<<
>>

Борьба с международным терроризмом как один из главных посылов в период президентской кампании 2012 г.

Говоря о международном терроризме, отметим, что эта тема актуальна для многих стран, включая США. В своем исследовании остановимся на том, каким образом борьба с терроризмом, являясь главной политической темой, нашла свое отражение в изданиях с противоположной политической платформой в самый напряженный политический период для страны - выборы президента.

Отметим, что информационные бои в ходе выборов переросли в настоящую информационную войну с терроризмом и экстремизмом. Республиканцы и демократы всегда имели разные точки зрения на этот счет, предлагая своим избирателям разные рецепты по решению данной проблемы, и используя при этом тот факт, что никогда в американском обществе не было единства в этом споре.

Если брать более ранние периоды, то, например, в 1988 году 47% опрошенных американцев полагали, что у Республиканской партии получается успешнее бороться с террористами, чем у демократов. Обратного мнения придерживались 36%, то есть, разрыв был не столь существенный.[273]

Однако, необходимо подчеркнуть, что для американских СМИ до 2001 года терроризм не рассматривался как главная проблема и центральной темой номера не являлся. В тот период он не воспринимался как серьезная угроза для национальной безопасности. Тема терроризма использовалась, скорее, в политических спорах и, соответственно, в информационном противостоянии позиций газет разной политической направленности.

Так, в частности, "Вашингтон Таймс" в одной из своих статей обвиняла Национальную образовательную ассоциацию в том, что та подталкивает педагогов обучать учащихся тому, что правительственная политика США

отчасти направлена на то, чтобы перекладывать всю вину на теракты 2001

года.

277

С другой стороны, личность Усамы бен Ладена все же интересовала американские СМИ еще задолго до событий 11 сентября 2001 года. К примеру, 31 августа 1998 года американский телеканал "Эй-Би-Си Ньюс"(ABC news) упомянуло имя террориста номер один в 32 сюжетах, а фамилия президента США Била Клинтона прозвучала лишь в 11 материалах, посвященных борьбе с терроризмом.

Аналогичная картина наблюдалась и в прессе. В "Вашингтон Пост"53 упоминания против 46, в "Нью-Йорк Таймс"73 против 68.[277][278]

В 1999 году Конгресс США создал комиссию для анализа "законов, правил, директив и случаев для предотвращения и наказания за акты терроризма, направленные против США, оценки их эффективности и предложения необходимых нововведений"[279][280].

Через год, за 15 месяцев до событий 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке, группа экспертов представила доклад, в котором говорилось о том, что "не все террористы одинаковы, но группы, наиболее опасные для Соединенных Штатов, обладают характеристиками, неизвестными 10 или 20 лет назад.. Их цели более чем смертельны. Это меняет природу террористической угрозы и

повышает

значимость

американских контртеррористических правил и

опыта".

280

Однако в то время СМИ не стали привлекать внимание общественности к этому докладу, хотя речь в нем шла о самой серьезной угрозе для страны со времен "холодной войны".

Из тысяч газет, которые печатаются на территории 50 американских штатов и одного федерального округа, только 43 заинтересовались докладом комиссии, да и то написали небольшие заметки.[281]"Нью-Йорк дейли ньюс" ограничилась лишь двумя предложениями. Те издания, которые всё-таки решились написать о доклале, уделили внимание наиболее провокационным тезисам. Среди предложений, заинтересовавших в то время американских журналистов, - слежка за иностранными студентами и использование войск в случае террористической атаки, что, собственно, и произошло через некоторое время. Другие авторы предлагали администрации президента США подумать над тем, чтобы включить, как ни странно, Грецию и Пакистан в список стран, которые не участвуют в должной степени в борьбе с терроризмом.[282]

Остановимся на основных темах, посвященных борьбе с международным терроризмом.

Например - Пакистан как плацдарм для террористов. Отметим, что сентябрьские события 2001 года в Нью-Йорке изменили все, включая и политические настроения в обществе. Это был некий переломный момент не только в жизни гражданского общества, но и в масс-медиа США.

Совершенно очевидно, что тема Пакистана для прессы США после 11 сентября 2001 года была весьма важной, особенно в контексте войны с терроризмом, где Пакистан стал союзником США. Напомним также, что именно здесь 2 мая 2011 года был уничтожен террорист "номер один" Усама бен Ладен. По существу, за последние 20 лет Пакистан был союзником Соединенных Штатов во время их военных кампаний на Ближнем Востоке.

Как свидетельствует анализ качественных американских СМИ, взаимодействие США и Пакистана в вопросах борьбы с терроризмом в последнее время уже нельзя назвать безоблачным и взвешенным. Поводом к

осложнению отношений этих двух стран, как ни странно, послужило убийство Усамы бен Ладена.

Уже спустя несколько дней после этого события газета "Вашингтон Пост" опубликовала заявление президента Пакистана Асиф Али Зардари, в котором говорилось: "Пакистан, который, пожалуй, больше всех в мире пострадал от терроризма вместе с другими мишенями "Аль-Каиды" - народами США, Великобритании, Испании, Индонезии, Афганистана, Турции, Йемена, Кении, Танзании, Египта, Саудовской Аравии и Алжира - удовлетворен тем, что источнику величайшего зла нового тысячелетия заткнули рот, а за его жертв отомстили".[283] Далее политик выразил свою удовлетворенность успешным завершением операции по устранению Усамы бен Ладена: "Хотя операция в минувшее воскресенье не была совместной, к уничтожению Усамы бен Ладена как неослабевающей угрозы цивилизованному миру привели 10 лет сотрудничества и партнерства США и Пакистана".[284]

Вне сомнения, для Али Зардари возмездие, которое постигло бен Ладена, имело глубоко личный аспект, о чем он откровенно пишет в "Вашингтон Пост": "...террористы убили нашего величайшего лидера - мать моих детей Беназир Бхутто. Она говорила, что воплощает худший кошмар бен Ладена: женщина-лидер, прогрессивная, умеренная, одобряющая плюрализм, избранная демократическим путем. Она была права, и потому заплатила за это своей жизнью".[285]

В этой фразе, на первый взгляд, речь идет всего лишь об эмоциональной стороне вопроса. Однако подобные откровенные признания призваны, по мнению редакции газеты, тронуть душу американского читателя и добавить красок, которые убедят его в масштабности проблемы. Иными словами, здесь был использован метод социально-психологического воздействия - убеждение.

Одновременно данная публикация в "Вашингтон Пост" имела и другую цель - провести диалог лидера Пакистана в заочной форме с американскими журналистами, так как в СМИ США не раз звучали упреки в адрес страны по пассивности в борьбе с терроризмом. Не случайно в этой публикации Али Зардари назвал это беспочвенными и досужими домыслами, так как у Пакистана не меньше причин презирать "Аль-Каиду", чем у любого другого государства[286].

Более того, Али Зардари указывает на то, что движение "Талибан" через СМИ обвинило именно правительство Пакистана в смерти бен Ладена и призвало своих сторонников отомстить его руководству и конкретно президенту. Тем не менее, Али Зардари по этому поводу заявил: "Нас не запугать. Пакистан никогда не был и не будет рассадником фанатизма, каким его часто изображают СМИ".[287]

Данная статья в "Вашингтон Пост" проанализирована нами специально, так как в определенной степени является примером информационной войны с терроризмом, которая по интенсивности не уступает настоящим боевым действиям.

Еще одна тенденция в американских СМИ - широкое обсуждение и раскрытие различных террористических технологий, к которым относятся акции по непосредственному оказанию устрашающего воздействия на массовое сознание без совершения терактов. Речь идет о так называемых информационных войнах и социальных технологиях.[288]

Продемократическая "Вашингтон Пост" держит высокую планку на рынке американских СМИ и требовательно относится к сохранению высокого вотума доверия своей читательской аудитории. Публикуя материалы,

аналогичные рассмотренной выше статье, газета выполняет сразу две важные функции. Первая - гражданская: этот текст является классическим примером материала о наличии "оси добра" - единого фронта борьбы с терроризмом. Вторая функция - дипломатическая, так как в газете было опубликовано заявление президента другого государства. Понятно, что такое решение принималось не только на уровне главного редактора газеты, но и в более высоких инстанциях.

Тем не менее, данная статья все же имела эффект фальстарта: отношения между США и Пакистаном отнюдь не улучшились, а только продолжали ухудшаться. Окончательно они испортились в ноябре 2011 года, когда американская авиация совершила налет на блокпост пакистанской армии в приграничном с Афганистаном районе Моманд, в результате которого погибли 25 пакистанских пограничников. Отметим, что "Вашингтон Пост" отреагировала в достаточно резкой форме на это событие, и в соответствии со своими политическими пристрастиями в очередной статье был сделан следующий вывод: "Последний американо-пакистанский кризис получил свое развитие...и стал угрожать политике администрации Обамы по постепенному прекращению войны в Афганистане. Официальный Исламабад заявил, что будет бойкотировать предстоящую международную конференцию в Германии, посвященную будущему Афганистана".[289]

По сути, "Вашингтон Пост" обозначила перед мировым сообществом и политиками дилемму: с одной стороны, официально Исламабад выступает за мир и стабильность в Афганистане, а с другой, он предпочел не участвовать в конференции с учетом сложившихся обстоятельств. Далее, автор статьи делает сенсационное заявление, в котором утверждается, что данное решение было принято премьер-министром Пакистана Юсуфом Раза Гилани, несмотря на просьбу президента Афганистана Хамида Карзая, поддерживаемого США,

принять участие в конференции. По словам самого Гилани, возникает важный вопрос, "как может страна, чей суверенитет и территориальная целостность были нарушены со стороны афганской земли ... сыграть на конференции конструктивную роль"[290].

Примечательно, что "Вашингтон Пост", стоящая на проправительственных позициях, тем не менее, раскрыла тот факт, что цель для авиаудара была обозначена американским спецназом, а представители администрации Обамы не согласились принести свои извинения пакистанской стороне, заявив лишь о проведении расследования.

Безусловно, такая новость в целом негативно повлияла на имидж президента США, которому в момент публикации этой статьи только предстояло вступить в борьбу за свое переизбрание. Тем более что пакистанская тема, как и в целом проблема Ближнего Востока, громко звучала в различных СМИ на протяжении всей предвыборной гонки.

Еще во время избирательной кампании и в начале своего первого президентского срока Барак Обама указывал на причины возникновения беспорядков на Ближнем Востоке. Так, политический обозреватель "Вашингтон Пост" Майкл Герсон в своей в статье, опубликованной 18 сентября 2012 года, пишет следующее по этому поводу: "Одним из объяснений этих беспорядков, как утверждает глава Белого дома, была интервенция в Ирак, которая раздула антиамериканские настроения среди мусульман, тем самым увеличив число потенциальных террористов".[291]

В своей статье М. Герсон как политический обозреватель характеризует дипломатическую работу Вашингтона в арабском регионе в 2011-2012 гг. как крайне неудачную и не принесшую ожидаемых результатов. Автор открыто заявил о господствующей в странах региона автократии, диктатуре, о том, кто

приходит на смену таким правителям, как бывший президент Египта Хосни Мубарак. Подробно анализируя внешнюю политику США на Ближнем Востоке, М.Герсон стремится аргументированно доказать существование взаимосвязи политических процессов, происходящих в стране, с угрозой международного терроризма.

Что касается темы безопасности, то Обаму, по мнению автора статьи, трудно сравнивать с его предшественником Джорджем Бушем-младшим. Обозреватель столичной газеты отмечает, что наоборот, угрозы национальной безопасности США усилились со стороны убежищ террористов - стран, где они могут собираться, планировать и тренироваться.[292]

Текст написан явно в отрицательной тональности, в нем часто применяются слова с негативной окраской, а общее их соотношение с положительной тональностью составляет 70% к 30%.

"Вашингтон Пост", таким образом, подвергла серьезной критике политику Обамы на Ближнем Востоке практически накануне выборов президента США.

Еще одна тема, имевшая широкое освещение на страницах американских газет в ходе предвыборной кампании, - это сирийская проблема и борьба национальных СМИ с так называемым "нелегитимным режимом" Башара Асада. В связи с этим отметим, что особое место среди всех публикаций, касающихся терроризма и выборов, занимала тема продолжающегося уже несколько лет конфликта в Сирии. Несомненно, чтобы правильно расставить акценты во всех дипломатических и военных коллизиях, создающих все необходимые предпосылки для активизации террористических банд в этом регионе, журналисты должны обладать большим запасом знаний, начиная с нюансов взаимоотношений между США и Сирией на международной арене и заканчивая техническими вопросами применяемой террористами тактики.

За годы этого конфликта СМИ США накопили достаточно опыта в освещении событий в Сирии и других арабских странах. Поскольку непрекращающиеся столкновения правительственных войск с оппозиционными вооруженными группировками продолжались и в период предвыборной кампании президента страны, американские СМИ были вынуждены взять этот регион под особо пристальный контроль. Не случайно, в одном из своих сентябрьских номеров газета "Вашингтон Пост" посвятила один из материалов на первой полосе анализу ситуации в регионе. Речь в тексте идет о якобы сотрудничестве группировки "Хезболла" с войсками президента Сирии Башара Асада.

Отметим, что "Вашингтон Пост" и до этой публикации регулярно, со ссылкой на правительство США и Ливана, сообщала своим читателям о том, как "Хезболла", ливанская политическая и военизированная шиитская организация, усиливала свою поддержку сирийского правительства, направляя в страну военных советников для оказания помощи в кровопролитных боях с оппозицией: "Участие "Хезболлы" является явным признаком того, что длящаяся уже больше полутора лет сирийская гражданская война приведет к дестабилизации всего региона. Это тоже может стать тревожным поворотом для сирийских повстанцев, которые уже сейчас сражаются с самой подготовленной армией региона, которая к тому же обладает такими подготовленными кадрами"[293].

С целью усилить свои доводы, редакция газеты приводит на своих страницах высказывания ливанских политиков, которые состоят в оппозиции к "Хезболле".

Начиная с 2011 года, практически в каждом номере продемократической "Вашингтон Пост" и прореспубликанской "Вашингтон Таймс" публиковались новости о новых терактах в Сирии и столкновениях воюющих сторон.

Сообщалось о жертвах, но при этом газеты обходили стороной тот факт, что террористические акты совершались именно повстанцами, а регулярная армия Асада не была склонна использовать такие методы.

Такого рода замалчивание объясняется очень просто: американская пресса, пытаясь отстоять позицию государства в сирийском вопросе, просто не может признать факт поддержки Соединенными Штатами Америки террористов, именуемых себя оппозицией. Даже, если поставить под сомнение сведения о наемниках и радикалах из рядов "Аль-Каиды" среди повстанцев, обнародованные в СМИ факты об их зверствах говорят сами за себя. В итоге журналистам не остается ничего другого, кроме как называть правительство Асада "нелегитимным режимом", приписывать ему союзы с экстремистами и критиковать ООН за бездействие.

Возросшее количество "горячих точек" на мировой карте серьезно помешало использовать проведенное спецназом США убийство террориста "номер один" Усамы бен Ладена в качестве мощного идеологического оружия для президента-демократа в ходе его предвыборной кампании. Вернее будет сказать, что смерть бен Ладена по-прежнему была его козырной картой, но после этого произошло множество событий в Афганистане, Пакистане, Ираке, Сирии, и далеко не все из них были радостными для Белого дома.

В конце лета 2012 года история с устранением террориста номер один получила весьма неожиданный поворот. Так, 22 августа газета "Нью-Йорк Таймс" анонсировала тот факт, что через месяц в продажу поступит книга, где рассказывается об операции по устранению главы "Аль-Каиды" Усамы бен Ладена: "Секрет тщательно охраняется издательским домом "Пенгуин", который планирует выпустить книгу на прилавки 11 сентября. Она обещает стать бестселлером года, а также взбудоражить президентскую гонку, за несколько решающих недель до голосования 6 ноября"[294]. Таким образом,

"Нью-Йорк Таймс" специально сделала акцент на том, чтобы журналисты сразу увидели в предстоящей публикации политическую подоплеку. Так, в чем же она выражалась, и почему "Нью-Йорк Таймс" обратила на нее внимание, что скрывалось за этим внешне совершенно рядовым информационным поводом?

Книга под заголовком "Нелегкий день: Рассказ участника миссии по ликвидации Усамы бен Ладена" была написана от первого лица бывшим членом того самого отряда спецназа ВМФ США, одним из командиров отряда "морских котиков" под псевдонимом Марк Оуен (Mark Owen). Издатели уверяли, что все имена изменены, равно как и то, что в тексте отсутствует секретная информация. В статье давалась краткая аннотация. Читателям стали известны все детали операции, начиная от крушения одного из вертолетов во дворе последнего убежища бен Ладена, заканчивая докладом по рации о констатации его смерти. Сам бывший "морской котик", соавтором которого выступил военный журналист Кевин Маурер /Kevin Maurer/, также вспоминал в книге о своем детстве, проведенном на Аляске, и о том, почему он вступил в спецназ, о других своих командировках и заданиях.

Отметим, что Кевин Маурер - весьма известный в газетных и книжных кругах американский военный корреспондент. Всего у него насчитывается 6 командировок в Афганистан, во время которых он был прикомандирован к спецвойскам, а в 2006 году он провел месяц с отрядом спецназа в Африке. Согласно сообщению на официальном сайте Маурера, сейчас он работает над книгой о том, как спецназ сухопутных войск США "зеленые береты" тренировал боливийцев для устранения кубинского революционера Эрнесто Че Гевары[295].

Сопоставление публикаций "Нью-Йорк Таймс" позволяет сделать вывод, что редакцию газеты явно интересовал несколько неожиданный аспект этой новости: осведомлены ли власти, что к выходу подготовлена книга об одной из

самых значимых для США военных антитеррористических операций? "Представители "Пенгуин" не сообщали о том, получали ли они одобрение на публикацию материала от каких-либо государственных структур"[296], - отмечает газета.

Журналисты "Нью-Йорк Таймс" и их коллеги из других изданий решили сделать это без обращения в государственные структуры. В итоге выяснились важные подробности. Фактически, никто в военном командовании США ничего об этом не знал. Официальный представитель ВМС, контр-адмирал Джон Кирби /John Kirby/ в электронном письме, направленном в адрес газеты, дал следующий комментарий: "Автор не обращался за помощью или одобрением к начальству флота по поводу данной книги. У нас нет записей о запросах и от автора, связанного с этим издательством"[297].

Представитель Совета по национальной безопасности Томми Витор /Tommy Vitor/ заявил, что в Белом доме узнали о книге только благодаря сообщениям в прессе: "Мы ее не видели и не знаем, о чем там рассказывается". Пресс-секретарь Пентагона также сказал, что не читал книгу и не знает, делал ли это кто-нибудь в Министерстве обороны.

"Публикация книги может приобрести политическую подоплеку в ходе президентской кампании, так же, как это произошло с другим аналогичным рассказом - фильмом Кэтрин Бигелоу и Марка Боала под названием "Цель номер один"/Zero Dark Thirty/"[298], - полагает журналист "Нью-Йорк Таймс" Джулия Босман /Julie Bosman/. Она напоминает, что картина должна была выйти на экраны в октябре, но премьера была отложена на декабрь "после заявлений республиканцев о том, что это может стать в ходе избирательной

кампании рекламой одного из главных достижений президента прямо перед выборами"[299].

Стоит отметить, что автор не использовала ни негативную, ни позитивную тональность, поэтому, тональность текста сама по себе абсолютно нейтральна.

Конечно, некоторые детали проведенной операции по устранению бен Ладена были известны и раньше. Так, в августе 2011 года в СМИ появилась информация о том, почему пришлось взорвать один из вертолетов, на которых "морские котики" выполняли то историческое задание по ликвидации бен Ладена. Однако эти сведения были получены журналистами от официальных лиц, которые в свою очередь общались с участниками операции, то есть, тогда прямого диалога между журналистами и спецназовцами не было.

"Горстка возникших внезапно инициативных групп ветеранов спецназа осудила в своих онлайн-обращениях к президенту Бараку Обаму его роль в утечке информации об операции по устранению бен Ладена"[300], - сообщает "Нью-Йорк Таймс". Авторы статьи также напомнили, что книга выйдет одновременно с работой известного американского газетчика, ныне редактора "Вашингтон Пост", Боба Вудворда /Bob Woodward/. В своей новой книге "Цена политики" он рассказывает о попытках администрации Белого дома и Конгресса восстановить американскую экономику, поскольку существующие здесь трудности - это еще одна острая политическая проблема для Барака Обамы на фоне его избирательной кампании.

Новость о публикации книги о ликвидации бен Ладена буквально взбудоражила американские СМИ. Журналисты активно принялись выяснять истинное имя автора. Через несколько дней агентство "Ассошиэйтед пресс" заявило, что написал ее Мэтт Биссонетт /Matt Bissonnette/, покинувший

вооруженные силы летом 2012 г. Выяснить этот факт первой смогла новостная группа телеканала "Фокс Ньюс"/Fox News/, информацию которой предоставил анонимный источник в Пентагоне[301].

Издатели книги до последнего держали это в тайне и даже просили СМИ не разглашать настоящее имя автора. По их словам, "написание настоящей истории, основанной на личных воспоминаниях, - это мужественный поступок, учитывая риск для собственной безопасности"[302]. В "Пенгуин" еще раз подчеркнули, что все имена действующих лиц были изменены[303].

В Пентагоне это вызвало беспокойство. Официальный представитель командования спецопераций, полковник Тим Най заявил, что такая публикация может поставить под угрозу тех бойцов SEAL (US Navy Sea, Air and Land - элитный спецназ ВМС США "Морские котики"), которые участвовали в штурме дома бен Ладена в Пакистане и до сих пор несут службу[304].

Оказалось, что публикация о выходе книги в период избирательной кампании Барака Обамы послужила неким толчком для развития других событий. Так, 15 августа 2012 г. газета "Нью-Йорк Таймс" сообщила, что группа бывших спецназовцев и офицеров ЦРУ начала информационную кампанию против главы Белого дома: "Новая группа, именующая себя "Исследовательский фонд по охране информации о специальных операциях" или просто "Оперативная безопасность" говорит о себе, как о внепартийной структуре, но некоторые ее лидеры участвовали в предвыборных кампаниях республиканцев и в "Движении чаепития"[305]. В материале говорилось о том, что эта группа разместила в Интернете 22-минутный видеоролик под названием "Позорящее разоблачение", "который направлен непосредственно против

президента, и является своеобразным эхом обвинений, прозвучавших ранее со стороны Митта Ромни и других республиканцев"[306].

Как отмечалось ранее, за несколько недель до этих публикаций в США разразился скандал из-за попадания в СМИ конфиденциальной информации о ликвидации Усамы бен Ладена. Главный кандидат от Республиканской партии на президентское кресло Митт Ромни потребовал проведения независимого расследования в связи с утечкой секретной информации. По его мнению, она умышленно была допущена нынешней администрацией "для создания у избирателей положительного имиджа Барака Обамы", как вдохновителя успешно проведенной операции по ликвидации террориста "номер один" в мире[307].

К слову сказать, республиканцы далеко не впервые используют "военную тему" перед выборами. Так, например, во время президентской гонки 2004 года была развернута информационная кампания на тему того, почему кандидат от демократов Джон Керри не служил во Вьетнаме. Что касается нынешней ситуации, то "Нью-Йорк Таймс" сообщала: "Представители спецслужб и члены обеих палат Конгресса резко критиковали утечки информации о засекреченных операциях, проводимых под руководством мистера Обамы, а некоторые республиканцы выражали недовольство пресс-брифингами, посвященными операции по ликвидации бен Ладена и помощи кинопроизводителям в документальных съемках картины о той операции"[308].

Редакция указала в публикации, что в администрации Белого дома отреагировали на критику, сократив число брифингов по данной теме. Одновременно генеральный прокурор Эрик Холдер дал задание расследовать факты, изложенные политическими противниками Обамы.

Анализируя деятельность СМИ в период избирательной кампании 2011­2012 гг. в США, возникает бесспорное понимание того, что ведущие издания явно совершали политические маневры в освещении темы борьбы с терроризмом. При этом отметим, что достаточно своеобразно переплелись тема борьбы с терроризмом и политика именно в случае с ликвидацией Усамы бен Ладена: оппоненты Барака Обамы сумели повернуть его главный успех против него самого, что в мае 2011 года казалось еще невозможным. Именно СМИ США сыграли важную роль в этой трансформации отношения избирателей к устранению бен Ладена. Но стоит также отметить и то, что сами журналисты оставались лишь наблюдателями, выполнявшими свою работу. Ведь в администрации Белого дома никто не был обязан передавать им секретные сведения об операции по устранению бен Ладена. Они также не могли не сообщить о претензиях республиканцев в связи с этим, а публикация книги "Нелегкий день" вызвала вполне прогнозируемый медийный эффект.

В связи с этим отметим еще один немаловажный момент. Абстрагируясь от того, что "Нью-Йорк Таймс" - издание, обычно поддерживающее демократов, все же можно сделать вывод, что все ее публикации о роли Обамы в ликвидации бен Ладена выдержаны в нейтрально-критическом тоне. В текстах приводятся сухие факты, однако слова с негативной окраской избегаются практически сознательно. К примеру, словосочетание "выражать недовольство" - это сухой дипломатический язык, который в печати не приветствуется.

Но уже более критический, сочетающийся порой с категоричностью, тон присущ прореспубликанской "Вашингтон Таймс": "Уже во второй раз за три месяца наиболее чувствительные военные секреты Америки были проданы в понедельник авторами и издателями, которые хотят заработать лишний доллар и поднять шумиху"[309]. Автор статьи - военный эксперт, полковник Кен Аллард

/Ken Allard/ совершенно не стесняется в выражениях и называет книгу Биссонетта "фиговым листком, подхваченным сильными ветрами рекламной кампании"[310].

Отдельное внимание "Вашингтон Таймс" уделила раскрытию технических деталей службы в "морских котиках" - "самом эффективном и смертельно опасном подразделении"[311]. Попадание таких сведений к читателям России, Китая или Ирана, по мнению газеты, может привести "к непредсказуемым последствиям": "К примеру, что случится, если в будущем команде SEAL будет приказано захватить химическое оружие в Дамаске? Повторится ли успех секретного рейда против бен Ладена или повторится "падение "Черного ястреба"[312] из-за врага, который знал, чего ждать"[313].

К. Аллард ставит под вопрос и бескорыстность автора книги и его издателей: "Несмотря на предположения о том, что выручка с продаж книги пойдет на благородные, но неизвестные цели, реальные интересы остаются сугубо коммерческими"[314]. В итоге эксперт высказывает требование о проведении специального расследования Конгрессом США. "Лишь одно совершенно ясно: если "вся президентская рать" не займется этим вопросом, других "морских котиков" преследовать за такие преступления не получится. Шпионаж, в виде диверсантов и разведчиков на войне и в мирное время, стал реликтом ушедшей эпохи. Сегодня мы просто перепечатываем государственные тайны и издаем в виде бестселлеров"[315].

К. Аллард для нагнетания обстановки не использует какую-либо специализированную терминологию, а называет вещи своими именами:

"шумиха", "диверсант", "враг". Употребление таких слов в контексте статьи придает ей сугубо отрицательный тон.

Как мы видим, ни газеты демократов, ни газеты республиканцев не остались равнодушными к факту публикации "Нелегкого дня", и ни у кого из них не было одобрительной реакции. Издания, поддерживающие демократическую партию, не критиковали Белый дом открыто, но тон их статей был настороженным. В первую очередь, критика звучала в адрес самого автора книги. Журналисты упрекали его в раскрытии секретной информации, которая может поставить под удар жизнь его бывших коллег. Тон прореспубликанских газет был более агрессивен и резок. Сам факт публикации они постарались изобразить как признак недееспособности действующей администрации, ее безответственного отношения к своим же секретам.

В начале мая 2012 года в эфир телеканала "Си-Би-Эс"/Columbia Broadcasting System-CBS/вышло интервью с членом Палаты представителей Конгресса США, республиканцем от штата Нью-Йорк, председателем комитета по вопросам национальной безопасности Питером Кингом /Peter King/. Его общение с ведущей программы "Этим утром"(This morning) Ребеккой Ярвис /Rebecca Jarvis/ было посвящено утечкам информации в прессу о планах "Аль-Каиды" взорвать американский авиалайнер и о том, что смертник, получивший это задание, оказался двойным агентом ЦРУ.

"Я лично попросил ФБР начать расследование, потому что никогда до этого я не видел более секретной и более тонкой операции, чем эта. Это была одна из самых успешных разведывательных операций, в которых США принимали участие. Даже председатель Палаты представителей ничего не знал о ней, как и главы ключевых комитетов, то есть очень малое число людей знали об этом"[316], - пояснил парламентарий. Тем не менее история с двойным агентом стала известна американскому агентству Ассошиэйтед пресс /The Associated

press/. "Как можно позволить такому случиться - подвергнуть риску жизни людей. Это поставило под угрозу всю операцию. Пришлось сворачивать ее до такого, как все остальное было бы обнародовано"[317], - возмутился он.

Когда Кинг говорил о Палате представителей, то имел в виду именно своих коллег по партии. Ведь ее спикер Джон Бейнер - республиканец, как и главы ключевых комитетов, то есть в профильных ведомствах знали об операции, руководство которых назначают в Белом доме.

Дальнейший диалог Д. Ярвис и П. Кинга весьма интересен: "Это - преступление в буквальном смысле слова. Это - противозаконная деятельность, и ФБР обязано расследовать это. Число подозреваемых гораздо меньше обычного, так как только несколько людей знали об операции"[318], - поясняет республиканец. Он еще раз повторил, что "ни конгрессмены, ни сотрудники аппарата Конгресса не обладали сведениями об этом"[319].

В ответ ведущая программы напомнила Кингу, что по последним данным утечка произошла от британской стороны, которая также участвовала в операции. П. Кинг полностью согласился с тем, что Бюро в первую очередь должно проверить эту версию: если она подтвердится, тогда это снимет все подозрения с американцев. Однако после этого он сразу напомнил, что спецслужбы стран-участниц операции "очень злы из-за всего этого и не верят, что это сделал кто-то из них"[320]. "Так что, знаете ли, нам нужно разобраться. И если это кто-то из США, то нужно это расследовать. Если же замешан иностранец, то это уже не юрисдикция ФБР"[321], - сказал он.

Нужно отдать должное высокому профессионализму ведущей программы, которая задалась целью, во что бы то ни стало, узнать, как будут развиваться события в том случае, если виновником окажется не гражданин

США. "В таком случае мы должны будем направить дипломатические протесты, использовать все рычаги влияния или давления. С большинством дипломатических служб, с которыми мы работаем, у нас очень прямые и честные отношения. Особенно с нашими многолетними партнерами"[322], - заверил конгрессмен, после чего П. Кинг вновь стал рассуждать о том, мог ли виновником быть американец: "Исходя из того, что круг подозреваемых узок, расследование будет необычным, когда у вас есть тысячи подозреваемых и вам нужно придумать что-то. Сейчас подозреваемых мало, и хотя простых расследований не бывает, но это должно стать гораздо менее сложным, чем обычно"[323].

Отметим, что Федеральное бюро расследований - главная внутренняя спецслужба США, которая проводит расследования по особо тяжким и серьезным преступлениям. То, о чем просил Кинг, привело бы к допросам в высших эшелонах разведывательной службы - одной из главных опор национальной безопасности страны. Такое расследование могло бы серьезно подорвать ее авторитет. Для Барака Обамы в самом начале активной фазы предвыборной гонки это стало бы очень дурным известием.

Таким образом, на основании вышесказанного можно сделать следующие выводы.

У всех американских СМИ отмечена единая точка зрения насчет того, что терроризм - это опаснейшее для общества явление, разницы в оценках нет. Расхождения начинаются на этапе определения степени жесткости

противостояния этому злу. Поводом для споров становится и вопрос выбора союзников.

Освещение актов терроризма для журналистов США давно имеет политическую подоплеку. В первую очередь это связано с двухпартийной системой, при которой одна партия никогда не будет полностью поддерживать действия другой.

Политическое противостояние особенно обостряется накануне и в ходе избирательной кампании президента США. Этот период многое проясняет: отдельные издания, связанные с той или иной из двух основных политических партий США, используют весь свой арсенал, направленный на борьбу с терроризмом, - однако не столько для ликвидации зла, сколько для использования его в качестве главного и очень выгодного тренда избирательной кампании.

Неслучайно поэтому тема борьбы с терроризмом, как международным, так и внутренним, в "Вашингтон Пост", "Вашингтон Таймс" и "Нью-Йорк Таймс" в период избирательной кампании 2011-2012 гг. на пост президента США являлась мощным идейным орудием воздействия на электорат. В результате на страницах этих изданий по теме терроризма развернулась политическая полемика, в ходе которой был использован комплекс разнообразных средств: и официальная критика, и вбросы информации, и заявления различных "независимых" экспертов, групп, фондов. По существу, "Вашингтон Пост", "Вашингтон Таймс" и "Нью-Йорк Таймс" четко выполняли агитационно-пропагандистские функции для убеждения своей читательской аудитории и, соответственно, в зависимости от политической платформы функцию манипуляции общественным сознанием.

Тем не менее, не стоит забывать, что террористы - это в первую очередь угроза жизни людей, угроза национальной безопасности, поэтому во всех трех газетах этот тезис, безусловно, присутствует и не отрицается. Почти в каждом номере на их страницах публикуется информация о терактах в различных

частях света. Ярким примером тому является тема терроризма в Сирии. Однако и в них присутствует политический аспект, но связанный уже не с противостоянием партий и их претендентов на Пост президента США, а с дипломатическими отношениями, с внешнеполитическим курсом страны.

Подводя итоги третьей главы, можно сделать следующие выводы.

Анализ публикаций о трагедии в Бостоне позволяет определить позиции ведущих американских газет в отношении так называемого homegrown terrorism, и именно этот случай вызвал крайне интересную полемику в американских газетах. Демократические издания, возможно, с целью отвести удар от действующей администрации США, занялись поиском виноватых. Не случайно поэтому в статьях даже предпринимались отдельные попытки обвинить Россию в бостонской трагедии.

Проведя сравнительный анализ освещения проблем внутреннего терроризма в ведущих американских газетах, можно отметить, что очень часто американские масс-медиа используют публикации для сведения политических счетов, нежели поиска причин и мотивов. Общим в позициях разных изданий является то, что все они рассматривают случаи проявления внутреннего терроризма как действия психопатов-одиночек, расистов, невменяемых людей, не стремясь более глубоко разобраться в причинах их появления. Так, например, газеты демократов считают основной причиной свободное распространение оружия в стране и нежелание конгрессменов от Республиканской партии сотрудничать со своими оппонентами по ряду социально значимых вопросов. Что касается республиканских СМИ, то они, напротив, критикуют общество за нежелание пожертвовать некоторыми свободами ради безопасности самих граждан, принижают противников огнестрельного оружия. Они также защищают ветеранов, но часто именно бывшие участники военных действий оказываются бунтарями.

Совпадают позиции качественных американских газет, придерживающихся разных партийных взглядов также в том, что у них есть понимание, что противостояние и столкновение мнений и в обществе, и в СМИ, никак не ведет к решению проблемы, а лишь накаляет обстановку и мешает государственной власти оказывать реальное противодействие внутреннему терроризму.

В то же время прореспубликанская "Вашингтон Таймс" оказалась более сдержана в своих оценках. Здесь открыто упоминается о помощи со стороны России. В то же время, по нашему мнению, позиции прореспубликанских СМИ вообще отличаются большей объективностью и стремлением действительно разобраться в истинных причинах и мотивах теракта.

Освещение актов терроризма для журналистов США давно имеет политическую подоплеку. В первую очередь это связано с двухпартийной системой, при которой одна партия никогда не будет полностью поддерживать действия другой. Политическое противостояние особенно обостряется накануне и в ходе избирательной кампании президента США.

В частности, в ходе предвыборной президентской кампании 2012 года исследуемые нами три ведущие газеты проявляли собственное отношение к тем или иным вопросам по борьбе с терроризмом. Если продемократические издания публиковали на своих страницах заявление президента Пакистана со словами благодарности к США за ликвидацию Усамы Бен Ладена, то прореспубликанская газета, напротив, критиковала администрацию Белого дома за неоправданно большое количество пресс-брифингов по данной теме.

По вопросам вооруженного конфликта в Сирии между правительственными войсками и вооруженной оппозицией позиции всех газет достаточно схожи: критика существующего режима Асада и одновременно анализ предвыборных заявлений действующего президента по ситуации на Ближнем Востоке.

Но наибольший резонанс получила информация, опубликованная на страницах "Нью-Йорк Таймс" о выходе книги, написанной бывшим "морским котиком" совместно с известным военным журналистом о проведении операции по ликвидации Усамы бен Ладена. Как показал анализ материалов, ни газеты демократов, ни газеты республиканцев не остались равнодушными к факту публикации "Нелегкого дня", и ни у кого из них не было одобрительной реакции. Издания, поддерживающие демократическую партию, не критиковали Белый дом открыто, хотя тон их статей и был настороженным. В первую очередь, критика звучала в адрес самого автора книги. Журналисты упрекали его в раскрытии секретной информации, которая может поставить под удар жизнь его бывших коллег. Тон прореспубликанских газет был более агрессивен и резок. Сам факт публикации они постарались изобразить как признак недееспособности действующей администрации, безответственного отношения к своим же секретам.

<< | >>
Источник: БОЧИНИН АНАТОЛИЙ ВЛАДИМИРОВИЧ. Тема терроризма на страницах качественной прессы США (на примере газет «Вашингтон пост», «Вашингтон Таймс» и «Нью-Йорк таймс» в период с 2010 по 2014 гг.). Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук. Москва - 2015. 2015

Еще по теме Борьба с международным терроризмом как один из главных посылов в период президентской кампании 2012 г.:

  1. БОЧИНИН АНАТОЛИЙ ВЛАДИМИРОВИЧ. Тема терроризма на страницах качественной прессы США (на примере газет «Вашингтон пост», «Вашингтон Таймс» и «Нью-Йорк таймс» в период с 2010 по 2014 гг.). Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук. Москва - 2015, 2015
  2. § 1. Генезис принципа зависимости в теории и международной практике
  3. Нахождение пределов прочности в направлениях главных напряжений в бетоне
  4. Интерпретация как перевод понятого
  5. Понимание текста как перевод смыслов
  6. Перевод как герменевтический метод понимания текста
  7. 58. Аккредитив как форма безналичных расчетов.
  8. § 2. Банк как налогоплательщик и налоговый агент
  9. ГЛАВА 1. ПЕРЕВОД КАК МЕТОД ОСВОЕНИЯ СМЫСЛОВОЙ СИСТЕМЫ ТЕКСТА
  10. 57. Платежное поручение как форма безналичных расчетов.
  11. Тема 4. Граждане как субъекты административного права
  12. ГЛАВА 2. СИНТАКСИС КАК СОДЕРЖАТЕЛЬНАЯ СОСТАВЛЯЮЩАЯ ТЕКСТА
  13. Учебное задание как средство достижения личностных результатов обучения
  14. Тема 8. Государственные служащие как субъекты административного права
  15. §1.2 Профессионально-личностное развитие субъекта труда как предмет психологического исследования
  16. ГЛАВА 3. СИНТАКСИЧЕСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ТЕКСТА КАК МЕТАСРЕДСТВО ПРОБУЖДЕНИЯ РЕФЛЕКСИИ
  17. ГЛАВА 1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА БАНКОВ КАК УЧАСТНИКОВ НАЛОГОВЫХ ПРАВООТНОШЕНИЙ
  18. § 3. Правовая характеристика статуса банка как особого субъекта налоговых отношений