<<
>>

Каковы истоки силового взаимодействия России и стран Запада?

Под Западом обычно понимается европейская цивилизация, в сферу ко­торой включаются страны Западной и Центральной Европы, а также анг­лоязычные государства Северной Америки. Принято считать, что основ­

ными ценностями Запада, его отличительными особенностями являются: в экономике - либерализм, гарантии частной собственности; в политике - демократия, гарантии прав человека; в культуре и бытовой практике - ин­дивидуализм.

Все эти ценности в обыденном сознании априорно (как дан­ность) понимаются как более прогрессивные и предпочтительные относи­тельно своих антиподов. Столкновение других цивилизаций с европейской, таким образом, изначально трактуется как борьба косности и традицион­ности с прогрессом. В этом суть евроцентризма, являющегося основой со­временных наук, философии и политической практики.

Истоки «недопонимания» друг другом России и Запада сегодня также часто объясняют конфликтом упомянутых ценностей европейской цивили­зации и принципов существования и развития цивилизации российской. При такой постановке вопроса, во-первых, легко оправдываются попытки территориальной и иной экспансии Запада относительно России, неодно­кратно имевшие место в истории, во-вторых, активная позиция России по отношению к Западу изначально обречена на всеобщее осуждение, по­скольку Запад является носителем прогрессивных начал. Однако дело в том, что конфликты между Европой и Россией начались тогда, когда о су­ществовании «ценностей демократии и свободы» никто еще не подозревал.

1. Войны России и европейских стран фиксируются письменными ис­точниками еще на заре существования русского государства, причем напа­дения были взаимными. Можно вспомнить войны Владимира Святого с польскими князьями за Галицию и Волынь (982-983, 992 гг.) и захват поль­ским королем Болеславом Храбрым Киева (1018 г.), походы русских дру­жин в Польшу (1041, 1045 гг.) и поляков на Русь (1069 г.).

Подобные кон­фликты в IX-XI вв. мы видим не только между русскими и поляками, но и вообще между всеми европейскими народами. Все эти вооруженные столкновения носят характер феодальных междоусобных войн и не пере­растают в конфликты цивилизационного плана. Порукой тому - тесные династические связи русских княжеских домов с дворами Европы, много­численные факты бегства русских князей-изгоев в Европу и представите­лей европейских владетельных домов - на Русь, постоянные дипломатиче­ские и культурные контакты с европейскими государствами. Русь не мыс­лилась тогда на Западе в отрыве от Европы, также как и Русь прекрасно осознавала свое единство с ней. Это, в частности, выразилось и в устояв­шейся легенде происхождения русской государственности от варягов- норманнов Рюрика, а Рюрик, в свою очередь, возводился летописцами к римским императорам. Более того, Русь, находящаяся на периферии Евро­пы, в своей непрекращающейся борьбе со степняками выступала в роли защитницы христианской веры, т.е. выполняла те же функции, что и Ви­зантия в Сирии, а Кастилия и Арагон - в Испании.

2. Трещина в отношениях Руси и Запада появилась в 1054 г., когда хри­стианская церковь окончательно разделилась на две основных ветви - пра­вославие и католичество, и Русь поддержала константинопольского патри­арха, а западноевропейские королевства - римского папу. С этих пор рус­ские (а также греки, армяне, болгары) стали для Запада схизматиками, не­верными. Раздел заключался не только в механическом подчинении вос­точных христиан византийской церкви, а западных - римской, он гораздо глубже. Католический Запад - это борьба духовной и светской власти (гвельфы и гибеллины), нетерпимость иной веры, активная жизненная по­зиция; православный Восток - это сотрудничество церкви и государства, веротерпимость, созерцательное отношение к жизни, фатализм. Конечно, церковный раскол стал лишь внешним проявлением тех противоречий ме­жду Западом и Востоком Европы, которые назрели задолго до этого и при­чины которых лежат в плоскости географических, экономических и исто­рических особенностей.

Запад, вставший на путь отделения экономических институтов от государства, что привело к бурному развитию ремесла и торговли, изначально был обречен проводить агрессивную политику. Но именно разделение церквей положило начало цивилизационному расколу между Западом и Россией.

Европа, ощущающая острую нехватку земель, избыток рыцарей и по­требность в контроле над торговыми путями, соединяющими ее, тогда ни­щую и темную окраину Евразии, с просвещенным и богатым Ближним и Средним Востоком, под знаменем освобождения гроба Господня и распро­странения истинной веры ради спасения язычников в конце XI в. начинает крестовые походы. Всем известны крестовые походы европейцев в Пале­стину против турок-сельджуков (первый - 1096-1099 гг., второй - 1147­1148 гг., третий - 1189-1192 гг.), но одновременно церковь освещает дей­ствия активизировавшихся кастильцев и арагонцев в Испании против ара­бов («Реконкиста» - «отвоевание»), германцев и датчан против прибалтий­ских славян-язычников, шведов - против финнов («Дранг нах Остен» - «натиск на восток»). Эти походы также назовут крестовыми. Таким обра­зом, определяются три главных направления общеевропейской внешней политики - Восточное Средиземноморье, Пиренейский полуостров, При­балтика. Интересно, что внутренние раздоры между европейскими коро­лями и герцогами отступают на второй план во время крестовых походов, что говорит об осознании странами Запада своего единства относительно «неверных». И в их число уже входили и православные.

Уже четвертый крестовый поход (1202-1204 гг.) был направлен против Византии. Его результатами стали ликвидация Византийской империи (временно) и взятие западноевропейскими городами под контроль торгов­ли в Восточном Средиземноморье (ради чего все и затевалось). Одновре­

менно с крестоносцами начинают знакомиться и на Руси. В 1201-1202 гг. немцы основывают Ригу и организуют Орден меченосцев для захвата При­балтики. В 1237 г. Орден меченосцев образует с Тевтонским орденом Ли­вонский орден. Таким образом, крестоносцы закрепились на северном и южном флангах Руси, которая в это время представляла собой конгломерат воюющих друг с другом государств и казалась легкой добычей «братьям во Христе».

Благодаря разгрому крестоносцев половцами в 1205 г. опас­ность на юге для Руси миновала, но скоро сменилась притязаниями като­лических Польши и Венгрии, а на севере она вылилась в 350-летнее воо­руженное противостояние. Лишь в ходе Ливонской войны (1558-1583 гг.) Ливонский орден был уничтожен, хотя его территории России тоже не достались - отошли Швеции, Дании и Польше.

Наступление крестоносцев в Прибалтике, поддерживаемое в разное время Швецией, Данией и Ганзейским торговым союзом, не носило харак­тер нашествия в силу внутренней раздробленности Европы, но было пер­вым организованным наступлением Запада на Русь, имевшим характер конфликта между цивилизациями. Оно проводилось под знаменем религии, но имело совершенно прозрачные меркантильные цели - захват земель с последующей их колонизацией и захват торговых путей, связывающих Балтийский регион с Востоком. Именно поэтому главной целью кресто­носцев был Новгород - центр русской торговли. Важно то, что агрессором в конфликте цивилизаций выступил именно Запад.

3. Конфликт между Русью и Западом, начавшись под лозунгом борьбы с православными-схизматиками, в середине XIII века приобретает новые черты. Попав под монгольское владычество, Русь становиться для Запада еще и форпостом чуждой восточной цивилизации, дикарским краем, Ски­фией. И экспансия Запада на Русь становится «освобождением» христиан от монгольского ига. Рим неоднократно предпринимал попытки навязать свою помощь русским князьям в борьбе с монголами (вспомним посольст­во папы к Александру Невскому, коронацию Даниила Галицкого королев­ской короной, присланной из Рима, в 1255 г.). Однако большая часть Руси предпочла подчинение монголам помощи Запада, т.к. монголы относились терпимо к православию, не вмешивались во внутренние дела русских кня­жеств и не селились на их территории, в то время как западная «помощь» сопровождалась религиозными гонениями и колонизацией. Это в полной мере ощутили западные области Руси, попавшие сначала в состав Литвы, а затем оказавшиеся частью католического польско-литовского государства.

Войны Руси с Литвой первоначально также носили характер феодаль­ных междоусобных столкновений (XIII-XIV вв.). Более того, некоторое время Литва, как преимущественно православное государство, выступает альтернативным Москве центром собирания русских земель. Но с того мо­

мента, как Литва подпадает под влияние католической Польши (Кревская уния 1385 г. и смерть последнего православного великого литовского кня­зя Витовта в 1430 г.), она становиться проводником западной политики по отношению к России. Окончательно все точки над «i» в этом вопросе были поставлены в ходе Ливонской войны, когда Литва сначала выступила за­щитницей Ливонского ордена, а затем объединилась с Польшей в одно ка­толическое государство - Речь Посполитую (Люблинская уния 1569 г.). Эти события знаменовали собой с одной стороны - завершение процесса раздела русских земель на восточную и западную части с включением по­следней в сферу влияния западной цивилизации, с другой - окончательную идентификацию Московской Руси как чуждой Западу силы. Теперь борьба Запада с Россией, в дополнение к конфликту веры, приобретала черты рас­пространения цивилизации на пространствах Восточной Европы. Другими словами, русские для Запада встала в один ряд с индейцами, азиатами, аф­риканцами. Их всех нужно было сделать цивилизованными, заодно расши­рив за счет их земель экономическую базу Европы. Россия, освободившись от монгольского диктата, пыталась вернуться в Европу равным партнером (вспомним попытку Ивана Грозного посвататься к английской королеве, отправку боярских детей на учебу в Европу и прием на службу иностран­цев при Борисе Годунове), но в глазах европейских монархов русские цари были дикарями ничем не лучше китайских императоров или индейских вождей. Итог такого отношения - масштабная экспансия Запада на терри­торию России в начале XVII века (Смутное время в России).

Польская и шведская интервенции на территорию России не были рядо­выми войнами, а имели характер цивилизационного конфликта. Россия, по сути, стала ареной борьбы между Швецией и Польшей (польский король ввел войска в Россию тогда, когда Швеция изъявила желание помочь Ва­силию Шуйскому в борьбе против Лжедмитрия II, отправленного из той же Польши), она рассматривалась странами Запада как потенциальная ко­лония. И если католическая Польша еще могла оправдать свои притязания интересами веры, то протестантская Швеция уже не скрывала своих чисто захватнических целей, когда, предав союзный договор с русским царем, оккупировала Новгородскую и Псковскую земли. Этот конфликт был сжат во времени по сравнению с экспансией крестоносцев, он имел форму за­падного нашествия. Однако оно не увенчалось успехом по причине огра­ниченности ресурсов стран, участвующих в нем. Это был российско- европейский конфликт, но в нем участвовала еще не вся Европа. Результа­тами нашествия стали потеря Россией ряда западных территорий и осозна­ние ею того, что утвердиться по отношению к Западу она может только силой. В течение XVII в. в России были сформированы предпосылки для ускоренной модернизации экономики и армии, для чего потребовалось

создание мощного централизованного государственного аппарата, который только один и мог обеспечить эту модернизацию в российских условиях.

4. Россия как смерч ворвалась в европейскую политику в XVIII в. Побе­дами в ходе Северной (1700-1721 гг.), Семилетней (1756-1762 гг.), русско- турецких войн (1768-1774, 1787-1791 гг.), войн с Польшей и Швецией Рос­сия доказала, что она может являться полноправным участником междуна­родных отношений. Заметим, что захват Россией ряда территорий в XVIII в. не носил характера цивилизационной экспансии, во всех перечисленных войнах Россия выступала союзником европейских государств и решала на­циональные проблемы. По сути, эти войны были внутриевропейскими конфликтами. А вот Запад своего отношения к России не изменил, несмот­ря на ее внешнюю «прозападность». Россию стали бояться, но не стали уважать как европейское государство. Причины этого и в застарелом кон­фликте культур, и в том, что обновленная, сильная и большая Россия пуга­ла Европу своими пространствами и потенциалом, но главное - в том, что Россия по-прежнему рассматривалась Европой как ее колония, временно отколовшаяся от метрополии. И чем сильнее в России была тяга к Европе, тем больше Европа утверждалась в этом своем мнении.

В ходе наполеоновского нашествия 1812 г. такая позиция Запада про­явилась воочию. Наполеон организовал первое общеевропейское нашест­вие на Россию, в нем участвовали все нации Европы. Когда же Россия низ­вергла наполеоновскую империю, «благодарные» европейцы объедини­лись против России на Венском конгрессе и сделали все, чтобы не допус­тить усиления ее позиций. Здесь проявилась тенденция, ставшая в даль­нейшем основной при определении позиции Европы по отношению к Рос­сии, - используя ее для решения своих национальных задач, европейские государства не желали ее принимать в свой круг и объединяли усилия вся­кий раз, как только Россия начинала угрожать их гегемонии в различных регионах мира. Так было во время Крымской войны 1853-1856 гг., когда Англия и Франция объединились против России, не дав ей разгромить Турцию. Так было в 1878 г., когда союзники России (!!!) Германия и Авст­рия фактически заставили ее отказаться от победы над Турцией. Так было во время русско-японской войны 1904-1905 гг., когда Англия оказывала материальную поддержку Японии, а США выступили посредниками в мирных переговорах.

5. В ходе Первой мировой войны (1914-1918 гг.) противостояние России и Европы вступило в новую фазу. Россия снова оказалась втянутой во внутриевропейский конфликт, участие в котором ей, пожалуй, было вы­годно меньше всего. Когда внутренний российский общенациональный кризис разрешился приходом к власти большевиков, Запад (теперь уже не только Европа, но и США) получили новый повод к антироссийской экс­

пансии - защита интересов западных демократий перед лицом «коммуни­стического чудовища». Это совпало по времени с активизацией агрессии западной цивилизации в связи с новым этапом развития капитализма, тре­бовавшим новых рынков сбыта и сырьевых баз. В результате вчерашние враги - Антанта и страны Тройственного союза, не прекращая воевать друг с другом, начали интервенцию против Советской России (1918 г.), несмот­ря на то, что она заключила с Тройственным союзом мирный договор. А после поражения Тройственного союза его войска по решению Антанты продолжали оккупировать ряд территорий России.

В 1933-1939 гг. западные демократии целенаправленно сталкивали фа­шистскую Германию и СССР, и даже после начала Второй мировой войны (1939 г.) не предпринимали активных действий, продолжая надеяться на фашистскую агрессию против Советского Союза («странная война»). Гит­леровское нашествие на СССР (1941-1945 гг.) стало вторым общеевропей­ским походом против российской цивилизации (Гитлер подчинил себе всю Европу кроме Англии). И хотя проходил он под знаменем националь­ной зачистки, интересы Гитлера и Европы в целом состояли в завладении ресурсами России и уничтожения ее как сильного государства. И снова, как только СССР поразил Германию, Запад объединился, стремясь не до­пустить распространения коммунизма в Европе (сепаратные тайные пере­говоры Германии и США, план открытия второго фронта на Балканах, раз­дел Германии на оккупационные зоны), а на самом деле - для того, чтобы препятствовать усилению СССР в мире.

Под флагом противостояния коммунизму Запад организовал «холодную войну» во второй половине ХХ в., которую выиграл. Спектр политических технологий, ранее ограниченных почти исключительно вооруженной борь­бой, в этот период расширился за счет идеологических приемов, экономи­ческого давления. И вот теперь в России нет коммунизма, но историческая задача западной цивилизации по уничтожению российской цивилизации и подчинению себе ее территорий не выполнена. Экономическая зависи­мость России от Запада, которая должна была повлечь за собой подчине­ние политическое, хочется верить, не принесла пока значительных резуль­татов. А значит, должен появиться новый повод для экспансии, и уже се­годня мы слышим от представителей западных государств слова о недо­пустимости ущемления демократии в России и поддержки ею т.н. стран- изгоев (Ирак, Иран, Куба, Северная Корея). Неуступчивость России в во­просах допуска западных стран к ее ресурсам вполне может привести к тому, что и она будет записана в список изгоев.

Итак, истоки силового взаимодействия России и Запада лежат в плоско­сти стремления последнего получить контроль над ресурсами первой, ко­торое, в свою очередь, обусловлено спецификой экономического развития

Запада и геополитическим положением России относительно его. Борьба с православием, империализмом, коммунизмом, тоталитаризмом является важным обоснованием необходимости достижения Западом названной це­ли. Сами по себе эти культурно-политические обоснования с течением времени также становятся причинами противостояния на обыденном уров­не. Конфликт западной и российской цивилизаций продиктован потребно­стями Запада, в силу чего именно он выступает в качестве агрессора в этом конфликте.

<< | >>
Источник: История России в вопросах и ответах: Учеб. пособие / Сост. Н.Н. Быкова, А.М. Курышов, А. А. Распопина, Г. А. Цыкунов, Т.А. Яковле­ва. — Иркутск: Изд-во БГУЭП, 2007. 2007

Еще по теме Каковы истоки силового взаимодействия России и стран Запада?:

  1. Организационно-правовые основы становления и развития органов дознания в России (к 300-летию образования полиции России): моно­графия. — СПб.: Изд-во СПб ун-та МВД России,2018. — 180 с., 2018
  2. Тема 21. Административное право зарубежных стран
  3. Глава II МАТЕМАТИЧЕСКОЕ МОДЕЛИРОВАНИЕ ПРОЦЕССОВ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ СВЕТОВЫХ ПОТОКОВ C ВНУТРЕННИМИ ОБЪЕМАМИ И ПОВЕРХНОСТЯМИ КРИСТАЛЛОВ.
  4. Текст как результат взаимодействия плана выражения и плана содержания
  5. Модернизация государства, власти, права и общества: человеческое измерение: коллективная монография / под общ. ред. К.А. Ишекова; РПА Минюста России, Поволжский (г. Саратов) юридический институт (филиал). - М.: РПА Минюста России,2014. - 292 с., 2014
  6. Шестаков Ю.А.. История государства и права России: учебное пособие. – М.,2018. - 310 с., 2018
  7. История государства и права России. Лекция, 2019
  8. ГЛАВА 2. ОЦЕНКА СИСТЕМЫ ПЕРСОНАЛЬНЫХ ФИНАНСОВ РОССИИ
  9. Белковец Л. П., Белковец В. В.. История государства и права России. Курс лекций. — Новоси­бирск: Новосибирское книжное издательство,2000. – 216с., 2000
  10. ГЛАВА 3. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ МОДЕРНИЗАЦИИ СИСТЕМЫ ПЕРСОНАЛЬНЫХ ФИНАНСОВ РОССИИ
  11. Шпаргалка по истории государства и права России [Текст]. —Новосибирск: Норматика,2017. — 186 с., 2017
  12. История России в вопросах и ответах: Учеб. пособие / Сост. Н.Н. Быкова, А.М. Курышов, А. А. Распопина, Г. А. Цыкунов, Т.А. Яковле­ва. — Иркутск: Изд-во БГУЭП, 2007, 2007
  13. Маюров А.Н.. Борьба с пьянством в России с древних времен до наших дней / Сост., предисл., примем. А. Н. Маюрова / Отв. ред. О. А. Платонов. — М.: Институт русской цивилиза­ции,2016. — 880 с., 2016
  14. История России: Люди. Нравы. События: взгляды и оценки. 1881 - 2005 гг. -М.,2005. — 640 с., 2005
  15. Медведева Екатерина Алексеевна. ПРАВОВОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПО СОХРАНЕНИЮ ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ РОССИИ В XVIII - ХХ ВВ. (ИСТОРИКО-ПРАВОВОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ). Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2019, 2019
  16. ВВЕДЕНИЕ
  17. Персональные финансы в российской экономике[40]
  18. 2. Административно-правовой статус органов исполнительной власти
  19. 2. Общее понятие управления. Кибернетика об управлении
  20. Список литературы