<<
>>

§2. Правовое регулирование реализации благотворительной деятельности по сохранению историко-культурного наследия в Российской империи в XVIII - XX вв.

Государство, общество, передовые деятели Российской империи понимали необходимость совершенствования деятельности по охране историко-культурного наследия для повышения степени ее эффективности. Постепенно в разные слои общества все шире проникали представления о том, что развитие государства и общества невозможно без сохранения богатого историко-культурного наследия, в том числе тех ценностей, которые исторически были присущи народам, населявшим Российскую империю.

Возможности совершенствования существовали различные.

Во-первых, требовалось продолжать деятельность по созданию целостной государственной системы охраны историко-культурного наследия, так как одна благотворительность не могла решить всего комплекса задач, возникавших в этой сфере.

Во-вторых, пока такая система не была создана, было необходимо стимулировать благотворительную деятельность в данной сфере, поощрять активность общественных структур и частных лиц. Благотворители, занимавшиеся охраной историко-культурного наследия, должны были получать льготы и поощрения морально-статусного характера, которые могли бы стимулировать их проявлять активность в данном направлении.

В-третьих, требовалось добиваться неукоснительного соблюдения всеми, в том числе местными властями, норм действующего законодательства об охране историко-культурного наследия и о поощрении благотворительной активности в этой сфере.

В-четвертых, до принятия единого правового акта об охране памятников истории и культуры необходимо было принимать новые акты,

чтобы постепенно ликвидировать имевшиеся пробелы в правовом регулировании.

Благотворительная деятельность, которая осуществлялась в сфере народного образования, также может быть отнесена к благотворительной деятельности по сохранению историко-культурного наследия.

Как было установлено выше, культурно-исторические традиции народа являются одним из тех объектов культурно-исторического наследия, которые необходимо сохранять. Менталитет народа, его память, которые проявляются в культурно-исторических традициях и обычаях, представляют собой ценнейшие объекты историко-культурного наследия. Без традиций народа все остальные объекты, представляющие историческую и культурную ценность, теряют всякий смысл.

Сохранение традиций и обычаев народа может и должно осуществляться различными способами и методами. Одним их наиболее важных способов выступает развитие народного образования.

Развитие системы образования позволяет народу существовать и развиваться, преумножая при этом свою культуру, познавая и изучая ее достижения. Именно образование выступает залогом внимательного и бережного отношения народа к своему историческому прошлому и своим культурным достижениям. От образования зависит сохранение и развитие языка как основы народной культуры и важнейшего элемента устного народного творчества.

Главный субъект деятельности по развитию образования - государство. В современных условиях развитие образования можно рассматривать как важную государственную функцию, от успешной реализации которой зависит и развитие культуры, и сохранение культурно-исторического наследия.

В Российской империи государство обращало определенное внимание на развитие народного образования. В восемнадцатом столетии появились первые сословные учебные заведения, был основан Московский университет. В следующем ХГХ в. усилиями правительства стали возникать новые университеты, развивалась сеть гимназий и реальных училищ, расширялась сеть церковно-приходских школ.

Несмотря на это, в целом ситуация в сфере народного образования в Российской империи была неблагоприятная. Ее характеристика может быть выражена в следующих основных положениях:

- образование в значительной степени сохраняло сословный характер;

- образование было бесплатным только на самой низшей ступени;

- уровень грамотности населения, несмотря на рост количества учебных заведений, оставался крайне низким;

- особенно слабо было развито женское образование.

В этих условиях огромное значение приобретали усилия благотворительных обществ и отдельных благотворителей, направленные на то, чтобы предоставить возможность получения образования женщинам, а также представителям небогатых слоев населения, включая сирот.

Анализ нормативных актов рассматриваемого периода показывает, что благотворительная деятельность в сфере образования рассматривалась и осуществлялась наряду с иными видами благотворительности.

Важное значение для регулирования деятельности определенных групп благотворительных обществ имел “Примерный устав обществ пособия бедным”, введенный циркуляром Министерства внутренних дел от 16 июня 1897 г. № 5398. Называя виды благотворительной помощи, которую разрешалось оказывать благотворительным обществам, устав говорил о мерах по улучшению нравственного состояния бедных, предусматривая

возможность помещения их в учебные заведения и распространение в народе книг «нравственного содержания».[116]

Помещение такой нормы в примерный устав имело важное значение. Общества благотворительной направленности, составляя свои уставы для представления их на утверждение, ориентировались именно на примерный устав. Если общество полностью копировало свой устав с примерного устава, это значительно облегчало его открытие, прохождение всех бюрократических преград. В итоге в уставах самых разных благотворительных обществ появлялась норма, которая разрешала им вести благотворительную деятельность в сфере образования, что имело важное значение для сохранения историко-культурного наследия народов России.

Основной формой благотворительной деятельности в сфере народного образования в период Российской империи стала оплата благотворителями обучения бедных учеников в учебных заведениях. Имелись и иные формы деятельности, такие, как открытие бесплатных школ, курсов, устройство читален и т.д. Конкретные формы деятельности благотворительных обществ в сфере образования определялись уставами этих обществ.

В рассматриваемый период характеристика типов благотворительных заведений обязательно включала в качестве отдельного типа те из них, которые предоставляли дешевое и бесплатное обучение. По данным за 1900 г., в Российской империи насчитывалось 993 дешевых и бесплатных учебных заведения, содержавшихся благотворительными обществами.[117]Вся эта деятельность в конечном итоге преследовала такую благородную и важную цель, как повышение уровня образованности российского населения как важнейшей предпосылки сохранения историко-культурного наследия.

Изученные документы показывают, что большую роль в вопросах благотворительной помощи в сфере образования играли женские благотворительные общества. Очевидно, их роль связана с тем фактом, что женщины в Российской империи относились к числу наименее образованной части общества. В этих условиях средства благотворителей имели важное значение для развития женского образования.

Рассмотрим нормы конкретных уставов, которые принимались благотворительными обществами, и особенности деятельности этих обществ.

Русское женское взаимо-благотворительное общество было создано в Санкт-Петербурге в 1895 г. для помощи проживавшим в столице нуждавшимся лицам женского пола. По мнению ученых, в деятельности этого общества объединилась нарождавшаяся российская женская интеллигенция: общественные деятели, женщины-ученые, педагоги, основательницы гимназий, школ и курсов для женщин.[118]

Изначально общество создавалось с просветительскими целями, которые были явно направлены на сохранение историко-культурного наследия в духовной сфере. Предусматривалось устройство сельских и городских школ, библиотек, музеев, организация публичных чтений. Но в конечный вариант утвержденного устава общества многие из этих направлений не были включены, так как правительственные органы посчитали целесообразным ограничить деятельность общества исключительно благотворительностью.

Утвержденный Устав общества предусматривал возможность выдачи денежных пособий нуждавшимся женщинам, в том числе обучавшимся в

учебных заведениях, а также устройство читальни, для чего требовалось особое разрешение.

Представляет интерес раздел устава этого общества, утвержденного 12 мая 1895 г., посвященный источникам средств общества.

Согласно уставу, средства общества могли составляться из следующих источников:

- членских взносов;

- пожертвований членов общества и посторонних лиц;

- доходов от капиталов общества;

- сборов от устраиваемых обществом мероприятий: спектаклей, концертов, публичных чтений, базаров, танцевальных вечеров.[119]

Отметим, что данный набор источников средств являлся достаточно типичным для уставов подобных обществ. Он позволял получать определенные суммы, необходимые для реализации уставных целей, то есть для благотворительной деятельности, но лишь в том случае, если общество существовало в столице или крупном губернском городе. В иных случаях общество неизбежно сталкивалось с нехваткой средств, что не позволяло ему полноценно осуществлять благотворительные мероприятия, в том числе, направленные на сохранение историко-культурного наследия.

В 1870 г. в Москве была основана Покровская женская община, деятельность которой имела благотворительный характер. При общине была создана шестиклассная школа, где осуществлялось обучение и воспитание детей.[120]

Некоторые добровольные общества, занимавшиеся оказанием благотворительной помощи в сфере образования, представляли собой

общества узкоспециализированной направленности. Речь идет о такой категории обществ, как общества вспомоществования нуждающимся обучающимся. Потребность в данном виде обществ определялась тем, что нередко учащиеся школ и гимназий, принадлежавшие не к высшим сословиям общества, испытывали затруднения в приобретении учебных пособий, одежды, еды, в оплате за обучение и проживание.

В качестве примера рассмотрим Общество вспомоществования нуждающимся ученицам Владимирской земской женской гимназии. Согласно уставу данного общества, утвержденному министром внутренних дел, управление общества состояло из председателя - почетной попечительницы гимназии, председателя попечительского совета, директора гимназии и трех выборных членов общества.

Денежные поступления общества складывались из членских взносов, добровольных пожертвований, доходов от проведения благотворительных мероприятий и продажи вещей.

Согласно отчету за 1892 г., количество членов общества составило 74 человека, приход за год составил 1134 рубля, из них за счет членских взносов - 745 руб.[121] Почти все эти средства были потрачены на нуждавшихся учениц гимназии - обучение, покупку одежды и продуктов питания. Отметим, что такая помощь позволяла получать образование лицам женского пола из бедных слоев населения, что в целом способствовало повышению культурного уровня населения страны.

В 1878 г. в Санкт-Петербурге были открыты Высшие женские «бестужевские» курсы, где женщины могли получить систематическое высшее образование, сходное с образованием университетским. Обучение на курсах было платным, что сразу поставило определенный барьер перед женщинами, которые принадлежали к небогатым слоям населения. В 1898 г.

было основано Общество вспомоществования обучающимся Высших женских бестужевских курсов.

Цели и задачи деятельности этого общества определялись его уставом.

Согласно ст. 1 устава данного общества, целью его было доставлять нуждавшимся слушательницам курсов средства для существования вплоть до момента окончания обучения. Источниками средств для благотворительной деятельности общества, согласно его уставу, выступали членские взносы, добровольные пожертвования частных лиц и иных благотворительных структур. Сама помощь оказывалась в виде денежных ссуд, которые подлежали возврату после того, как обучавшаяся заканчивала курсы и начинала работать. Помимо этого, была предусмотрена выдача безвозвратных ссуд на обучение, а также оплата медицинской помощи обучавшимся в случае их болезни.[122]

Сложно переоценить значение такой благотворительной деятельности, так как она позволяла женщинам Российской империи получать высшее образование, тем самым повышая качество человеческого потенциала и сохраняя историко-культурное наследие. Всего бестужевские курсы за время их существования окончило около 7 тысяч женщин, которые принадлежали к разным сословиям общества. Вместе с обучавшимися, которые по различным причинам не смогли завершить обучение, это количество достигло 10 тысяч человек.[123]

Благотворительная деятельность в сфере образования, направленная на сохранение и приумножение человеческого капитала как основы национального историко-культурного наследия, имела нравственно­просветительский характер. Она была направлена как на обучение лиц, принадлежавших к малообеспеченным слоям населения, так и на их

нравственное воспитание, которое осуществлялось в духе исконных национальных ценностей. Ценностный потенциал такой деятельности представлял собой своеобразный синтез традиционных русских патриархальных воззрений на общественные отношения с христианской моралью, которая давала самые высокие моральные образцы. Все это способствовало сохранению русского национального менталитета, который вполне можно рассматривать как основу и важную составную часть отечественного историко-культурного наследия. В результате тысячелетнего становления и развития национальный менталитет приобрел ряд важнейших характеристик, которые и составляют его основу.

Менталитет, по мнению некоторых ученых, можно рассматривать как центральный аспект всемирной истории, в котором раскрываются «все проявления человеческого духа».[124] Менталитет выступает основой формирования и сохранения национального историко-культурного наследия. В этом отношении развитие образования и нравственно­просветительская деятельность имеют огромное значение, так как выступают необходимым условием сохранения национального менталитета. Менталитет передается через механизмы, характерные для массового сознания, и обеспечивает единство духовной и культурной сферы общества.

Как отмечалось выше, в Российской империи существовали проблемы с развитием женского образования всех уровней. Между тем именно женщина как хранительница домашнего очага и семейный воспитатель является и хранительницей многих аспектов национального культурного наследия. В рассматриваемый период женское образование имело важное значение для сохранения и приумножения национального культурного наследия. В связи с тем, что правительство уделяло данному вопросу явно

недостаточное внимание, большое значение приобретала благотворительная деятельность в этой сфере.

Первая в России женская гимназия была открыта в 1858 г. на частные пожертвования, в нее принимались для обучения девушки из всех сословий.[125]

В 1880 г. в Российской империи насчитывалось 79 женских гимназий, к 1909 г. их число выросло до 958[126]. С одной стороны, мы наблюдаем существенный рост, с другой стороны, это было очень мало для 129­миллионного населения страны, из которого женщины составляли половину. Ситуация осложнялась тем, что обучение требовало определенных расходов, а в условиях бедственного положения большинства населения Российской империи такие расходы для большинства женщин были недоступны.

В этих условиях важную роль играли те благотворительные общества, которые создавались для оказания материальной помощи обучающимся, в том числе женского пола. Наиболее распространенными среди них стали общества помощи необеспеченным ученицам женских гимназий.

В этой группе благотворительных обществ помощь оказывалась, в основном, следующими способами:

- выдача ученицам денежных пособий;

- покупка для учениц книг и одежды;

- оплата обучения.

Устав общества вспомоществования нуждающимся учащимся женской Богородской гимназии предусматривал следующие виды помощи:

- оплата обучения;

- бесплатная выдача книг;

- снабжение одеждой и питанием, а также ночлегом;

- помощь в поиске работы;

- оплата лечения заболевшим, в том числе в больницах;

- выдача в исключительных случаях денежных пособий;

- оказание бесплатной помощи в учебе отстающим ученицам.[127]

Как видим, устав предусматривал комплексную благотворительную деятельность, которая в совокупности помогала бедным обучающимся продолжить обучение, преодолев имевшиеся трудности материального характера.

Активную благотворительную деятельность осуществляло Общество вспомоществования учащимся женщинам, которое было открыто в Москве.

Согласно Уставу деятельность данного общества распространялась на следующие категории женщин:

- женщин, готовившихся к поступлению в учебные заведения;

- женщин, которые уже получили образование, но не смогли найти работу.

Устав предусматривал следующие формы оказания помощи данным категориям женщин:

- оплата обучения;

- выдача единовременных и постоянных денежных пособий;

- обеспечение нуждавшихся женщин одеждой и обувью;

- создание дешевых столовых и общежитий для обучающихся женщин;

- лечение заболевших учащихся женщин;

- трудоустройство безработных женщин, как обучающихся, так и закончивших обучение.[128]

Как видим, этот устав также предусматривал комплексную благотворительную помощь обучающимся, причем эта помощь, с одной стороны, имела материальный характер, что было необходимо для обучения женщин из небогатых слоев населения, с другой стороны, по своей сущности была наполнена глубоким нравственным содержанием. В конечном итоге, такая деятельность способствовала сохранению и приумножению человеческого капитала как главного фактора сбережения историко-культурного наследия страны.

Нравственно-просветительской деятельностью занимались и иные благотворительные общества. Например, в Казани в 1898 г. было открыто Общество защиты женщин, которое устраивало для женщин чтения книг и беседы на темы, имевшие развивающий характер.[129][130]

Некоторые общества занимались открытием библиотек, что также позитивно сказывалась на общей культурной ситуации. Например, открыло библиотеку Общество попечения о молодых девушках-работницах в Петербурге. Кроме того, это общество проводило с девушками воскресные занятия по обучению их грамоте, устраивало чтение книг по истории и географии, а также художественной литературы, посещение музеев и

130

выставок.

Развитие сети библиотек за счет благотворительных пожертвований имело прямое отношение к сохранению историко-культурного наследия, способствовало повышению грамотности, уровня образованности населения, его нравственному воспитанию.

В целом, такая деятельность способствовала повышению общего культурного уровня населения, страны, что, в свою очередь, благоприятно сказывалось на сохранении историко-культурного наследия.

Нравственно-просветительская деятельность благотворительных обществ осуществлялась в правовых рамках, на основе норм действовавшего законодательства и утвержденных уставов данных обществ. Она способствовала повышению общего культурного и образовательного уровня населения, что непосредственным образом сказывалось на сохранении и развитии отечественных нравственно-гуманистических традиций.

Рассматриваемая деятельность по сохранению историко-культурного наследия осуществлялась не только на основе гендерного принципа, как это видно из приведенных примеров, но иногда и по национальному принципу. В качестве примера можно привести Лазаревское училище (первоначально - Армянское Лазаревское училище), которое было открыто в 1815 г. В училище осуществлялось преподавание «разных наук» воспитанникам как армянской, так и иных национальностей. Деньги для открытия этого училища (200 тысяч рублей ассигнациями) внес армянский купец Ованес Лазарев. Он ставил цель воспитания армянских детей из небогатых семей, так как видел в этом основу для сохранения историко-культурного наследия тех представителей армянской нации, которые проживали на территории России. В системе обучения всегда присутствовали восточные языки, в первую очередь, армянский и грузинский. Изучалась и русская

131 словесность.[131]

Лазаревское училище, ставшее затем институтом, было принято под высочайшее покровительство. В дореволюционных источниках подчеркивалось, что в основе создания Лазаревского института восточных

языков лежала благотворительность, а именно пожертвования двух братьев и их наследников, в результате которых капитал Института в 1830 г., включая недвижимость, достигал 900 тыс. руб.

Учредительный документ Лазаревского института восточных языков, носивший название «Постановление», говорил, что цель создания и деятельности этого учреждения состояла в том, чтобы доставить юношеству способы к воспитанию и образованию в науках».[132]

Лазаревское училище (позднее - Институт) занималось активной издательской деятельностью. Его типография была одной из лучших в дореволюционной Москве. В ней печаталась учебная и монографическая литература на 13 языках. Был опубликован Армяно-русский словарь, изданы 6 выпусков Эминовского этнографического сборника, в течение 18 лет публиковались Труды по востоковедению.[133]

Таким образом, учебная и научная деятельность Лазаревского института способствовала сохранению богатого историко-культурного наследия народов России, при этом в ее основе лежало бескорыстное благотворительное пожертвование.

Еще одним примером благотворительной деятельности по сохранению историко-культурного наследия является судьба усадьбы Талашкино под Смоленском. Благодаря благотворительной деятельности семьи Тенишевых, которые поставили задачу сохранения и возрождения крестьянских ремесел и художественного промысла, в усадьбе были организованы художественные и промышленные мастерские. Сюда приезжали работать выдающиеся художники и другие деятели искусства. Тенишевы приобрели Талашкино в 1893 г., и с этого момента началось возрождение историко­

художественного наследия, что превратило село в один из центров художественной и народно-ремесленной жизни Российской империи.

В усадьбе была открыта школа для крестьянских детей, причем большинство учеников происходили из бедных семей или были сиротами, они находились на полном обеспечении. Наиболее талантливых из них благотворительница отправляла учиться дальше: в Смоленск, Петербург и даже за границу.

В селе были созданы театр и балалаечный оркестр. Открыта богатая библиотека. В художественных мастерских возрождался русских стиль в искусстве, основанный на старинном наследии.

Также княгиня М.К. Тенишева передала в дар Русскому музею коллекцию акварелей русских художников. Всю свою жизнь, как писал И. Билибин, Тенишева посвятила «родному русскому искусству».[134]

Большую благотворительную деятельность по сохранению историко­культурного наследия вел и муж княгини В.Н. Тенишев. На его средства была создана Общеобразовательная школа князя Тенишева (позднее - Тенишевское училище). Создание ее вместе с постройкой здания обошлись князю в 1 миллион руб. В школу принимались представители разных классов и сословий, большое внимание уделялось нравственному воспитанию.

Тенишев поддерживал также этнографические исследования русского крестьянства, создав Этнографическое бюро. При финансовой поддержке Тенишева это бюро собирало материалы о жизни крестьян, изучало их культуру. Издавались книги по крестьянскому фольклору, что

способствовало сохранению историко-культурного наследия русского

135

народа.[135]

Еще одним меценатом, который своей деятельностью способствовал сохранению отечественного историко-культурного наследия, был А.Е. Бурцев - библиофил, коллекционер, издатель и этнограф. Он собирал рукописи, включая древние манускрипты, гравюры, картины, рисунки. Бурцев предпринял ряд путешествий, в ходе которых приобретал художественные предметы крестьянского быта, записывал сказки, легенды, исторические песни. По итогам экспедиций он составил ряд сборников по этнографии, а затем были выпущены его этнографические труды в 11 томах. За ними последовал пятитомник «Описание редких российских книг».[136] В итоге этой деятельности, которую меценат осуществлял на собственные средства, он сохранил для потомков богатейшую коллекцию памятников культуры и искусства, тем самым внеся большой вклад в сохранение историко-культурного наследия России.

Перспективы совершенствования правового регулирования благотворительной деятельности по охране историко-культурного наследия определялись поиском оптимальной модели реализации соответствующей государственной политики и активизацией усилий негосударственных структур. Деятельность отдельных лиц - меценатов не имела в этом отношении существенного значения, так как в масштабах всей страны и объема подлежавших охране ценностей была относительно небольшой. Конечно, некоторым меценатам, например, Третьякову, Черткову, Румянцеву удалось внести в данный вопрос очень большой вклад, о чем уже говорилось выше, но такие примеры были единичными.

Можно выделить следующие направления, по которым происходило совершенствование рассматриваемой в работе благотворительной деятельности:

- охрана и реставрация архитектурных памятников церковного характера за счет привлечения средств благотворителей;

- охрана и реставрация светских архитектурных памятников за счет привлечения средств благотворителей;

- упорядочение деятельности по проведению археологических раскопок и предотвращению кладоискательства;

- развитие музейного дела для собирания и хранения предметов старины, представлявших историческую ценность, в том числе на основе коллекций отдельных меценатов.

Имели место и иные направления, которые не были столь активно развиваемы государством и общественными структурами.

В частности, господствовавшее узкое понимание историко-культурного наследия приводило к тому, что нередко вне сферы приложения усилий благотворительных обществ и отдельных меценатов оказывались такие элементы историко-культурного наследия народов России, как национальные языки, некоторые памятники, устное народное творчество, включая фольклор и т.д.

Если рассматривать процесс совершенствования правового регулирования с точки зрения законодательства, можно отметить, что на одном из первых мест выступало уголовное право.

Государство стремилось пресечь нежелательную деятельность в сфере охраны историко-культурного наследия, предотвратить вред, причиняемый этому наследию, и использовало для этого правовые запреты и уголовные санкции.

В Своде законов 1832 г. в 15-м томе, посвященном уголовному законодательству, была закреплена ответственность за религиозные преступления, в число которых были включены посягательства (хищения) церковного имущества (кражи из церкви); а также посягательства на имущество путем разрытия могил в целях завладения имуществом погребенных. К числу церковных преступлений, которые могут быть отнесены к преступным посягательствам на объекты (предметы) культурного наследия (культурные ценности), также можно отнести нарушения общественного порядке в церкви, сопряженное с уничтожением либо повреждением церковного имущества.[137]

Необходимость большего внимания к сохранению культурного наследия, как ни странно, была обусловлена имевшей место, практически бесконтрольной, распродажей содержимого церковных ризниц. Так, ссылаясь на Труды первого археологического съезда в Москве,[138] Л.Р. Клебанов указывает, что «в XIX - XX вв. массовый характер приобрела распродажа содержимого церковных ризниц. Некоторые священники пользовались отсутствием ясно и подробно составленных описей. Бесценные сокровища продавались чаще всего не профессиональным ученым, а мелким торговцам, которые скупали и выменивали металлическое убранство икон и драгоценное литье - басму, оклады, а затем их без разбору ломали и переливали в слитки».[139]

Следует отметить, что в течение рассматриваемого периода было принято достаточно большое количество различных нормативных актов, которые устанавливали как запрещающие, так и предписывающие нормы в сфере охраны историко-культурного наследия. Но этот правовой массив обладал рядом существенных недостатков. Среди них выделим следующие:

- нормативные акты были разрозненными и несистематизированными, что снижало степень их известности адресатам и затрудняло применение на практике;

- нормативные акты, наряду с запретами, как правило, не содержали такие нормы, которые стимулировали бы благотворительную активность общественных структур и частных лиц по сохранению историко­культурного наследия;

- субъекты правоприменения далеко не всегда стремились выполнять установленные нормы в сфере охраны историко-культурного наследия, так как отсутствовал эффективный контроль в данной сфере, кроме того, имело место столкновение общественных и частных интересов.

Различные ведомства, включая Министерство внутренних дел, Министерство просвещения и Синод, неоднократно принимали циркуляры, в которых подчеркивали необходимость соблюдать действующие нормы в сфере охраны историко-культурного наследия, в том числе и нормы такого крупного источника права, как Строительный устав.[140][141] Сам факт принятия подобных документов свидетельствует о том, что неисполнение законодательства в сфере охраны историко-культурного наследия было систематическим и массовым.

Возникал и дискутировался вопрос о целесообразности создания специального органа - Комиссии по сохранению архитектурных 141 памятников, но этот вопрос не был решен.

Несмотря на то, что Министерство внутренних дел неоднократно издавало циркуляры, в которых предписывало принять меры к охране

археологических памятников и запрещению самовольных раскопок, эти циркуляры не имели значимых практических последствий, и нарушения в данной сфере продолжались. Их массовый характер вынудил Археологическую комиссию снова обращаться в Министерства внутренних дел. В итоге в 1886 г. последовал новый циркуляр Министерства, в котором предписывалось неукоснительно выполнять ранее изданные распоряжения по вопросу охраны археологических памятников.

В конечном итоге был принят императорский указ от 11 марта 1889 г., который предоставлял Археологической комиссии исключительное право производства раскопок на всей территории Российской империи на казенных и общественных землях.[142][143]

Вопрос с раскопками на землях, находившихся в частной собственности, юридически решен не был.

К числу проблем совершенствования правового регулирования благотворительной деятельности по охране историко-культурного наследия в Российской империи можно также отнести общее несовершенство системы правового регулирования в тот период, в том числе, форм права и их иерархии.

Как справедливо отмечают современные ученые, в практике правотворчества XIX в. «использовались формы законодательных актов, которые не имели четкого различия по иерархии и содержанию, поэтому содержали в себе характеристики как собственно закона, так и подзаконного

143

акта...».

Такая ситуация осложняла как процесс правотворчества, так и процесс правоприменения. При противоречиях в нормах разных источников и

отсутствии их четкой и определенной иерархии субъекты правоприменения не всегда точно понимали, какую именно норму и как надлежит исполнять.

Эта ситуация были типична для законодательства Российской империи в целом, но проявлялась и в каждой отдельной сфере правового регулирования. Соответственно она наблюдалась и в сфере охраны историко-культурного наследия, осложняя процесс совершенствования соответствующей благотворительной деятельности.

Принимавшиеся меры свидетельствовали о том, что государство и научная общественность не оставляли без внимания вопрос сохранения историко-культурного наследия, принимали меры, в том числе, юридического характера, по регулированию отношений в данной сфере. Несмотря на это, продолжались случаи разрушения и утраты исторических памятников. Настоятельно требовалось дальнейшее совершенствование законодательства, его систематизация, а также повышение контроля за его исполнением и практической реализацией. Также требовалось принятие комплекса мер, направленных на стимулирование благотворительной деятельности, направленной на сохранение историко-культурного наследия. Принятие соответствующего правового акта, нормы которого определили бы права и обязанности благотворителей и благотворительных обществ, установили льготы для тех, кто финансирует деятельность по сохранению историко-культурного наследия, могло бы способствовать активизации благотворительных усилий в данном направлении. В целом упорядочение общественных отношений с помощью правовых норм в любой сфере сказывается на их развитии позитивно, и благотворительная деятельность в сфере сохранения историко-культурного наследия не являлась исключением.

Таким образом, можно сделать следующие выводы:

1) важным условием успешной деятельности по сохранению историко­культурного наследия выступает развитие образования;

2) культурно-исторические традиции и обычаи народа рассматривается как важнейшая составная часть историко-культурного наследия страны;

3) развитие системы образования в Российской империи осложнялось целым рядом факторов, в том числе, финансово-экономического характера;

4) в условиях, когда большинство населения страны было бедным, благотворительная помощь выступала важным фактором, который помогал получить образование сотням небогатых людей, в том числе женщин;

5) в рассматриваемый период существовал и действовал ряд благотворительных обществ, которые оказывали материальную поддержку бедным учащимся, а также занимались нравственно-просветительской деятельностью; конкретные виды и формы благотворительной деятельности в сфере образования и просвещения были закреплены в уставах соответствующих обществ;

6) благотворительные общества, оказывавшие помощь обучающимся, а также общества нравственно-просветительской направленности играли важную роль в вопросах сохранения богатого историко-культурного наследия России;

7) важную роль в сохранении историко-культурного наследия народов России играли также учебные заведения, создававшиеся на благотворительные пожертвования.

Таким образом, регулирование благотворительной деятельности по сохранению историко-культурного наследия осуществлялось с помощью различных нормативных правовых актов, которые не составляли единой законодательной системы. Нормативной базой развития общественной и частной благотворительности выступал Устав об общественном призрении.

Вопросы создания и деятельности частных благотворительных обществ, занимавшихся охраной историко-культурного наследия, регулировала глава 3 Устава об общественном призрении. Правительство, с одной стороны, было заинтересовано в создании благотворительных обществ, а также разного рода обществ сохранения древностей, и их активном развитии, но с другой стороны, в условиях полицейского государства стремилось всячески контролировать их деятельность, не позволяя ей выходить за определенные, строго установленные рамки.

Законодательство о благотворительности в сфере сохранения историко-культурного наследия развивалось и формировалось постепенно, для него было характерно отсутствие целостности, а также разбросанность соответствующих правовых норм по самым различным актам, отличавшимся и формой, и юридической силой, и предметом регулирования. Законодательство в этой сфере можно назвать отрывочным и неполным.

Законодательство о благотворительной деятельности в сфере охраны историко-культурного наследия отличалось противоречивостью, что определяло потребность в его систематизации. Но систематизация этого законодательства осложнялась множественностью субъектов благотворительной деятельности (различные виды благотворительных обществ, археологические общества, архитектурные комитеты, общества любителей древностей, частные лица и т.д.), что вызывало потребность в разных моделях ее регулирования, а также и недостаточной разработанностью правовых норм, в силу чего целый ряд важных вопросов вообще выпал из правового поля. Важное значение имело принятие в 1832 г. Устава строительного, который был создан в результате систематизации правовых норм и вошел в состав Свода законов Российской империи. В этом уставе присутствовали нормы, которые регулировали вопросы

бережного отношения к архитектурным сооружениям, которые относились к памятникам древности.

Развитие благотворительной деятельности по сохранению историко­культурного наследия невозможно без систематической поддержки со стороны государства. Такая поддержка может носить организационные и правовые формы, определяя соответствующее направление нормативного регулирования. Сфера благотворительной деятельности по сохранению историко-культурного наследия представляет собой ту область государственной и общественной деятельности, где требуются систематичность, регулярность, научная обоснованность. Роль правового регулирования в данной сфере определяется тем, что данный вид деятельности может, во-первых, осуществляться только в рамках действующего законодательства, во-вторых, требует принятия соответствующих нормативных правовых актов, в-третьих, сопряжен с многочисленными юридическими коллизиями.

Благотворительная деятельность по сохранению памятников истории и культуры в Российской империи была связана с целым рядом проблемных вопросов, которые можно решить только с помощью права: право собственности на объекты культурного наследия, соотношение источников финансирования охранных и реставрационных работ, определение перечня охраняемых объектов, определение форм охраны и т.д.

Народ является одним из тех объектов культурно-исторического наследия, которые необходимо сохранять. Менталитет народа, его память представляют собой ценнейшие объекты историко-культурного наследия. Без народа все остальные объекты, представляющие историческую и культурную ценность, теряют всякий смысл. Сохранение народа может и должно осуществляться различными способами и методами. Одним их наиболее важных способов выступает развитие народного образования. Именно образование позволяет народу существовать и развиваться,

преумножая при этом свою культуру, познавая и изучая ее достижения. Именно образование выступает залогом внимательного и бережного отношения народа к своему историческому прошлому и своим культурным достижениям. От образования зависит сохранение и развитие языка как основы народной культуры и важнейшего элемента устного народного творчества.

Важную роль играли те благотворительные общества, которые создавались для оказания материальной помощи обучающимся, в том числе, женского пола. Наиболее распространенными среди них стали общества помощи необеспеченным ученицам женских гимназий. В этой группе благотворительных обществ помощь оказывалась, в основном, следующими способами: выдача ученицам денежных пособий; покупка для учениц книг и одежды; оплата обучения.

В условиях, когда большинство населения страны было бедным, благотворительная помощь выступала важным фактором, который помогал получить образование сотням небогатых людей, в том числе, женщин; в рассматриваемый период существовал и действовал ряд благотворительных обществ, которые оказывали материальную поддержку бедным учащимся, а также занимались нравственно-просветительской деятельностью; конкретные виды и формы благотворительной деятельности в сфере образования и просвещения были закреплены в уставах соответствующих обществ; благотворительные общества, оказывавшие помощь обучающимся, а также общества нравственно-просветительской направленности играли важную роль в вопросах сохранения богатого историко-культурного наследия России.

Сложности становления нормативной правовой базы в сфере благотворительной деятельности по сохранению историко-культурного наследия были связаны с принадлежностью компонентов историко­культурного наследия к разным формам собственности: государственной,

церковной, частной. Различие форм собственности затрудняло формирование единого механизма правового регулирования отношений по сохранению историко-культурного наследия. Разные формы собственности порождали ситуацию недостаточно эффективного правоприменения, что нередко влекло за собой случаи утраты ценных зданий или их первоначального облика.

<< | >>
Источник: Медведева Екатерина Алексеевна. ПРАВОВОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПО СОХРАНЕНИЮ ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ РОССИИ В XVIII - ХХ ВВ. (ИСТОРИКО-ПРАВОВОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ). Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2019. 2019

Еще по теме §2. Правовое регулирование реализации благотворительной деятельности по сохранению историко-культурного наследия в Российской империи в XVIII - XX вв.:

  1. Медведева Екатерина Алексеевна. ПРАВОВОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПО СОХРАНЕНИЮ ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ РОССИИ В XVIII - ХХ ВВ. (ИСТОРИКО-ПРАВОВОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ). Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2019, 2019
  2. Глава 1 Правовые вопросы реализации основных прав граждан в системе ад­министративно-правовых отношений
  3. 1. Административно-правовые гарантии реализации прав граждан
  4. 26. Право граждан на жилище: формы реализации и правовые гарантии.
  5. 2. Правовое регулирование государственной гражданской службы
  6. 1. Правовое регулирование в области безопасности. Основные понятия
  7. 32. Приватизация жилых помещений: понятие, правовое регулирование, принципы, условия, оформление.
  8. § 2. Правовое регулирование обязанностей банков, связанных с учетом налогоплательщиков
  9. 47. Договор перевозки грузов: юридическая характеристика, элементы, оформление, правовое регулирование
  10. 45. Понятие и виды перевозок. Правовое регулирование перевозок.
  11. 2. Виды функций органов исполнительной власти: функции разработки государственной политики и правового регулирования, функции государственного контроля и надзора, функции по предоставлению публичных услуг
  12. § 3. Субъекты, обеспечивающие реализацию прав граждан
  13. Персональные финансы в российской экономике[40]
  14. § 6. Разъяснения Верховного Суда Российской Федерации как форма судебного надзора
  15. Модернизация системы персональных финансов для обеспечения устойчивого развития российской экономики
  16. 4. Формы управленческой деятельности, их классификация