<<
>>

Тропинка в трезвость

В середине 60-х годов социолог из Орла И. А. Крас- ноносов (1923-1999) написал свою знаменитую «Тропин­ку в трезвость», которую 20 марта 1969 года направил в ЦК КПСС, Совет Министров СССР и другие органы и ор­ганизации.

В работе Игорь Александрович довольно под­робно и очень глубинно рассмотрел алкогольную ситуа­цию, которая сложилась к концу 60-х годов и предложил продуманную программу по разрешению алкогольной проблемы в СССР. А первое свое послание по алкогольной проблеме, в котором предлагал руководству страны «отде­лить алкоголь от государства», вернуться к «ленинскому запрету» первых лет советской власти, И. А. Красноногов написал Н. С. Хрущеву еще в 1954 году.

Большие ученые, медики, педагоги, народные артисты того времени скромно помалкивали об алкогольной про­блеме, часто постепенно спиваясь. В конце 60-х годов про­шлого столетия горькую и пронзительную правду о спаива­нии нашего народа публиковал только академик Станислав Густавович Струмилин (1877-1974), которого к таким дей­ствиям подтолкнул именно И. А. Красноносов. С. Г. Стру- милин впервые охарактеризовал питейный доход государ­ства как кражу огромной доли народного дохода (17).

«Чтоб написать 13 страничек “Записки”, я перечитал более 500 источников и много лет “рожал” ее» (18).

Из воспоминаний Красноносова И. А.

Социологом И. А. Красноносовым материалы для «Тропинки в трезвость» собирались по крупицам в тече­ние почти двух десятков лет. И после тщательного анали­за и обобщения были направлены 25 марта 1966 года на XXIII съезд КПСС, а также первым руководителям госу­дарства - Генеральному секретарю ЦК КПСС Л. И. Бреж­неву и председателю Совета министров А. Н. Косыгину. Записка тогда называлась: «Предложения по свертыва­нию пьянства в стране». Предпринятые до этого попытки в 1958-1965 годах принципиально и научно обоснованно поставить вопрос отрезвления общества перед централь­ной печатью («Правда», «Известия», «Комсомольская правда»), перед министерствами здравоохранения, тор­говли, финансов и другими центральными органами не имели успеха.

Обсуждение материалов «Записки» с заве­дующими секторов Отдела пропаганды ЦК КПСС - осе­нью 1966 года с А. А. Кодрашиной и 14 октября 1967 года с В. Г. Синициным - показали, что официальные данные, имеющиеся в ЦК КПСС (в стране 2 млн алкоголиков) за­нижены от реальных, по меньшей мере, в три раза. Выяс­нилось, что проблема алкоголизма очень беспокоит ЦК, но ею занимаются, по откровенному замечанию работников отдела пропаганды, «и все, и никто». Стало известно и то, что «Записка» не дошла ни до Косыгина, ни до Брежнева. В ЦК не возражали против проведения опроса по пробле­ме ведущих специалистов страны. В 1967-1969 годах «За­писка» была отправлена ряду известных специалистов и ученых. Выводы и предложения, сделанные И. А. Красно­носовым в «Записке» однозначно поддержали ученые: ака­демик С. Г. Струмилин, академик Ф. Г. Углов (1904-2008), академик Б. Н. Клоссовский (1898-1976), член-корр. АМН

И. И. Лукомский, профессор В. Е. Рожнов (1918-1998), профессор Г. В. Зеневич, профессор Ю. М. Ткачевский, профессор Б. У. Урланис (1906-1981), профессор М. Я. Со­нин (1910-1984), профессор А. А. Герцензон (1902-1970). Поддержали «Записку» и известные практики: С. И. Ан­дрейчиков, Т. Ф. Буренков (1894-1981), а также писатели и общественные деятели: К. А. Федин (1892-1977), Г. А. Ме­дынский (1899-1984), Л. Афонин (1918-1975), Я. К. Кокуш- кин, Б. С. Рябинин (1911-1990) и другие.

Попробуем привести список основных работ И. А. Крас- ноносова в 1961-1981 гг.

1. 1961 год, 29 октября. Отправлено «Слово о пьянстве» (записка в президиум XXII съезда КПСС).

2. 1966 год, 25 марта. Отправлены «Предложения по свер­тыванию пьянства в стране» (записка в Президиум XXIV съез­да КПСС).

3. 1967 год, 31 октября. Рассылка «Записки» на отзыв уче­ным и общественным деятелям страны (90 экз.) после беседы в отделе пропаганды ЦК КПСС с В. Г. Синициным 14 октября 1967 года.

4. 1969 год, 20 марта. Отправка в политбюро ЦК КПСС работы «Тропинка в трезвость» («Что же делать с пьянством?») вместе с отзывами ведущих медиков, экономистов, юристов и других.

5. 1973 год, 6 июля. Отправка ответов на вопросы журна­ла «ЭКО» к Всесоюзной конференции по проблеме «Экономика алкоголизма».

6. 1973 год, 17 сентября. Выступление на конференции «Круглого стола» журнала «Экономика и организация промыш­ленного производства» (г. Новосибирск АН СССР) в Москве.

7. 1973 год, 26 октября. Отправка отредактированной сте­нограммы выступления «ЭКО» (рукопись «Водка на круглом столе», Орел, 1973 г.).

8. 1974 год, 23 февраля. Отправлено «Открытое письмо» М. А. Суслову (копии в ведущие институты страны, занимаю­

щиеся разработкой пятилетних и перспективных планов. Отве­ты получены из 8 институтов).

9. 1976 год, 31 января. Отправлено «Предложение в Ко­миссию по подготовке к XXV съезду КПСС о дополнении Устава КПСС» (копия в обкомы КПСС, «Пьянство - несовме­стимо с пребыванием в партии», 153 экз.). Из многих обкомов получены ответы.

10. 1980 год, 7 января. Отправка статьи «Проблема трезво­сти и социология» в журнал «Социологические исследования» (соавтор - канд. экон. наук В. Ладенков).

11. 1981 год, 7 февраля. Отправлено обращение к делега­там XXVI съезда КПСС - «Дальше отступать некуда» (совмест­но с группой товарищей, в основном ленинградцев. 18 февраля получено секретариатом XXVI съезда).

12. 1981 год, 8 мая. Открытое письмо заместителю мини­стра здравоохранения СССР - «За развитие пропаганды трезво­сти» (копия в «Правду»).

Ответы И. А. Красноносову приходили разные - от кратких до очень обстоятельных. Довольно подробный ответ прислал заслуженный врач РСФСР из Челябинска Т. Ф. Буренков. В частности, он писал: «.Наряду с предло­жениями, изложенными в Вашей записке, о необходимости государственных мероприятий, крайне необходимо соз­дание Всесоюзного Совета противоалкогольных обществ СССР с восстановлением издания журнала “Трезвость и культура” или с другим названием.». Далее автор подроб­но описывал свой авторский метод избавления от зависимо­стей, который имел положительный эффект в 56% случаев. Другими словами, более 50% пациентов, прошедших курс избавления от зависимостей по методу Буренкова (фармако- эмоциональной стрессовой терапии), возвращались к нор­мальной, трезвой жизни.

Этот самый метод автор предла­гал распространить на всю страну (19).

Заслуга работ И. А. Красноносова заключается не только в том, что он впервые собрал и обобщил мнения

очень известных людей Советского Союза по алкогольной проблеме, но, в первую очередь в том, что автор первым в нашем Отечестве дал полный, глубинный анализ про­блемы и, самое важное, наметил комплексный, межведом­ственный подход по разрешению алкогольной катастрофы в СССР. Игорь Александрович впервые сформулировал основные фундаментальные принципы трезвеннического мировоззрения и трезвеннической работы. В первую оче­редь нужно назвать идеологический принцип, выведенный В. И. Лениным и дополненный И.А. Красноносовым: борь­бу с пьянством следует рассматривать не как узкобытовую, а как политическую проблему, и то, что потребление алко­голя и явления, напрямую связанные и произрастающие из этого, в советском обществе неизбежно «поведут нас назад к капитализму, а не вперед к коммунизму» (20). Теоретиче­ский принцип гласил, что все негативные или позитивные итоги жизни любого общества напрямую зависят от коли­чества алкоголя, приходящего в том или ином уголке пла­неты на человека в год. Именно этот принцип мы наиболее полно отстаиваем в своей монографии под названием «Со- бриология» (21). Третий принцип - нравственный. Борьба с пьянством сама по себе - бессмысленна, нужно бороться против алкоголя, но за человека, делать любого потребляю­щего алкоголь трезвенником. И, конечно же, четко звучал в работах И. А. Красноносова и организационный принцип: задача искоренения алкогольного потребления из жизни со­ветского человека не узковедомственная, по преимуществу, она является межведомственной и общенациональной, и возглавить ее должны были партия и правительство стра­ны. Все эти принципы, совершенно актуальны и сегодня.

Но не везде и не всегда прислушивались к мнению И. А. Красноносова. Может быть, верхи не слушали его вплоть до кампании осушения прилавка в 1985-1987-х го­дах. Вот что пишет несколько позднее И. А. Красноносов

своим «соратникам по кругу» по поводу посылок писем в верха, как бы подводя итоги своей деятельности за три де­сятилетия: «...Итак, “писанина” моя, как и ваша, дорогие друзья, упорный писанинный труд в верха (особенно Яко­ва Карповича Кокушкина, Федора Григорьевича Углова, Геннадия Андреевича Шичко и др.) видимых результатов не дали. Об этом мы должны честно и мужественно при­знаться самим себе» (22).

По поручению Я. К. Кокушкина и других соратни­ков, ведущих «Переписку по кругу» в 1971-1972 годах, мне пришлось проводить черновую работу по рассылке Предложений горьковчан по сворачиванию алкогольной торговли в СССР и получению от адресатов ответов. Вот как, к примеру, ответил русский писатель Л. М. Леонов.

Первое письмо датировано 7 июня 1971 года:

«Предпринятая Вами совместно с товарищами борьба за трезвость, несомненно, имеет большое значение, но я полагаю, что все меры борьбы со все развивающимся пьянством будут абсолютно бесплодны, если не будет произведен кем-то глубо­кий и точный анализ явления: почему это происходит.

Думаете ли Вы, что это посильно нам с Вами?

Сердечный Вам привет.

Леонид Леонов».

Второе письмо было от 6 июля 1971 года:

«Я получил от Вас доброе и умное письмо с присылкой материала И. Красноносова об алкоголизме. Я прочитал эту очень интересную работу и возвращаю ее Вам. Повторяю свое мнение - сие от нас не зависит. Вопрос этот государственный. Он глубоко принципиальный, и меня очень радует, что имеются хорошие, горячие люди, которые думают иначе, чем я.

Привет Вам.

Леонид Леонов» (23).

А вот выдержка из письма Заслуженного врача РСФСР наркологического отделения Челябинской областной боль­ницы Т. Ф. Буренкова от 23 марта 1971 года:

«Спасибо Вам за стремление повести активную борьбу с тяжелейшим злом - пьянством, которое губит здоровье пью­щего, калечит его семью и потомство. Брак в работе, прогулы приносят неисчислимый ущерб в промышленности и сельском хозяйстве. К Вашим справке и предложениям добавить ничего не имею.» (24).

Как утверждал историк А. В Филиппов, концепция развитого социализма призвана была решить ряд очень непростых задач. Во-первых, «примирить» фундаменталь­ные положения марксистско-ленинской теории со сложив­шимися «пьяными» реалиями социализма: сохранение классового деления общества, различных форм собствен­ности, товарно-денежных отношений и, наконец, самого государства с его чиновничьим аппаратом. Во-вторых, обосновать отход от прежних амбициозных проектов («ко- сыгинская реформа» - один из них) к более спокойному, стабильному развитию. В-третьих, внедрить в сознание граждан, что окружающая их действительность - сама по себе ценность, которая должна приносить удовлетворение и вселять гордость за Отечество (25). Все эти идеи отве­чали интересам бюрократической, в первую очередь пар­тийной, верхушки. Их реализация давала ей право считать свое главенствующее положение в советском обществе не только оправданным, но и законным.

Точка зрения.

«Политике спаивания народа, развращения молодежи из бюджетных соображений нет оправдания. Продолжение такой политики влечет за собой грозные, опасные потрясения».

Я. К. Кокушкин. 15 января 1969 года

В 1969 году советский писатель Н. Н. Носов (1908­1976) написал потрясающую статью в «Литературной Рос­сии», где встал на позицию социального сознательного трезвенника и полностью разбил теорию культурпитей- ства. Это был первый труд советского писателя, который проанализировал и научно высмеял позицию некоторых ученых и писателей, отстаивающих культурпитейство. Ра­боты Н. Н. Носова и сегодня актуальны (26).

У Н. С. Хрущева и Л. И. Брежнева были некоторые, но не существенные, различные подходы на разные сторо­ны внешней и внутренней политики нашего государства. А вот в отношении алкоголя у них взгляд был один и тот же: побольше произвести алкоголя и побольше выкачать денег у народа. В 1980 году производство и продажа ал­коголя достигла 11 литров на душу населения. При Хру­щеве и Брежневе за каких-то 20 лет мы с 60-70 мест по алкоголизму впервые за всю историю нашего Отечества вошли в десятку самых «пьяных» стран мира. Незаметно наша страна вошла в количество стран планеты с ката­строфическим уровнем потребления алкоголя. Что такое 11 литров? Попробуем это количество спирта перевести в количество водки. Получается 55 бутылок водки на каж­дого советского жителя. Такая цифра - включая детей и старцев, которые не пьют совсем или очень мало. Если же взять среднюю советскую семью, состоящую, допустим, из четырех человек: двое родителей и двое детей - то циф­ра получалась ошеломляющей - 220 бутылок водки на каждую советскую семью. В это время активно вступил в действие один из главных законов собриологии: с резким ростом алкоголя на душу населения возросли все социаль­ные и демографические беды. Стала расти преступность, возросли заболевания, связанные с потреблением алкого­ля, увеличились прогулы на производстве, больше стало «пьяных» аварий и катастроф, возросло «пьяное» хули­ганство, рождение детей с теми или иными отклонения­

ми (психическими, физическими, ментальными), возросла наполняемость тюрем. Все негативные явления стали ра­сти в прямой зависимости от роста общего потребления алкоголя на душу населения. Причем такая ситуация не зависела от того, борется государство с пьянством и алко­голизмом или нет. От борьбы с пьянством и алкоголизмом мало что зависело. Все зависело от количества литров ал­коголя, которые население страны поглощало в те годы. Таким образом, мы можем заключить, что в хрущевско- брежневский период в СССР проводилась алкогольная политика, политика не в защиту трезвости и воспитания трезвого поколения, а политика на так называемое окуль­туривание пития, другими словами, массовое спаивание населения. И мы получили пьяное поколение. В 1960 году в стране было 0,5 млн человек алкоголиков, в 1980 году та­ковых стало 5,5 млн человек. Партия и правительство вся­чески в своих документах, статьях и докладах клеймили пьяниц и алкоголиков, а их количество быстро росло и за 20 лет увеличилось в 11 раз. Ровно во столько, во сколько государство стало больше продавать алкоголя населению. Понимая полный провал в антиалкогольной политике и объективно оценивая коммунистическое далеко, был сде­лан реверанс в сторону развитого социализма. 23 февраля 1970 года в ЦК КПСС и Совет Министров СССР принима­ют очередное постановление «О мерах по усилению борь­бы с лицами, уклоняющимися от общественно полезного труда и ведущими антиобщественный паразитический об­раз жизни», но оно не решает поставленных перед партией и обществом задач (27).

Какие предварительные выводы можно сделать из истории 60-х и 70-х годов XX века? Первый: такая пья­ная катастрофа в нашем обществе произошла впервые в истории нашего Отечества. Значит, потребление алкого­ля не традиция в нашем обществе, а прямое извращение трезвых устоев, создание «пьяных» псевдотрадиций; пи­

тие не менталитет народов, населяющих наше Отечество, не культура, а чаще - нарушение трезвых традиций и трезвой культуры. Второй вывод: спаивание народа при Хрущеве и Брежневе строилось по плану. Тогда никакой стихии не было, всем ведал Госплан СССР. Сколько он планировал произвести и продать алкоголя, так и было. Все делалось по плану. Выходит, что планировалось тогда количество алкоголиков и пьяниц, планировалось коли­чество преступников, проектировалось количество боль­ных людей и т. д. и т. п.

Вслед за Н. С. Хрущевым следующие шаги в этом направлении были сделаны партией и правительством, в том числе Л. И. Брежневым и А. Н. Косыгиным в конце 1960-х и 70-х гг., когда предпринимались очередные без­дарные попытки перевести потребление спиртных изде­лий из привычки питья водки в потребление более слабых изделий - вина и пива. В 1964 году в Казахской ССР был открыт первый лечебно-трудовой профилакторий (ЛТП), который являлся специализированным исправительным учреждением, предназначавшимся для страдающих алко­голизмом и наркоманией.

Современное четвертое трезвенническое движение в СССР зародилось в середине 60-х годов XX столетия и продолжается по настоящий день, в разных его формах и направлениях. Прародителями четвертого трезвенни­ческого движения в нашем Отечестве, как мы уже отме­тили, были ветераны трезвеннического движения Яков Карпович Кокушкин из Горького (сегодня Нижний Нов­город) и Игорь Александрович Красноносов из Орла. Не политический строй был тогда виноват во всех изъянах и язвах общества, а то, как мы: государство и обществен­ность - использовали тогда возможности строя, преиму­щества, законы, нравственные устои, как мы старались решить алкогольную проблему или вовсе не старались ее решать, а скользили чаще всего по поверхности беды,

не занимались корчевкой, а регулярно припудривали пе­чальные истины.

Точка зрения.

«...в каждой большой, серьезной проблеме, как в цепи, надо находить решающее звено, за которое и следует ухва­титься, чтобы вытащить всю цепь. Не согласитесь ли, что та­ким звеном в проблеме нравственного воспитания и является исключение из жизни нашего общества алкоголя, как всякого наркотика, дезорганизующего центральную нервную систему человека».

Я. К. Кокушкин. 15 января 1969 года»(28).

«Алкоголизм угрожает стать, если не стал уже, величай­шим бедствием нашего народа. Для его искоренения надо, пре­жде всего, в 5-10 лет свернуть торговлю водкой; продуманны­ми экономическими санкциями и другими мерами развернуть беспощадную борьбу с самогоном. Все это потребует безотла­гательной разработки такого же общегосударственного, пер­спективного, понятного всему народу ПЛАНА ОТРЕЗВЛЕНИЯ страны, каким был Ленинский план ГОЭРЛО».

С. Г. Струмилин(29).

«Проблема же пьянства “сидит между стульев”, и вовсе не­даром на мой вопрос в 1969 году: “Кто в стране занимается и от­вечает за проблему пьянства?” - зав. Сектором отдела пропаган­ды ЦК т. Синицин откровенно ответил: “И все, и НИКТО!”».

И. А. Красноносов(30).

Я. К. Кокушкин и И. А. Красноносов не были какими- то подпольщиками в формировании трезвости в те времена. Именно Я. К. Кокушкин организовал и опубликовал пись­мо рабочих города Горького в газете «Правда» под названи­ем «Пьянство нетерпимо» (31). Жители Советского Союза прочли коллективное письмо трезвых людей в «Правде», и, может быть, многие впервые задумались над темой нашего

алкогольного самоуничтожения. В любом случае, письма в редакцию газеты, Горьковский обком КПСС и авторам шли мешками. Народ впервые единым хором бушевал, предла­гал различные конкретные меры по исправлению катастро­фической ситуации в стране. Постепенно алкогольная про­блема стала признаваться политической проблемой.

Я. К. Кокушкин направил целую серию принципиаль­но важных документов в ЦК КПСС. Вот одно из них:

«В ЦЕНТРАЛЬНЫЙ КОМИТЕТ КПСС.

Сухой закон только тогда даст быстрый и благотворный результат, когда он не будет иметь никакой “течи”.

...что же является решающим звеном, ухватившись за кото­рое всеми силами, можно вытянуть всю цепь. Звеном этим явля­ется исключение алкоголизма из жизни нашего общества. Пора открыто, честно заявить, что алкоголизм - социальное бедствие, болезнь общества как организма, что не только пьяница, но и выпивоха “для аппетита” - неполноценный человек.

Последний удар по моим надеждам, что Руководство же­лает и способно совершить поворот на борьбу со ЗЛЕЙШИМ ПОРОКОМ (выражение покойного Федора Гладкова, которого стошнило при зрелище пьянства в среде “инженеров человече­ских душ”) это - Новогоднее поздравление Центрального Ко­митета КПСС, Президиума Верховного Совета СССР, Совета Министров СССР Советскому народу на 1970-й год! Опять при­глашение поднять! бокалы. Фрунзе, 8 февраля 1970 г.» (32).

Или вот письмо Я. К. Кокушкина в газету «Правда» и ЦК КПСС:

«В ЦЕНТРАЛЬНЫЙ КОМИТЕТ КПСС.

Алкоголь, никотин, как и всякий

НАРКОТИК,

окружим атмосферой всеобщего

ПРЕЗРЕНИЯ,

НЕГОДОВАНИЯ!»

«В РЕДАКЦИЮ “ПРАВДЫ”

ГЛАВНОМУ РЕДАКТОРУ ТОВ. ЗИМЯНИНУ М. В.

Товарищ Зимянин!

20 декабря 1970 г. мною была послана в “Правду” реплика: БОЙТЕСЬ ДАНАЙЦЕВ, ДАРЫ ПРИНОСЯЩИХ!

К бдительности призывал Гомер защитников Трои. А разве в наше время нашему обществу не подбрасывается этаким тро­янским конем зло № 1 - Зеленый Змий?

“В зале, где происходит знакомство с винами, уютно, вме­сте с тем и торжественно. Сводчатое помещение, похожее на подвал винных заводов со всеми их атрибутами. Посетители сидят за старинными дубовыми столами, в чугунных светиль­никах оплывшие (! Я.К.) свечи. Из этого зала человек уходит радостный, но отнюдь не пьяный... и в будущем, если захочет вина, он вряд ли пойдет к Гастроному искать компанию на тро­их”. (Литературная газета. № 50. “Тост против пьянства”).

Нам, горьковчанам, писавшим в “Правду” “Мы должны и можем покончить с алкоголизмом”, было и невдомек указать на такой простой и радикальный метод, к тому же поддержанный товарищами по классу:

“Рабочие Адмиралтейского завода желают “Нектару” “но­вых успехов в пропаганде здорового отношения к вину”.

Я задаю ряд вопросов отделу бытовых проблем редакции органа Союза писателей СССР, пропагандирующему “культур­ное застолье”.

Товарищи инженеры человеческих душ! А не является ли поэтизация выпивок призывом к внедрению, к всеобщему распространению ПРИВЫЧКИ пить на “неохваченных” пока мужчин и поголовно женщин, подростков? Ведь все люди, все человеки, у всех только от мысли о “Нектаре” слюнки потекут. Главное - для всех доступно.

Но разве не доказано и передоказано, что алкоголь - нар­котик, яд. Даже в самой малой дозе отрава ослабляет волю. От первой рюмки непременно потянет ко второй и т .д. и т. д. до отказа. Где гарантия, что из “Нектара” “радостный”, глотнув­ший рюмочку-другую “марочных” вин не побежит к Гастроно­му приобщиться к 40-градусной?

За чей же счет вы думаете осуществить “гениальный” план распространения “передового опыта” “Нектара” на весь СССР? За счет домов отдыха, баз физической культуры, школ, библи­отек и т. д., жилья со всеми удобствами, детских комбинатов, больниц, в числе их и для алкоголиков? За счет госбюджета?

Самой устойчивой базой распространения алкоголизма в нашей стране, социалистической стране, и является пополнение госбюджета очень и очень значительной добавкой за счет низкой себестоимости 40-градусной. Знаете? Так что же вы подкапы­ваетесь под госбюджет, выдвигая химеру всеобщего распития трудоемких виноградных вин “в меру”.

Не лучше ли будет вообще покончить с алкоголизмом...

20. XII.70.» (33).

Неоценимую роль в развитии четвертого, современ­ного трезвеннического подъема сыграла информационная переписка «по кругу», в которой участвовали многие акти­висты движения: из Ленинграда - Ф. Г. Углов, Г. А. Шичко, Г. Ю. Супицкий, Ю. Н. Федоров; из Киева - А. Ф. Миролю- бова, В. А. Смага и А. Я. Найман; из Калинина - П. П. Ду- дочкин; из Орла - И. А. Красноносов; из Горького - Я. К. Ко- кушкин и А. Н. Маюров; из Нижнего Тагила - Л. А. Ушакова и А. И. Брусницын и другие. Бесспорно одно - переписка консолидировала движение. В нашей «переписке по кругу» шла активная дискуссия о будущем обществе трезвости или союзе трезвенников.

Вот что пишет мне Я. К. Кокушкин 21 марта 1971 года в группу советских войск в Германии, где я проходил во­инскую службу:

«Зеленый город, 2I.III.7I.

Дорогой Саша!

...Союз борцов за трезвость должен быть организацией на­ступающей...

Конечно, члены Союза борцов за трезвость, входя в мас­совые организации трудящихся, будучи их членами, проводят

программу Союза на исключение алкоголя из жизни общества своим примером и конкретной работой...

Но Союз никак не должен “копировать” в своей деятель­ности партийную организацию.

Самый опасный враг - “примиренцы”. Самая главная за­дача - спасать юношество от приобщения к пагубной привычке. Этому способствует сама природа человека - первая рюмка обя­зательно вызывает отвращение. Первое опьянение - мучительно.

Наш лозунг для вступающих в жизнь: “Не пей первой рюмки”. Пожелания успеха Тебе в выполнении воинского долга. Твой Я (псевдоним автора “Весна Человечества”)» (34).

<< | >>
Источник: Маюров А.Н.. Борьба с пьянством в России с древних времен до наших дней / Сост., предисл., примем. А. Н. Маюрова / Отв. ред. О. А. Платонов. — М.: Институт русской цивилиза­ции,2016. — 880 с.. 2016

Еще по теме Тропинка в трезвость:

  1. 2. Права и обязанности сторон по договору купли-продажи.
  2. ГЛАВА 2. ИССЛЕДОВАНИЕ СОДЕРЖАНИЯ И СТРУКТУРЫ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕФОРМАЦИИ ЛИЧНОСТИ СУБЪЕКТА ТРУДА (МЕНЕДЖЕРА КОММЕРЧЕСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ)
  3. 34. Наем жилого помещения на коммерческой основе: юридическая характеристика, элементы, срок, отличие от договора социального найма.
  4. Приложение 17.
  5. Антонов Ярослав Валерьевич. Электронное голосование в системе электронной демократии: конституционно-правовое исследование. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2015, 2015
  6. Рентгенофазовый анализ
  7. Фигуры, промежуточные между кругом и правильными многоугольниками
  8. Графическое представление решений для пластинок в виде треугольников
  9. ГЛАВА 3. ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНО-ТЕОРЕТИЧЕСКОЕ ОБОСНОВАНИЕ РАЗРАБОТАННЫХ АЛГОРИТМОВ РАСЧЕТА ПЛИТ
  10. 2.4 Сегментация и построение контуров изображений объектов