<<
>>

Заключение

В результате проведенного исследования в диссертации успешно решены поставленные задачи и выявлены особенности правового регулирования благотворительной деятельности по сохранению историко­культурного наследия в Российской империи.

Исследование историко-правового опыта опирается на ряд теоретических изысканий, которые позволили автору сформулировать и обосновать собственные подходы к пониманию основных аспектов рассматриваемой темы. В результате сформулировано и обосновано авторское определение благотворительной деятельности как добровольной безвозмездной деятельности имущественного или организационного характера, которая своей основе имеет гуманистические мотивы и преследует общественно полезные цели.

В понимании автора благотворительная деятельность по сохранению историко-культурного наследия - это добровольная безвозмездная деятельность частных лиц и негосударственных структур, направленная на охрану, восстановление и сбережение объектов историко-культурного наследия:

1) памятников археологии, архитектуры и градостроительства;

2) памятников книгопечатания и летописания, включая библиотеки;

3) произведений изобразительного искусства и ваяния;

4) народа, его обычаев и традиций, которая осуществляется в общественно полезных целях на основе нравственных и гуманистических начал.

Исследуя вопросы правовой политики по развитию благотворительности в сфере охраны объектов культурного наследия, автор приходит к выводу, что такая правовая политика является частью правовой политики в социально-культурной сфере и представляет собой систематическую комплексную деятельность государства, осуществляемую

на основе закона и предусматривающую постоянное проведение мероприятий, направленных на сбережение культурного наследия, являющегося достоянием народов Российской Федерации.

В результате проведенного исследования в работе обоснованы и раскрыты те концептуальные направления государственной политики в сфере охраны историко-культурного наследия, которые непосредственно связаны с развитием благотворительности в этой области. К их числу предлагается отнести следующие:

1) принятие императивных норм, предписывающих осуществлять мероприятия по охране памятников историко-культурного наследия; эти нормы были обращены, в первую очередь, к городским и церковным органам и властям и предписывали им заботиться о сохранении и реставрации древних памятников;

2) создание нормативных основ для развития благотворительности общественных структур и частных лиц, направленной на сохранение историко-культурного наследия;

3) установление таких стандартов в архитектуре и строительстве, которые могли повлиять на сохранение памятников древности и их реставрацию при осуществлении благотворительной деятельности;

4) создание легитимных условий для существования различных общественных организаций благотворительной направленности, деятельность которых непосредственно связана непосредственно связана с изучением и охраной историко-культурного наследия (археологических и архитектурных обществ и комитетов, обществ любителей древности и т.д.).

В работе отмечается, что деятельность общественных структур и частных лиц, направленная на охрану историко-культурного наследия, фактически может быть охарактеризована как благотворительность, так как она обладала следующими чертами: эта деятельность преследовала

общественно полезные цели; она осуществлялась добровольно; в основе ее лежали безвозмездные финансовые пожертвования.

Изученный историко-правовой опыт показывает, что инициатива в вопросах охраны памятников древности исходила не только от государства, но в некоторых случаях и от представителей научной общественности, которые в силу своего профессионального интереса обращали внимание на сохранность объектов исторического наследия, включая в первую очередь, археологические памятники, и старалась настаивать на принятии правительством соответствующих мер по их защите от разграбления и утраты. Создававшиеся научной общественностью организации осуществляли благотворительную деятельность в сфере сохранения историко-культурных памятников.

В работе также исследован опыт взаимодействия государства и научных благотворительных обществ, который, по мнению автора, представляет интерес в контексте вопросов формирования гражданского общества в современной России. Этот опыт нуждается в тщательном изучении и может быть полезен при разработке путей современного общественного развития, его реформирования по демократическому пути.

В период Российской империи существовало определенное противоречие между стремлением правительства поощрять и стимулировать благотворительную деятельность и его опасением, вплоть до создания бюрократических препятствий, потенциальной угрозы от разного рода обществ. Фактически правительство, с одной стороны, было заинтересовано в создании благотворительных обществ и их активном развитии, их участии в деятельности по сохранению историко-культурного наследия, но с другой стороны, в условиях полицейского государства стремилось всячески контролировать их деятельность, не позволяя ей выходить за определенные, строго установленные рамки.

Благотворительная деятельность играла важную роль в системе общественных отношений периода Российской империи, так как существовавшая модель государственной организации отношений в социальной сфере общества была основана на факте отсутствия всеобъемлющей системы социальной поддержки нуждавшегося населения. В этом вопросе государственная власть возлагала надежды на общественную и частную благотворительность, в силу чего предпринимала определенные усилия по ее развитию. Эти усилия выражались прежде всего в принятии нормативных правовых актов, которые создавали легитимные основы деятельности благотворительных структур, определяли рамки и направления этой деятельности, устанавливали необходимые организационно-правовые механизмы и формы.

Законодательство о благотворительности в сфере сохранения историко-культурного наследия развивалось и формировалось постепенно, для него было характерно отсутствие целостности, а также разбросанность соответствующих правовых норм по самым различным актам, отличавшимся и формой, и юридической силой, и предметом регулирования.

Благотворительное законодательство Российской империи в сфере сохранения историко-культурного наследия отличалось значительной противоречивостью, что определяло потребность в его систематизации. Но систематизация законодательства осложнялась множественностью субъектов благотворительной деятельности, что вызывало потребность в разных моделях ее регулирования.

Нормативное регулирование благотворительной деятельности по охране памятников историко-культурного наследия в Российской империи осложнялась следующими правовыми и неправовыми особенностями:

- памятники историко-культурного наследия находились в разных видах собственности: государственной, церковной, частной;

- критерии отнесения конкретного объекта к числу подлежащих охране памятников были весьма условные, единых легальных критериев как основы организации соответствующей деятельности установлено не было;

- ситуация в сфере финансов почти всегда была критической, в связи с чем существовала трудно решавшаяся проблема с финансированием соответствующей деятельности.

В сфере охраны историко-культурного наследия правовое регулирование осуществлялось с помощью принятия и практической реализации значительного количества нормативных актов. По своей форме они были неоднородны: среди них были указы, положения, уставы, высочайше утвержденные мнения Государственного Совета, циркуляры МВД и т.д.

Большое количество разнородных актов свидетельствует о недостаточной разработанности государственной политики в данной сфере правового регулирования, ситуативным реагированием государственных органов на возникавшие проблемные вопросы и обращения общественности.

Ситуация усугублялась общим положением в вопросах создания и принятия формальных источников права, а также их иерархии. В условиях множественности существовавших форм права и отсутствия четкой их иерархии был осложнен процесс правоприменения. Это относилось ко всем сферам общественной жизни, в том числе и к сфере охраны историко­культурного наследия.

С точки зрения системы права, нормативное регулирование охраны историко-культурного наследия имело комплексный характер. Оно осуществлялось на основе норм, которые принадлежали к различным

отраслям права и отраслям законодательства. Речь идет прежде всего о таких правовых массивах, как законодательство о благотворительности, строительное законодательство, городское законодательство, полицейское законодательство и другие.

Проведенное исследование показывает, что правовое регулирование охраны архитектурных памятников истории и культуры имело в Российской империи следующие особенности:

• Единый нормативный правовой акт, регулировавший вопросы охраны памятников истории и культуры, отсутствовал;

• Не были четко определены критерии отнесения того или иного здания к числу архитектурных памятников истории и культуры;

• Существовали определенные противоречия между государством, церковью и общественными структурами по вопросам охраны памятников истории и культуры;

• Несмотря на то, что был принят ряд нормативных актов, направленных на охрану памятников истории и культуры, на практике их предписания не всегда выполнялись должным образом, что нередко влекло за собой случаи утраты ценных зданий или их первоначального облика;

• Не был решен вопрос с финансированием деятельности по охране памятников истории и культуры.

Несмотря на указанные недостатки в нормативном правовом регулировании, следует отметить, что ХГХ в. стал периодом, когда все заинтересованные субъекты (государство, общество и церковь) осознали необходимость осуществления деятельности по охране памятников истории и культуры, включая архитектурные сооружения, что отразилось в принятии ряда соответствующих нормативных правовых актов.

Несмотря на явный «сдвиг» к совершенствованию в вопросах правового регулирования благотворительной деятельности по сохранению историко-культурного наследия, соответствующее законодательство так и не избавилось от ряда концептуальных пробелов. В частности, на законодательном уровне не были решены важные вопросы, которые имели принципиальное значение для развития благотворительной и иной деятельности в сфере охраны историко-культурного наследия. Среди них отметим следующие:

- не были выработаны и нормативно закреплены четкие критерии отнесения конкретных памятников древности к числу подлежащих охране;

- не были созданы нормативные основы для осуществления масштабной регистрации памятников историко-культурного наследия;

- не появилось эффективного правового механизма, который защищал бы церковные памятники от разрушения и неквалифицированной реставрации;

- не была создана система контроля за самовольными археологическими раскопками на землях, находившихся в частном владении;

- не были созданы правовые основы для организации подготовки нужного количества квалифицированных специалистов в сфере охраны памятников историко-культурного наследия.

Законодательство о благотворительной деятельности по сохранению историко-культурного наследия в Российской империи сложно назвать полным и совершенным. Оно динамично развивалось, но при этом отставало от потребностей времени, от развивавшихся общественных отношений. Чтобы восполнить пробелы в правовом регулировании отношений в сфере благотворительности, МВД фактически занималось нормотворчеством в данной сфере, принимая подзаконные нормативные

акты. Это вполне укладывалось в существовавшие правовые традиции, когда множество подзаконных актов выполняло важную роль в правовом регулировании при отсутствии законов или при наличии пробелов в них.

Исследование показывает, что важную роль в организационно­правовом механизме благотворительной деятельности по сохранению историко-культурного наследия играло Министерство внутренних дел Российской империи.

Во-первых, МВД разрабатывало и принимало Примерные (Нормальные) уставы для благотворительных обществ. Если вновь открывавшееся общество принимало такой устав без изменений, это облегчало открытие такого общества.

Во-вторых, МВД принимало многочисленные циркуляры, в которых регламентировались конкретные вопросы деятельности благотворительных обществ по сохранению памятников истории и культуры.

В-третьих, в условиях существовавшего в Российской империи разрешительного порядка открытия новых благотворительных обществ именно МВД в большинстве случаев выдавало соответствующие разрешения.

В-четвертых, МВД контролировало текущую деятельность благотворительных обществ, в том числе изучало их ежегодные отчеты. Непредставление таких отчетов могло послужить основанием для закрытия благотворительного общества, причем решение о таком закрытии принимало Министерство внутренних дел.

В-пятых, контролировало и направляло деятельность не только частных благотворительных обществ, но и органов местного управления и самоуправления, на которые также была возложена задача оказания содействия в деле сохранения историко-культурного наследия.

Таким образом, в период Российской империи Министерство внутренних дел играло важную роль в вопросах регулирования благотворительной деятельности по сохранению историко-культурного наследия. Особенности реализации данной функции определялись, во- первых, статусом и полномочиями Министерства внутренних дел, которое в условиях полицейского государства выступало одним из самых важных центральных органов государственного управления. Министерство внутренних дел сочетало в себе как административные, так и полицейские функции. В сфере благотворительности по сохранению историко­культурного наследия МВД выполняло, во-первых, нормотворческие функции, восполняя имевшиеся пробелы в правовом регулировании, во - вторых, контрольно-надзорные функции, осуществляя как

предварительный, так и последующий контроль за деятельностью благотворительных обществ, в-третьих, правоприменительные функции, проводя в жизнь нормы действовавшего законодательства о благотворительности в сфере сохранения памятников истории и культуры.

В диссертации показано, что участие МВД в благотворительной деятельности по сохранению историко-культурного наследия выражалось в следующих основных аспектах:

- Министерство внутренних дел принимало меры по реализации и контролю соблюдения законодательства Российской империи о благотворительности, включая благотворительную деятельность по сохранению историко-культурного наследия;

- Министерство внутренних дел в рамках своих полномочий принимало нормативные акты, в первую очередь, циркуляры, которыми определяло важные положения для благотворительных обществ и учреждений, облегчая процесс их создания и деятельности;

- Министерство внутренних дел контролировало деятельность благотворительных обществ и учреждений, следило за соблюдением ими норм действовавшего законодательства и подзаконных нормативных актов, принимало меры по привлечению к ответственности лиц, совершивших правонарушения;

- Министерство внутренних дел принимало непосредственные практические меры по сохранению находящихся в его ведении памятников старины, выделяя на это соответствующее финансирование.

Изученный опыт в его применении к современным условиям показывает, что Министерство внутренних дел Российской Федерации может и должно более активно участвовать в регулировании деятельности по сохранению историко-культурного наследия на современном этапе. Оно может выполнять организационно-контрольные функции в этой сфере, а также организовывать взаимодействие с научными обществами и благотворительными организациями, чтобы полнее использовать весь имеющийся потенциал гражданского общества для решения насущных вопросов охраны памятников историко-культурного наследия.

<< | >>
Источник: Медведева Екатерина Алексеевна. ПРАВОВОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПО СОХРАНЕНИЮ ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ РОССИИ В XVIII - ХХ ВВ. (ИСТОРИКО-ПРАВОВОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ). Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2019. 2019

Еще по теме Заключение:

  1. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  2. Заключение
  3. Заключение
  4. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  5. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  6. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  7. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  8. Заключение
  9. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  10. Заключение
  11. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  12. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  13. 55. Договор банковского счета: понятие, элементы, заключение, виды.
  14. 20. Прекращение договора аренды. Право арендатора на возобновление договора.