<<
>>

Социально-экономическое развитие СССР в предвоенный период.

Парал­лельно с серьезными изменениями в политической сфере происходила и транс­формация социально-экономических отношений. Экономическая политика со­ветской власти в 1921-1928 гг.

получила название новой экономической поли­тики (НЭП). Суть НЭП сводилась к введению элементов рыночной экономики при сохранении приоритета государственной собственности на средства произ­водства. Переход к НЭП означал отказ от политики «военного коммунизма».

Предпосылки НЭП сводились к нескольким факторам. Во-первых, продо­вольственная диктатура, веденная в 1918 г., вызывала крестьянские выступле­ния и протест со стороны других социалистических партий. На последнем этапе Гражданской войны крестьянские восстания стали массовым явлением, грозя перерасти в полномасштабную крестьянскую войну в тылу Красной армии. Это понимали и в руководстве большевистской партии, во всяком случае, еще в начале 1920 г. ряд членов ЦК во главе с Л. Троцким предлагали отменить прод­разверстку, но тогда это предложение было отклонено. Позиция партии по это­му вопросу изменилась лишь после Кронштадтского восстания (март 1921 г.), когда против большевиков выступили балтийские моряки (опора власти ком­мунистов) под лозунгами «Советы без большевиков!». На Х съезде РКП(б) бы­ло одобрено предложение Ленина о замене продразверстки продналогом.

Во-вторых, ослабление государственного диктата в экономической сфере было необходимым условием восстановления экономики страны после много­летней (с 1914 г.) войны. К 1921 г., когда по сравнению с 1913 г. объемы про­мышленного производства сократились в семь раз, а сельхозпродукции - на

40%, когда в городах был сокращен продовольственный паек, а инфляция со­ставляла сотни процентов в год, даже ортодоксальные большевики поняли, что без предоставления хотя бы минимальной экономической свободы, которая бы заинтересовала людей, восстановить экономику невозможно.

В-третьих, отступление от практики «военного коммунизма» диктовалось необходимостью преодоления экономической изоляции страны. Большевики выиграли Гражданскую войну, но мировой революции не произошло. В этих условиях приходилось смирять революционную гордость и идти на налажива­ние экономических контактов с «империалистами», которые также были заин­тересованы в этом. Как говорил английский премьер Ллойд-Джордж, «торго­вать можно и с людоедами», имея в виду большевиков и оправдывая прекраще­ние помощи белогвардейцам в конце Гражданской войны. Россия остро нужда­лась в инвестициях, но пойти в страну они могли лишь в том случае, если ослабнет государственный контроль над экономикой и будут гарантированы иностранные капиталы.

Таким образом НЭП стал необходимым и закономерным следствием пред­шествующих событий. Однако большевиками он рассматривался как временное явление, НЭП по их мнению был призван восстановить народное хозяйство, но при этом конечной целью развития страны оставался переход к социализму. Новая экономическая политика состояла из следующих основных мер:

отмена продразверстки, введение натурального продовольственного налога (от налога освобождались бедняцкие и коллективные хозяйства) (1921; прод­налог действовал до 1924 г., когда был заменен денежными налогами);

свобода торговли;

отмена карточной системы;

разрешение частной собственности на строения, предприятия с числом наемных рабочих до 20 человек, орудия производства, деньги и ценные бумаги;

образование трестов (объединений госпредприятий), обладающих хозяй­ственной и финансовой независимостью (на основе хозрасчета); объединение трестов в синдикаты; превращение ВСНХ из управляющего в координирующий центр;

разрешение аренды мелких и средних государственных предприятий; раз­решение концессий, совместных с иностранцами и смешанных акционерных обществ (1922);

денежная реформа (обмен старых совзнаков на новые, введение золотого червонца во внешнеторговый оборот) (1922-1924);

введение тарифной системы оплаты труда (ЕТС).

Параллельно начался процесс электрификации страны. Другими мероприя­тиями в рамках НЭП являлись:

в сфере сельского хозяйства - принятие нового земельного кодекса (сво­бодный выход из общины, бессрочное право пользования землей для всех же­лающих обрабатывать ее своим трудом граждан; запрещение купли-продажи, завещания, дарения и залога земли; свобода выбора форм землепользования (артель, коммуна, ТОЗ, индивидуальная, общинная уравнительная); разрешение

трудовой аренды земли; разрешение применения наемного труда при соблюде­нии трудового законодательства);

в сфере промышленности и торговли: возвращение владельцам предприя­тий с числом рабочих не более 10 человек; разрешение кооперативной соб­ственности на предприятия (без ограничений найма);

в сфере финансов: восстановление Госбанка; учреждение сберегательных касс; разрешение образования коммерческих, коммунальных, кооперативных банков и сельскохозяйственных кредитных товариществ; введение внутренних государственных займов;

в социальной сфере: отмена всеобщей трудовой повинности; введение тру­довых договоров (индивидуальных и коллективных); введение системы соци­ального страхования для лиц наемного труда (пособия по временной нетрудо­способности, безработице, инвалидности, утрате кормильца; страховые взносы взимались с предприятия, а не с рабочего); переход к 7-часовому рабочему дню (1928).

В итоге сформировалась многоукладная советская экономика, характери­зующаяся сочетанием мелкотоварного хозяйства и крупного производства по госзаказам, частной, коллективной и государственной форм собственности на средства производства. Вырос уровень жизни людей. НЭП способствовала быстрому восстановлению сельского хозяйства (земледелие вышло на довоен­ные объемы производства к 1925 г., животноводство - к 1927 г.), а вот так не­обходимая стране промышленность восстанавливалась медленнее (к 1928 г.). Это было обусловлено как большей степенью ее разрухи, так и тем, что населе­ние предпочитало вкладывать свободные средства в предприятия, способные дать быструю прибыль (сфера услуг, сельское хозяйство, торговля).

В результа­те уже в 1923-1924 гг. стал ощущаться кризис сельскохозяйственного перепро­изводства: промышленных товаров не хватало, производились они в большин­стве своем государством и реализовывались по монопольным ценам через частных перекупщиков, в результате чего рыночные цены на промышленные товары значительно выросли относительно цен на сельхозпродукцию; крестья­нам, в массовом порядке вышедшим на рынок, просто невыгодно было сбывать свою продукцию в таких условиях. Власть пошла на уступки, в 1925-1924 гг. были снижены цены на промтовары, расширены права крестьян в отношении аренды земли и использования наемного труда, благодаря чему удалось спра­виться с кризисом. Кроме того, появились безработица, имущественное рассло­ение.

Одновременно уже в эти годы в руководстве партии стали говорить о необ­ходимости свертывания НЭП: не устраивало то, что приходилось, поступаясь социалистическими принципами, «заигрывать» с «мелкой буржуазией». Нельзя сбрасывать со счетов и нестабильную международную обстановку, а начнись война - Советскому государству нечем было бы снабжать свою армию, о чем говорилось на III Съезде Советов СССР в 1925 г. Государство снова усилило контроль за производством на государственных предприятиях, стало вытеснять частный сектор из сферы производства, провозгласило подлинно социалисти-

ческой формой хозяйствования на селе колхозы. Сначала в 1925 г. (на XIV съезде ВКП(б)), а затем в 1927 г. (на IV Съезде Советов СССР) был взят курс на индустриализацию страны, что автоматически ставило вопрос о средствах, за счет которых она должна была быть проведена. Поскольку Советское государ­ство могло располагать лишь внутренними источниками, индустриализация непосредственно влекла за собой ограничение внутреннего потребления, наступление на свободную торговлю, сельское хозяйство, а значит - свертыва­ние НЭП. Наконец, НЭП привела к бюрократизации власти, распространению безработицы, существенной дифференциации доходов населения, что не только не согласовалось с социалистическими принципами, но могло бросить тень на саму коммунистическую партию и вызвать недовольство в стране («за что кровь проливали?!»).

Отказ от НЭП был выбором пути форсированной индустриализация. Т.н. «сталинская» индустриализация (1928-1938) ставила перед собой несколько це­лей: изыскание средств на модернизацию старых и строительство новых пред­приятий; реформирование системы управления экономикой страны; разработку и реализацию перспективных планов развития народного хозяйства.

Суть индустриализации сводилась к экономической модернизации, которая в силу ряда причин приняла характер формирования директивной плановой экономики, основанной на господстве государственной собственности на сред­ства производства. Предпосылками экономической модернизации были:

нехватка промышленной продукции и медленное восстановление отраслей промышленности в годы НЭП (СССР продолжал отставать от ведущих миро­вых держав по основным экономическим показателям, иностранные инвести­ции были недостаточны для полноценного развития отечественной промыш­ленности (совместные и концессионные предприятия к концу 1920-х гг. произ­водили не более 1% промышленной продукции), но будь они и достаточны, это привело бы к экономической зависимости Советского государства от иностран­ных партнеров);

отсутствие в стране развитой крупной промышленности, что в условиях нарастания международной напряженности грозило неспособностью Советско­го Союза адекватно ответить на возможную агрессию;

снижение товарности сельского хозяйства, что приводило к сокращению государственных закупок продовольствия и стагнации сельского хозяйства в целом (коммунистическая партия, выступая за всяческую поддержку бедняцких и середняцких хозяйств, но при этом экономически довлела над т.н. кулаками (зажиточными крестьянами), не предоставляя им кредитов, облагая непомер­ными налогами; кулацкие хозяйства стремились уйти от налогов, дробясь на более мелкие хозяйственные единицы; положение осложнялось «ножницами цен» - сельхозпродукция стоила гораздо дешевле промышленной, что делало невыгодным товарообмен между городом и деревней. Все это приводило к то­му, что крестьянские хозяйства беднели, мельчали, не могли и не хотели разви­ваться в сторону интенсификации производства, например, использовать сель­скохозяйственную технику, удобрения, заниматься мелиорацией земель).

Именно хлебозаготовительный кризис 1927 г., когда осенью, после уборочной кампании на селе, в городах чуть не начался голод, и лишь административно­репрессивными методами удалось его избежать, стал толчком к началу «вели­кого перелома.

Для достижения поставленных целей:

синдикаты постепенно ликвидируются и образуются «хозяйственные» (от­раслевые) наркоматы; происходит перераспределение через наркоматы средств легкой промышленности в тяжелую индустрию;

частные предприятия облагаются конфискационными налогами и посте­пенно национализируются (полностью - в 1932 г.); частный кредит запрещает­ся;

последовательно сокращается внутреннее потребление (введение карточной системы на предметы повседневного спроса (с 1928 г.), увеличения цен и нало­гов, принудительные внутренние займы);

начинаются массированная антирелигиозная кампания и гонения на «ста­рую культуру», цель которых - продажа за границу художественных ценно­стей;

усиливаются массовые политические репрессии как источник пополнения дешевой рабочей силы;

пропагандируется трудовой энтузиазм населения;

вводятся пятилетние планы (первый принят в 1928 г. на V Съезде Советов СССР); планы предусматривали приоритетное финансирование тяжелой про­мышленности (80% капиталовложений), определяли список первоочередных объектов строительства и модернизации (финансировались в первую очередь базовые отрасли промышленности - топливная, энергетическая, металлургиче­ская, химическая, машиностроительная - и транспорт).

Основным источником накопления средств для индустриализации в аграр­ной стране стала продажа за границу сельхозпродукции. Мелкие единоличные крестьянские хозяйства были принудительно сведены в крупные коллективные. В 1929 г. был объявлен «великий перелом» - сплошная коллективизация. Па­раллельно с принудительной коллективизацией проводилось раскулачивание - конфискация имущества кулаков и подкулачников в пользу колхозов. У колхо­зов по плану государство покупало по низким ценам продукцию, втридорога перепродавая ее за границу. Колхозы не являлись государственными предприя­тиями, но они должны были выполнять план по поставкам продукции государ­ству по государственным ценам. Председатель и члены правления колхозов, как правило, рекомендовались вышестоящими партийными инстанциями. Кол­хозники не получали денег за работу, а по окончании сезона за начисленные трудодни получали натуральную плату. Колхозникам не полагалось иметь пас­портов, поэтому они не могли покинуть место проживания. Для технической и организационной помощи колхозам создавались государственные сельскохо­зяйственные предприятия - машинно-тракторные станции (МТС, с 1928 г.), об­разовывались и государственные аналоги колхозов - совхозы.

Принудительная коллективизация вызвала в 1930 г. массовые волнения (в основном пассивные), но с ними справились, обвинив в «перегибах» местные власти (статья И. Сталина «Головокружение от успехов»). К 1937 г. в 243,7 тыс. колхозов было объединено 93% крестьян. Высокие темпы коллективизации и относительно легкий протест крестьянства против нее были во многом обу­словлены тем, что к началу коллективизации 96% крестьян были бедняками (не имели земли в пользовании или имели недостаточное ее количество) и середня­ками (имели землю в пользовании, обрабатывая ее своим трудом). Зажиточных же крестьян было лишь 4%. Но массовая принудительная коллективизация, ко­нечно, отнюдь не способствовала росту заинтересованности каждого крестья­нина в своем труде. Сокращались производство зерна, поголовье скота (по от­дельным видам - в несколько раз). В 1932-1933 гг. по стране прокатился страшный голод (во многом спровоцированный властями в тех регионах, где темпы коллективизации отставали (Украина, Поволжье, Северный Кавказ). Од­нако госзакупки увеличились в два раза, а благодаря низким закупочным и вы­соким международным ценам на сельхозпродукцию государство получало зна­чительные суммы на индустриализацию.

Результаты форсированной индустриализации неоднозначны. Особенно­стью первой пятилетки (1928-1932 гг.) был упор на модернизацию старых предприятий и сплошную коллективизацию, на широкомасштабное строитель­ство еще не хватало средств. С началом коллективизации такие средства появи­лись, и вторая пятилетка (1933-1937 гг.) отличалась уже упором на строитель­ство новых предприятий. За годы индустриализации было построено около 6 тыс. крупных предприятий (4,5 тыс. - во вторую пятилетку), в т.ч.: Туркестано­Сибирская железная дорога (Турксиб), завод «Ростсельмаш»; Челябинская ГРЭС; Сталинградский тракторный завод (1930); Автозавод АМО (ЗиЛ), Харь­ковский тракторный завод, Саратовский завод комбайнов (1931); Горьковский автомобильный завод (ГАЗ), Магнитогорский металлургический комбинат (Магнитка), Воскресенский химический комбинат, Кузнецкий металлургиче­ский комбинат, первая угольная шахта в Воркуте, Днепропетровская ГЭС (Днепрогэс) (1932); Челябинский тракторный завод, Уральский завод тяжелого машиностроения (Уралмаш), завод «Азовсталь», завод «Запорожсталь», Бело­морско-Балтийский канал (Беломорканал) (1933); Новокраматорский машино­строительный завод (1934); Московский метрополитен (1935); Камский целлю­лозно-бумажный комбинат (1936). СССР вышел на второе место в мире (после США) по объемам производства, была ликвидирована зависимость от ввоза иностранных товаров (импорт составлял 1%). Но русская деревня была раз­громлена, сельхозпроизводство сократилось, регулярным явлением стал голод.

В целом, экономическая модернизация СССР 1930-х гг. имела ряд особен­ностей, обусловленных внешними и внутренними факторами. Первой из них являются высокие темпы модернизации. Они были продиктованы необходимо­стью в кратчайшие сроки догнать развитые страны мира по уровню развития промышленности в условиях военной угрозы и нарастания недовольства внут­ри страны медленным подъемом уровня жизни, отсутствием реальных резуль­

татов великой революции. Они стали возможными благодаря невиданному тру­довому энтузиазму населения, четкой деятельности бюрократического аппара­та, основанной на традициях силового администрирования, сформированных в годы «военного коммунизма», наличию мощной сырьевой базы и человеческих ресурсов. Второй особенностью, характерной для «сталинской модернизации», является акцент на развитие тяжелой промышленности в ущерб легкой и сель­скому хозяйству. Такой крен в стороны приоритета тяжелой промышленности был сделан потому, что в стране отсутствовали материальные и финансовые средства, позволяющие способствовать равномерному развитию народного хо­зяйства, а для достижения выше изложенных целей в первую очередь необхо­димо было построить именно тяжелую индустрию. Третьей особенностью было осуществление модернизации за счет внутренних источников. Эта вообще ха­рактерная для российских модернизаций черта в данном случае проистекала из изоляции советской экономики, отсутствия у нее широких связей с другими странами (здесь свою роль сыграла и обоюдная враждебность идеологий ком­мунизма и либерализма), опасений (отнюдь не беспочвенных, как показывает история) попасть в зависимость от «мирового сообщества». Все перечисленные особенности советской модернизации привели к формированию в СССР клас­сической редистрибутивной (распределительной) системы, или плановой эко­номики.

<< | >>
Источник: История: учебное пособие / Н.Н. Быкова, А.М. Курышов, А.А. Распопина, Т.А. Яковлева. - Иркутск: Изд-во БГУЭП,2012. - 500 с.. 2012

Еще по теме Социально-экономическое развитие СССР в предвоенный период.:

  1. Хоу Цзе. Развитие торгово-экономического сотрудничества между Кыргызской Республикой и КНР. Диссертация на соискание ученой степени кандидата экономических наук. Бишкек - 2018, 2018
  2. БОНДАРЕВА СВЕТЛАНА АЛЕКСАНДРОВНА. РАЗВИТИЕ СИСТЕМЫ ПЕРСОНАЛЬНЫХ ФИНАНСОВ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата экономических наук. Москва - 2016, 2016
  3. Колерко Галина Владимировна. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ ПРЕДПРИЯТИЙ И ОРГАНОВ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата экономических наук. Старый Оскол - 2000, 2000
  4. 3. Государственное управление в социальной сфере (социально-культурной сфере)
  5. Раздел 7 «Государственное управление в экономической сфере»
  6. Современная российская государственность. Проблемы госу­дарства и права переходного периода; учеб, пособие для студентов вузов, обучающихся по специальности «Юриспруденция» / И В, Дойников, НД. Эриашвили. — 2-е изд., перераб. и дол, — М.:,2015. - 144 с., 2015
  7. 4. Социальное управление и его виды
  8. БОЧИНИН АНАТОЛИЙ ВЛАДИМИРОВИЧ. Тема терроризма на страницах качественной прессы США (на примере газет «Вашингтон пост», «Вашингтон Таймс» и «Нью-Йорк таймс» в период с 2010 по 2014 гг.). Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук. Москва - 2015, 2015
  9. ХАЛЫН АННА ЮРЬЕВНА. ФОРМИРОВАНИЕ СИСТЕМЫ СТРАТЕГИЧЕСКОГО УЧЕТА НА ИННОВАЦИОННЫХ ПРЕДПРИЯТИЯХ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата экономических наук. Ростов-на-Дону - 2014, 2014
  10. 27. Условия и порядок предоставления жилого помещения в фонде социального использования.
  11. 29. Права и обязанности сторон по договору социального найма жилого помещения.
  12. 28. Юридическая характеристика и элементы договора социального найма жилого помещения.
  13. Раздел 8 «Государственное управление в социальной сфере»
  14. 34. Наем жилого помещения на коммерческой основе: юридическая характеристика, элементы, срок, отличие от договора социального найма.
  15. 2. Развитие института прав человека и гражданина
  16. 36. Расторжение договора социального найма жилого помещения с предоставлением другого благоустроенного жилого помещения.
  17. 35. Расторжение договора социального найма жилого помещения без предоставления другого жилого помещения.