<<
>>

Каковы истоки, причины и результаты декабризма?

Незавершенность реформ Александра I, усиление в конце его правления консервативного направления в политике привели к тому, что проекты конституций (о которых в первые годы своего правления говорил сам Александр I, но которые так и не были осуществлены) стали вызревать подпольно, в тайных обществах, которые вошли в историю под названием декабризма.

Сегодня это одна из самых заметных тем в российской историографии. Первоначально к «декабристам» относили только участников восстания 14 декабря 1825 г. в Петербурге и осужденных в 1826 г. участников тайных обществ. Их считали «заговорщиками» и показательно, что в энциклопе­дическом словаре Брокгауза и Эфрона на слово «декабристы» существует отсылка к статье «Заговор декабристов». Затем «декабристами» стали на­зывать лиц, привлеченных к следствию по делу о тайных обществах: поя­вились выражения «декабристы без декабря», «декабристки» (жены, доб­ровольно последовавшие за мужьями в Сибирь).

Но «декабризм» это и пушкинская эпоха - это умонастроения аристо­кратической молодежи тех лет. Начинать эту эпоху ряд исследователей со­ветует именно с середины 1810-х гг.

Декабристы (их образ мыслей и поведение, события на Сенатской пло­щади) уже к середине XIX в. воспринимались как знаковые явления, при­чем это обычно однозначные символы: преступники-бунтовщики против власти, «данной от Бога», или прежде всего «первенцы свободы» - идеаль­ные «революционеры». Такой однозначности понимания способствовало то, что источниковая база длительное время оставалась крайне бедной.

В литературе декабристах, формировании их убеждений, справедливо указывают на влияние Великой французской революции, Отечественной войны 1812 г. и впечатлений времени заграничных походов, но недоста­точно уделяют внимания взаимосвязям с явлениями отечественной исто­рии последней четверти XVIII - начала XIX в. По словам С. О. Шмидта: «декабризм более рассматривается в основном в связи с будущим России, чем с ее прошлым.

Тогда, как и в мыслях и в действиях декабристов отра­зилось восприятие не только Французской революции, победы над Напо­леоном и роли России в этом, но и изменений в общественном самосозна­нии и мироощущении аристократической среды России недавних десяти­летий».

Те, кто впоследствии стали относить себя к декабристам, росли в обста­новке реализации прав, дарованных Манифестом о вольности дворянства 1762 г. и закрепленных Жалованной грамотой дворянству 1785 г., это вре­мя победоносного утверждения России в ранге великой европейской дер­жавы. В это время господствовало убеждение о том, что «история прошло­го - есть поучение будущему». Сами декабристы были воспитаны на чте­нии плутарховских биографий (о чем есть сведения в следственных делах многих декабристов) и в размышлениях о зарубежной истории последних столетий и особенно десятилетий. Образ жизни именно эта аристократиче­ской среды раскрывается перед читателем в первых частях «Войны и ми­ра».

Кроме того, для конца XVIII - начала XIX вв. характерен и подъем ис­торико-патриотического сознания, интереса к прошлому своего Отечества. Это нашло свое отражение и в организации самой системы преподавания отечественной истории. Этому способствовал и культ античных героев, который влиял не только на формирование представлений о чести, личном достоинстве, даже манере поведения, но и понятий о долге благородного россиянина и представлений о российском патриотизме.

Ознакомившись с результатами развития стран Западной Европы (пре­жде всего в заграничных походах), будущие декабристы склонны были приложить свои знания и наблюдения к российской действительности, ис­кали корни современных противоречий и все более убеждались в том, что помехой на пути к прогрессу является крепостное право и форма правле­ния. Таким образом приходило осознание цели деятельности в мирные го­ды у привыкшим к активным действиям офицеров. Впоследствии князь С.Г. Волконский сформулировал основную цель движения как: «Поставить Россию в гражданственности на уровень с Европой».

И «Век Екатерины» и правление Павла I и «дней Александровых пре­красное начало» - все это в равной степени повлияло на формирование мировоззрения будущих декабристов. Из XVIII в. пришло понятие о «бла­

городной дворянской гордости», которая «есть чувство собственного дос­тоинства» и «тот дворянин, кто за многих один» (формулировка Карамзи­на). Уже тогда формируется ощущение «чести» - и личной и корпоратив­ной, предопределяемой общественным положением высшего дворянства.

Часто говорят, что декабристы были далеки от народа, но не только от него, а еще и от основной массы помещиков. Молодые аристократы (тем, кто вышел на Сенатскую площадь, было не более 20-30 лет) мыслили пре­имущественно литературными ассоциациями. Обучение в пансионах, а за­тем служба с юных лет, а для многих и участие в военных действиях, зна­комство с западноевропейскими порядками и сравнение их с русскими за­ставляли русскую военную молодежь «нечувствительно усвоить свобод­ный образ мыслей и стремление к конституционным учреждениям, сты­дясь за Россию, так глубоко униженную самовластьем». Они предпочли действовать не вместе с народом, а за народ и во имя народа, жертвуя со­бой, во имя справедливости. А потому и использовать опыт дворцовых пе­реворотов XVIII в., последний из которых был свершен 1 марта 1801 г. Вернувшиеся из заграничного похода молодые офицеры жаждали дейст­вий, по словам историка М. Н. Покровского: «одушевленные идеями поли­тической свободы, они стали организовываться в кружки для совместных чтений и бесед. Там они со страстью учились и преимущественно читали сочинения и журналы политические, а также иностранные газеты, в кото­рых так драматически представляется борьба оппозиции с правительством в конституционных собраниях». Однако в большинстве своем это были только разговоры о тяжелом положении России, по-прежнему сохранялась вера обещанию Александра I, хотя и произнесенного вскользь при откры­тии сейма в Варшаве, даровать России конституцию.

Вот как передавал свои впечатления о жизни в Петербурге И.Д.

Якушкин, прини­мавший участие в походах и сражениях 1812, 1813 и 1814 гг.: «В 14-м году существо­вание молодежи в Петербурге было томительно. В продолжении двух лет мы имели перед глазами великие события, решившие судьбы народов, и некоторым образом уча­ствовали в них: теперь невыносимо смотреть на пустую петербургскую жизнь и слу­шать болтовню стариков выхваляющих все старое и порицающих всякое движение вперед».

Потому участие декабристов в тайных обществах естественно вытекало из подобных настроений.

В большинстве словарей, о декабристах говорится как о «русских дво­рянах-революционерах, поднявших в декабре 1825 г. восстание против са­модержавия и крепостничества». При этом упомянуты и «первые органи­зации в 1816-1821 гг., и образованный в 1818 г. «Союз Благоденствия», ос­новной целью которого провозглашалось формирование общественного мнения». Однако это не совсем так.

Это слишком односторонний подход. Декабристы не были едины в об­щественно-политических воззрениях, а у молодых офицеров, принятых в общества не задолго до выступления такие взгляды и вовсе не успели сформироваться. Вступление в общества, а затем и поддержка восстания во многом определялась понятиями об обязанности совместной поддержки делом чести. Для молодых офицеров многое значила гордость дружбы со старшими офицерами, оказываемое им доверие, сам аффект причастности к героическим поступкам. Так, к примеру, П. Бобрищев-Пушкин согласил­ся на предложение князя Барятинского вступить в Южное общество узнав, что в нем уже состоит его старший брат Николай, Пестель, Юшневский. На вопрос же о целях общества, Барятинский туманно отвечал, что «Цель откроется после, когда вступишь». Так, Пушкин, узнав о казни декабри­стов говорил, - « и я бы мог», подразумевая - оказаться на их месте.

Очень осторожно и тактично вербовкой в члены тайного общества занимался сам Пестель. По словам Поджио, в беседе Пестель незаметно для своего собеседника ста­рался превратить его в республиканца. Пестель «подробно, медленно переходил через все изменения правлений, понятий народов о них; коснулся к временам свободы Греции, Рима, говоря - сколь мало она понятна была, не имея представительства своего; про­несся мимо варварских веков средних времен поглотивших свободу и просвещение; при­остановился на революции французской, не упуская из виду нерешимость оной цели, непрочность в достижении ее и основании, и, наконец, пал на Россию. Тут он направил на нее все свои ядовитые стрелы, стал говорить о монархическом правлении, сколь оно несогласно с представительным, как сила одного разрушает силу другого, сколь они в существе разнородны и несовместны, сколь при таком роде правления невоз­можно установления прочной системы равновесия властей, противуборство одних с другими, сколь наследствие престола по первородству противно цели всякого благо­устроенного государства... коснулся к избирательному на царствие правлению не упустив всех пагубных последствий его в возрождении междуусобий и внутренних раздоров и, наконец, ввел меня в свою республику, им предложенную и основанную на народном представительстве. На все сие спрашивал мое мнение».

К декабристам не следует подходить с такими критериями, как к поли­тическим партиям конца XIX-XX вв. с их едиными (и даже обязательными) для всех уставными положениями (требованиями) и программой. У них были различные представления по вопросам тактики и будущего России. Общим для них в большей мере был образ личного поведения: храбрость и совестливость, чувство долга и самоуважение, склонность и способность к самопожертвованию. Для них главное не общность идеологии, а общ­ность представлений о моральном кодексе, благо России. Однако «звание декабриста» отнюдь не наделяет человека только лишь положительными и идеальными качествами. Среди декабристов были разные люди, но все же, безусловно являвшиеся выдающимися личностями. Так, по словам Ю.М. Лотмана, выдающегося русского классика Л. Н. Толстого декабристы при­влекали скорее личностью, чем идеями: «Именно в создании совершенно нового для России типа человека вклад их в русскую культуру оказался

непреходящим, в своем приближении к норме, к идеалу напоминающий вклад А.С. Пушкина в русскую поэзию». Л.Н. Толстой даже работал над романом «Декабристы», который остался правда незавершенным, но при­близил автора к теме эпопеи «Война и мир».

Не случайно и то, что сами декабристские общества по своей структуре во многом напоминали масонские ложи, которые в начале XIX в. были чрезвычайно распространены в России. Именно наличие тайны, ограни­ченный круг избранных, способствовали формированию корпоративности в аристократической среде. Так, в «Союз благоденствия» никто не прини­мался, пока его общественно-нравственное поведение не будет исследова­но, «все люди, преданные игре, вину и женщинам, исключались без вопро­са. Он должен быть не запятнан ни одним подлым поступком, дознанного бескорыстия, твердого характера, если можно - храбр (на войне или на по­единке) и даже крепкого здоровья». Следы влияния масонских лож носил и устав «Союза спасения», в котором было много клятв и форм. Во главе общества стояли «бояре» - руководители, которые остальным членам бы­ли даже и неизвестны, следующий разряд - мужи (только эти два разряда были знакомы с уставом). Члены третьей категории - «братья» и четвер­тый разряд - «друзья» (сочувствующие) Из них рекрутировали новых чле­нов общества.

Масонами были многие из Декабристов. Главой первого декабристско­го общества - «Союза спасения», возникшего в начале февраля 1816 г. в Петербурге был масон Александр Николаевич Муравьев. В 1821 г. созда­ется «Северное Общество», которое возглавил Никита Муравьев, и «Юж­ное Общество», возглавляемое Павлом Пестелем. Общими целями об­ществ было свержение самодержавия и отмена крепостного права, но пути достижения этих целей у «южан» и «северян» были различными, однако представлялись достаточно простыми в достижении.

Являясь сторонником республиканской формы правления, П.И. Пестель опирался на исторический опыт Греции, а также Новгородской республики. Согласно составленной им «Русской правде» предполагалось свергнуть самодержавие (путем цареубийства) и установить в России республику. Все сословные привилегии уничтожались: предполагалось единое сосло­вие - гражданское. Избирательное право предоставлялось всем - с 20 лет - мужчинам любого имущественного и образовательного ценза. Вводилась всеобщая воинская повинность для мужчин с 21 года сроком на 15 лет. Вводился общий равный для всех суд. Крестьяне освобождались с землей без выкупа - по 10-12 десятин на семью. Предполагалось разделение вла­стей: законодательная (Народному Вечу в составе 500 человек, избранному на 5 лет); исполнительная власть (Державной Думе - избиралась Народ­

ным вечем на 5 лет); контролирующая власть (Верховный Собор из 120 человек - пожизненно). Принцип равновесия властей отвергался.

Иной взгляд на государственное устройство был у Н.М. Муравьева - это конституционная монархия федеративной формы, состоящей из 15 держав областей. Столицей должен был стать Нижний Новгород, переиме­нованный в Славянск. В дальнейшем именно «федерализм» ставился в ви­ну Муравьеву членами Следственного комитета. Предусматривалось раз­деление властей на законодательную, исполнительную и судебную, при­чем вся исполнительная власть должна принадлежать императору. Выс­ший законодательный орган - Народное Вече. Провозглашалось равенство всех перед законом: сословия уничтожались, но избирательное право (с 21 года) получали только имевшие имущественный ценз - 500 руб. Крестьяне освобождались без земли. В последнем варианте Конституции предусмат­ривалось уже две десятины пахотной земли на двор. Эта Конституция только ограничивала самодержавие.

Декабристы выступали против крепостного права и рабства в любом его проявлении. Показателен в этом отношении пример семьи декабриста И.И. Горбачевского: братья и отец И.И. Горбачевского отказались от доставше­гося им по наследству имения, не захотев быть помещиками, даровали крестьянам свободу и землю. «Раб, прикоснувшийся земли Русской, стано­вится свободным», - писал М.Н. Муравьев.

П.И. Пестель заявлял в «Русской правде»: «Обладать другими людьми, как собст­венностью своею, продавать, закладывать, дарить и наследовать людей наподобие вещей, употреблять их по собственному своему произволу без предварительного с ни­ми соглашения и единственно для собственной своей прибыли, выгоды, а иногда и при­хоти есть дело постыдное, противное человечеству, противное законам естествен­ным, противное святой вере христианской, противное, наконец, заповедной воле все­вышнего, гласящего в священном писании, что люди перед, ним все равны, и что одни деяния их и добродетели разницу между ими поставляют. И потому не может долее в России существовать дозволение одному человеку иметь и называть другого своим крепостным. Рабство должно быть решительно уничтожено, и дворянство должно непременно отречься от гнусного преимущества обладать другими людьми».

Декларировалась свобода выбора занятий, отменялись цехи, гильдии, провозглашалось право каждого на собственность, «... земля есть собст­венность всего рода человеческого, и никто не должен быть от сего обла­дания ни прямым, ни косвенным образом исключен.» В «Русской прав­де» Пестеля в отношении собственности просматривается уравнительная тенденция, характерная для русского общества.

Конституционные проекты несли печать российской специфики: вели­кодержавность (превратить всех в русских), централизм, уравнительность. Многое в них представлялось утопичным, кроме того, бесконечные споры велись (даже накануне восстания) по поводу путей преобразования России.

Велико было желание перемен в среде декабристской молодежи, но во­площение всех идей представлялось довольно неопределенно.

Неожиданное междуцарствие декабря 1825 г. подтолкнуло декабристов к восстанию. «Ножны сломаны, и сабель не спрятать», - говорит на по­следнем совещании 13 декабря К. Рылеев. Вряд ли по мнению участников событий тех лет, подобный династический кризис может сложиться в обо­зримом будущем.

На 14 декабря 1825 г. была намечена новая присяга Николаю I, и заго­ворщики решили использовать это - вывести войска на Сенатскую пло­щадь и потребовать отказа от новой присяги и введения конституции Се­натом.

Восстание декабристов 14 декабря 1825 г. на Сенатской площади было подавлено. Под арест было взято 316 человек (некоторые потом отпуще­ны). Всего по делу декабристов проходило 579 человек. Большинство де­кабристов принадлежало к аристократической элите общества. С некото­рыми из них были знакомы в царской семье. Знакомыми декабристов были и члены Следственного комитета. Верховному уголовному суду был пре­дан 121 человек: 61 - Северного Общества и 60 - Южного. В их числе цвет российского дворянства: 8 князей, 3 графа, 3 барона, 3 генерала, 23 пол­ковника и подполковника и даже обер-прокурор Правительствующего Се­ната (Семен Краснокутский). Пятеро человек были казнены - П. Пестель, К. Рылеев, С. Муравьев-Апостол, М. Бестужев-Рюмин, П. Каховский.

Остальные распределены по степени вины на 11 разрядов, разжалованы и сосланы в Сибирь на каторгу и вечное поселение. Лишь в 1856 г. Алек­сандром II была объявлена амнистия, но и то «с многочисленными изъя­тиями», ей воспользовалось всего 29 человек, остальные к тому времени или были уже возвращены в Россию, или умерли в Сибири.

Так закончилось первое масштабное политическое выступление в Рос­сии.

Выходя на Сенатскую площадь, лучшая часть российского дворянства, решившаяся поднять руку на самодержавие, они не преследовали цель по­лучить что-то для себя. У них было все - богатство, знатность, власть. Те­ряли же они тоже все - и жизнь тоже. Ими двигала цель: сделать Россию государством свободным и просвещенным, уничтожить позорные военные поселения, даровать Конституцию.

По словам декабриста П. Свистунова: «Люди, замышлявшие переворот в России, подвергались неминуемой потере всех преимуществ, какими пользовались вследствие положения своего в обществе, поэтому ни в корысти, ни в честолюбии заподозрены быть не могут. При несоизмеримости способов с предназначенной целью люди прак­тические вправе назвать такое громадное предприятие безрассудной мечтой, но чис­тоту намерений не имеют права оспаривать. Не безначалию следует приписывать неуспех восстания, а незрело обдуманному и отчаянному предприятию. Будь тут сам

Наполеон, что бы он сделал с горстью людей и без пушек против окружающего его со всех сторон многочисленного войска, состоявшего из пехоты, кавалерии и артилле­рии».

<< | >>
Источник: История России в вопросах и ответах: Учеб. пособие / Сост. Н.Н. Быкова, А.М. Курышов, А. А. Распопина, Г. А. Цыкунов, Т.А. Яковле­ва. — Иркутск: Изд-во БГУЭП, 2007. 2007

Еще по теме Каковы истоки, причины и результаты декабризма?:

  1. Ход и результаты опытно-экспериментальной работы
  2. Результаты расчетов и экспериментов
  3. Результаты расчетов и экспериментов
  4. ОСНОВНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ РАБОТЫ
  5. Личностные результаты обучения в современной педагогической теории и школьной практике
  6. Глава 5. ПРОМЫШЛЕННАЯ АПРОБАЦИЯ РЕЗУЛЬТАТОВ
  7. Психологические предпосылки разработки подходов к описанию специфики личностных результатов обучения
  8. Учебное задание как средство достижения личностных результатов обучения
  9. Основные результаты исследования изложены в следующих публикациях автора:
  10. Разработка фондов учебных заданий, обеспечивающих достижение личностных результатов обучения в процессе опытно-экспериментальной работы
  11. §3.1 Результаты исследования уровней выраженности проявлений профессиональной деформации личности менеджера коммерческих организаций
  12. Анализ содержания учебного материала школьных учебников с позиции их ориентации на достижение личностных результатов обучения
  13. Основные результаты диссертационной работы опубликованы в изданиях, рекомендованных ВАК РФ:
  14. Глава I. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ЭМПИРИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ВКЛЮЧЕНИЯ ЛИЧНОСТНЫХ РЕЗУЛЬТАТОВ ОБУЧЕНИЯ В СОСТАВЕ СОДЕРЖАНИЯ ОБРАЗОВАНИЯ
  15. Глава 2 ОПЫТ РАЗРАБОТКИ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ УЧЕБНЫХ ЗАДАНИЙ, ОРИЕНТИРОВАННЫХ НА ДОСТИЖЕНИЕ ЛИЧНОСТНЫХ РЕЗУЛЬТАТОВ ШКОЛЬНИКОВ В ПРОЦЕССЕ ОБУЧЕНИЯ
  16. Основные результаты диссертационной работы опубликованы в следующих печатных работах
  17. Текст как результат взаимодействия плана выражения и плана содержания
  18. §3.4 Анализ результатов работы по профилактике проявлений профессиональной деформации личности менеджера коммерческой организации через развитие профессионально-личностной компетентности
  19. 3.4.2 Анализ результатов апробации программы по профилактике проявлений профессиональной деформации личности менеджера коммерческой организации через развитие профессионально-личностной компетентности
  20. ГЛАВА 3. РЕЗУЛЬТАТЫ И АНАЛИЗ РАБОТЫ ПО ПРОФИЛАКТИКЕ ПРОЯВЛЕНИЙ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕФОРМАЦИИ ЛИЧНОСТИ МЕНЕДЖЕРА КОММЕРЧЕСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ ПОСРЕДСТВОМ РАЗВИТИЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ЛИЧНОСТНОЙ КОМПЕТЕНТОСТИ