оскорбительными и критическими выпадами в сторону России периодически появляются на страницах американских газет. Такая позиция обусловлена тем, что Москва отказалась поддержать предложение США вмешаться в сирийский конфликт.

Однако большинство журналистов все же признают, что борьба с терроризмом - это очевидная точка совпадения интересов обеих стран.

Отметим, что в связи с этим на страницах даже одной газеты может возникнуть внутренняя полемика, как это произошло с "Вашингтон Пост". Наряду с весьма одиозной публикацией Дихеля, в ней же 24 мая 2013 года была напечатана статья Пола Сандерса, директора Центра национальных интересов под названием "Поддержание мира с Россией". Автор, в частности, задается вопросом, с чем связана "истерика" вокруг России, "как будто бы российские солдаты уже подходят к западным границам США, а гражданских активистов там казнят сотнями"[258]. Сандерс указывает на то, что "если бы Москва была столицей действительно автократичного антиамериканского государства, то все было бы гораздо хуже, и это нанесло бы национальным интересам США вреда намного больше. Так что "демонизация России не изменит ситуацию там, а лишь подорвет наши возможности получать то, что нам нужно"[259], - пишет Сандерс. Тем более что Москва не поддерживает Аль­Каиду и ее атаки на США и их союзников, о чем американские СМИ предпочитают не говорить, как мы выяснили в ходе наше исследования.

Отметим, что в отличие от Джексона Дихеля, чей текст мы рассмотрели ранее, Сандерс не стесняется напомнить, что "российские власти предупредили ЦРУ об экстремистских настроениях Тамерлана Царнаева, пусть даже они больше хотели предотвратить теракт на своей территории, нежели на нашей"[260]. Автор также указывает и на тот факт, что "Россия не помогает врагам США в Афганистане, напротив, она играет важнейшую роль в снабжении наших войск и их предстоящем выводе оттуда. Хотя путь через Россию длинный и дорогой, но это позволяет Вашингтону избавиться от полной зависимости от Пакистана, транспортировка через территорию которого ненадежна, а конвои

подвергаются нападениям"[261]. И еще один важный момент, на который указывает журналист: Россия не является активным партнером военной модернизации Китая. "Если бы Россия пересмотрела свои взгляды хотя бы по одному либо всем этим пунктам, то это серьезно навредило бы интересам США"[262], - убежден Сандерс. Отрадно, что на страницах "Вашингтон Пост" присутствует и такое мнение, но принадлежит оно, к сожалению, внештатному автору издания. Произведенный нами анализ тональности текста статьи показал, что в целом она нейтральная, так как автор не использует ни ярко выраженные положительные, ни явно негативные тональные цепочки.

Что касается газет, которые традиционно поддерживают республиканцев, то здесь можно встретить аналогичное мнение, но в несколько ином аспекте. Так, Джим Пич опубликовал в "Вашингтон Таймс" статью "Тамерлан Царнаев: чеченский шахид в Бостоне", где указывается на то, что "чеченский след дает возможность для множества предположений. Десять лет назад Чечня была почти синонимом терроризма в России, и многие мусульмане там были радикалами. Во время войны с Россией там были и шахиды"[263]. Далее автор дает краткую предысторию кавказского вопроса, но уже в несколько другом ракурсе: "Чечня находится в горах Кавказа в юго-восточном углу Европы. Она граничит с Грузией и является регионом России. После распада Советского Союза чеченцы попытались отколоться от России, что привело к кровавой и жестокой войне. Чеченские террористы в России закладывали бомбы в московском метро, а также были ответственны за нападения на другие цели. Это привело к тысячам жертв среди российских граждан"[264].

Одновременно Д. Пич указывает на то, что "русские начали репрессии против чеченцев, опустошили столицу республики Грозный, что привело к

тысячам жертв среди гражданского населения"[265]. По его словам, "эта война сделала радикальными многих чеченских мусульман, как в свое время подобное произошло со многими афганцами в результате советского вторжения в Афганистан"[266].

Конечно, в этой статье тоже представлено одиозное мнение, так как для большинства жителей России понятно, что военная кампания в Чечне была именно ответом на стремительный рост радикальных исламистских настроений в регионе. Тем не менее определенный интерес представляет следующая мысль: "Будучи войнами джихада, они /радикальные чеченцы/ питали сильную вражду к США. Однако Штаты дали молчаливое согласие на политику умиротворения региона президентом Борисом Ельциным. Чечня не стала спокойным регионом и при президенте Владимире Путине, и там вновь начались военные действия. Но на этот раз Соединенные Штаты заявили протест против нарушения там прав человека, хотя Чечня по-прежнему остается регионом с антиамериканскими настроениями"[267]. Иными словами, автор говорит о том, что власти США спокойно наблюдали за происходящим в Чечне в 1990-е годы, в то время, когда Белый дом мог влиять на Кремль.

Текст переполнен словами с негативной окраской: присутствуют такие понятия, как "терроризм", "вражда" и т.д. Бесспорно, что тональность этого текста в "Вашингтон Таймс" можно уверенно обозначить, как отрицательную.

Однако подобная враждебность и открытое неприятие России, которые демонстрирует "Вашингтон Таймс", не дали повода изданию обвинять и перекладывать ответственность за теракт в Бостоне на РФ, в то время, как в "Вашингтон Пост" этот мотив звучал весьма навязчиво.

Впрочем, в анализируемой нами статье обращает на себя внимание попытка ее автора, Д. Пича, выяснить объективные причины, побудившие

братьев Царнаевых совершить чудовищный и резонансный теракт. Он пишет: "Как братья Царнаевы стали воинами джихада, и вообще являлись ли они таковыми, - остается неизвестным. Оба брата были слишком молоды и не воевали в Чечне перед своим приездом в США. Они были мусульманами, но нет никаких доказательств, - по крайней мере, обнародованных, того, что они были связаны с одной из радикальных исламистских сетей"[268]. Журналист не исключает и возможности того, что Царнаевы самостоятельно впитали в себя радикальные идеи, "используя Интернет в качестве открытой школы терроризма". К тому же, эксперты-взрывотехники дали очень невысокую оценку изготовленным братьями бомбам: "У них, похоже, не было плана, они импровизировали. Хотя последствия были очень тяжелыми, они действовали как дилетанты-любители"[269], - резюмирует Пич.

Важно подчеркнуть, что та же "Вашингтон Таймс" рассказала своим читателям о том, что российские спецслужбы предупреждали США о Царнаевых. Причем, главным ньюсмейкером той заметки выступила спикер Совета Федерации ФС РФ - верхней палаты российского парламента - Валентина Матвиенко. Это весьма показательно, так как американская пресса редко упоминает политиков уровня ниже президента или премьер-министра, если речь идет о других странах: "Ведущий российский политик заявила во вторник, что Соединенные Штаты могли бы предотвратить теракты в Бостоне, если бы вняли предупреждениям российских спецслужб о Тамерлане и Джохаре Царнаевых. "Российская сторона предупредила американскую сторону о братьях Царнаевых, но американская сторона не отнеслась к этому серьезно, что и привело к этой трагедии", - сказала Валентина Матвиенко, спикер Сената России"[270]. В тексте указывается на то, что "спецслужба России

предупредил ФБР в 2011 году о планах Тамерлана Царнаева сотрудничать с чеченскими террористами"[271]. ФБР, в свою очередь, провело небольшое расследование, но затем по необъяснимым до сих пор причинам закрыло дело по братьям Царнаевым.

В конце статьи автор подчеркивает, что среди политического истеблишмента США существует "мнение о том, что Россия могла помочь США предотвратить взрывы 15 апреля. Буквально неделю назад один из американских политиков после возвращения из Москвы сказал, что представители российской разведки, с которыми он встречался, заявили: если бы только Америка послушала, то нападения можно было бы избежать"[272].

Таким образом, анализ публикаций о трагедии в Бостоне позволяет сделать вывод, что этот случай вызвал крайне интересную полемику в американских газетах. Демократические издания, возможно, с целью отвести удар от действующей администрации США, серьезно занялись поисками виноватых. Неслучайно поэтому в статьях даже предпринимались отдельные попытки обвинить Россию в бостонской трагедии.

В то же время, прореспубликанская "Вашингтон Таймс" оказалась более сдержана в своих оценках. Более того, здесь напрямую упоминается и о помощи со стороны России. По нашему мнению, позиции республиканских СМИ вообще отличаются большей объективностью и стремлением действительно разобраться в истинных причинах и мотивах теракта в Бостоне.

3.3.

<< | >>
Источник: БОЧИНИН АНАТОЛИЙ ВЛАДИМИРОВИЧ. Тема терроризма на страницах качественной прессы США (на примере газет «Вашингтон пост», «Вашингтон Таймс» и «Нью-Йорк таймс» в период с 2010 по 2014 гг.). Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук. Москва - 2015. 2015

Еще по теме Теракт в Бостоне 2013 г. - как проявление так называемого homegrown terrorism:

  1. Новоторцева Алина Владимировна. РАЗВИТИЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ЛИЧНОСТНОЙ КОМПЕТЕНТНОСТИ КАК УСЛОВИЕ ПРОФИЛАКТИКИ ПРОЯВЛЕНИЙ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕФОРМАЦИИ ЛИЧНОСТИ МЕНЕДЖЕРА КОММЕРЧЕСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата психологических наук. Тверь - 2019, 2019
  2. Новоторцева Алина Владимировна. РАЗВИТИЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ЛИЧНОСТНОЙ КОМПЕТЕНТНОСТИ КАК УСЛОВИЕ ПРОФИЛАКТИКИ ПРОЯВЛЕНИЙ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕФОРМАЦИИ ЛИЧНОСТИ МЕНЕДЖЕРА КОММЕРЧЕСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ. АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук. Тверь - 2019, 2019
  3. §2.2 Значимые проявления профессиональной деформации личности менеджера коммерческой организации
  4. §2.3 Особенности профилактики и преодоления проявлений профессиональной деформации личности субъекта труда
  5. §3.4 Анализ результатов работы по профилактике проявлений профессиональной деформации личности менеджера коммерческой организации через развитие профессионально-личностной компетентности
  6. ГЛАВА 3. РЕЗУЛЬТАТЫ И АНАЛИЗ РАБОТЫ ПО ПРОФИЛАКТИКЕ ПРОЯВЛЕНИЙ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕФОРМАЦИИ ЛИЧНОСТИ МЕНЕДЖЕРА КОММЕРЧЕСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ ПОСРЕДСТВОМ РАЗВИТИЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ЛИЧНОСТНОЙ КОМПЕТЕНТОСТИ
  7. §3.1 Результаты исследования уровней выраженности проявлений профессиональной деформации личности менеджера коммерческих организаций
  8. § 3.3 Корреляционный анализ взаимосвязи профессионально-личностной компетентности и проявлений профессиональной деформации личности менеджера коммерческой организации
  9. 3.4.2 Анализ результатов апробации программы по профилактике проявлений профессиональной деформации личности менеджера коммерческой организации через развитие профессионально-личностной компетентности
  10. 3.4.1 Основные направления программы по профилактике проявлений профессиональной деформации личности менеджера коммерческой организации через развитие профессионально-личностной компетентности
  11. Интерпретация как перевод понятого