<<
>>

Колониальная система и неевропейские государства в XIX - начале ХХ вв.

Второй период Нового времени соответствует второму и началу третьего периодам колониализма, выделяемым в отечественной историографии. Второй период - это «колониализм эпохи промышленного капитала» (конец XVIII-XIX вв.), когда основным методом эксплуатации колоний и всего неевропейского мира стал ввоз европейских товаров в эти страны; третий период - «колониа­лизм эпохи империализма», или «колониализм периода монополистического капитала» (с конца XIX в.), когда к прежним методам использования ресурсов зависимых стран добавился еще один - вывоз туда европейского капитала, рост инвестиций, приведший к промышленному развитию неевропейских стран.

Ес­ли на первом этапе колонизации в колониальной политике главную роль играла феодально-бюрократическая машина государства, то на втором инициатива ко­лонизации принадлежала торгово-ростовщическим компаниям: английской Ост-Индской, голландской Вест-Индской, французской Ост-Индской и т.д. Третий период колонизации - это эксплуатация колоний с помощью монополи­стического капитала: от раздела Китая на «сферы влияния», завоевания Вьет­нама, Бирмы и т.д. до территориального раздела Африки в конце XIX - начале XX вв.

Создание колониальной системы связало воедино весь мир, но в то же вре­мя положило начало глубочайшему разделению этого мира, на одной стороне которого находилась горстка капиталистических наций - метрополий, на дру­гой - великое множество порабощенных народов в колониях и зависимых стра­нах.

В конце второго - начале третьего колониальных периодов процесс колони­зации ускорился, что объясняется промышленной революцией XIX в., давшей новый толчок заморской экспансии европейских держав. Территориальные за­хваты стали рассматриваться как средство увеличения богатств, престижа, во­енной мощи и получения дополнительных козырей в дипломатической игре.

Между ведущими промышленными державами развернулась острая конку­рентная борьба за сферы и регионы наиболее выгодного помещения капитала, а также рынки сбыта товаров.

Конец XIX в. был ознаменован обострением борь­бы ведущих европейских стран за завоевание еще незанятых территорий и стран в Африке, Азии и Океании.

К началу XX в. завершилась волна создания огромных колониальных импе­рий, самой крупной из которых стала Британская империя, раскинувшаяся на громадных пространствах от Гонконга на Востоке и до Канады на Западе. Весь мир оказался поделенным, на планете почти не осталось «ничейных» террито­рий. Великая эпоха европейской экспансии закончилась. В ходе множества войн за раздел и передел территорий европейские пароды распространили свое господство почти над всем земным шаром. Происходило превращение колони­альной системы домонополистического капитализма в колониальную систему империализма.

Колониальная система включала в себя как колонии (страны и терри­тории, лишенные какой бы то ни было формы самоуправления), так и по­луколонии, в том, или ином виде сохранившие свои традиционные систе­мы управления. Но в условиях империализма ярко проявились тенденции к полному закабалению зависимых стран, к превращению полуколоний в колонии. Они являлись рынками сбыта, источниками сырья, поставщика­ми почти даровой рабочей силы. Со временем главной формой колони­ального порабощения стал вывоз капитала, он, же превратился в одну из важнейших закономерностей существования монополистического капита­лизма.

Вывоз капитала в колонии и зависимые страны осуществлялся в различных формах. Широкое распространение получили кабальные займы, предоставляе­мые банками империалистических держав правительствам зависимых стран. В колониях, например в Индии, соглашения о займах (они приносили прибыль банкам метрополии и приводили к установлению финансового контроля над странами должниками) заключали колониальные власти, а оплачивались они за счет налогов, собираемых с населения. Создавалось такое положение, когда банки контролировали целые страны. Банки непосредственно владели многими предприятиями, контролирующими вывоз сырья, добычу полезных ископаемых и, как, например, в Индонезии, осуществляли опиумную и водочную монопо­лию.

В Корее японский банк играл роль государственного банка, он выпускал банкноты и облигации, совершал валютные и казначейские операции. Ту же роль играл в Египте так называемый «Национальный банк», активы которого находились в Лондоне, выполнял роль государственного банка. В 1904 г. толь­ко Англия имела 50 колониальных банков, к 1910 г. их число увеличилось до 72, а число отделений в различных городах превысило пять тысяч. Банки управляли не только экономикой зависимых стран, они определяли и политику их правительств.

Ввоз товаров в колонии осуществлялся на наиболее выгодных для метропо­лий условиях. В начале XX в. значительно выросла роль колоний как рынков

сбыта изделий фабричной промышленности метрополий, и этот же период от­мечен заключением новых неравноправных договоров, подчинением таможен­ной политики интересам метрополий. В зависимых странах интенсивно прохо­дила скупка или же просто захват земель, возникали плантации сырьевых и продовольственных культур. Так, в руках английского капитала очутилась большая часть чайных плантаций Индии, голландские монополии владели об­ширными плантациями в Индонезии.

Метрополии диктовали своим колониям характер и способ ведения сель­ского хозяйства, переводя его на производство выгодных им культур. Многие зависимые страны стали специализироваться на выращивании одной культуры в ущерб всем остальным. Так, например, Ассам, Цейлон, Ява стали районами выращивания чая. Бенгалию англичане специализировали на производстве джута, Ирак поставлял им ячмень, Северная Африка экспортировала в Европу оливки, Вьетнам - рис, Уганда - хлопок. В то же время многие из этих стран лишались собственной продовольственной базы. Увеличилось во много раз производство ряда местных растений, таких, как хлопчатник, джут, сахарный тростник, табак, кокосовая и масличная пальма, виноград, цитрусовые и другие, также предназначенные на экспорт. Сельское хозяйство колоний насильственно приспосабливалось к экспортным нуждам метрополий.

Что касается полуколоний, то можно выделить несколько способов эконо­мического закабаления стран, используемых ведущими капиталистическими странами.

Первым средством стали низкие импортные пошлины; к примеру, в Китае впервые введенные в 1843 г., они снижаются в 1858, в 1873-1893 гг. К концу XIX в. экспортные пошлины на китайские товары превышали импортные почти в два раза, что создавало широкий доступ иностранным товарам в Китай. Второе средство закабаления - это лишение таможенной независимости. Тре­тьим средством закабаления страны стали иностранные банки, которые откры­вались в восточных странах в большом количестве. В закабалении Турции и Ирана огромную лепту внесли англо-французский «Османский банк» и англий­ский «Шахиншахский банк» и т.п. Четвертым средством экономической экс­пансии стала т.н. «битва за концессии» на строительство железных дорог, пор­тов, телеграфных линий, имевших огромное военно-стратегическое значение, добычу и использование полезных ископаемых. Нередко территория концес­сии, недра которой можно было эксплуатировать бесконтрольно, становилась своеобразным государством в государстве. Такой была, в частности, концессия Англо-персидской (будущей Англо-иранской) нефтяной компании в Иране. На примере Китая «битва за концессии», развернувшаяся в конце 1890-х годов между Англией, Францией, Японией и Россией, выглядела следующим обра­зом. Каждое государство (они имели в Китае свои органы власти, суды, поли­цию) стремилось получить концессию на строительство железной дороги. По­строив железную дорогу в определенном районе, иностранные инвесторы начинали «осваивать» данную территорию. В 1896-1898 гг. Китай «отдал» в руки иностранных фирм право на строительство 19 железнодорожных линий общей протяженностью 10 тыс. км. В этом же направлении развивалось и реч­

ное судоходство. Таким образом, в конце XIX в. усилилась экспансия ино­странного капитала в Китае. Внешняя торговля, таможенная служба, денежный рынок, валюта, банки, железные дороги, часть фабрично-заводской промыш­ленности - все эти сферы находились в ведении западных держав. Де-факто Китай превращается в полуколонию.

Иностранные компании захватывали не только внутренний рынок, но и внешнюю торговлю колоний и полуколоний. Каждая империалистическая дер­жава, ввозящая капиталы, огромную их часть вкладывала в данную сферу. Ана­лиз структуры ввоза и вывоза товаров колониальных и зависимых стран пока­зывает громадное преобладание в экспорте сырья и в импорте фабричных това­ров. Так, в Индии в начале XX в. половину ввоза составляли английские хлоп­чатобумажные ткани, а три четверти вывоза - колониальное сырье и продо­вольствие. Египет ввозил в больших размерах хлопчатобумажные ткани и про­довольствие, вывозил главным образом хлопок. Ha Филиппинах 90% всего вы­воза составляли сахар, пенька, кокосовые орехи и табак. Этот список можно продолжать долго. Очевидным является следующее: во внешнеторговых отно­шениях между метрополиями и зависимыми странами господствовала система неэквивалентного обмена. Низкие цены на готовые товары приносили ино­странным монополиям максимальные прибыли. Население колоний и полуко­лоний подвергалось двойному ограблению. Вся таможенная политика подчиня­лась метрополиям. Американцы на Филиппинах, французы во Вьетнаме, англи­чане в Индии и Египте устанавливали таможенные и железнодорожные тари­фы, дававшие им наибольшую выгоду.

Империализм консервировал в колониях и зависимых странах феодальные пережитки. Хотя в начале XX в. в большинстве стран Азии и некоторых стра­нах Африки натуральное хозяйство было подорвано и в деревню проникали то­варно-денежные отношения, эксплуатация лишенного земли крестьянства по- прежнему носила феодальный или полуфеодальный характер. Это все привело к серьезным изменениям в социально-экономической структуре восточных об­ществ, в условиях их вынужденного колониально-капиталистического синтеза. Торговая экспансия метрополий (выкачка сырья, монопольные откупа, системы принудительных культур, налоговый гнет и т.д.) подрывала, а иногда разруша­ла саму экономическую структуру традиционного производства в тех районах, которые оказывались их владениями. Некоторые страны, чтобы избежать от­крытой западной агрессии, долгое время сознательно отказывались от контак­тов с иностранцами и от активной внешнеторговой деятельности, закрывая свои порты и страны от европейцев и американцев. Так было в Китае, Японии, Сиаме. И это, безусловно, вызывало замедление темпов трансформации старого способа производства в этих странах. Однако к концу XIX в. «закрытых» стран не осталось.

В XX в. усилившаяся колониальная экспансия в экономике и развитие соб­ственных капиталистических отношений ускорили еще один важный процесс - урбанизацию: рост городов и увеличение численности городского населения. В позднеколониальный период появились новые торгово-промышленные центры,

а многие традиционные города вместе с развитием капиталистического центра теряли прежний облик и превращались в центры промышленного вида отход­ничества и миграции сельского населения. Именно города становились центра­ми современного городского образа жизни, в них появлялась инфраструктура, а нетрадиционные элементы проявлялись более наглядно и во внешнем облике городов, и в занятости населения, и в социальной структуре.

В полуколониальных странах Азии, Африки и Латинской Америки совре­менное фабрично-заводское производство, финансово-кредитные учреждения, банки, торговые фирмы, новые виды транспорта насаждались «сверху» и при­надлежали исключительно национальному капиталу (частному и акционерно­му). Демократический путь развития капитализма «снизу» в результате широ­кого включения в него ремесленников и представителей всех разновидностей домашней промышленности блокировался. С одной стороны, его развитию препятствовала деятельность капиталистических стран, с другой - предприни­мательство местных привилегированных социальных слоев, которые либо со­трудничали с иностранным капиталом (институт компрадорства), либо само­стоятельно на свой страх и риск открывали и осваивали новые виды деятельно­сти в сфере промышленности, финансов, кредита и т.п. Несмотря на формиро­вание капиталистического уклада в промышленности, в полуколониальных странах не произошло завершения промышленного переворота ни в его соци­ально-экономическом, ни в техническом аспектах. Местный капитализм, не­смотря на достаточно долгий срок развития, так и не стал доминирующим ни по числу занятых, ни по объему производимой продукции. Не удалось и мест­ной механизированной промышленности победить низшие формы промышлен­ного производства и захватить решающие позиции на внутреннем рынке.

В Латинской Америке в XIX по причине беззастенчивого ограбления коло­ний Латинской Америки странами-метрополиями (Испанией, Португалией, Францией) и под влиянием Великой французской буржуазной революции про­исходят национально-освободительные революции, приведшие к формирова­нию в регионе новых государств.

Начало революционному движению было положено событиями на Гаити (французская колония). Начавшись как восстание чернокожих рабов в 1791 г. оно завершилось созданием первого в Новой истории негритянского государ­ства - Республики Гаити (1804).

На территории испанских колоний национально-освободительные револю­ции были инициированы нападением Наполеона на Испанию. В 1811 г. незави­симость получил Парагвай, в 1816 г. - Соединенные провинции Ла-Платы (Ар­гентина), в 1818 г. - Чили. В 1819 г. была образована Республика Колумбия. В 1831 г. это государство распалась на Венесуэлу, Эквадор, Новую Гранаду (Ко­лумбию). От Колумбии в 1903 г. отсоединилась Панама. В 1819 г. образовалась Мексиканская империя (позднее - республика). От Мексики в 1823 г. отдели­лись Объединенные провинции Центральной Америки, распавшиеся в 1838 г. на Гватемалу, Коста-Рику, Гондурас, Никарагуа, Сальвадор. В 1821 г. незави­

симость получила Перу, в 1825 г. - Боливия, 1828 г. - Уругвай. В португаль­ской части Южной Америки в 1922 г. была образована Бразильская империя.

Во всех образованных государствах были приняты конституции, образова­ны республики (в Бразилии - в 1889 г.). Политическая остановка была крайне нестабильной, обычны стали войны между вновь образованными государства­ми, характерным явлением стало установление военных диктатур, большое влияние сохраняла католическая церковь. Основой экономики продолжало оставаться сельское хозяйство, ориентированное на экспорт, сохранялись лати­фундии, экономические системы зависели от иностранного капитала. Экономи­ческие и политические противоречия приводили к социальной нестабильности, восстаниям. Наиболее значительным из них стала Мексиканская революция 1910-1917 гг., в результате которой была принята новая, демократическая Кон­ституция Мексики.

Страны Латинской Америки, получив политическую независимость, не пе­рестали зависеть от капиталистических государств экономически (в особенно­сти - от США и Великобритании), превратившись фактически в полуколонии.

Османская империя, потерпев от России в конце XVIII в. ряд поражений и понеся серьезные территориальные потери, в начале XIX столетия стояла на пороге серьезного кризиса. Султан Селим III (годы правления 1789-1807) про­вел ряд военных и культурных преобразований, но не смог предотвратить кри­зис и сам пал его жертвой. В начале XIX в. Турция потеряла контроль над Египтом, превратившемся в протекторат Англии, отдала России Бессарабию (после русско-турецкой войны 1806-1812 гг.), при дипломатической и военной помощи России в результате вооруженной борьбы получила независимость Греция (1830). Пытаясь справиться с проблемами, Османская империя наделала долгов в Европе, все больше попадая в финансовую зависимость от нее.

В 1839 г., с приходом к власти султана Абдул-Меджида, в Турции начались масштабные системные преобразования, получившие название танзимат («Пре­образования», «реформы»). Однако реформы не имели желаемых последствий: традиционные структуры не успевали приспособиться к быстрым изменениям в мире, а сами реформы не были последовательными. Танзимат не смог спасти Османскую империю, лишь усилил зависимость от иностранного капитала. В результате русско-турецкой войны 1877-1878 гг. Турция потеряла почти все свои владения в Европе. В конце XIX - начале XX вв. в Турции происходит распространение националистических и религиозно-реформистских идей. В ре­зультате т.н. Младотурецкой революции (1908-1909) монархия в Османской империи стала носить декоративный характер.

Другим крупным государством Востока в XIX - начале ХХ вв. оставался Иран. Последние годы правления династии Афшаридов в Иране (Персии) стра­ну потрясали междоусобицы, в результате которых Афшариды были свергнуты (1796 г.), установилась новая династия - Каджаров. При Каджарах Иран посте­пенно попал в экономическую и, частично, политическую зависимость от евро­пейских государств. В начале XIX столетия русско-персидские войны закончи­лись поражением Ирана, он потерял Дагестан, Грузию, Северный Азербайджан

(Ширван). К середине XIX в. северный Иран фактически стал сферой влияния России, а юго-восточный Иран - Англии. При шахе Насреддине (годы правле­ния 1848-1896) визирь Мирза-Тагы-хан предпринял было введение европейских реформ (в частности строил фабрики с целью прекратить экономическую зави­симость Персии от России и Англии), но погиб от придворных интриг. В начале ХХ в. в Иране была обнаружена нефть и сразу же начались восстания сторон­ников принятия конституции против власти шаха, которые привели к вводу в Иран русских и английских войск, т.е. фактически к его оккупации.

Правители Китая - государства Цин - проводили политику изоляции Китая от внешнего мира. Европейская колонизация почти не затронула империю. Но к концу XVIII в. торговля империи Цин с внешним миром вновь начала расши­ряться. Китайский шелк, фарфор, чай и другие товары пользовались большим спросом в Европе, но китайцы отказывались что-либо покупать у европейцев, так что тем приходилось платить серебром за китайские товары. Тогда британ­цы (а позднее - и французы) начали ввозить в Китай опиум и вскоре приобщи­ли к курению опиума местное население, особенно в приморских районах. Ввоз опиума постоянно возрастал и стал подлинным бедствием для страны, что при­вело к серии Опиумных войн в середине XIX в. Поражение Китая в этих войнах привело к постепенному превращению его в полуколонию европейских держав. Результатом первой опиумной войны (1840-1842) стала выплата империей Цин англичанам контрибуции в размере 15 млн. лян (около 21 млн. долларов), пере­дача Великобритании острова Гонконг и открытие китайских портов для бри­танской торговли, в том числе опиумом. После второй опиумной войны (1856­1860) Англия и Франция получили 8 млн. лян контрибуции, был открыт для иностранной торговли порт Тяньцзинь, получено разрешение использовать ки­тайцев в качестве рабочей силы в колониях Великобритании и Франции, к Ве­ликобритании переходила южная часть Цзюлунского полуострова.

После опиумных войн в Китае начались реформы политического «самоуси- ления» (правление императрицы Цыси - 1861-1908 гг.), которые строились на теории «подражания иностранцам». Инициаторы этих реформ предлагали за­имствовать у запада все их технические новинки, обучить и организовать ар­мию по западному образцу, чтобы предотвратить раздел Китая иностранными державами и справиться с внутренними проблемами - непрекращающимися крестьянскими выступлениями. Но в то же время эти реформаторы самым ре­шительным образом выступали против заимствования западных буржуазных политических идей. По инициативе сторонников «подражания иностранцам» в 70-80-е гг. XIX в. начали переводиться на китайский язык европейские учебни­ки и книги по технической механики, математике, судостроению, географии, экономике и т.д. Детей китайских и маньчжурских помещиков и чиновников стали посылать за границу для обучения техническим наукам.

Но политика «самоусиления» в Китае не дала ожидаемых результатов. Гос­ударством в первую очередь создавались военные предприятия, в других отрас­лях экономики укреплял позиции иностранный капитал. Прибыли от нацио­нальных предприятий поступали чиновникам провинций и в имперскую казну.

Они не шли в производство, не способствовали его расширению. Военное укрепление провинций усиливало регионализацию страны и рост коррупции. Все более масштабные восстания могли подавляться только с помощью ино­странцев. Вмешательство западных стран в китайскую экономику и политику становилось нормой. В 1894-1895 гг. Япония воевала с Китаем и победила, за­крепив за собой остров Тайвань и взяв с Китая огромную контрибуцию - 200 млн. лянов. Тяжелым послевоенным положением Китая воспользовались ино­странные державы, навязав ему за помощь в выплате контрибуции неравно­правные договоры. Германия заставила Китай признать захват ею порта Циндао (аренда на 99 лет). Кроме того, Германия получила право строить железные до­роги, горные фабрики в провинции Шаньдун. Россия вынудила цинское прави­тельство «уступить» ей в аренду на 25 лет Порт-Артур, часть Ляодунского по­луострова. Сферой влияния Российской империи стали Маньчжурия и Монго­лия, то есть территории, лежащие севернее Великой Китайской стены. Россия получила разрешение на строительство железной дороги, соединяющей Порт- Артур с КВЖД. Франция получила в аренду на 99 лет бухту Гуанчжоувань. Сферой интересов Франции становились юго-восточные районы Китая. Англия получила в аренду на 25 лет город Вэйхайвэй и на 99 лет город Сянган (Гон­конг). Сферой интересов Англии объявлялись Тибет и бассейн реки Янцзы. Япония получила право строить предприятия в провинции Фуцзянь. Таким об­разом, западные державы добились экономического расчленения Китая, лишив страну экономической независимости. В ответ началось восстание ихэтуаней (1896-1901), на первых порах поддержанное правительство Китая. Но восстание было жестоко подавлено силой иностранных держав.

Опасность полного порабощения Срединной империи привела к росту национального самосознания определенной части китайского общества, в первую очередь, китайской интеллигенции. В начале XX в. произошло идеоло­гическое оформление оппозиционных течений в Китае. В них четко обозначи­лись два потока, две тактики, хотя цели этих оппозиционных групп нередко совпадали. Первое направление - реформационное. Лидерами этого движения были Кан Ювэй и Юань Шикай. Они видели главную задачу в проведении буржуазных реформ и установлении конституционной монархии. Реформато­ров поддерживали представители китайской бюрократии и руководящий состав армии. Второе направление - революционное. Революционная оппозиция во главе с демократом Сунь Ятсеном выступала за свержение маньчжурской мо­нархии и установление республиканского режима правления. В дальнейшем ре­волюционные программные установки были обобщены в так называемых «Трех народных принципах» Сунь Ятсена. Первый принцип - национализм. Под ним понималась необходимость борьбы за превращение Китая в подлинно незави­симое национальное государство (свободное от маньчжурских правителей). Второй принцип - народовластие (демократизм). Под ним понимались сверже­ние монархии и установление республики. Третий принцип - народное благо­состояние (разрешение аграрного вопроса). Сунь Ятсен считал, что новое госу­дарство должно провести постепенную национализацию земли путем установ­

ления прогрессивного налога. Распространение революционных идей привело к Синьхайской революции в Китае (1911-1913), закончившейся установлением диктатуры Юань Шикая и положившей начало гражданским войнам.

Япония в XIX в. осталась единственным неевропейским государством, ко­торое смогло преодолеть опасность попадания в зависимость от империалисти­ческих стран и само превратилось в колониальную державу (другим таким гос­ударством был Оман, владевший колониями в Иране и Восточной Африке, но во второй половине XIX столетия он стал колонией Великобритании).

В первой половине XIX в. Японию поразил великий голод, вызванный мно­голетними неурожаями. Сёгун Токугава начал скупать рис в регионах и отправ­лять его в свою правительственную резиденцию. Такая политика вызывала во­оруженные протесты не только крестьян, но и мелких дворян-самураев, на ко­торых опиралось правительство. Для успокоения общества сёгун начал в 1841 г. «реформы Тэмпо». Их целью было возвращение к традиционным методам хозяйствования, консервация села и торможение торговли. Однако реформы оказались непопулярными, что опять ударило по престижу сёгуната. Падению авторитета сёгуна способствовали и неудачи его внешней политики. В 1854 г. американцы, угрожая войной, добились подписания договора о торговле с Япо­нией. Вскоре подобные договоры были подписаны с русскими, англичанами и французами. В 1858 г. японцы снова сделали уступки иностранным государ­ствам и заключили с ними неравноправные договоры, которые лишили Японию таможенной независимости. На фоне дипломатических неудач и инфляции в стране возникло оппозиционное общественное движение «Да здравствует Им­ператор, долой варваров!». Центрами антиправительственной оппозиции вы­ступали юго-западные уделы Сацума-хан и Тёсю-хан. Под руководством их по­литической элиты в 1868 г. были свергнут сёгунат и восстановлена власть им­ператора - Мэйдзи (революция Мэйдзи, или реставрация Мэйдзи).

Взяв за основу западные политическую, судебную и военные системы, Ка­бинет министров Японии подготовил к принятию Конституцию Мэйдзи и со­брал парламент. Реставрация Мэйдзи превратила Японскую империю в инду­стриальную мировую державу. После победы в японо-китайской (1894-1895) и русско-японской (1904-1905) войнах Япония обеспечила себе господство на Японском и Желтом морях и присоединила к себе Корею, Тайвань и Южный Сахалин.

<< | >>
Источник: История: учебное пособие / Н.Н. Быкова, А.М. Курышов, А.А. Распопина, Т.А. Яковлева. - Иркутск: Изд-во БГУЭП,2012. - 500 с.. 2012

Еще по теме Колониальная система и неевропейские государства в XIX - начале ХХ вв.:

  1. Иванова А.А.. Теория государства и права: учеб. пособие. Ижевск,2012. 300 с., 2012
  2. Шестаков Ю.А.. История государства и права России: учебное пособие. – М.,2018. - 310 с., 2018
  3. Белковец Л. П., Белковец В. В.. История государства и права России. Курс лекций. — Новоси­бирск: Новосибирское книжное издательство,2000. – 216с., 2000
  4. История государства и права России. Лекция, 2019
  5. Зин Н. В., Чирикин В. А., Шаханов В. В., Жамбровский В. М.. История отечественного государства и права. Часть I: учебное пособие. - Владимир : Владимирский филиал РАНХиГС,2018. - 218 с., 2018
  6. Шпаргалка по истории государства и права России [Текст]. —Новосибирск: Норматика,2017. — 186 с., 2017
  7. Корсун Роман Владимирович. Правовой институт государственной тайны и его отражение в законодательстве государств, входящих в СНГ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2007, 2007
  8. Модернизация государства, власти, права и общества: человеческое измерение: коллективная монография / под общ. ред. К.А. Ишекова; РПА Минюста России, Поволжский (г. Саратов) юридический институт (филиал). - М.: РПА Минюста России,2014. - 292 с., 2014
  9. 1. Правовые основы системы образования
  10. 2. Система органов внутренних дел
  11. Риски в системе персональных финансов61
  12. Коррозионную стойкость изгиб порошковых алюмокомпозитов системы Al-3масс.%Ni-1масс.%Cu с наномодификаторами
  13. 3.1. Формирование стратегии развития системы персональных финансов
  14. Предел прочности на изгиб порошковых алюмокомпозитов системы с наномодификаторами
  15. Индикаторы сбалансированного развития системы персональных финансов
  16. § 2. Система гарантий обеспечения прав граждан
  17. Функции и система персональных финансов[36]