<<
>>

4. Становление древнерусского права. Характеристика основных источников.

Древнейший источник права — обычай. Когда обычай санкционируется государственной властью, он становится нормой обычного права. Эти нормы могут существовать как в устной, так и в письменной форме. В Древней Руси основным источником права был обычай, закон еще не получил сколько-нибудь достаточного развития, а в качестве переходной формы от обычая к закону имело место право договоров, которым регламентировались отношения, не охваченные обычным правом.

В IX—X вв. на Руси отсутствовали письменные сборники обычного права.

Его нормы использовались в устной форме при заключении сделок и осуществлении судебных действий, широко применялись символика и священные формулы.

Наиболее ранние письменные памятники русского права — это тексты договоров Руси с Византией (911, 944 и 971). Тексты содержат нормы византийского и русского права, относящиеся к международному, торговому, процессуальному и уголовному праву. В них имеются ссылки на «закон русский», являвшийся, по-видимому, сводом устных норм обычного права.

В договорах упоминалась смертная казнь, штрафные санкции, регламентировались право найма на службу, меры по поимке беглых рабов. При этом в договорах предусматривалась реализация права кровной мести и других норм обычного права.

«Право договоров» значительно раньше обычного начинает фиксироваться в письменном виде. Его нормы содержались в договорах Руси с Византией (X в.), междукняжеских договорах, договорах с вольным Новгородом (XIII в.).

Договоры содержали нормы международного частного, торгового, уголовного и гражданского права. В них определялось юридическое положение русских купцов и воинов в Византии, торговые льготы и пошлины, положения о взаимном выкупе рабов и пленников, о праве русов поступать на службу к византийскому императору.

Нормы уголовного права: о наказаниях за причинение телесных повреждений и об имущественных преступлениях (краже, грабеже и разбое). К области гражданского права относились нормы о наследовании по завещанию, по закону, о рабовладении и взаимном обязательстве возвращать беглых рабов.

К XII в. относится ряд договоров, заключенных западно-русскими княжествами с Данией, Швецией и германскими городами, членами Ганзейского союза. В этих договорах русское право представляется уже значительно более развитым, чем в древнейших греко-русских договорах X в.

В Древней Руси обычай как источник права имел определяющее значение. В коллективном сознании той эпохи закрепилось убеждение: «все то, что было, имеет тем самым право на существование». Это суть правовой традиции.

Однако это вовсе не означает, что правовой обычай и традиция делают право неизменным и неподвижным. Напротив, устная форма обычного права не давала возможность точно закрепить то или иное положение. Память недолговечна, устные свидетельства, как и устные приговоры и решения судов, не фиксировались, в процессе допускалась вполне свободная интерпретация фактов.

Заключение договоров, контрактов, получение согласия сторон в споре часто выражались посредством жестов, ритуальных действий или произнесения священных слов. Носителями памяти о конкретном решении дела были живые люди, подчас для того чтобы память о судебном решении жила как можно дольше, в судебный процесс приводили детей.

Приговоры и судебные решения принимались от случая к случаю, в соответствии с конкретными обстоятельствами дела. Для лиц, разбиравших тяжбы и проступки (князь, боярин, представитель общины и т.п.) это занятие не было основным, они не были профессиональными судьями.

Вместе с тем практика судебных разбирательств на основе обычая, вырабатывала прецеденты, закрепленные повторением способы разрешения дел.

Обычное право оказывало сильное влияние и на формирование системы вещных прав. Обращение обычая к прошлому, к длящемуся факту или ситуации обусловило важное значение фактического владения, отдавая ему явное преимущество перед формальным правом собственности. Такое предпочтение объяснялось еще и тем фактом, что установление формального права собственности в феодальной системе отношений было весьма затруднительным, если не вовсе невозможным.

К числу древнейших источников права относятся также церковные уставы князей Владимира Святославича и Ярослава Владимировича (X—XI вв.), содержащие нормы о брачно-семейных отношениях, преступлениях против Церкви, нравственности и семьи.

Государство передавало Церкви со всех собираемых даней «десятину», что записывалось в уставы. Составные части «десятины» — отчисления от даней разных видов, судебных платежей и торговых пошлин. Там же оговаривался церковный судебный иммунитет и определялись пределы церковной судебной юрисдикции: по кругу лиц, на которых она распространялась, и по кругу дел, которые рассматривались церковными судами.

После принятия Русью христианства византийское влияние усилилось не только в сфере религиозно-культурной, но и собственно правовой. Особенно сильным было воздействие византийского церковного права.

Русская церковь приняла кодексы церковного права, принципы и нормы которых были реципированы, восприняты не только в области собственно церковной жизни, но и в сферах государственного законодательства, судебной и административной практики.

В Своде законов патриарха Иоания Схоластика (VI в) систематизировались церковные правила, установленные вселенскими и поместными Соборами церкви, а также государственные царские законы, касающиеся Церкви. Церковные и гражданские постановления во многих сборниках объединялись между собой по сходству содержания — такие книги получили название Номоканонов. В конце IX в. наиболее известным стал Номоканон патриарха Фотия, в котором параллельно церковным правилам были подобраны статьи и комментарии к ним из Кодекса и Новелл императора Юстиниана. Оба сборника (Свод и Номоканон) появились на Руси в XI—XII вв., получив название Кормчей книги. В XII—XIII вв. к основному тексту Номоканона постепенно прибавляются положения русского права (Русская Правда) и новых источников канонического, церковного права.

Как церковные, так и гражданские законы, содержавшиеся в византийских церковных книгах воспринимались русским правом избирательно, с оговорками, применительно к местным национальным условиям.

Как влияние византийского права, так и факты его приспособления, адаптации к местным условиям весьма заметны в содержании Русской Правды и церковных уставов Владимира Святого и Ярослава Мудрого (конец X — начало XI в.).

В Уставе Владимира говорится о пожаловании Церкви «десятины», возложении на церковные учреждения контроля за мерами и весами, богоугодными заведениями. Устав очерчивал церковную юрисдикцию над всеми христианами по следующим делам:

1) преступления против христианской веры и устоев Церкви;

2) преступления против христианской нравственности (о покушениях на женскую честь, изнасилование, браки между ближайшими родственниками);

3) по всем семейным делам (иски о разводе, споры о наследстве).

Кроме того, Устав Владимира очертил круг лиц, «людей церковных, богодетельных», на которых юрисдикция церковных судов распространялась по всем делам и вопросам.

В этот круг включались: духовенство белое (с семьями) и черное (монашеское); миряне, служащие Церкви, врачи и повивальные бабки, люди убогие, получающие от Церкви содержание, вольноотпущенники по духовному завещанию.

Устав Ярослава, как и Устав Владимира был частной кодификацией норм церковного права, в которую были внесены санкции, заимствованные из Русской Правды, что превращало его в систематический церковный судебник.

Устав Ярослава отличается от Устава Владимира кругом регламентируемых объектов: некоторые из них (преступления против веры и Церкви, десятина) вовсе не упоминаются, другие же (преступления против нравственности, незаконные браки, кровосмешения) подробно разбираются и оцениваются. Неупомянутые в Уставе Владимира поджоги, убийства и воровство, в Уставе Ярослава передаются в ведение церковных судов. В отличие от Устава Владимира, Устав Ярослава не просто перечисляет преступные деяния, но и определяет за них наказания. Система наказаний и порядок судопроизводства во втором уставе зависят от двух различных понятий: греха и преступления.

Все церковно-судебные дела подразделялись на три разряда:

1) дела греховные без элементов преступного деяния (волхование, браки близких родственников). Эти дела разбирал епископ без княжеского судьи и по церковным законам;

2) дела греховно-преступные, в которых нарушен также государственный закон (изнасилование, односторонний развод по инициативе мужа без вины жены). Суд осуществлялся княжеским судьей при участии церковного судьи;

3) все дела духовных лиц, судимые церковной властью.

<< | >>
Источник: История государства и права России. Лекция. 2019

Еще по теме 4. Становление древнерусского права. Характеристика основных источников.:

  1. 1. Общая характеристика особенной части административного права
  2. основные характеристики используемых наноразмерных порошков
  3. Основные задачи и интегральные физические характеристики, рассматриваемые в работе
  4. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ
  5. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ
  6. 2. Характерные черты административного права как отрасли права
  7. Структурно-функциональная организация оптико­электронного устройства трехмерного технического зрения с множественными источниками изображений
  8. 2 МАТЕМАТИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ ОБРАБОТКИ ИЗОБРАЖЕНИЙ УСТРОЙСТВОМ ТРЕХМЕРНОГО ТЕХНИЧЕСКОГО ЗРЕНИЯ С МНОЖЕСТВЕННЫМИ ИСТОЧНИКАМИ ИЗОБРАЖЕНИЙ
  9. МЕТОД, АЛГОРИТМЫ ОБРАБОТКИ ИЗОБРАЖЕНИЙ И СТРУКТУРНО-ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ОПТИКО-ЭЛЕКТРОННОГО УСТРОЙСТВА ТРЕХМЕРНОГО ТЕХНИЧЕСКОГО ЗРЕНИЯ С МНОЖЕСТВЕННЫМИ ИСТОЧНИКАМИ ИЗОБРАЖЕНИЙ
  10. Фролов Михаил Михайлович. МЕТОД, АЛГОРИТМЫ И МОДУЛЬНОЕ ОПТИКО-ЭЛЕКТРОННОЕ УСТРОЙСТВО ТРЕХМЕРНОГО ТЕХНИЧЕСКОГО ЗРЕНИЯ С МНОЖЕСТВЕННЫМИ ИСТОЧНИКАМИ ИЗОБРАЖЕНИЙ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата технических наук. Курск - 2019, 2019
  11. 1. Предмет и метод административного права
  12. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
  13. Характеристика порошка Cu
  14. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
  15. Характеристики порошка аморфного бора
  16. Взаимосвязь интегральных физических характеристик пластинок с коэффициентом формы
  17. Характеристика порошка Ni
  18. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ