<<
>>

Пироговское совещание 1915 года

Пироговские съезды и совещания, проводимые ра­нее, всегда обращали внимание ученых и общественности на злободневную тему спаивания жителей России. Эти собрания проходили под патронажем организованного в 1883 году Общества русских врачей в память Н.

И. Пирого­ва, более известного как Пироговское общество.

Его учредителями стали: гигиенист, профессор Фе­дор Федорович Эрисман (1842-1915); русский невропа­толог, доктор медицины, профессор Алексей Яковлевич Кожевников (1836-1902); русский врач-терапевт, доктор медицины, профессор Алексей Александрович Остроумов

(1844/1845-1908); основоположник экспериментальной кардиологии, доктор медицины, профессор Александр Богданович Фохт (1848-1930); основоположник клиниче­ской эндокринологии, доктор медицины, профессор Васи­лий Дмитриевич Шервинский (1850-1941); почетный лейб- хирург Эраст Васильевич Каде (1817-1889) и заслуженный российский профессор Николай Васильевич Склифо­совский (1836-1904). Первым председателем общества стал один из инициаторов его создания, видный акушер- гинеколог Эдуард-Антон Яковлевич Крассовский (1821­1898). Вместе с ним работой общества руководили хирург Н. В. Склифосовский; терапевт, профессор Сергей Петро­вич Боткин (1832-1889); гигиенист Ф. Ф. Эрисман; хирург, профессор Александр Алексеевич Бобров (1850-1904); терапевт А. А. Остроумов; патолог, профессор Виктор Васильевич Пашутин (1845-1901); психиатр, профессор Сергей Сергеевич Корсаков (1854-1900); хирург, профес­сор Петр Иванович Дьяконов (1855-1908); офтальмолог, профессор Алексей Николаевич Маклаков (1837-1895); основоположник российской санитарной статистики Ев­граф Алексеевич Осипов (1841-1904); бактериолог, про­фессор Георгий Норбертович Габричевский (1860-1907); хирург, доктор медицины, профессор Сергей Петрович Федоров (1869-1936). Пироговское общество выпускало собственный журнал «Общественный врач», труды съез­дов и Пироговских совещаний, земско-медицинские сбор­ники и другие издания.

В период с 1885 по 1913 год в Рос­сии было организовано двенадцать Пироговских съездов (восемь в Санкт-Петербурге и четыре в городе Москве). Пироговские съезды и совещания врачей являлись важ­ным, но пока недостаточно изученным этапом в истории становления государственной системы здравоохранения в Российской империи в конце XIX - начале XX вв. Им принадлежала значительная консолидирующая роль, вы­бор коллегиальных путей решения наиболее актуальных

проблем земской медицинской деятельности, сбор и ана­лиз медико-статистических сведений по общественной медицине в различных территориях России, разработка, унификация и содействие повсеместному внедрению про­грамм санитарно-статистических исследований, при­нятие единой номенклатуры врачебных специальностей и т. д. (40). В деятельности Пироговского общества можно условно выделить несколько этапов.

Первый этап - с 1885 по 1894 год - охватывает первые пять Пироговских съездов врачей и начало второго этапа трезвеннического движения в Российской империи. Осо­бенностью этого этапа стало зарождение и становление всероссийского Пироговского движения врачей и коллеги­альной выработки принципов врачебного самоуправления. В среде русских врачей - это период профессиональной консолидации и активной общественной деятельности, когда в центре внимания врачебной общественности на­ходились вопросы повышения материального, правового и морального уровня врачебного сословия. На съездах про­исходил активный обмен опытом, обсуждались вопросы о единых подходах к организации медицинской помощи в различных регионах России (41).

Второй этап - с 1895 по 1916 год - включает в себя деятельность VI-XIII Пироговских съездов. Этому перио­ду свойственна выработка единых подходов к организа­ции медицинской помощи сельскому населению на всей территории страны, формирование принципов и создание предпосылок к становлению системы государственно­го здравоохранения и пр актических основ социального партнерства в этой области. В среде русских врачей уси­лился интерес к теоретическим разработкам социально­гигиенических учений, санитарная и противоэпидемиче­ская деятельность рассматривалась как важнейшая задача земского врача.

Особое внимание в этот период уделялось алкогольной проблеме в России (42).

Третий этап - с 1917 по 1919 год - включает в себя деятельность трех чрезвычайных Пироговских съездов врачей. Его содержание связано с выработкой основных подходов к реорганизации системы оказания медицинской помощи населению в соответствии с новыми социально­политическими условиями того времени. Важное значе­ние в этот период приобрели вопросы профессионального объединения медиков во Всероссийский союз профессио­нальных объединений врачей (43).

На Пироговских съездах и совещаниях нередко об­суждались не только медицинские, но и политические во­просы. Так, на внеочередном московском съезде врачей 1905 года, созванном для организации экстренных мер против холеры, депутаты приняли и политическую резо­люцию, призывающую медиков «сорганизоваться для... борьбы... против бюрократического строя до полного его устранения и за созыв Учредительного собрания». С 1914 по 1919 год прошло пять чрезвычайных Пироговских съез­дов, носивших политический характер.

Еще на II Пироговском съезде, состоявшемся 4 янва­ря 1887 года в большом зале Российского благородного со­брания, доктор медицины, профессор Иван Михайлович Догель (1830-1916) горячо доказывал вред табака и любых спиртных изделий и призывал врачей к борьбе с ними. К со­жалению, профессор Ф. Ф. Эрисман выступил против трез­вости, за так называемую культуру пития. И тогда вопрос не получил практического решения (44). С трибуны V Пи­роговского съезда главный редактор и издатель журнала «Вестник трезвости» Григорьев Николай Илларионович (1853-1921?) призвал участников форума оказать всемер­ную помощь словом и делом зарождавшемуся трезвенни­ческому движению (45). На VII Пироговском съезде, про­шедшем в Казани с 28 апреля по 5 мая 1899 года, выступил военно-медицинский инспектор Приамурского округа Ва­силий Николаевич Радаков (1836-1910), который предложил

исключить алкоголь из русской армии. Но и его мало кто поддержал тогда (46). Много внимания уделивший алко­гольной проблеме в Российской империи IX Пироговский съезд, самый многочисленный из всех съездов (2300 деле­гатов), проходивший в Санкт-Петербурге с 4 по 11 января 1904 года, принял такое решение:

«1.

Метод принудительного лечения алкоголиков как метод принудительного лечения вообще не соответствует принципам общественной медицины.

2. Казенная винная монополия как источник государ­ственного бюджета не только не способствует борьбе с ал­коголизмом, но даже ей препятствует.

3. Правильная и целесообразная борьба с алкоголиз­мом, представляющим в России социальное зло огромной важности, невозможно без учреждения свободы слова, пе­чати и личности» (47).

И только XI Пироговский съезд, посвященный 100-лет­нему юбилею Н. И. Пирогова, работавший в Санкт-Пе­тербурге с 21 по 28 апреля 1910 года, объявил все курор­ты Российской империи безалкогольными территориями. Тот же XI съезд постановил, что «алкоголь не является пище­вым веществом, и с этим положением должно быть широко ознакомлено население». Съезд высказал также пожелание: «чтобы российские врачи-абстиненты сплотились - чем скорее, тем лучше - в прочную организацию, составляю­щую как бы лейб-гвардию среди борцов с громаднейшим всероссийским бедствием - алкоголизмом» (48). Принципи­альную роль в этих решениях на съезде сыграли: профессор Данилевский Василий Яковлевич (1852-1939) и профессор Вериго Бронислав Фортунатович (1860-1925) (49).

В декабре 1914 года пироговцы собрались на свое оче­редное совещание, посвященное проблеме заразных болез­ней. На этом совещании не забыли и алкогольный вопрос. Профессор Лев Борисович Грановский (1878-1954) внес предложение о поддержке сухого закона в Российской им­

перии и констатировал тот факт, что без «систематического вытеснения алкоголя как пищевого и вкусового вещества из обихода широких слоев населения» полных успехов в от­резвлении народа можно и не достигнуть (50).

Участники декабрьского совещания приняли решение о проведении специального Пироговского форума, посвя­щенного только алкогольной теме. На совещании было за­читано письмо профессора Всеволода Прокопьевича Пер­вушина (1869-1954), в котором он, в частности, писал: «По моему глубокому убеждению... организация такого проти­воалкогольного съезда должна быть делом Общества рус­ских врачей в память Н. И. Пирогова, общества опытного в подобных делах и авторитетного в широких общественных кругах. Пусть имя славного русского врача-гуманиста объе­динит силой своего обаяния около идеи трезвости народной разнородные общественные элементы для осуществления крупнейшего общественного дела, откладывать которое, повторяю, нельзя» (51). Но в условиях войны созвать боль­шой Пироговский съезд было проблематичным делом. Но и откладывать наболевший вопрос участники совещания посчитали невозможным. Поэтому решили провести Пиро­говское совещание.

Избрали Организационный комитет, в который вош­ли известные ученые:

Рейн Федор Александрович (1866-1925) - русский хи­рург, доктор медицинских наук, профессор, председатель правления Общества русских врачей в память И. И. Пиро­гова, председатель Оргкомитета Пироговского совещания 9-11 мая 1915 года.

Вериго Бронислав Фортунатович (1860-1925) - рус­ский физиолог, доктор медицины, профессор, председа­тель Пироговского совещания.

Горохов Дмитрий Егорович (1863-1921) - приват- доцент, детский хирург, организатор здравоохранения, об­щественный деятель.

Жбанков Дмитрий Николаевич (1853-1932) - рус­ский врач, деятель земской медицины и этнограф, один из организаторов Пироговских съездов врачей и редактор его изданий.

Коровин Александр Михайлович (1865-1943) - первый председатель московского общества трезвости.

Минор Лазарь Соломонович (1855-1942) - видный российский невропатолог, член Оргкомитета Пироговско­го совещания 9-11 мая 1915 года, на котором алкоголь был признан официально наркотиком.

Первушин Всеволод Прокопьевич (1869-1954) - про­фессор, активный сторонник трезвости, инициатор прове­дения Пироговского совещания 9-11 мая 1915 года.

Россолимо Григорий Иванович (1860-1928) - русский и советский невропатолог и дефектолог, член Оргкомитета Пироговского совещания 9-11 мая 1915 года.

Сысин Алексей Николаевич (1879-1956) - профессор гигиены, заслуженный деятель науки, участник револю­ционно-демократического движения, организатор сани­тар но-эпидемиологической службы, академик АМН СССР, член Оргкомитета Пироговского совещания 9-11 мая 1915 года.

Флеров Александр Федорович (1872-1960) - известный отечественный ботаник, физиолог растений, доктор биоло­гических наук, профессор, член Оргкомитета Пироговского совещания 9-11 мая 1915 года.

Шидловский Константин Иванович (1858-1920) - са­нитарный врач, общественный деятель, литератор-пуб­лицист, член Оргкомитета Пироговского совещания 9-11 мая 1915 года.

В программе Пироговского совещания было намечено 9 пунктов:

1. Действие больших и малых доз алкоголя на организм.

2. Влияние алкоголя на течение различных болезней.

3. Суррогаты алкоголя.

4. Причины массового алкоголизма.

5. Алкоголизация детей и юношества.

6. Последствия массового алкоголизма.

7. Географическое распространение и статистика ал­коголизма.

8. Меры борьбы с массовым алкоголизмом.

9. Итоги запрещения продажи спиртных «напитков» в России.

В связи с тем, что программа совещания охватыва­ла не только медицинские вопросы, на форум были при­глашены известные политики, журналисты, чиновники, представители широкой общественности. Совещание вначале намечали на 2-4 мая, но с учетом того, что в Мо­скве в конце апреля - начале мая проходило совещание по борьбе с заразными болезнями, было принято решение Пироговское совещание по алкогольной проблеме прове­сти с 9 по 11 мая с той целью, чтобы люди, приехавшие на первое совещание из разных уголков Российской им­перии, смогли поучаствовать и во втором антиалкоголь­ном совещании.

В работе Пироговского совещания 9-11 мая 1915 года о борьбе с алкоголизмом приняло участие свыше 130 вра­чей, представителей городских и земских врачебно­санитарных организаций и общественных деятелей, было представлено 35 докладов. Председатель совещания рус­ский физиолог, доктор медицины, профессор Вериго Бро­нислав Фортунатович обозначил задачи совещания: пре­жде всего, распространение среди населения правильных взглядов на задачи трезвеннического движения в России, создание восприимчивой почвы для осуществления про­граммы максимум, преследующей конечную цель - пол­ное прекращение употре бления спиртных изделий.

Начиная с 8 мая и по завершении работы Пирогов­ского совещания - 11 мая 1915 года по инициативе про­фессоров А. М. Коровина, С. Н. Нахимова и Н. А. Флерова

в помещении нового здания Высших женских курсов на Девичьем поле, где и проходило само совещание, была ор­ганизована большая противоалкогольная выставка.

Здание Высших женских курсов на Девичьем поле. Фотография 1915 г.

Выступая при открытии Пироговского совещания 9 мая, председатель Комиссии по вопросу об алкоголиз­ме при Обществе охранения народного здравия М. Н. Ни­жегородцев обратил внимание присутствующих, что во время действия сухого закона лоббисты пива и вина вновь поднимают голову и хотят разрушить сухой закон в Российской империи. Более того, они при Министер­стве торговли и промышленности под председательством тайного советника В. В. Прилежаева провели совещание, на котором приняли решение о расширении торговли пи­вом и вином. Зашевелились и сами виноделы. К счастью, эти решения не получили поддержки правительства и не были осуществлены.

С первым докладом на Пироговском совещании «Об эволюции противоалкогольной идеи» выступил профес­сор Н. А. Флеров. Он объемно и интересно рассказал об истории знакомства человечества с алкоголем и алкоголь­ным одурением. Докладчик весьма подробно остановился на алкогольных предрассудках, назвав нелепые питейные обычаи, которые из-за дремучей безграмотности и неве­жества зародились у некоторых народов мира. В докла­де была развенчана так называемая теория « культурного умеренного пития», которую в те годы пропагандировал французский профессор Пьер Эмиль Дюкло (1840-1904). Докладчик подчеркнул, что немецкий профессор Эмиль Вильгельм Магнус Георг Крепелин (1856-1926) доказал, «что всякая (и физическая, и - что важнее - духовная) ра­ботоспособность немного выпившего человека падает и в количественном, и - что важно - в качественном отно­шении; но ни сам он, ни окружающие заметить этого не могут! Итак, алкоголь есть наркотический (т. е. парализу­ющий) яд, действующий наподобие хлороформа, морфия и др. Алкоголизмом должно считаться всякое потребление алкогольных жидкостей (так же, как морфинизм - всякое потребление морфия) даже и в малых дозах, даже и в сла­бом разведении (в виде пива и виноградного вина). Отсюда вывод: алкоголь во всех видах должен быть изъят из оби­хода так же, как изъят морфий и др. сильные яды» (52). К сожалению, против позиции докладчика выступил мень­шевик Грановский Лев Борисович. Съезд же подавляющим большинством поддержал профессора Н. А. Флерова.

Вторым по программе совещания должен был высту­пать профессор И. Д. Сажин. Но он не смог присутство­вать. Однако его доклад был опубликован в бюллетенях Пироговского совещания и послужил важным материа­лом для выработки резолюции форума. Иван Дмитрие­вич утверждал, что «.основное свойство алкоголя как типичного наркотического яда логически указывает, что,

совместно со всеми остальными мерами, необходимы и за­претительные меры» (53).

Профессор Б. Ф. Вериго в своем докладе подчеркнул, что «. алкоголь есть протоплазматический яд, он пора­жает нервные элементы нашего тела, он расстраивает пра­вильность его функций и потому не должен употребляться вовнутрь». Профессор Н. А. Флеров в своем выступлении уточнил: «Мы. должны категорически заявить, что ал­коголь не имеет права называться пищевым веществом». Эту же точку зрения поддержал врач П. Ф. Кудрявцев: «Алкоголь есть не пищевое вещество, а яд и только яд!» Или вот что утверждал фармаколог, профессор С. И. Чир- винский в своем сообщении: «Основное действие алко­голя, несомненно, наркотическое, и в этом отношении он как по своему действию, так и по химическим свойствам принадлежит к тем же средствам, как и эфир, хлороформ, хлоралгидрат, паральдегид и др.» (54).

Второй день работы Пироговского совещания открыл доклад профессора Н. А. Флерова «Влияние малых доз алкоголя на личное и общественное здоровье». В частно­сти, докладчик утверждал, что «новейшими эксперимен­тальными исследованиями установлено, что алкоголь есть типичный наркотический яд, который производит вред­ное, парализующее действие на все клетки, ткани и орга­ны» (55). Он еще и еще раз остановился в своем докладе на том, что любые, даже самые малые дозы алкоголя несут безусловный вред человеку, семье и обществу в целом. В частности, он сказал: «У выпивающего человека образует­ся особый склад ума, особое извращение логики, при ко­тором самые сильные и убедительные возражения против алкоголя кажутся слабыми и натянутыми, а самые грубые софизмы в защиту алкоголя - кажутся сильными и убе­дительными доводами. пьянство, по сравнению с “уме­ренностью”, есть менее вредный вид потребления, так как никто не считает его допустимым, безвредным. Где допу­

скается как нормальное явление так называемое умеренное потребление алкогольных жидкостей, там неизбежно будет процветать и пьянство. алкоголь вреден всегда, во всех видах и во всех дозах» (56). Против точки зрения профессо­ра Н. А. Флерова и фактически за так называемую « культу­ру пития» выступили врач А. Н. Винокуров из Петрограда и санитарный врач М. С. Тарасенко из Москвы. В защиту трезвеннической позиции профессора Н. А. Флерова ярко и убедительно на Пироговском совещании выступили: профессор А. Л. Мендельсон, врач А. М. Корович, приват- доцент, врач-педиатр Г. Е. Владимиров и другие участники совещания. В ответном слове профессор Н. А. Флеров ска­зал оппонентам-культурпитейщикам: «Чураться малых доз алкоголя надо так же, как малых доз холерной, туберкулез­ной и всякой другой инфекции, и этот предупредительный способ борьбы - самый верный» (57).

Затем с докладом выступил врач А. М Коровин, ко­торый рассказал о провокации депутата Государственной Думы Российской империи Крыма Соломона Самойло­вича (1867/1868?-1936), который в январе 1915 года в Ме­дицинском обществе города Феодосии ратовал за вино, а в декабре 1914 года Симферопольское общество врачей высказалось за возможность торговли вином вновь. Хоро­шо, что с этими предложениями не согласилась Симферо­польская городска дума, которая продлила сухой закон на своей территории. Александр Михайлович Коровин внес ряд дельных предложений в резолюцию Пироговского совещания. В частности, он предложил систематически знакомить всех студентов университетов с алкогольной проблемой; на медицинских курсах повышения квали­фикации осуществлять противоалкогольное обучение фельдшеров, акушерок, сестер и другого медицинского персонала; объявить бой любой алкогольной рекламе; су­щественно усилить контроль за выписыванием рецептов на спирт медицинскими специалистами.

О деятельности передвижных выставок Общества борьбы с алкоголизмом рассказал М. П. Кутанин, который сосредоточил свое внимание на пропагандистской работе в защиту трезвости, утверждая, что с введением сухого закона в Российской империи опасность алкогольного ре­цидива еще не миновала и нужно усиленно вести пропа­ганду трезвости, особенно в регионах страны. С сообще­нием о статистике спиртных изделий выступил профессор А. Ф. Фортунатов, который привел данные по сокращению количества винокуренных заводов в Российской империи с 1 ноября 1913 года по 1 ноября 1914 г. - с 2363 заводов до 924. Сокращение существенное, но не полное. Сотни заводов выпускали алкоголь и травили им народ. Правда, специалисты утверждают, что выпускали спирт, который шел тогда в своем большинстве на военные и медицинские цели (58). Интересным на совещании было сообщение Ф. Е. Термитина, секретаря редакции «Вестник Пензен­ского земства», который проанализировал в Пензенской губернии, как народ отнесся к введению сухого закона в Российской империи. Было опрошено 2167 респондентов. До запрета потребляли алкоголь 95% опрошенных лиц. Перенесли запрет легко - 64,8%; сначала было трудно, а потом привыкли - 22,6%; перенесли очень тяжело - 12,6%. Из последних, 2,8% жителей Пензенской губернии до сих пор не могут привыкнуть к трезвости. Из всех опрошен­ных 80% испытали благодетельные последствия отрезвле­ния. 84% из всех опрошенных желают сохранить трезвость на все времена. Только 14% прибегали к нелегальному ал­коголю во время запрета (медовый квас и брага) (59). Врач А. М. Коровин сообщил, что на международном уровне су­ществует Международный винодельческий комитет, бла­годаря которому даже в период мировой войны в Россию поступают алкогольные изделия из зарубежных произво­дящих вино стран (60). Профессор Д. П. Никольский в сво­ем докладе предложил целую серию мер в области профи­

лактики потре бления алкоголя среди детей и подростков и в частности: продлить трезвость на все население и после мировой войны; развивать трезвенническое просвещение как среди детей, так и среди их родителей; ввести систе­му подготовки по трезвости в учительских институтах и институтах системы повышения квалификации педагоги­ческого состава с помощью нового предмета - алкоголе- ведения; педагогам повсеместно показывать пример трез­вости; создавать в учебных заведениях трезвеннические организации (61). На совещании с сообщением выступил медицинский психолог и невролог С. Я. Рабинович, ко­торый рассказал о соотношении между алкогольной на­следственностью и детской дефективностью. В частности, докладчик поведал высокому собранию, что во вспомо­гательных школах Германии 53% учащихся - из семей с алкогольной наследственностью (62). Острой на совеща­нии оказалась дискуссия вокруг доклада Л. С. Минора о суррогатном пьянстве. Практически все участники Пиро­говского совещания высказались о том, что сухой закон практически не повлиял на рост потре бления суррогатов в российском обществе (63). Далее участники совещания остановились на провокационных действиях виноделов и сотрудников Общества Красного Креста, которые ране­ным на поле боя и в лазаретах дают вино, что, по мнению медиков, совершенно недопустимо. К сожалению, вино­делов поддерживают и некоторые врачи, к примеру, про­фессор Разумовский, который дает вино больным (64). В результате предложили создать специальную комиссию, состоящую из фармакологов и клиницистов, которая бы предложила свой проект Пироговскому совещанию.

В последний день работы Пироговского совещания первым с докладом «В защиту трезвости» выступил при­сяжный поверенный из Петрограда Д. Н. Бородин. Затем автор книги «Учебник трезвости» (1913) А. Л. Мендельсон в своем докладе о принудительной трезвости убедитель­

ными фактами и цифрами доказал, что запрещение про­дажи спиртного отразилось на сокращении алкогольных заболеваний, самоубийств и на улучшении материально­го положения населения. После этого выступил с сообще­нием присяжный поверенный А. В. Шилов из Москвы с темой «Удовлетворение новых запросов и потребностей трезвого населения», который, в частности, принципи­ально выступил против пропаганды культурпитейств а в курсе гигиены. Выступающий подчеркнул, что в основу учения о вреде алкоголя должен быть положен принцип абсолютного воздержания от спиртного (65). А. В. Ши­лов сказал, что отрезвление народа заметно повысило тру­доспособность населения, создало потребности в улуч­шенном питании, жилище и пр. Директор издательства «Посредник» И. И. Горбунов-Посадов в докладе «Ускоре­ние трезвой жизни в народе» говорил, что трезвая жизнь может укорениться в народе при условии: во-первых, все возрастающего развития высшей духовной культуры; во- вторых, глубокого укрепления антиалкогольного про­свещения всех классов населения; в-третьих, широкого развития трезвеннических общественных организаций. Н. Н. Иорданский в докладе «Трезвость и внешкольное образование» указал на внешкольное образование как форму трезвеннического воспитания и образования насе­ления. Врач Д. П. Никольский привел данные алкоголиза­ции школьников и молодежи. Согласно им, среди русских школьников процент пьющих до введения сухого закона колебался для мальчиков от 65 до 83%, для девочек от 45 до 79%. Анкетирование среди воспитанников высших учебных заведений показало, что 3/4 всех учащихся зна­комились с употреблением спиртного в средней школе. Докладчик заключил, что именно школа должна являться институтом трезвеннического воспитания и образования учащихся. Подобных точек зрения придерживались дру­гие докладчики (66).

Совещание вынесло резолюции по всем вопросам, затронутым докладчиками, которые сводились к следую­щим положениям:

научные данные (физиологии, общей патологии, кли­ники) побуждают отнести алкоголь, а, следовательно, и содержащие его жидкости (так называемые спиртные «на­питки») к разряду веществ вредных, ядовитых. Алкоголь есть типичный наркотический яд, который уже с самого начала принятый даже в малых дозах расстраивает выс­шие функции головного мозга;

алкоголь должен быть отнесен по своим действи­ям к вредным веществам. Малые дозы алкоголя сами по себе способны вызвать увеличение различных проявле­ний ослабленной психики: понижение трудоспособно­сти, самоубийства и т. д. и могут привести к моральному вырождению;

массовый алкоголизм должен быть приравнен к со­циальному злу, почему в борьбе с ним необходимы самые решительные меры;

государство обязано запретить свободную продажу алкоголя так, как оно запрещает продажу всех ядов, к чис­лу которых принадлежит и алкоголь;

запрещены должны быть не только алкогольные из­делия, производимые в России, но и ввоз иностранных ал­когольных изделий;

признать, что врачи, которые прописывают алкоголь не как внешнее лекарство, а для употребления внутрь, на­рушают свой профессиональный долг;

признать необходимым введение в курс университет­ских наук алкоголеведения;

для борьбы с детским алкоголизмом школа должна среди детей и родителей распространять правильные све­дения об алкоголизме;

в целях укрепления в населении начал трезвой жиз­ни признано необходимым поднять культурный уровень

народных масс при посредстве широкой организации библиотек и читален, различных народных развлечений, реформы школы на основаниях свободного развития лич­ности ребенка и юноши и их самоопределения, а также устранения существующих стеснений в области внеш­кольного образования.

Продуктивная борьба за трезвость может быть успеш­ной только при условии активного участия в ней самого населения, для чего было предложено ввести мелкую зем­скую единицу. Для борьбы с алкоголизмом недостаточно одних запретительных мер. Необходимо создание таких правовых условий общественной жизни, при которых воз­можна широкая самодеятельность трудящихся масс.

Кроме того, Совещание признало необходимым со­звать через Пироговское общество противоалкогольный съезд, который, к сожалению, так и не был созван. Да и само Пироговское общество, его всероссийское предста­вительство - Пироговские съезды врачей и их печатный орган «Общественный врач» - в 1922 году прекратили свое существование (67).

Решение Пироговского совещания стогодичной дав­ности сорок лет назад подтвердил ВОЗ на двадцать вось­мой сессии Генеральной ассамблеи Всемирной органи­зации здравоохранения, где в 1975 году было вынесено специальное решение: считать алкоголь наркотиком, под­рывающим здоровье (68).

<< | >>
Источник: Маюров А.Н.. Борьба с пьянством в России с древних времен до наших дней / Сост., предисл., примем. А. Н. Маюрова / Отв. ред. О. А. Платонов. — М.: Институт русской цивилиза­ции,2016. — 880 с.. 2016

Еще по теме Пироговское совещание 1915 года:

  1. § 2. Надлежащие основания для отмены арбитражного решения. Применение Европейской Конвенции 1961 года
  2. Библиография
  3. § 3. Последствия принятия второго арбитражного решения после отмены первоначального
  4. 32. Приватизация жилых помещений: понятие, правовое регулирование, принципы, условия, оформление.
  5. Приложение
  6. § 1. История института проверки судебных постановлений в порядке надзора и его значение
  7. 57. Платежное поручение как форма безналичных расчетов.
  8. Маюров А.Н.. Борьба с пьянством в России с древних времен до наших дней / Сост., предисл., примем. А. Н. Маюрова / Отв. ред. О. А. Платонов. — М.: Институт русской цивилиза­ции,2016. — 880 с., 2016
  9. ОГЛАВЛЕНИЕ
  10. 24. Договор лизинга.
  11. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
  12. 53 Вексель.
  13. 21. Договор проката.
  14. § 1. Генезис принципа зависимости в теории и международной практике
  15. 38. Понятие и элементы договора подряда. Отличие от смежных договоров.
  16. § 2. Сущность производства в суде надзорной инстанции