<<
>>

Основные подходы трансформирования российской государственности

Эффективность любой национальной доктрины развития опре­деляется совместимостью института экономики с реальными при­родными и культурными условиями страны. Попытки механическо­го копирования форм, развившихся в совершенно иной культурной среде, никогда не могут дать хорошего результата.

В интервью 2000 г. Д. Сакс говорил; «Российское руководство пре­взошло самые фантастические представления марксистов о капита­лизме: они сочли, что дело государства — служить узкому' кругу капи­талистов, перекачивая в их карманы как можно больше денег и поско­рее. Это не шоковая терапия. Это злостная, предумышленная, хорошо продуманная акция, имеющая своей целью широкомасштабное пере­распределение богатств в интересах узкого крута людей»[76].

Российская государственность исторически представляла собой комплекс сформировавшихся за столетия, обеспечивающих ее жиз­неспособность систем.

Эти системы определяли в значительной мере цивилизацион­ное своеобразие России. Они обосновывались идеологически и закреплялись в сознании населения в качестве ценностей. Сис­темы демонстрировали свою эффективность, однако обещанного торжества в гонке с Западом не обеспечили. Тогда у части совет­ской интеллигенции стала складываться иллюзия о возможности их замены на другие, более совершенные. Первоначальная задача состояла в скорейшем демонтаже старых систем. На ее реализа­цию была ориентирована политика конца 1980-х — 1990-х годов. Привнесенные элементы западных систем жизнеобеспечения об­наружили в России свою нефункциональность[77].

В качестве эталона были взяты системы организации западного сообщества (конкретно — американского). Они воспринимались

как обшеприменимые и универсальные, тогда как в действительно­сти представляли собой специфические механизмы жизнеобеспече­ния определенной, а именно западной, цивилизации, О том, что Д1я российского цивилизационного контекста они могут не подхо­дить, никто не задумывался[78].

Когда при выходе из «смуты о стали подводить итоги неолибе­ральных реформ, оказалось, что страна продолжает существовать лишь за счет сильно разрушенных, но еще не уничтоженных оконча­тельно механизмов функционирования советской (а прежде — им­перской) государственности. Результаты реформаторской деятельно­сти оказались, таким образом, исключительно отрицательными.

Выбор в пользу либеральной космополитической парадигмы раз­вития, резко, без адаптации к реалиям российской действительности, копирование государственного устройства с современных западных государств привели совсем к противоположным результатам, чем ожидалось. Привнесение новых для России иностранных системных компонентов привело к усилению внутренних противоречий.

Традиционная модель государственно-административного управления страной столкнулась с моделью неолиберальной капи­талистической модернизации. Эти противоречия привели к сниже­нию базовых потенциалов государственности. Полный упадок всех сфер государства, сравнимый в истории, возможно, только со Смутным временем в начале XVII в., являлся исторически естест­венным следствием разрешения заложенных в модели пореформен­ного развития противоречий.

Период президентского правления Б. Ельцина стал временем геополитического надлома в истории России. Развал Советского Союза, размежевание этнически близких братских народов, отделе­ние республик, территории которых присоединялись Россией века­ми, как факты говорят о колоссальном геополитическом уроне, на­несенном стране. Таких территориальных потерь не было за всю тысячелетнюю историю России.

Результаты трансформирования российской государственности. Воз­никла прямая угроза распада самой Российской Федерации. Многие автономные и краевые образования начали заявлять о своих правах на самоопределение. Знаковым явлением в этом процессе является фактическое отделение Чечни после войны J995 г. Большой урон геополитическому влиянию России в мире был нанесен не только развалом СССР, но и распадом Варшавского блока.

Вопреки обещаниям и заверениям США и ведущих стран За­падной Европы о непредвиден ии НАТО на Восток после объеди­

нения Германии Североатлантический альянс принял в свои ряды практически все страны Восточной Европы. Более того, военные базы США и НАТО появились на территории бывших союзных республик: в Прибалтике, на Кавказе, в Средней Азии.

Россия при Б. Ельцине фактически отказалась от претензий на статус мировой сверхдержавы и позиционировалась как региональ­ный центр силы. Мировая система политических противовесов бы­ла нарушена, что негативно отразилось не только на России, но и на всем мировом сообществе. Был дан старт новому витку между­народной напряженности, произошел резкий всплеск конфликтов и войн как внутри государств, так и между' ними. Включение в гло­бальный капиталистический рынок обнаружило тенденцию пери- феризации России.

Российским геополитическим отступлением воспользовались другие державы, и прежде всего США, завершившие формирование новой американоцентричной мировой системы.

Россия в период реформ только пыталась начать выстраивать новую модель организации вооруженных сил. Основным организа­ционным нововведением являлась попытка перевести на контракт­ную, профессиональную основу специалистов младшего командно­го состава по американскому образцу'. Попытка не принесла сколь­ко-нибудь ощутимых результатов.

Результаты реформирования вооруженных сил в 1990-е годы име­ли сугубо отрицательный характер. Сокращение поставок не только новых, но и старых образцов техники и вооружения. Обнищание офи­церов из-за высокой инфляции, задержки по выплатам до года. Травля в средствах массовой информации. Все это привело к массовому' уходу из армии офицеров с одной стороны, и маргинализации части офи­церского корпуса — с другой. Происходило сокращение численного состава вооруженных сил, снижался по причине сокращения срока службы профессионализм солдатского контингента.

Самоустранение государства от реализации ряда управленческих функций привело к сильнейшему упадку по всем направлениям народного хозяйства.

Особенно пострадали тяжелая промышлен­ность, наукоемкие отрасли, оборонная отрасль, сельское хозяйство и др. Непоправимый урон был нанесен ЖКХ. Самоустранение го­сударства от контроля этой сферы привело к коммунально­хозяйственному коллапсу целых городов. Не лучше обстояло дело и в энергетике. Начались серьезные аварии.

Административная модель Российского государства развивалась в направлении децентрализации. Применительно к национальным окраинам это подразумевало создание собственных парламентов и других институтов суверенной государственной власти. Результатом

нововведений явилось усиление центробежных тенденций в ряде национальных республик.

Основным изменением по отношению к народонаселению яви­лось упразднение прежней социальной патерналистской модели «го­сударство — гражданин». Большинство российского общества оказа­лось не адаптировано к вызванным реформами социальным и эко­номическим процессам. Это привело к маргинализации значитель­ной части социума. Происходит стремительная поляризация внутри единых прежде социальных страт. Новой формируемой социальной группой российского общества становится предприниматель.

На фоне обнищания основной части населения происходит рез­кое ухудшение демографических показателей. В обиход вошло по­нятие «русский крест», обозначавшее пересечение кривых пони­жающейся рождаемости и повышающейся смертности. Россия вступила в беспрецедентно затяжную фазу депопуляции.

К 70—80-м годам XX в. на территории Советского Союза образо­валась новая общность, которой дали определение «советский на­род». Можно довольно уверенно утверждать, что это была новая формирующаяся нация. После развала Союза и резкого усиления центробежных сил внутри Российской Федерации происходит эрозия национальных скреп, которая выразилась процессом перехода от ци­вилизационной — советской к этнической модели идентичности.

Формируются исторические идеомифы, обосновывающие права отдельных российских этносов на формирование собственного го­сударства.

При Б. Ельцине произошел полный отказ от позиционирования России в качестве государства, вносящего свой особый вклад в раз­витие ценностного пакета человечества. Формула «СССР как за­щитник справедливости и мира во всем мире, а также как строи­тель самого передового общества будущего» перестала существовать вместе с исчезновением Страны Советов.

Новой идеологии государства не было выработано. Практически был выдвинут только лозунг, привнесенный из столетней давности времен дикого капитализма с США: «Обогащайся, кто может и как может». Оказавшийся чуждым либерально-демократическому пафо­су реформ, народ все более дистанцировался от власти и вновь об­разованного класса. Нарастал разрыв общества и масти.

Основные нововведения в модели государственного управления связывались с появлением на всех уровнях новых структур власти, копирующих западные образцы. После государственного переворо­та 1993 г. и принятия новой Конституции в стране установилась модель президентской республики. В дальнейшем роль парламента в управлении страной последовательно уменьшалась. Фактической

властью s государстве обладала команда приближенных к президен­ту Б. Ельцину, так называемая «семья». Не случайно силовым цен­тром страны при Ельцине являлась не МВД, ФСБ или армия, а Федеральная служба охраны во главе с Коржаковым, который «не стеснялся» вмешиваться в государственные дела.

Институционализация местных органов власти предполагала выборность глав администраций, мэров городов и т.п. В целом весь период 1990-х характеризуется крайне слабой центральной государ­ственной властью, зависящей как от внутренних обстоятельств, так и от внешних сил.

<< | >>
Источник: Современная российская государственность. Проблемы госу­дарства и права переходного периода; учеб, пособие для студентов вузов, обучающихся по специальности «Юриспруденция» / И В, Дойников, НД. Эриашвили. — 2-е изд., перераб. и дол, — М.:,2015. - 144 с.. 2015

Еще по теме Основные подходы трансформирования российской государственности:

  1. Основные подходы к моделированию деформаций железобетон­ных плит
  2. Рагулин А.В.. Трактат об Обращении 32-х, принципах, дискриминации и демократии в российской адвокатуре: монография. (пре- дисл.: Г.Б. Мирзоев, послесл.: А.В. Воробьев) - Москва.: Российская академия адвокатуры и нотариата, Евразийский научно-исследовательский институт проблем права,2019. - 584 с., 2019
  3. Современная российская государственность. Проблемы госу­дарства и права переходного периода; учеб, пособие для студентов вузов, обучающихся по специальности «Юриспруденция» / И В, Дойников, НД. Эриашвили. — 2-е изд., перераб. и дол, — М.:,2015. - 144 с., 2015
  4. 3. Основные направления совершенствования государственного управления в РФ. Административная реформа
  5. 3. Синергетический подход к управлению
  6. Персональные финансы в российской экономике[40]
  7. §1.1 Профессиографический подход к анализу деятельности менеджера коммерческой организации
  8. Психологические предпосылки разработки подходов к описанию специфики личностных результатов обучения
  9. § 6. Разъяснения Верховного Суда Российской Федерации как форма судебного надзора
  10. ТРЕУГОЛЬНАЯ ДИСКРЕТИЗАЦИЯ ПЛИТ НА ОСНОВЕ МОДИФИЦИРОВАННОГО ПОДХОДА К КУСОЧНОМУ ТЕСТИРОВАНИЮ В МЕТОДЕ КОНЕЧНЫХ ЭЛЕМЕНТОВ
  11. Модернизация системы персональных финансов для обеспечения устойчивого развития российской экономики
  12. Хлынина, Т.П., Кринко, Е.Ф., Урушадзе, А.Т.. Российский Северный Кавказ: исторический опыт управления и форми­рования границ региона. - Ростов н/Д: Изд-во ЮНЦ РАН,2012. - 272 с., 2012
  13. 2. Виды функций органов исполнительной власти: функции разработки государственной политики и правового регулирования, функции государственного контроля и надзора, функции по предоставлению публичных услуг
  14. История российского правосудия: учеб. пособие для студентов вузов, обучающихся по специальности «Юриспру­денция» / [А.А. Воротынцева и др.]; под ред. Н.А. Колоколова. — М..2012. — 447 с., 2012
  15. 4. Административно-правовой статус государственного гражданского служащего
  16. 2. Правовое регулирование государственной гражданской службы
  17. 3. Понятие государственной тайны