<<
>>

Понятие переходного периода

В отечественной советской юридической литературе проблема правового регулирования экономики рассматривалась, как правило, в рамках типологически завершенных обществ. Применительно к переходным обществам она исследовалась обычно лишь в контексте исторического движения к социализму.

Отсюда и соответствующие рамки исследования — переход от капитализма к социализму, от социализма к коммунизму; социалистическая ориентация стран, освободившихся от колониальной зависимости, как форма их дви­жения к социализму и тль

Проблема перехода современной России от социализма к капи­тализму теоретически не разработана. Поэтому работы, затраги­вающие вопросы правового регулирования экономики в современ­ной России, отличает недооценка либо полное игнорирование роли МВФ в формировании экономики колониально-сырьевого типа[51][52].

Формационный подход позволяет раскрыть понятие постсовет­ского переходного общества и его место в историческом процессе. При таком подходе современное российское общество видится как этап исторического перехода от социалистической общественной формаций к формации капиталистической либо от общества социа­листического исторического типа к обществу буржуазного типа[53][54].

Идеологией псевдореформаторства стала доктрина У. Ростоу — одного из разработчиков теории постиндустриального общества (книга Ростоу, вышедшая в I960 г., и была снабжена подзаголовком «Некоммунистический манифест»}. Замысел автора — противопос­тавить марксистскому учению об историческом процессе развития общества свою концепцию. Марксистскому делению общества на пять исторических формаций он противопоставляет свое деление на следующие пять стадий экономического роста — от традицион­ного общества до века высокого массового потребления \

Особенности этой либеральной идеологии показал академик РАН Р.С. Гринберг:

Если коротко, речь идет о нашей неизбывной страсти внедрять якобы прогрессивные в данный момент концепции в родном Отечестве.

На этот раз мы стали жертвой рыночного фундамен­тализма или концепции неолиберальной экономики, которой

нас усиленно «потчевал» Запад и которая давно отвергнута все* ми развитыми странами в качестве основы для развития эконо­мики. Российских реформаторов Запад настойчиво уговаривал, потому что хотел испытать «в деле» эту концепцию, ставшую популярной в конце 1970-х годов на фоне тогдашней стагфля­ции и энергетического кризиса. Но делать объектом испытаний свои страны западные экономисты и политики опасались. И не зря. Чем эта концепция привлекла наших реформаторов?

Во-первых, требованием максимальной свободы частному предпринимательству Во-вторых, установкой на демонтаж лю­бого государственного вмешательства в экономику под девизом: «Чем меньше государства, тем лучше», хотя этот лозунг и глу­поват, и несбыточен. В-третьих, обусловленным бездействием и. значит, безответственностью чиновников за происходящее в экономике. До поры до времени такая философия казалась без­альтернативной, и только теперь (во многом благодаря глобаль­ному кризису) обнаруживается ее банкротство. Установка на безбрежный либерализм позволяет быстро и бесконтрольно обогащаться немногим, но не годится для развития экономики, особенно такой запущенной, как в России[55].

К общим чертам переходного периода (в постсоветской России, и в странах Восточной и Центральной Европы), можно отнести:

• кризис социализма как начальную стадию такого перехода, отрицание всеми постсоциалистическими странами, кроме Китая, своего социалистического прошлого;

♦ противоречивость и неустойчивость социальных процессов вследствие системной перестройки общества;

• изменение в ходе переходного периода форм собственности, а также сущностной природы права и государства;

♦ «возвратный характер* такого развития, поскольку капита­лизм как социальный строй уже существовал в указанных странах;

♦ теоретическая нелроработанность стратегии и тактики тако­го перехода;

• экономическая система постсонлаллогического переходного общества формируется посредством права, обеспечивающего переход от одного типа экономической системы к другому[56].

Нормативно*правовая деятельность выступает своеобразным локомотивом в экономических преобразованиях, занимает лиди­рующую роль в трансформации экономических систем.

Вместе с тем страны, входившие в прошлом в «социалистиче­ское содружество», отличаются от России рядом особенностей, во многом обусловивших специфику как их стартовых условий, так и самого процесса перехода к капитализму. Так, к началу переходного периода в социально-политической структуре этих стран сохрани­лись частнособственнические отношения, соответствующие поли­тические институты и формы общественного сознания.

Специфика российского перехода от социализма к капитализму. В отличие от других стран «социалистического содружества» Россия осуществляла такой переход при практически полном отсутствии необходимых для этого экономических, идеологических и социаль­но-политических предпосылок.

Развитие России во многом определялось либеральными идеями и практиками. Они оказали решающее влияние на направление экономической политики после 1990 г., став основой для перехода к рыночной экономике. В частности, к моменту распада СССР в стране отсутствовали частная собственность на средства производ­ства, классы и партии буржуазного характера, наконец, не было программы построения нового общества, которое создавалось, по сути, «с чистого листа». Такие стартовые условия обусловили ряд существенных особенностей современного российского переходного периода. Они состоят в том, что:

♦ развитие страны сводится к копированию социальных моде­лей развитых стран;

♦ преобразование общества начинается с преобразования пра­ва, осуществляющегося, как правило, путем рецепции прин­ципов, норм и институтов развитых стран;

♦ переходное российское государство обладает исключитель­ной самостоятельностью по отношению к обществу, а но­вое право и экономика вырастают не из потребностей об­щества, а из политической воли государства (его правящей верхушки);

» роль гегемона в преобразовании играет бывшая партийная и советская номенклатура, которая в союзе с криминальной буржуазией, с одной стороны, заполняет собой новые власт­ные структуры, с другой — выступает от имени тех классов и слоев будущего буржуазного общества, которые поначалу в стране отсутствуют; такая технология построения нового общества неминуемо предполагает фазу кризиса в силу чрез­вычайной противоречивости этого процесса, крайне низкой эффективности права, распространенности правового ниги­лизма, коррупции, а также теневой экономики.

Сокрушительная моральная критика была обрушена на комму* нистическую номенклатуру, — пишет В.Д.

Зорькин, — которая якобы жила в условиях неимоверной роскоши. К 2012 году об’ щество все уже донимает. Оно понимает, что у В.М. Молотова на сберкнижке были скудные сбережения, что члены брежнев­ского Политбюро не имели и этих сбережений, что тогдашняя моральная критика была основана на чудовищных преувеличе­ниях. И что результатом этой критики стала эволюция Ельцина от поездок на трамвае и ботинок фирмы «Скороход» — к бес­прецедентному олигархическому режиму с его вопиющей орги­ей богатства. И к чудовищной всеобщей бедности.

Не это ли все запустило страшные процессы нарастающей общественной деградации? — спрашивает В.Д. Зорькин. И не является ли новая волна моральной критики, критики, опять лишенной всякого серьезного позитивного содержания, — же­ланием усугубить деградацию общества?

Но тогда о каком праве можно будет говорить? О праве пе­щерного человека, вооруженного ядерной дубинкой?’.

В результате реализовавшейся в России либеральной «экономи­ки переходного периода» в стране не только капитализм не разви­вается, но и не складываются рынок и средний слой, и даже орга­низованный социум плохо формируется. Вместо него — «общество- каша» без четко выраженных социальных групп, смесь позднего самодержавия, феврализма (февраль — сентябрь 1917 года) и нэпа. Мы имеем самовос производящийся процесс разложения поэднесо- ветского социума, оседланный и приватизированный определенны­ми группами, установившими монополию на проедание советских запасов, советского наследия, советской субстанции, которые они к тому же всячески поносят (как известно, едят и гадят в одном и том же месте только свиньи).

Итогом существования либеральной «экономики переходного периода» стал 2012 г. «Реализовывать наши планы придется в не­простых условиях. Очевидно, что возврат к докризисной модели развития, докризисной модели роста невозможен», — заявил Вла­димир Пугин 31 января 2013 г. на расширенном заседании Прави­тельства России2.

Этот год (2012) вынес финальный вердикт ресурсно-сырьевой модели экономики. Если обвал 2008—2009 гг. в Правительстве Рос­сии еще по инерции воспринимали как досадную неприятность, то в 2011—2012 гг. стало очевидно, что произошел окончательный и [57][58]

бесповоротный крах «экономики трубы» или, говоря другими сло­вами, модель проедания нефтедолларов полностью исчерпала себя. Российской экономике, парализованной коррупцией и произволом монополий, не в силах помочь даже стабильно высокие и растущие цены на нефть,

2.3,

<< | >>
Источник: Современная российская государственность. Проблемы госу­дарства и права переходного периода; учеб, пособие для студентов вузов, обучающихся по специальности «Юриспруденция» / И В, Дойников, НД. Эриашвили. — 2-е изд., перераб. и дол, — М.:,2015. - 144 с.. 2015

Еще по теме Понятие переходного периода:

  1. Современная российская государственность. Проблемы госу­дарства и права переходного периода; учеб, пособие для студентов вузов, обучающихся по специальности «Юриспруденция» / И В, Дойников, НД. Эриашвили. — 2-е изд., перераб. и дол, — М.:,2015. - 144 с., 2015
  2. БОЧИНИН АНАТОЛИЙ ВЛАДИМИРОВИЧ. Тема терроризма на страницах качественной прессы США (на примере газет «Вашингтон пост», «Вашингтон Таймс» и «Нью-Йорк таймс» в период с 2010 по 2014 гг.). Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук. Москва - 2015, 2015
  3. 3. Понятие и состав административного правонарушения
  4. 1. Понятие и принципы государственной службы
  5. 1. Понятие и правовое положение органа исполнительной власти
  6. 3. Понятие государственной тайны
  7. 3. Понятие и виды должностей
  8. 1. Понятие и правовая природа актов управления
  9. § 1. Понятие и правовая природа банка
  10. Интерпретация как перевод понятого
  11. 2. Понятие и характерные черты исполнительной власти
  12. 46. Обязательство по подаче транспортных средств: понятие, содержание, ответственность.
  13. 61. Понятие и виды страхования.
  14. 1. Понятие государственного управления