<<
>>

Каковы этапы и направления развития общественно­политического движения в России во второй половине XIX в.

Реформы Александра II (1855-1881 гг.), определяемые как «буржуаз­ные» и «либеральные», несмотря на свою безусловную значимость для дальнейшего прогрессивного развития России, все же были противоречивы и непоследовательны.

Система политической власти осталась неизменной, как и привилегии дворянства, в то время как в стране развивались капита­листические отношения. Все это повлияло на расширение общественно­политического движения во второй половине XIX в., внутри которого осо­бое место начинает занимать освободительная борьба, направленная на ликвидацию существующего строя.

Историки традиционно в рассматриваемый период выделяют три глав­ных направления общественно-политического движения: революционное, либеральное и консервативное. Эти направления идентифицируются по важнейшим признакам, таким как цели движения и методы их достижения.

Революционное направление имело целью коренное социально­экономическое переустройство российского общества на принципах со­циализма, что требовало свержения существующего политического строя насильственным путем, т.е. через революцию. Сторонники революционно­го направления были самыми активными, организованными и многочис­ленными участниками общественно-политического движения.

Либеральное направление ставило целью изменение политической, со­циальной, экономической систем с приведением их в соответствие с за­падной буржуазно-демократической, капиталистической моделью. Эти из­менения, по мнению представителей либерального направления, должны были происходить постепенно, последовательно, путем реформ, осуществ­ляющихся «сверху». Либеральное движение было аморфно, слабо органи­зовано, внутри его существовали серьезные разногласия.

Консерваторы настаивали на сохранении самодержавия, дворянских привилегий (в том числе - помещичьего землевладения), признавая ре­формы только как «необходимое зло», позволяющее абсолютизму адапти­роваться в новых условиях с минимальными потерями для господствую­щего класса.

Консервативное направление являлось отражением политики правительства в общественном движении.

На основании роли, которую играло то или иное направление, при­нимая во внимание трансформации движущих сил и взглядов представите­лей отдельных направлений на цели и методы своей деятельности, а также

учитывая внутреннюю политику государства, представляется возможным выделить два основных этапа в развитии общественно-политического движения второй половины XIX в. Первый этап охватывает 1860-1870-е гг. (время правления Александра II) и характеризуется возникновением, рос­том и расцветом народничества как важнейшей составной части револю­ционного направления, и развитием либерализма, выразившемся в дея­тельности земских учреждений. Для второго этапа (1880-1890-е гг., время правления Александра III и начало правления Николая II) характерны упа­док народничества как основы революционного направления и превраще­ние в таковую марксизма, широкий подъем рабочего движения, медленное оживление либерализма.

1. Главными идеологами консервативного направления общественно­политического движения 1860-1870-х гг. были высшие государственные чиновники Д. Толстой (обер-прокурор Синода, затем - министр народного просвещения), П. Шувалов (начальник Третьего отделения императорской канцелярии), К. Победоносцев (сенатор, член Государственного совета, воспитатель наследников престола Александра Александровича и Николая Александровича, первоначально известный своими либеральными взгля­дами), влиятельные публицисты В. Мещерский (издатель журнала «Граж­данин»), М. Катков (издатель газеты «Московские ведомости», ранее - ли­беральный западник) и другие представители бюрократического аппарата и официальных печатных изданий. Своей главной задачей консерваторы видели недопущение расширения реформ, сохранение дворянских приви­легий, защиту самодержавной формы правления. В 1860-е гг. им удалось добиться отставки одного из идеологов реформ - Н. Милютина, убедить Александра II отказаться от обсуждения проектов создания представитель­ского органа власти, ограничить доступ в университеты выходцам из про­стых сословий.

В 1870-е гг. усилия консерваторов сосредоточились на ор­ганизации репрессий против народников, что им вполне удалось.

В ходе реформ Александра II пути сторонников постепенных демокра­тических изменений в обществе разошлись. Часть из них, воодушевленная реформаторской деятельностью правительства, встала на его сторону. Дру­гие же, формально находясь в оппозиции правительству, и составили ла­герь либерального направления. Среди членов этого лагеря были и пред­ставители западничества (К. Кавелин, Б. Чичерин), и сторонники славяно­фильства (А. Кошелев). Рупорами либерализма стали журнал западников «Вестник Европы» (М. Стасюлевич) и журнал славянофилов «Русская бе­седа» (А. Кошелев). Деятельность западников и славянофилов сводилась к дискуссии о путях развития России (одни предлагали конституционную монархию, другие - самодержавие при восстановлении Земских соборов) и не сопровождалась какими-либо конкретными действиями. Они были, так

сказать, либералами-теоретиками. Практиками либерального движения стали представители местных выборных органов - дворянских собраний и земств. Деятельность их заключалась в пропаганде идеи Конституции и подаче ходатайств («адресов») на имя императора о создании представи­тельного органа общероссийского масштаба. В 1862 г. такое ходатайство было подано Тверским губернским дворянским собранием, в 1865 г. - Мо­сковским губернским дворянским собранием и Петербургским губернским земским собранием. Все ходатайства были отменены, а их авторы легко наказаны.

В конце 1870-х гг. земское либеральное движение получило новый тол­чок к развитию на фоне подъема патриотизма в годы русско-турецкой вой­ны 1877-1878 гг. и деятельности М. Лорис-Меликова, назначенного пред­седателем Верховной распорядительной комиссии, а затем - министром внутренних дел, который ослабил цензуру, усилил борьбу с терроризмом, предложил созвать комиссию для подготовки проекта созыва представи­тельного собрания (политика М. Лорис-Меликова получила название «диктатура сердца»).

Земскими деятелями снова были выдвинуты идеи создания центральных представительных учреждений (Учредительное со­брание), введения гражданских свобод (неприкосновенность личности, свобода слова, свобода печати), расширения прав земств. Представители земств стали собираться на негласные съезды. На одном из таких съездов в 1879 г. в Москве окончательно оформился нелегальный «Земский союз». Требования конституционного строя выдвигали и отдельные земские соб­рания - Харьковское, Тверское, Полтавское, Самарское. Признанными ли­дерами земского либерализма стали И. Петрункевич и С. Муромцев.

Революционное направление оформилось на основе идеи «русского со­циализма» А. Герцена и Н. Огарева (издавали в Лондоне журнал «Коло­кол»), развитой Н. Чернышевским и Н. Добролюбовым (издавали журнал «Современник»). Суть идеи «русского социализма» сводилась к тому, что Россия с ее общиной имеет предпосылки к построению некапиталистиче­ского общества, основанного на демократическом политическом режиме, республиканской форме правления и отсутствии частной собственности на основные средства производства - социализма. Основатели «русского со­циализма» полагали, что к социалистическому строю можно прийти путем реформ, в этом плане они были близки к либералам и готовы сотрудничать с ними, что отразилось в содержании подпольного листка «Великорус» (1861 г.). С целью объединения усилий и пропаганды своих идей соратник Н. Чернышевского Н. Серно-Соловьевич со своими сподвижниками обра­зовали в 1861 г. тайную организацию «Земля и воля». Однако среди сту­денческой молодежи, воспринявшей идеи «русского социализма», все бо­лее распространялось мнение о насильственном свержении старого и уста­

новлении нового строя. Эта идея была ключевой в подпольных листовках «Молодая Россия» и «Барским крестьянам от их доброжелателей поклон». Так возникло народничество - идеология установления социалистического строя в результате крестьянской революции. Ее появлению способствовали как противоречивый, несправедливый характер проводимых правительст­вом реформ, так и репрессивная политика государства по отношению к сторонникам «русского социализма» (в 1262 г. были арестованы Н. Чер­нышевский и Н. Серно-Соловьевич). «Земля и воля» превратилась в орга­низацию, пропагандирующую революцию. Она имела множество сторон­ников и отделения в пяти городах России. «Землевольцы» ждали, что в 1863 г. (год начала выкупных операций) грянет крестьянская революция. Однако этого не произошло, и «Земля и воля» самораспустилась (1864 г.).

Московское отделение отказалось от самороспуска. Его активные чле­ны Н. Ишутин и Д. Каракозов создали свою организацию «Ад», которая, помимо пропаганды революции, впервые сделала методом своей борьбы индивидуальный террор. В 1866 г. Д. Каракозов совершил неудачное по­кушение на Александра II, после чего группа «Ад» была разгромлена пра­вительством. В 1869 г. остатки группы были организованы авантюристом С. Нечаевым в новый революционный кружок - «Народная расправа». С. Нечаев выдавал себя за члена несуществующего «центрального комитета» и требовал безоговорочного подчинения. Группа Нечаева была разоблаче­на после убийства И. Иванова, одного из руководителей кружка. Иванов был убит своими же соратниками по приказу Нечаева по подозрению в из­мене. Правительство организовало показательный процесс над «нечаевца- ми», надеясь дискредитировать народничество, однако его идеи получали в России все большее и большее распространение, приводя к образованию новых революционных групп.

Постепенно на протяжении 1860-х гг. внутри народничества оформи­лись три основных течения, различающихся путями организации крестьян­ской революции. Сторонники пропагандистского течения (идеолог - П. Лавров, соратник Н. Чернышевского и Н. Ишутина, член «Земли и воли») считали, что цель народников - в революционной агитации среди крестьян. П. Лавров критиковал революционный авантюризм и считал, что револю­ция должна быть подготовлена, а народ должен «дозреть» до нее. Сторон­ники бунтарского течения (идеолог - М. Бакунин, профессиональный ре­волюционер, соратник А. Герцена, один из основателей (наряду с П. Кро­поткиным) анархизма) не ограничивались словесной агитацией, а настаи­вали на «пропаганде фактами», считая, что народ готов к революции и ему нужно не только «рассказывать» о ней, но и «показывать», организуя вос­стания, бунты, демонстрируя неповиновение властям. После революции, по мнению М. Бакунина, государство будет не нужно, его место займет

федерация самоуправляющихся общин. Последователи заговорщического течения (идеолог - П. Ткачев, член нечаевской группы) утверждали, что не нужно тратить время на агитацию. Революция - дело профессиональных революционеров, она должна быть совершена группой заговорщиков пу­тем государственного переворота, что и вовлечет народ в переустройство общества.

В начале 1870-х гг. среди народников наибольшую популярность полу­чили идеи П. Лаврова. В Петербурге несколько революционных групп объединились в крупнейший кружок «чайковцев» (руководители - Н. Чай­ковский, М. Натансон, С. Перовская). Они первоначально выступали за пропаганду идей крестьянской революции среди народа, но с приходом в группу П. Кропоткина идеи крестьянского бунта также получают распро­странение среди «чайковцев». «Чайковцы» были причастны и к организа­ции по большей части стихийного широкого пропагандистского движения - «хождения в народ» (1874-1876 гг.), когда тысячи молодых людей из го­родов двинулись в села и деревни поднимать крестьян на революцию. «Пропагандистов» арестовывали и сажали в тюрьмы, крестьяне не пони­мали их агитации, и «хождение в народ» постепенно затухло само собой. Не удалось нигде поднять восстание и сторонникам бунтарского направ­ления, также участвовавшим в «хождении в народ». Группа «чайковцев» была разгромлена правительством.

В 1876 г. в Петербурге часть бывших «чайковцев» и других участников «хождения в народ» образовала новую тайную организацию, названную в честь первенца народнического движения «Землей и волей». «Земля и во­ля» методами своей работы считала как революционную словесную агита­цию (этим занималась группа «деревенщиков»), так и «пропаганду факта­ми» (порученную группе «дезорганизаторов»). Террористическая деятель­ность рассматривалась как вспомогательное средство. Организация имела свою программу (свержение самодержавия революционным путем, пере­дача земли крестьянам, введение мирского самоуправления). «Землеволь- цы» надеялись на поддержку широких масс населения, но ошиблись, - ор­ганизованная ими в Петербурге в 1876 г. первая в России политическая демонстрация закончилась избиением демонстрантов горожанами, а вто­рично предпринятое «хождение в народ» было пресечено полицией. На фоне этих неудач молодым народникам казался более предпочтительным путь, предложенный П. Ткачевым: государственный переворот с после­дующими социальными преобразованиями. Главным методом в этих усло­виях должен был стать индивидуальный террор. Положение усугублялось набиравшими силу репрессиями властей против народников. В 1878 г. на­родница В. Засулич совершила покушение на петербургского градоначаль­ника Ф. Трепова, «землеволец» С. Кравчинский убил шефа жандармов Н.

Мезенцева, в 1879 г. член «Земли и воли» А. Соловьев стрелял в Алексан­дра II. Группа «деревенщиков» была против превращения «Земли и воли» в террористическую организацию. В результате в 1879 г. «Земля и воля» распалась на две самостоятельные организации: бывшие «деревенщики» (Г. Плеханов, Л. Дейч, П. Аксельрод) образовали пропагандистский «Черный передел», а бывшие «дезорганизаторы» (А. Желябов, С. Перовская, Н. Мо­розов) - террористическую «Народную волю». «Черный передел» попы­тался продолжить пропаганду революции в деревне, но вскоре его руково­дители, разочаровавшись в возможности крестьянской революции, поки­нули Россию. «Народная воля» же превратилась в мощную организацию, вокруг которой сконцентрировалось народническое движение. «Народо­вольцы» произвели ряд покушений на Александра II, надеясь вызвать его физическим устранением панику в правительстве и народное восстание. 1 марта 1881 г. очередное покушение закончилось убийством императора.

2. На втором этапе развития общественно-политического движения (1880-1890-е гг.) усилия консерваторов, получивших полную поддержку правительства и императора Александра III, были сосредоточены на про­ведении контрреформ. Суть последних сводилась к усилению полицейско­го контроля над населением и отмене некоторых положений судебной ре­формы 1864 г., ограничению деятельности земств, ужесточению цензуры и ограничению доступа к образованию. Контрреформы сопровождались пол­ным разгромом народнического движения. Главными идеологами контр­реформ стали новый обер-прокурор Синода К. Победоносцев и новый ми­нистр внутренних дел Д. Толстой. С воцарением Николая II (1894 г.) кон­сервативное направление продолжало определять внутреннюю политику правительства.

Либеральное движение, сосредоточенное в земствах, в годы правления Александра III несколько сузило свои программные требования. Это было связано с ограничением прав земств. Теперь либералы выступали уже не за Конституцию и выборы во всероссийское Учредительное собрание, а за введение всеобщего начального образования, отмену телесных наказаний, создание волостной земской единицы. Место самоликвидировавшегося Земского союза как организатора либерального движения занял Комитет грамотности при Вольном экономическом обществе, главную роль в кото­ром играли П. Гейден, В. Вернадский, Д. Шаховской, братья С. И Ф. Оль- денбурги, а также другие общественные организации, такие, как, например, Общество русских врачей. С приходом к власти Николая II гонения на земства несколько ослабли, что получило выражение в медленном подъеме земского движения. Земские деятели выдвинули идею созыва всероссий­ского координирующего земского органа. В конце XIX - начале ХХ вв. образовались нелегальные либеральные кружки - «Беседа», «Союз земцев-

конституционалистов», «Союз освобождения», - члены которых выдвига­ли уже и политические требования. Эти кружки стали основой образован­ных позднее политических партий либерально-демократического толка.

Либеральное движение 1880-1890-х гг. значительно усилилось и за счет т. н. либерального народничества, идеологами которого стали Н. Михай­ловский, В. Воронцов, С. Кривенко, В. Короленко (издавал главный печат­ный орган либеральных народников - журнал «Русское богатство»). После разгрома народнических организаций многие народники, разочаровавшись в революционной борьбе, перешли на сторону либерализма, утверждая, что основу социалистического общества можно построить путем реформ. Этот тезис либеральных народников зиждился на утверждении о том, что в России нет настоящего капитализма. Народники-либералы выступали за расширение крестьянского землевладения, поддержку общин и производ­ственных артелей, кредитование крестьянских хозяйств, уравнение сосло­вий в правах. Примыкали к либералам и т. н. «легальные марксисты» (ли­дер - П. Струве), которые основывали свое мнение о необходимости бур­жуазных реформ на марксистском учении о закономерности капитализма. В целом либеральное движение 1880-1890-х гг. было сосредоточено не столько на требованиях политических реформ, сколько на пропаганде кон­кретной деятельности, которая должна была способствовать повышению уровня образованности и материального благополучия народа. Такая пози­ция либерализма получила название «теории малых дел».

Передним краем общественно-политического движения в конце XIX в. по-прежнему оставалось революционное направление. После убийства «народовольцами» Александра II и разгрома правительством народниче­ских организаций, народничество как идеология пришло в упадок. Идея крестьянской революции, основанная на теории некапиталистического развития России, не получила практического подтверждения, несмотря на усилия двух поколений народников. Крестьяне оказались политически инертной массой, капиталистические же отношения в стране бурно разви­вались. С начала 1880-х гг. в России начинает проявляться стихийное ра­бочее движение (стачки, демонстрации), вызванное тяжелым материаль­ным положением рабочего класса. В этих условиях идеологической осно­вой революционного движения становится марксизм. Первыми русскими марксистами стали эмигрировавшие из России руководители «Черного пе­редела» - Г. Плеханов, П. Аксельрод, Л. Дейч, В. Засулич. В 1883 г. в Же­неве они создали марксистскую группу «Освобождение труда». Члены группы, в соответствии с марксистским учением, отказались от идеи кре­стьянской революции, утверждая, что переход к социализму может про­изойти только в результате пролетарской социалистической революции, которой должна предшествовать буржуазно-демократическая революция.

Последняя же возможна лишь в условиях развитых капиталистических от­ношений. Поэтому социалисты и либералы должны объединить на первых порах свои усилия по ликвидации абсолютизма и феодализма. Ближайшей целью русские марксисты ставили создание политической партии, способ­ной организовать рабочее движение.

Идеи «Освобождения труда» были подвергнуты критике со стороны по­следовательных народников, но способствовали распространению мар­ксизма в России, что привело к созданию в стране подпольных марксист­ских кружков. Первыми из них были группы Д. Благоева (Петербург, 1883 г.), М. Бруснева (Петербург, 1889 г.), Н. Федосеева (Казань, 1888 г.). К на­чалу 1890-х гг. марксистские (социал-демократические) группы существо­вали более чем в 30 городах Российской империи. В это же время заметной фигурой русского марксизма становится В.И. Ульнов (Ленин). В отличие от Г. Плеханова и других «освобожденцев», В. Ульянов не воспринимал марксизм как догму, считая, что в уникальных условиях России, где рабо­чий класс малочислен, но сконцентрирован в немногих промышленных районах, а капитализм уже достиг высокого уровня развития, пролетарская революция возможна уже сейчас. Для ее подготовки В. Ульянов также предполагал организовать политическую партию, которая в своей деятель­ности должна использовать опыт революционной борьбы народников, в том числе - строгую конспирацию, централизацию, дисциплину. В 1995 г. при активном участии В. Ульянова в Петербурге была создана крупнейшая в России марксистская организация - «Союз борьбы за освобождение ра­бочего класса». Ее руководителями стали В. Ульянов, Г. Кржижановский, Ю. Цедербаум (Мартов). В этом же году В. Ульянов был арестован и со­слан в с. Шушенское Енисейской губернии. Однако он продолжал неле­гально переписываться с оставшимися на свободе членами «Союза». В 1898 г. представители «Союза борьбы за освобождение рабочего класса» и ряда других марксистских кружков собрались в Минске и объявили о соз­дании Российской социал-демократической рабочей партии (РСДРП). РСДРП стала первой российской политической партией.

Таким образом, лидерами освободительного движения в России в конце XIX в. стали марксисты. Но и оставшиеся в живых и на свободе народники продолжали общественно-политическую деятельность. Народничество в России потеряло политический вес, но не исчезло вовсе. Хотя попытки возродить «Народную волю», предпринятые Г. Лопатиным и П. Якубови­чем в 1884 г., Б. Оржихом в 1885 г., А. Ульяновым (братом В. Ульянова) в 1886-1887 гг. не увенчались успехом, народнические кружки действовали во многих российских городах. Главными из них были группа «социали­стов-федералистов» (А. Белевский, П. Николаев) и «Народное право» (М. Натансон, Н. Анненков). Народническая идеология получила второе рож­

дение в начале ХХ в., став основой крупнейшей в России партии социали­стов-революционеров (эсеров).

Общими итогами общественно-политического движения России во второй половине XIX в. стали: рост политической грамотности и активно­сти населения, формирование условий для создания политических партий, становление революционного движения как основной формы организован­ной общественно-политической деятельности.

Какова роль купечества в общественном самоуправлении сибирских городов?

Впервые органы городского самоуправления вводились в России ре­формой 1699 г., однако в Сибири она не была распространена. Только в 1722 г. в Иркутске появляется городская ратуша, подчиненная Тобольско­му магистрату, как орган по управлению городским населением: купцами и ремесленниками. А первыми бургомистрами выбираются Михаил Сухой и Семен Гранин. Через год ратушу в Иркутске упраздняют и учреждают свой магистрат как орган городского сословного управления. Одной из ос­новных функций магистратов была фискальная, они должны были следить за правильностью раскладки и сбором всякого рода государственных пода­тей, кроме того, контролировали санитарное состояние города: чистоту улиц, торговых рядов, исправность мостов. «Заботились об экономическом развитии города, умножении его товаров и ярмарок, ограждали купечество от иногородней конкуренции и от лиц других сословий». На должности городского самоуправления, как правило, выбирали наиболее уважаемых и богатых лиц города.

Для Комиссии по подготовке нового Уложения (период правления Ека­терины II) городам предписывалось составить наказы, а также выбрать из своей среды депутата, который будет представлять их интерес. Для этой цели в городах создавалась новая должность - городской голова, который избирался всеми домовладельцами из своей среды. «Кандидат должен быть не моложе 30 лет иметь недвижимость в городе и пользоваться дове­рием общества».

Вообще в течение последней четверти XVIII-XIX вв. структура город­ского самоуправления в Сибири неоднократно изменялась: «Учреждением о губерниях» в 1775 г., «Уставом благочиния» в 1782 г., «Городовым по­ложением» в 1785 г., в начале XIX в. - реформой 1822 г., а также «городо­выми положениями» 1870 и 1892 гг. Однако при всем при этом ведущая роль купечества в органах городского самоуправления оставалась неиз­менной. В условиях Сибири, где дворян проживало совсем немного, имен­но купечество было наиболее значимым социальным слоем, привлекав­

шимся для управления городами. Кроме того, сам род занятий купцов располагал к проявлению активности, а наличие значительных денежных средств способствовало укреплению их авторитета. К примеру, в начале 1880-х гг. в иркутской городской Думе купечество составляло 54,2-41,7%, в начале 1890-х гг. его численность практически не изменилась и в про­центном соотношении составляла - 49-47%. Лишь в конце XIX - начале XX вв. третье сословие начинает постепенно сдавать свои позиции, усту­пая места в Думе мещанству и представителям дворянско-интеллигент­ского крыла.

Каждый купец в течение всей своей жизни два-три, а то и больше раз исполнял какую-нибудь общественную должность. Так, к примеру, в 1801 г. из 27 владельцев купеческих капиталов, объявленных по Красноярску только двое (Петр Ларионов и Петр Щенин) никогда прежде не были на каком-либо городском общественном посту, в 1815 г. тоже лишь двое из 15 местных купцов не состояли прежде на общественной службе. По словам Н. Гавриловой, «средний возраст купцов, начинающих службу, составлял 30-31 год, «карьера» складывалась из последовательного выбора на долж­ности в органах мещанского самоуправления или различных комиссиях (торговой, квартирной ит.д.), затем в городском суде или Попечительном совете Сиропитательного дома, и, наконец, в думе».

Исполнение общественных должностей в органах городского само­управления вменялось в обязанность всем купцам, независимо от их на­циональной и религиозной принадлежности (до 1870-х гг., когда евреям запретили участвовать в городском самоуправлении). Систему же органов самоуправления составляли (по Городовому Положению 1870 г.): город­ское собрание для избрания гласных через каждые четыре года; городская дума, являвшаяся распорядительным органом; городская управа - испол­нительный орган. Из них, наиболее массовой формой участия жителей (и в частности купечества) в делах самоуправления являлось городское соб­рание.

С одной стороны, активная общественная деятельность купцов, безус­ловно, приносила определенную выгоду. Нередко бывало, что купцы стре­мились занять высокие посты, для приобретения авторитета в городском обществе, высокий пост давал преимущества и к ведению своей коммерче­ской деятельности (к примеру, привилегии на получение откупов, казен­ных подрядов и т.д.). Общественная служба могла способствовать расши­рению предпринимательской деятельности купцов, налаживанию ими но­вых контактов. К тому же, за свою работу на посту городского головы вы­борные получали жалование, размер которого Думы определяли сами.

В больших городах сумма была более крупная, в мелких - небольшая. Так, в 1895 г. в Барнауле и Бийске головы получали одинаково - 1200 руб. в год, в заштатном городке Колывани - 600 руб. В губернском центре Томска сумма составляла 2400 руб. в год.

Думы не забывали повышать заработную плату ответственных лиц городского само­управления, и к 1914 г. ее размеры во многих городах возросли в два раза.

Кроме того, отличившиеся усердным исполнением своих обязанностей во время пребывания на общественном посту получали от городского об­щества похвальные листы, в которых указывалось, что человек «в служе­нии находился добропорядочно, обид и утеснений обществу от него не происходило». Такие документы получили красноярский купец третьей гильдии - И.К. Матвеев и мещанин И.В. Потехин. За особо выдающиеся заслуги, обычно связанные с благотворительной деятельностью купцы по­лучали правительственные награды - ордена и медали, или ценные подар­ки и почетные звания. К примеру, заслуги И.С. Хаминова перед Иркутском были отмечены поднесением ему звания почетного гражданина города. А за выполнение безвозмездно ряда государственных работ, как-то: перевоз­ка через Байкал на пароходах войск в 1866 г. для подавления бунта поли­тических ссыльных на кругобайкальской дороге, или перевозка от Москвы до Петербурга сводного батальона казачьего войска, иркутский купец по­лучил искреннюю благодарность, «царское спасибо» и бриллиантовый перстень впридачу. По числу наград Хаминов сумел превзойти всех круп­ных предпринимателей Иркутска. Как пишет Н.И. Гаврилова, - «К концу жизни он явился обладателем орденов Св. Станислава 3, 2, 1-й степени, Св. Анны 2-й и 1-й степени, Св. Владимира 4-й и 3-й степени, был потомст­венным почетным гражданином и, наконец, имел высокий чин тайного со­ветника».

Как свидетельствуют документы того времени, наибольшую заинтере­сованность в самоуправлении, вплоть до конца XIX в., проявляли крупные купцы и домовладельцы, входившие в первую избирательную курию. Наименьший уровень активности у избирателей третьей курии (в среднем 9%) - мелких торговцев, собственников и домовладельцев.

С другой стороны, часто служба была связана с большими денежными затратами на благотворительность и нужды города, а иногда и с некоторым риском, «собрание общества градского» несло материальную ответствен­ность за свои решения. Так, благотворительные «дары» одного из круп­нейших предпринимателей Иркутска - И. С. Хаминова, занимавшего неко­торое время и пост городского головы, были так часты и разносторонни, что в городе сложилась поговорка: «Я ведь не Хаминов, чтобы везде жерт­вовать». Нередко купцы, занимавшие высокий общественный пост, несли убытки, вкладывая личные средства на нужды города.

Иногда купцы пытались уклониться от занятия выборной должности под различными предлогами. Если предлог находили достаточно веским, то выборного освобождали от должности. По замечаниям многих исследо­вателей, в середине XIX в. уклонение купцов от занятия выборных долж­ностей в структуре городского самоуправления нашло выражение в рас­

пространении приписки к купечеству малых городов, найму вместо себя за деньги посторонних, переезд в другой город. Так, в 1850-х гг., постоянно проживавший в Красноярске купец первой гильдии И.К. Кузнецов, а также некоторые другие купцы приписывались к Минусинскому уезду только для того, чтобы избежать выбора в должности в больших городах, по­скольку, как писали в то время, «исправление этих должностей было со­пряжено с большими денежными издержками, потерею времени и со мно­гими неприятностями». Так, в середине XIX в., как отмечается в ряде ис­следовательских работ, купечество чаще всего уклонялось от обществен­ных должностей второстепенного плана: в Словесном суде, торговой депу­тации и т.д., которые не сулили им особых привилегий, но были связаны, как правило, с расходами. В 1870-1880-е гг. активность купцов в общест­венном самоуправлении достаточно высока, даже формируется слой так называемых «профессиональных гласных», которые переизбирались уже на третий, четвертый, или даже пятый срок, однако заинтересованность купцов, а также посещаемость заседаний Думы постепенно снижается. В 1884 г. газета «Восточное обозрение» писала об иркутской Думе: «В по­следнее время доходит до того, что в думу приходит всего 3-4 человека». Подобного характера информация приводится Н. Гавриловой: «Некоторые из гласных ... не интересуются общественными делами и не принимают в них участия. Заседания Думы они или вовсе не посещают, или посещают очень редко - часто от нечего делать, или когда дело, обсуждаемое в Думе, касается их личных интересов».

В результате постепенного расширения полномочий городского само­управления, уменьшения административной опеки над ним, (до «Городо­вого положения» 1892 г.) укрепления финансовой независимости управ привели к росту злоупотреблений со стороны городских голов. Декабрист Н.В. Басаргин писал: «Едва купец или мещанин избран обществом голо­вою старостою или каким-нибудь членом городового управления, он в ту же минуту забывает прежний свой быт и становится чиновником, со всеми дурными свойствами и, сверх того, без всякого знания дела». Злоупотреб­ления имели место во всех городах Сибири, но широкой общественности становились известны только те из них, где шла борьба между различными группами торгово-промышленного класса. Подобная ситуация сложилась в Иркутске в середине 1880-х гг., когда в городской думе развернулась борьба за лидерство между группировками «партии деятелей банка Е. Медведниковой» и «партией компании Сибирякова, Базанова и Немчино­ва». Но были случаи, когда должности в городском самоуправлении, в ча­стности должность городского головы, занимали действительно достойные люди, пользовавшиеся всеобщим доверием и симпатией, поэтому горожа­не выбирали их на этот пост неоднократно. К таким можно отнести крас­

ноярского городского голову - Д.И. Тецкова (золотопромышленника, куп­ца 1-й гильдии). В Томске два четырехлетия подряд (срок работы город­ского головы) избирался купец А.П. Карнаков, а затем и И.М. Некрасов, в Иркутске неоднократно занимали пост городского головы: М.В. Сибиря­ков, К.М. Сибиряков, К.П. Трапезников, И.С. Хаминов, В.П. Сукачев.

В целом, система городского самоуправления в Сибири носила, с одной стороны, принудительный характер, т.к. купцы были обязаны участвовать в существовавших властных структурах. Однако, с другой стороны, нельзя не отметить присутствия здесь своего рода демократических начал - вы­борности на общественные должности лиц из числа всего купеческого об­щества, а также участие в городском самоуправлении представителей ря­дового купечества, что позволяло говорить об участии в городском само­управлении не только привилегированной части населения сибирских го­родов (во многих сибирских городах практически не было дворянства), но и менее состоятельных горожан.

Конечно, нельзя однозначно оценивать отношение купечества к уча­стию в органах городского самоуправления. Тем не менее, случаи отказа купцов занимать выборные должности свидетельствуют, что общественная служба в городах часто была достаточно обременительной. Такие отказы купцов рассматривались государственной властью как протест против не­сения обязанностей, возложенных властью и обществом на индивида. Прошение о «самоотводе» практически никогда не удовлетворялось. Со­гласно законодательству, только дворяне не могли быть принудительно избраны, даже если имели в городе недвижимую собственность.

<< | >>
Источник: История России в вопросах и ответах: Учеб. пособие / Сост. Н.Н. Быкова, А.М. Курышов, А. А. Распопина, Г. А. Цыкунов, Т.А. Яковле­ва. — Иркутск: Изд-во БГУЭП, 2007. 2007

Еще по теме Каковы этапы и направления развития общественно­политического движения в России во второй половине XIX в.:

  1. Организационно-правовые основы становления и развития органов дознания в России (к 300-летию образования полиции России): моно­графия. — СПб.: Изд-во СПб ун-та МВД России,2018. — 180 с., 2018
  2. ГЛАВА 3. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ МОДЕРНИЗАЦИИ СИСТЕМЫ ПЕРСОНАЛЬНЫХ ФИНАНСОВ РОССИИ
  3. 3.4.1 Основные направления программы по профилактике проявлений профессиональной деформации личности менеджера коммерческой организации через развитие профессионально-личностной компетентности
  4. Выводы по второй главе
  5. 4. Стадии и этапы производства по делам об административных правонарушениях
  6. § 1. Начало производства в суде надзорной инстанции и его этапы
  7. Модернизация государства, власти, права и общества: человеческое измерение: коллективная монография / под общ. ред. К.А. Ишекова; РПА Минюста России, Поволжский (г. Саратов) юридический институт (филиал). - М.: РПА Минюста России,2014. - 292 с., 2014
  8. 3. Основные направления совершенствования государственного управления в РФ. Административная реформа
  9. Нахождение пределов прочности в направлениях главных напряжений в бетоне
  10. Маюров А.Н.. Борьба с пьянством в России с древних времен до наших дней / Сост., предисл., примем. А. Н. Маюрова / Отв. ред. О. А. Платонов. — М.: Институт русской цивилиза­ции,2016. — 880 с., 2016
  11. Белковец Л. П., Белковец В. В.. История государства и права России. Курс лекций. — Новоси­бирск: Новосибирское книжное издательство,2000. – 216с., 2000
  12. Шестаков Ю.А.. История государства и права России: учебное пособие. – М.,2018. - 310 с., 2018
  13. Индикаторы сбалансированного развития системы персональных финансов