<<
>>

§ 4. Формирование офицерских кадров армии и флота

Получение офицерского чина. Для создания офицерских кадров новой армии Пётр I использовал четыре источника: 1) привлечение на русскую службу иностранных военных, 2) от­правка русских дворян в Европу на обучение, 3) централизованная подготовка офицеров и 4) подготовка офицеров в гвардейских полках[312].

Но поскольку царь желал видеть основой офицерского корпуса русских дворян, первый источник оказался наименее востребованным, тогда как последние два — наиболее востребо­ванными. С 1700 г. подготовка офицеров становится регулярной и приобретает массовый характер. Так как большинство дворян

имело хорошую кавалерийскую подготовку, старшие офицеры в ка­валерии набирались из московских дворян, а младшие офицеры — из опытных старослужащих полков нового строя, рейтар и копей­щиков. В пехоте же старшие офицерские должности в основном оставались за иностранцами, а младшие — за дворянами[313].

Производство в офицеры осуществлял Военный приказ, хотя присваивать первый офицерский чин могли как иные приказы, за ко­торыми были закреплены отдельные полки, так и военачальники. Но в этом случае необходима была санкция Военного приказа[314].

После начала Северной войны офицерский корпус стал попол­няться тремя, ставшими позднее традиционными, способами: 1) из рядовых, унтер-офицеров и юнкеров, 2) за счёт выпускни­ков военных училищ, 3) с помощью перехода на русскую служ­бу иностранных военных. Происхождение человека при этом, как правило, во внимание не принималось. Важен был боевой опыт и личные качества.

Производство из рядовых, унтер-офицеров и юнкеров. Этот способ пополнения офицерских рядов полтора века был для рус­ской армии основным. Особенно это касалось гвардии, где рядо­вой и унтер-офицерский состав в начале XVIII в. набирался только из дворян. Пётр требовал неукоснительного соблюдения этого правила, хотя многие дворяне начинали свою службу рядовыми и унтер-офицерами в армейских полках.

В 1737 г., через год после того, как Анна Иоанновна сделала дворянскую службу срочной, дворянских недорослей старше семи лет стали регистрировать в Герольдии. В двенадцатилетнем воз­расте они проходили проверку знаний, после которой желающих зачисляли в школу. В шестнадцать лет следовала новая проверка, после которой молодой дворянин, обнаруживший хорошие зна­ния, мог поступать в статскую службу, а остальных отпускали домой для дальнейшего обучения, длившегося до двадцати лет.

В двадцать лет дворянин должен был явиться в Герольдию и зачис­лялся на военную службу. Дворяне, не получившие до шестнад­цати лет должного образования, зачислялись в матросы без права получения офицерского чина. Те же, кто показывал прекрасные знания и подготовку, имели возможность претендовать на уско­ренное производство в офицеры[315].

По прибытии в полк необходимо было сдать служебный экза­мен и пройти баллотировку, то есть быть избранным полковыми офицерами. Для этого кандидат должен был иметь аттестат и ре­комендацию, подписанную офицерами полка. В случае успешно пройденного испытания ему присваивался офицерский чин[316].

Ограничений для получения офицерского чина для выходцев из других сословий не было. При счастливом стечении обстоя­тельств взятый в рекрутчину крепостной крестьянин мог стать офицером.

Уже при Петре I возникла и получила к середине XVIII в. ограни­ченное распространение практика зачисления дворянами своих но­ворожденных детей в армию солдатами[317]. Запрет на зачисление мало­летних на военную службу был законодательно закреплён в 1785 г.[318]

В 1762 г. после издания манифеста «О даровании вольности и свободы всему российскому дворянству» порядок производства в офицеры изменился. Получив право не служить, дворяне создали для армии угрозу остаться без квалифицированных офицерских кадров. Поэтому правила производства в первый офицерский чин были изменены таким образом, чтобы закрепить выгоды ставших офицерами дворян.

В 1766 г. была издана «Инструкция конного полка полковни­ку», устанавливавшая правила чинопроизводства. Инструкция

закрепляла преимущества дворян при производстве в первый офицерский чин. Дворянину для того, чтобы стать офицером не устанавливалось требуемого срока обязательной службы в низ­ших чинах, тогда как сыну офицера или вольноопределяющегося[319]необходимо было служить унтер-офицером 4 года, сыну солдата, подьячего или священника — 8 лет, а обычному рекруту — 12 лет[320].

К концу XVIII в. в армии сложились два пути приобретения чинов — один для дворян и другой для выходцев из иных сословий.

Дворяне попадали в армию унтер-офицерами вне вакансий. В течение первых трёх месяцев службы они числились рядовыми, но носили унтер-офицерскую форму. Затем они получали звания подпрапорщика (юнкера) и портупей-прапорщика (в кавалерии — эстандарт-юнкера и фанен-юнкера). После этого при наличии вакансии их производили в первый офицерский чин. В 1859 г. чины подпрапорщика, портупей-прапорщика, эстандарт-юнкера и фанен-юнкера были упразднены. Будущим офицерам присваи­вались чины юнкера и портупей-юнкера[321].

Выходцы из других сословий для производства в унтер- офицеры должны были прослужить рядовыми определённый для выслуги срок. Затем следовали чины старшего унтер-офи­цера и фельдфебеля (в кавалерии — вахмистра). Из этих чинов при наличии заслуг их могли возвести в офицерское звание.

В связи с таким порядком в армии, а особенно в гвардии, обра­зовывалось огромное сверхштатное количество унтер-офицеров. Так, в 1792 г. в гвардии было свыше 11500 унтер-офицеров, тогда как штат предусматривал только 400. Только в Преображенском полку на 3502 рядовых числилось 6137 унтер-офицеров. Гвар­дейские унтер-офицеры, имевшие перед армейскими преимуще­ство в два ранга, предпочитали производиться в офицеры армии,

становясь сразу прапорщиками, подпоручиками, а имевшие чин фельдфебеля (сержанта) или вахмистра — поручиками и капита- нами[322].

При производстве в офицерский чин вакансию предоставляли старшему по сроку службы унтер-офицеру дворянину, служившему в полку не менее трех лет. В случае отсутствия в полку дворянина с должным сроком выслуги в чин производили имевшего должный срок выслуги старшего унтер-офицера из других сословий.

В 1798 г. Павел I запретил производить лиц не дворянского происхождения в офицеры, но уже в 1799 г. отменил это решение, предписав возводить в офицерское звание недворян, выслуживших положенный срок в звании фельдфебеля. Но запрет на произ­водство в первый офицерский чин неспособных нестроевых унтер-офицеров из недворян сохранялся[323].

Во время войн, когда армия несла большие потери в офицер­ском составе, разрешалось упрощённое производство в офицеры без баллотировки[324]. Как правило, по окончании войны упрощённое производство прекращалось.

С 1806 г. льготы по производству в офицеры получили сту­денты университетов (как дворяне, так и разночинцы). В нижних чинах они служили шесть месяцев: три месяца рядовыми и ещё три месяца подпрапорщиками, после чего производились в офице­ры даже при отсутствии вакансий[325]. В дальнейшем после оконча­ния Крымской войны это право было расширено[326].

В 1829 г. были приняты новые правила производства в первый офицерский чин[327]. Для служивших беспорочно унтер-офицеров,

которые были выходцами из разночинцев, солдатскими детьми или крестьянами, имели при этом должный опыт, способности и образование, срок выслуги офицерского чина определялся в гвардии — десять лет, в армии — двенадцать лет. Вольноопреде­ляющемуся, как и ранее, нужно было выслужить унтер-офицером четыре года, а однодворцу — шесть лет. Производство осущест­влялось по вакансии.

Унтер-офицеры дворяне для получения офицерского звания должны были выслужить два года. В случае если дворянин ун­тер-офицер был достоин офицерского звания, выслужил три года, но отсутствовала вакансия, то его могли произвести в офицеры в другой дивизии и корпусе при наличии вакансии. При отсутст­вии вакансий все унтер-офицеры, представленные для получе­ния офицерского чина, заносились в общий список, по которо­му при открытии вакансии и производилось в последующем производство в чин.

В отношении студентов университетов сохранялись прежние требования[328]. Закончившие военно-учебные заведения с неудовлет­ворительным результатом зачислялись в унтер-офицеры с правом последующего производства без экзамена.

Иные кандидаты перед получением чина должны были сдать служебный экзамен по установленной программе, которая зависе­ла от рода войск и сословного происхождения[329]. Для унтер-офице­ров разночинцев, беспорочно прослуживших в гвардии двадцать лет, а в армии двадцать пять лет экзамен первоначально сводился к проверке умения читать и писать. Однако с 1843 г. эта катего­рия также была обязана сдавать экзамен на чин[330]. При успешной сдаче экзамена унтер-офицеры при наличии вакансии станови­лись офицерами и приобретали права потомственного дворянства. Если после успешной сдачи экзамена унтер-офицер отказывался

от производства в офицеры, он навсегда терял своё право на произ­водство, приобретая материальные выгоды в виде повышенного жалованья, которое он в дальнейшем мог выслужить в пенсию. В случае несдачи экзамена (при обязательном умении читать и писать) унтер-офицер также получал повышенное жалованье (но в меньшем размере, чем сдавший экзамен), которое он также мог выслужить в пенсию. При этом право на вторичную сдачу экзамена на офицерский чин сохранялось.

Если дворянин или вольноопределяющийся не смогли приоб­рести необходимых служебных познаний в течение двух сроков выслуги, они отправлялись в отставку, но могли, по желанию, остаться на службе в звании рядовых[331]. С 1838 г. производство в чин по вакансии стало считаться наградой[332].

В период царствования Александра II в порядок производства в офицерский чин многократно вносились различные изменения. Преимущественно они касались сроков выслуги, сдачи служебно­го экзамена и вопросов вакансий[333].

8 марта 1869 г. было принято новое «Положение о поступлении в военную службу нижним чинам.»[334]. Положение предоставило право поступления на военную службу выходцам из всех сосло­вий. Все, добровольно вступившие в армию, получали единое наи­менование вольноопределяющихся, но делились на два разряда: 1) по образованию и 2) по происхождению. К первой категории относились выпускники высших и средних учебных заведений. При поступлении на службу они сразу без экзамена получали ун­тер-офицерский чин. Для того чтобы стать гвардейскими или армей­скими офицерами, вольноопределяющиеся по образованию обязаны были прослужить в строевой службе не менее двух месяцев, если они были выпускниками высших учебных заведений, и не менее года, если окончили средние учебные заведения.

Вольноопределяющиеся по происхождению принимались на службу унтер-офицерами только в случае успешной сдачи слу­жебного экзамена. В ином случае они зачислялись рядовыми. Стать унтер-офицерами они могли либо успешно сдав служебный экзамен, либо прослужив рядовым не менее года. Кроме того, вольноопределяющиеся по происхождению делились на три раз­ряда: 1) потомственные дворяне, 2) личные дворяне, потомствен­ные и личные почётные граждане и их дети, купцы 1 и 2 гильдии и их дети, дети священников, учёных, чиновников и др., 3) иные. Для получения офицерского чина первый разряд должен был служить не менее двух лет, второй — четырёх, а третий — шести лет.

Вольноопределяющиеся по образованию могли быть произве­дены в офицеры на правах выпускников военного училища. Воль­ноопределяющиеся по происхождению — на правах выпускников юнкерского училища, где они должны были сдать служебный экзамен. Поступившие по рекрутскому набору для производства в офицеры должны были служить не менее десяти лет, из которых шесть лет унтер-офицером и год старшим унтер-офицером с пра­вом поступления в юнкерское училище. Те, кто успешно выдер­жали экзамен на офицерский чин, до производства становились портупей-юнкерами. Для артиллеристов, военных инженеров, топографов, казаков и др. условия приобретения офицерского чина и сроки выслуги были иными.

После введения в 1874 г. всеобщей воинской повинности по­рядок получения первого офицерского чина вновь изменился. Сохранялась только категория — вольноопределяющиеся по обра­зованию. Сословное происхождение во внимание не принималось. Все вольноопределяющиеся принимались на службу рядовыми и распределялись на три разряда: 1) лица с высшим образованием, 2) лица со средним образованием, 3) лица с неполным средним образованием. Срок выслуги первого разряда составлял три ме­сяца, второго — шесть месяцев, третьего — два года с условием испытания по специальной программе[335].

Для производства в офицерский чин поступившие на службу по призыву на шести- или семилетний срок должны были прослу­жить не менее двух лет; поступившие на четырёхлетний срок — один год; призванные на сокращённый срок должны были быть произведёнными в унтер-офицеры. И вольноопределяющиеся, и призывники имели право поступления в юнкерские училища. После преобразования в начале XX в. юнкерских училища в воен­ные получение первого офицерского чина для подавляющего большинства связывалось с выпускным экзаменом из училища.

Ещё одним особым способом получения офицерского чина было производство в офицеры запаса. Здесь также играл свою роль образовательный ценз. По «Временному положению о прапорщи­ках запаса пехоты и кавалерии» 1886 г. лица, относящиеся к 1 раз­ряду, то есть окончившие шесть классов гимназии или имеющие более высокий уровень образования, могли при желании сдать экзамен на чин прапорщика запаса. Успешно выдержавшие эк­замен состояли в запасе двенадцать лет и дважды должны были участвовать в шестинедельных учебных сборах[336].

В 1891 г. было принято «Положение о зауряд-прапорщиках», то есть об унтер-офицерах сверхсрочной службы и вольноопреде­ляющихся 1 разряда, а также фельдфебелях и старших унтер-офи­церах, занимавших вакантные офицерские должности, дававшее право сдачи экзамена на первый офицерский чин[337]. Для пополне­ния офицерских рядов этого оказалось недостаточно, и в 1895 г. все относящиеся к 1 разряду нижние чины должны были сда­вать экзамен на чин прапорщика запаса в обязательном порядке.

Вольноопределяющиеся должны были сдать экзамен до уволь­нения в запас. Лица, относившиеся ко 2 и 3 разрядам, сначала должны были сдавать экзамен на ефрейтора и унтер-офицера, специальный экзамен по строевой подготовке и только потом специальный экзамен на чин[338].

Выпуск из военно-учебных заведений. Основной в настоя­щее время способ производства в офицеры по окончании военно­учебного заведения утверждался достаточно долго, вследствие заложенной Петром I традиции обязательной службы будущих офицеров рядовыми и унтер-офицерами. Поэтому окончание во­енно-учебного заведения не связывалось с обязательным присвое­нием первого офицерского чина. Основной целью первых военных школ было предоставление учащимся необходимых специальных знаний. По окончании большинства из них выпускники станови­лись унтер-офицерами с правом первостепенного производства в офицеры. Количество военно-учебных заведений, выпускавших офицеров, было ограничено. Как правило, чины выпускникам таких учебных заведений давали в зависимости от успеваемости. Основная масса учеников получала низший офицерский чин; луч­шим выпускникам давались чины чуть более высокие, а худшие становились унтер-офицерами. С 1830 г. офицерский чин стали присваивать всем выпускникам кадетских корпусов и военных училищ. Неуспевающие, как и прежде, становились унтер-офи­церами[339].

Единственными военно-учебными заведениями, выпускники которых долгое время не производились в офицеры сразу по их окончании, были юнкерские училища. Выпускники юнкерских

училищ получали звания подпрапорщиков, эстандарт-юнкеров и подхорунжих. Положение изменилось только в 1901 г., когда их стали производить в офицеры на тех же основаниях, что и вы­пускников военных училищ, но только с зачислением в пехотные и кавалерийские части. Юнкера-выпускники делились на три раз­ряда в зависимости от уровня знаний, продемонстрированных на выпускных экзаменах, строевой подготовки и поведения. Вы­пускники 1 разряда получали чины подпоручика или корнета с годом старшинства в чине; зачисленные во 2 разряд получали те же чины без старшинства, зачисленные в 3 разряд — чин ун­тер-офицера с правом производства без сдачи экзамена через год службы и с согласия строевого начальства[340].

В последней четверти XIX в. выпускники военно-учебных заведе­ний при выпуске получали звание подпоручика (корнета). Преимущест­ва для лучших выпускников стали выражаться в сроках производства в следующий чин. Новое «Положение о военных училищах», изданное в 1894 г., закрепило и упорядочило сложившийся порядок присвоения первого офицерского звания выпускникам военных училищ[341].

Во время Первой мировой войны единственный чин, который присваивался выпускникам военно-учебных заведений, был чин прапорщика. Произошло это в связи с переходом военных училищ на ускоренный срок обучения. Тот же чин присваивали открытые ввиду огромных потерь в офицерском составе школы прапорщиков[342].

Приглашение офицеров иностранных армий. Впервые при­глашение офицеров в русскую армию приобрело массовый ха­рактер в XVII в. Однако уже к концу XVII столетия подавляющее большинство офицеров в армии было русскими[343]. Кроме того,

уровень подготовки многих иностранцев, попавших на военную службу в России, оказался очень низким, вследствие как неопыт­ности лиц, осуществлявших набор, так и крайнем дефиците про­фессиональных офицерских кадров[344].

В начале XVIII в. был законодательно закреплён порядок приглашения иностранцев в российскую армию. Царские послан­цы, вербовавшие иностранцев в русскую службу, предлагали соискателям подписать специальное договорное письмо, в котором определялся их будущий чин и размер жалованья. Предпочтение отдавалось тем, кто владел одним из славянских языков. Соглас­ных с условиями вербовки отправляли сначала в Посольский при­каз, где иностранец проходил регистрацию, за ним закреплялся чин и жалованье, а затем в Военный для регистрации, назначе­ния на должность и выдачи жалованья[345]. В последующем среди приглашённых в армию иностранцев проводились регулярные чистки, целью которых было избавиться от наиболее неквали­фицированных офицеров. Пётр I также предписал временно по­нижать в рангах иностранцев, поступивших на русскую службу. Это правило не действовало в отношении тех иностранцев, кто оставался служить в России пожизненно. Также в 1723 г. вы­шел законодательный запрет на вербовку российских подданных в иностранные армии[346].

При Анне Иоанновне доля иностранных офицеров в армии су­щественно возросла. Если в 1733 г. иностранцев запретили произ­водить в обер-офицерские чины без императорского указа, то указ 16 января 1736 г., напротив, разрешал производить иностранцев

на вакансии до штаб-офицерского чина без «высочайшего разре- шения»[347].

В царствование Елизаветы I число иностранцев в армии оста­валось достаточно большим, но приём их на российскую службу был резко ограничен. Пётр III вновь стал массово приглашать иностранцев в русскую армию, потребность в которых особенно усилилась после принятия манифеста «О даровании вольности и свободы всему российскому дворянству». Екатерина II вновь ограничила приём иностранцев в армию и ввела для них новые, более жёсткие правила. Иностранных офицеров брали на службу только в том чине, который они могли подтвердить патентом, полученных от «коронованных глав». В противном случае он по­нижался в чине[348]. Новый приток иностранцев в конце XVIII в. был связан с волной французской эмиграции, вызванной событиями Французской революции[349]. Однако установленные Екатериной II условия приёма иностранцев в русскую армию были сохране­ны и в XIX в. При этом случаи приёма иностранных офицеров в русскую армию после наполеоновских войн стали единичными. Приём осуществлялся с понижением на один чин; все исключения делались только на основании императорских указов. С 1844 г. уволенных с русской службы иностранцев, больше на неё не при­нимали. В 1899 г. все нормативные акты о приёме иностранных офицеров на российскую службу были отменены[350].

Переименование из гражданских чинов. Крайне редко и не­значительно офицерский корпус пополнялся за счёт гражданских чиновников. Поскольку до 1845 г. уже первый офицерский чин давал потомственное дворянство, чиновники, не принадлежавшие к дворянскому сословию, переименовывались в офицерские чины

только с разрешения монарха[351]. По манифесту «О даровании воль­ности и свободы всему российскому дворянству» отставные офи­церы, вступившие в гражданскую службу, могли вновь вернуться на военную службу в чинах, соответствовавших их гражданскому чину, но с понижением в старшинстве по сравнению с теми, кто выслужил такой же чин, оставаясь на военной службе[352].

Чинопроизводство офицеров сухопутных войск. Первым главным учреждением, ведавшим чинопроизводством офицеров после создания регулярной армии, стал Военный приказ. Наря­ду с ним в годы Северной войны право производства офицеров имели командование действующей армии и губернские власти. При производстве требовалась обязательная санкция Военного приказа, хотя такая практика соблюдалась только при производст­ве в штаб-офицерские чины. Производство в генеральские чины было возможно только по воле монарха. Первое законодательное закрепление чинопроизводства офицеров было сделано в указе Петра I от 26 февраля 1714 г. «О непроизводстве в офицеры дво­рян, не служивших солдатами в гвардии[353]. Указ допускал для вы­ходцев из иных сословий возможность выслужить офицерский чин.

Далее последовал указ 1 января 1719 г. «О производстве в воинские чины и о замещении ваканций», закрепивший но­вый порядок чинопроизводства на основе личной выслуги[354]. Указ подтвердил возможность пожалования в офицеры только после службы солдатом в гвардии или армии, последовательность произ­водства, то есть невозможность пожалования «через чин», выбор при наличии вакансии из двух или трёх кандидатов (позднее, только одного кандидата).

Порядок производства в чины штаб- и обер-офицеров перво­начально регламентировался указом от 14 апреля 1714 г.[355], который

осуществлялся с помощью баллотирования — выборов тайным голосованием, в которых участвовал весь офицерский состав пол­ка. В баллотировании на штаб-офицерский чин участвовали гене­ралитет и штаб-офицеры, а в баллотировке на обер-офицерский чин — штаб- и обер-офицеры. Результаты баллотировки в звании до капитана утверждал полный генерал, в звании до подполков­ника — фельдмаршал, в звании полковника и выше — монарх.

Однако указом от 1 июня 1726 г. баллотирование было за­менено производством по старшинству и достоинству[356]. Такой порядок просуществовал до 5 февраля 1731 г., когда правитель­ство Анны Иоанновны вернуло баллотировку в армию[357]. Выборы производились путём баллотировки «из унтер-офицеров в обер- офицеры, из обер-офицеров в штаб-офицеры, из штаб-офице­ров в генералитет, а прочие чины производить по старшинству»[358]. Так как баллотировка использовалась лишь при избрании на первый обер- или штаб-офицерский чин, а в остальных случаях главная роль принадлежала выслуге, переводы офицеров из полка в полк стали допускаться только по решению императрицы. При этом доклад по производству в чины полковника и выше, следовало, в обход Сената, подавать непосредственно императрице[359].

В 1736 г. порядок вновь изменили по причине того, что при бал­лотировании «происходят немалые непорядки, и многие достойные по старшинству обойдены бывают»[360]. Баллотировка в первый обер­и штаб-офицерские чины сохранялась, но в иные чины предписы­валось производить по достоинству, а не по старшинству выслуги. Однако на практике ситуацию переломить не удалось, поскольку представления на чин зависели от начальства, что открывало широ­кие возможности для коррупции и злоупотреблений в особенности в высших слоях власти[361].

Важным этапом стал указ Елизаветы I, изданный в 1742 г. «О повышении чинами по старшинству и заслугам»[362], соединив­ший оба вида повышения — по достоинству (заслуга) и по стар­шинству. Особо отличившегося офицера представляли для полу­чения следующего чина вне очереди, во всех остальных случаях соблюдалось старшинство, с непременным требованием, чтобы кандидат был достоин чина. Такой порядок чинопроизводства сохранялся более века.

В конце XVIII в. производство в обер-офицерские чины осущест­влялось на вакансии, которые определялись особо для каждого чина и каждого полка или батальона, поскольку число офицеров было чётко определено штатами. По появлении вакансии в новый чин произво­дился первый в очереди на повышение. Если он по каким-либо при­чинам был недостоин повышения, чин предоставлялся следующему в очереди и т. д. Решение о производстве принимал командир полка единолично, но после совещания со штаб-офицерами.

Производство в штаб-офицерские чины происходило также с тем лишь различием, что расчёт вакансии производился по всей армии, по видам войск: пехоте, лёгкой кавалерии, тяжёлой кавалерии и казакам. Срока выслуги в предыдущем чине или иных требований не выдвигалось. Необходима была вакансия и одобрение начальства.

В гвардии чинопроизводство офицеров осуществлялось за от­личие по решению командования. Старшинство выслуги во внима­ние не принималось.

С 1796 г. производство в офицерские чины «по достоинству» практически полностью исчезает, сохраняясь в законодательстве в виде награды за особые заслуги (как правило, воинские подви­ги). По указу Павла I командиры полков и батальонов были обя­заны представлять сведения о вакансиях кандидатах в Военную коллегию, которая представляла сформированные списки офи­церов, представленных к новому чину императору[363]. Кроме того, Павел I запрещает обер-офицерам переход из полка в полк, что

повлекло за собой огромную разницу в получении капитанского чина в разных полках. Он мог достигать от четырёх до двадцати лет независимо от личных заслуг[364].

Производство в генеральские чины осуществлялось только по воле монарха[365].

В первой половине XIX в. вакансии для производства в пер­вый штаб-офицерский чин (майор) стали считать по дивизиям. Получение последующих штаб-офицерских чинов (подполковник, полковник) производилось на вакансии по всей армии «за заслу­ги», а не «по старшинству».

В отличие от штаб-офицерских чинов, в обер-офицерские чины, напротив, производили преимущественно «по старшин­ству», так как такое производство на вакансию долгое время почти не зависело от срока выслуги, тогда как для повышения «за заслу­ги» требовалась обязательная выслуга определённого количества лет в прежнем чине. В связи с этим, как правило, обойдённы­ми чинами оказывались наиболее достойные офицеры, в связи с чем, с 1861 г. производство в первый штаб-офицерский чин стало осуществляться только «за заслуги»[366].

Имело свои особенности производство в штаб-офицерские чины офицеров Генерального штаба, корпусов военных инженеров и военных топографов, военно-судебного и военно-учебного ведомств, а также офицеров, преподававших в военно-учебных заведениях, служащих хозяйственной части, служащих канцелярии и т. п.[367]

Следующие изменения производства в обер- и штаб-офицер­ские чины произошли в 1884 г. в связи с изменением в систе­ме военных чинов. Был упразднён чин прапорщика, вследствие чего прапорщики были произведены в подпоручики и сравнены

по классу чина с корнетом[368]. С 1885 г. для производства в чин поручика вместо вакансии и старшинства был установлен четы­рёхлетний срок выслуги и удостоверение начальства. Система производства на вакансии сохранилась только в старой гвардии[369].

В 1884 г. произошли изменения в производстве капитанов в пер­вый штаб-офицерский чин (подполковник)[370]. Производство проис­ходило только на имевшиеся вакансии. Исключением являлось производство за боевые заслуги. 50 % капитанов строевых частей производилась по старшинству, ещё 50 % — по избранию началь­ства (с возможностью выделения 5 % на производство «за отличие»). Кандидат должен был соответствовать физическим, нравственным и служебным требованиям, иметь удостоверение от начальства, ко­мандовать ротой не менее двух лет подряд, иметь возраст не более пятидесяти лет, состоять в офицерских чинах не менее двенадцати лет и прослужить в чине капитана для производства по старшинству не менее шести лет, по избранию начальства — не менее четырёх лет, для производства «за отличие» — не менее трёх лет. Служивший в чине капитана более шести лет мог быть представлен к следующе­му чину только за особые отличия «вне правил». Данные требования не касались лиц, производимых за боевые заслуги. Капитаны, окон­чившие по первому разряду Академию Генерального штаба и Военно­юридическую академию, получали вместо штаб-офицерского чина годовой оклад жалованья. В дальнейшем до конца XIX в. прави­ла производства в первый штаб-офицерский чин претерпели ряд несущественных изменений[371].

В 1884 г. также произошли изменения производства в полковни­ки[372]. Производство производилось только на вакансии, за исключе­нием наличия боевых заслуг или за отличие по службе при выходе

в отставку. Условиями производства были: возраст не свыше пяти­десяти пяти лет, наличие требуемых физических, нравственных и служебных качеств, состояние в офицерских чинах не менее пят­надцати лет, служба в чине подполковника не менее четырёх лет (для представляемых за отличие «вне правил» или при назначении на должность по кандидатским спискам вне старшинства — не ме­нее трёх лет), быть зачисленным в список кандидатов на должности, соответствующие чину полковника.

В 1882 г. были внесены изменения в порядок производства в генерал-майоры. Производство за отличие стало возможно толь­ко после десяти лет выслуги в чине полковника (кроме исключи­тельных случаев). Произведённым в генерал-майоры за особые заслуги давалось преимущество в старшинстве перед теми, кто вместе с ними получил генеральский чин обычным образом[373].

Таким образом, к концу XIX в. производство осуществлялось тремя способами: 1) на вакансии в полках в порядке старшинст­ва, 2) за отличие, 3) по выслуге лет в предыдущем чине. Такое положение было невыгодно прежде всего строевым офицерам, которые производились на вакансии, наличие которых зависело от различных, порой случайных, обстоятельств. В связи с этим сроки производства в чин могли колебаться от нескольких лет до двух десятилетий и более.

Новое изменение в системе чинопроизводства последовало в 1900 г.[374] Система производства на вакансии была замена произ­водством на основании выслуги. Для производства во все обер- офицерские чины требовалась обязательная четырёхлетняя выслу­га в каждом чине и удостоверение начальства. За отличие в мирное время чин могли получить лица, успешно окончившие какую-либо военную академию.

В 1900 г. произошли изменения и в правилах производства в генеральские чины. Производство по-прежнему осуществлялось за отличие и «вне правил». Для производства в генерал-майоры

и генерал-лейтенанты требовалось не менее восьми лет выслуги в чине, для производства в полные генералы — не менее две­надцати лет. При производстве «вне правил» сроки сокращались на два года[375].

Произошли изменения и в отношении офицеров запаса. В 1882 г. было принято Положение «Об офицерских чинах запаса армии»[376]. Разделение генералов, штаб- и обер-офицеров запаса проходило по родам войск и службы. По родам войск (гвардия и армия) различались: пехота, кавалерия, артиллерия и инженер­ные войска. По родам службы различались офицеры Генераль­ного штаба, военные топографы, военные инженеры и офицеры военно-судебного ведомства. Обер-офицеры запаса имели право на повышение в чине до капитана или ротмистра включительно на ежегодно определяемые вакансии, но не более чем на два чина за всё время пребывания в запасе (за исключение повышения за боевые заслуги). Для каждого рода войск по каждому чину уста­навливалось определённое количество вакансий. Для повышения также требовалось: наличие выслуги лет в каждом чине (для под­поручиков и поручиков — не менее трёх лет; для штабс-капита­нов, штабс-ротмистров, капитанов и ротмистров — не менее пяти лет), добровольное участие в летних военных сборах, соблюдение старшинства со сверстниками, оставшимися в строю, а также удо­стоверение начальства. В 1884 г. правила Положения 1882 г. были распространены на военных офицеров, находящихся на службе по гражданскому ведомству[377].

Новые правила чинопроизводства так и не исправили ситуа­цию с производством строевых офицеров. Производство шло на открывающиеся вакансии, число которых в мирное время было невелико. В самом тяжёлом положении оказались офицеры ар­мейской пехоты и кавалерии, где производство на вакансии шло преимущественно по решению начальства, тогда как в специальных

войсках производство шло по старшинству. Повышение в чинах нестроевых офицеров также происходило быстрее, чем строевых, большинство которых, достигнув предельного возраста, выходи­ли в отставку капитанами и ротмистрами. Однако те из строевых офицеров, кто раньше других становился командиром батальона, а затем командиром полка, быстрее нестроевых достигали гене­ральских чинов. Также быстрее сверстников получали чины офи­церы гвардии, выпускники военных академий и представители титулованного дворянства[378]. Радикально же ситуацию с повышением в офицерских чинах, как правило, решала только война.

Чинопроизводство офицеров флота. В начале комплекто­вание морского офицерского корпуса происходило как за счёт приглашённых иностранцев, так и русских дворян, учащихся в на­вигационной школе и Морской академии, а также направляемых правительством Петра I на обучение за границу[379].

На флоте, как и в армии, с 1720 г. получение первого офицер­ского чина происходило по баллотировке из числа унтер-офице­ров. Но, в отличие от армии, флот уже с середины XVIII в. пере­шёл на комплектование офицерского корпуса преимущественно выпускниками Морского кадетского корпуса, удовлетворявшего запросы в строевых офицерах[380].

До 1856 г. допускалось производство мичманов, окончивших офицерский класс Морского кадетского корпуса, в лейтенанты. До 1860 г. кадетов Морского корпуса выпускали в чине мичмана. В период с 1860 г. по 1882 г. и позднее с 1906 г. Морской кадет­ский корпус выпускал гардемаринов с последующей выслугой мичманского чина. Штурманское училище до 1853 г. выпускало офицерами только лучших учеников; после 1860 г. все выпускни­ки училища выпускались в чине прапорщика корпуса флотских

штурманов. Со второй половины XIX в. все морские учебные за­ведения, готовившие лиц, имевших общевойсковые звания (штур­маны, артиллеристы, инженеры-механики, судостроители), выпу­скали учащихся только с первым офицерским чином[381].

Относительно производства в обер- и штаб-офицерские чины, то в начале XVIII в. чёткого порядка чинопроизводства на флоте не было. Главными факторами для повышения была воля монарха, представление начальства и личное ходатайство. Для иностранцев первоначально повышение в чине зависело от заслуг или условий заключённого с ними контракта. Только в 1706 г. были установлены сроки выслуги: от унтер-офицера до капитан-поручика — три года, из капитан-поручика в комендеры — четыре года, из комендеров в капитаны — пять лет. Дальнейшее производство осуществлялось только за заслуги. До 1719 г. повышение за заслуги было возможно через один, а в некоторых случаях через два чина[382].

В 1720 г. на флоте, как и в армии, был введён порядок чи­нопроизводства с помощью баллотирования на открывающиеся вакансии. По Морскому регламенту баллотирование шло из унтер- офицеров и мичманов в обер-офицеры (унтер-лейтенант), тогда как из унтер-лейтенантов до капитан-лейтенанта производство шло без баллотировки в порядке старшинства. Из капитан-лейте­нантов в первый штаб-офицерский чин (капитан 3 ранга) произ­водство вновь шло путём баллотирования. Из капитана 3 ранга до капитана 1 ранга производство опять шло по старшинству пребывания в чине. Из капитана 1 ранга в капитан-командоры и флагманы производство вновь шло с помощью баллотирования, однако допускалось производство за заслуги[383]. В 1727 г. о произ­водстве в чины выше капитана было предписано докладывать в Верховный тайный совет[384].

С 1728 г. мичманов стали производить в унтер-лейтенанты сухопутных войск и только затем в унтер-лейтенанты флота[385].

С 1733 г. изменился и порядок производства штурманов, кото­рых запретили производить в унтер-лейтенанты, а стали присваи­вать специальный чин мастера (9 класс). Дальнейшее повышение в чин лейтенанта было возможно только для дворян[386]. С 1757 г. в штурманы перестали набирать из числа дворян. Штурманы ста­ли производиться за заслуги в армейские чины от прапорщика до капитана[387].

15 февраля 1742 г. последовало решение об отмене баллоти­рования и введено производство в порядке старшинства и заслуг на вакансии. При нарушении старшинства в чине по причине того, что кандидат по каким-либо причинам недостоин повышения, требовалось обоснование от начальства[388].

В 1764 г. повышение путём баллотировки было восстановлено и распространено почти на все чины, в том числе и адмираль­ские. Существовали три исключения: 1) кадеты Морского корпуса по выпускным аттестатам производились в мичманы; 2) мичманы производились в подпоручики (позднее в поручики и лейтенанты) после сдачи служебного экзамена; 3) капитаны 2 ранга производи­лись в капитаны 1 ранга по старшинству и заслугам[389].

Особые проблемы возникли с производством в чин контр-ад­мирала, вакансий по которому было очень мало, а капитанов 1 ран­га, претендующих на его получение, много. Вследствие этого было решено производить капитанов 1 ранга, выслуживших в чине восемь лет, в бригадиры, затем через шесть лет — в генерал-майоры и лишь затем в контр-адмиралы[390].

В 1782 г. производство на основе баллотирования было вновь отменено и заменялось повышением по старшинству на вакансии[391].

После создания Черноморского флота в 1785 г. право произ­водства офицеров до адмиральских чинов независимо от Адми- ралтейств-коллегии получил князь Потёмкин. С 1792 по 1796 г. право на производство офицеров Черноморского флота до чина капитан-лейтенанта сохранялось за Черноморским Адмиралтей­ским правлением. В 1796 г. это право ненадолго перешло к гене­рал-губернатору князю Зубову[392].

В 1797 г. Павел I внёс новые изменения в порядок чинопро­изводства, введя производство мичманов в лейтенанты путём сдачи экзамена, в капитан-лейтенанты и капитаны 2 ранга — через баллотирование, в капитаны 1 ранга и выше — по старшинству[393].

Александр I в апреле 1801 г. восстановил правила производства в чины 1765 г.[394] При баллотировании кандидат должен был набрать не менее половины положительных баллов. Те, кто два раза подряд набирал меньше 2/3 положительных баллов, а также те, кто получал один раз все отрицательные баллы, отправлялись в отставку.

В 1804 г. по указу «О экзамене, баллотировании и производст­ве флотских чинов»[395] баллотирование из троякого (избирательный, неизбирательный и сомнительный) стало двояким (избиратель­ный, неизбирательный).

Гардемарин мог быть произведён в мичманы только после пяти плаваний и положительной аттестации начальства. Допуска­лось чрезвычайное производство на вакансии по результатам экза­мена и удостоверению командира.

Для производства мичмана в лейтенанты требовалось четыре года выслуги. Чины морской артиллерии, штурманы и шкиперы до 9 клас­са, производились только через два года выслуги. Совершившие

воинские подвиги производились вне правил по представлениям ко­мандиров до чина капитана. В чины выше капитана производились по старшинству и по баллотировке. На половину вакансий адмираль­ских чинов, четвертую часть капитанских вакансий и шестую часть ва­кансий на чин капитан-лейтенанта производство шло по воле монарха, остальные производились на основе баллотирования. На офицерские чины морских артиллеристов от 9 до 4 класса производство проходило на тех же основаниях. У штурманов от 9 класса повышение в чинах происходило только по баллам. Офицеры, состоящие в чине капи­тан-лейтенанта или капитана, производились как по воле монарха, так и по баллотировке. Забаллотированные два раза подряд отправлялись в отставку с половинной пенсией или инвалидным содержанием.

С 1827 г. если при баллотировке кандидат получал хотя бы один неизбирательный шар, его не представляли к производству в чин[396].

Вскоре производство на основе баллотирования было вновь и уже окончательно отменено. Новый порядок, установивший производство только по старшинству и за отличие, действовал до выхода в 1885 г. «Положения о морском цензе для офицеров флота»[397]. Для получения чина мичмана требовалось: сдача теоре­тического экзамена, не менее 4 лет плавания (в том числе одного плавания продолжительностью не менее 4 месяцев) в звании гар­демарина, утверждение комиссии по результатам практического испытания. Если кандидат был вольноопределяющийся, срок обя­зательного плавания составлял не менее 16 месяцев. Не прошед­шие испытания отстранялись от производства и по достижении двадцатитрёхлетнего возраста отправлялись в отставку.

Для получения лейтенантского чина мичман должен был проплавать всего не менее 50 месяцев (включая плавание гарде­марином и воспитанником Морского училища). Для производства в чин капитана 2 ранга лейтенанту требовалось проплавать 98 ме­сяцев, из которых не менее 48 месяцев в чине лейтенанта. Чин капитана 1 ранга мог быть получен при условии одногодичного

плавания в должности старшего офицера на судне 1 или 2 ранга и командования не менее одного года в плавании судном 2 ранга. Производство в контр-адмиралы осуществлялось только за отличие по представлению начальства. Кроме того, чтобы получить этот чин, необходимо было четыре года командовать судном 1 ранга, совершив при этом внутреннее плавание, длительностью не менее восьми месяцев или заграничное плавание, продолжавшегося не ме­нее одного года. Производство в чин вице-адмирала было возможно по старшинству или за заслуги, если соискатель совершил в звании начальника отряда или эскадры внутреннее плавание длительно­стью не менее года или заграничное плавание сроком не менее двух лет. Производство в адмиралы зависело от воли монарха.

Офицеры зачислялись в очередь за назначениями на суда заграничного плавания. Офицер, отказавшийся от плавания без уважительной причины, переносился в конец очереди. Также через установленные сроки производилась смена командиров судов и начальников отрядов и эскадр.

В мирное время производство (в том числе и за отличие) осу­ществлялось только при соблюдении указанных условий на ва­кансии. Для производства за отличие мичманов, лейтенантов и капитанов 2 ранга также требовалась выслуга в чине: мичма­ну — пять лет, лейтенанту — шесть лет (на 1/3 вакансий), капита­ну 2 ранга — три года (на 1/4 вакансий).

В военное время производство за отличие шло вне вакансий и сро­ков, а за боевые подвиги — вне зависимости от условий морского ценза. Однако вторичное награждение новым чином за заслуги было уже невозможно без исполнения цензовых условий. Положения ценза не претерпели существенных изменений вплоть до 1917 г.

В 1885 г. в соответствии с «Правилами об упразднении корпу­сов флотских штурманов и морской артиллерии» офицеры упразд­нённых корпусов должны были производится по старшинст­ву (по линии) и за отличие. Для производства по старшинству необходимо было наличие вакансии, выполнение условий ценза и удостоверение начальства[398].

Окончившие Техническое училище морского ведомства артил­леристы и штурманы получали звание подпоручика. Срок выслуги штурманам чина поручика составлял четыре года со стажем плавания не менее тридцати месяцев; штабс-капитана — четыре года со стажем плавания не менее пятидесяти месяцев (в том числе 1 года старшим штурманом на судне 3 ранга); капитана — шесть лет со стажем пла­вания не менее семидесяти пяти месяцев (в том числе не менее двух лет штурманом на судне 1 или 2 ранга или флагманским штурманом).

Сроки выслуги морским артиллеристам были те же. Стажа плавания не требовалось, но необходимо было пройти полный курс обучения учебно-артиллерийской команде или плавать на кораблях артиллерийского отряда.

Производство офицеров морской артиллерии и штурманов в штаб-офицерские и генеральские чины производилось по особо­му усмотрению начальства и только на штатные вакансии. В мирное время производство за отличие допускалось на четверть открыв­шихся вакансий; в военное время — вне вакансий и сроков выслуги, а за боевые подвиги — вне зависимости от условий ценза.

Подпоручики корпуса флотских штурманов, выполнившие ценз на чин поручика, представляются начальством для сдачи слу­жебного экзамена. Выдержавшие экзамен получают право посту­пить в Николаевскую морскую академию, по успешном окончании которой производятся в мичманы без соблюдения старшинства.

Офицер на гражданской службе. Гражданская (статская) служба офицера была с самого начала создания регулярной армии явлением достаточно частым. Если строевых офицеров максимально освобождали от административно-хозяйственных обязанностей, то, покинув строевую должность, он мог перейти на службу в военное ведомство (с переименованием в граждан­ские чины или без него), мог быть назначен на гражданскую должность военного ведомства или поступить на гражданскую службу (с переименованием чинов). Офицер также при опреде­лённых условиях мог сочетать строевую службу с работой в гу­бернском комитете (в случае избрания) и участвовать в работе дворянского собрания[399].

До 30-х гг. XVIII в. поступление отставных офицеров на граж­данскую службу в массовом порядке практически не было, так как служба была пожизненной, а монарх порой сам решал, на какую должность и куда определить своего дворянина. С на­чалом эпохи дворцовых переворотов, а особенно при восшествии в 1730 г. на престол Анны Иоанновны, вследствие перепроизводст­ва в генеральские и штаб-офицерские чины многих отставных офицеров щедро жаловали гражданскими чинами. Офицеров, неспособных к продолжению военной службы, по их желанию и при наличии вакансий зачисляли в гражданские учреждения[400]. К 1760-м гг. переход вышедших в отставку офицеров в граждан­скую службу был столь распространён, что законодатель был вынужден принимать меры для ограждения интересов статских чиновников.

Важнейшей вехой в этой практике стал манифест 1762 г. «О даровании вольности и свободы всему российскому дворянст­ву». Теперь офицер имел возможность выходить в отставку по своему желанию в любой момент, получив при этом очередной чин (при выслуге в предыдущем 1 год), а затем поступать с этим чином в гражданскую службу. Такие действия были вопиющей несправедливостью по отношению к тем офицерам, которые ещё до выхода в отставку заявляли о своём желании перейти в граж­данскую службу, так как последние получали очередной чин через три года, а не через год[401]. Поэтому в 1773 г. последовало решение Сената, по которому счёт выслуги для отставных офицеров, посту­пивших на гражданскую службу, начинался с момента вступления в гражданское учреждение; для тех, кто получал при выходе в от­ставку новый чин, прослужив в прежнем чине менее трёх лет, — по истечении трёх лет с момента получения нового чина[402]. В любом случае отставной офицер не терял свой чин, выслужить который в армии было проще и быстрее, чем в гражданском ведомстве,

тогда как гражданский чиновник при переходе в армию (если раньше он не был офицером) не только терял свой прежний ранг, но и не имел права даже на первый офицерский чин, вступая на военную службу юнкером или унтер-офицером. Если офицер сразу по получении отставки переходил в статскую службу, его чин обычно указывался в указе, оформлявшем такой переход. Если чин не указывался, то офицер переходил на службу с повышением в один ранг. В дальнейшем, при прохождении службы бывший офицер получал уже статские чины.

Павел I установил при переходе военных на статскую службу правило обязательного переименования их чинов в гражданские. Офицеры, сразу перешедшие из военной службы в статскую, име­ли право на переименование статского чина в военный при от­ставке из гражданского ведомства (в случае, если он не получал за время службы более высокого гражданского ранга)[403].

Чуть более широко назначение офицеров на гражданские должности с сохранением военных чинов практиковалось в царст­вование Николая I. Офицеры служили в полиции, были город­ничими, лесничими, железнодорожниками, имевшие хорошее образование занимали должности воспитателей в ряде учебных заведений и т. д.

Существовали определённые требования (выслуга, чин, про­хождение испытательного срока и т. п.), а также служебные огра­ничения (офицеры Генштаба не имели права перевода) для пере­вода офицеров на гражданскую службу[404].

В 1859 г. была подтверждена норма об обязательном переи­меновании военных чинов в гражданские с установлением стар­шинства со дня производства в последний чин и соблюдением образовательного ценза. Если образование давало офицеру право на более высокий чин, то он переходил на новую службу со стар­шинством со дня переименования чина. Тем не менее в некоторых

случаях военные чины за отставными офицерами сохранялись. С 1866 г. было прекращено назначение офицеров на должности в министерстве внутренних дел без отставки с военной службы[405].

Особое место занимали назначения офицеров действительной службы в военное ведомство. Во второй половине XIX в. офице­ры, занимавшие должности в военном ведомстве, повышались только в случае соответствия их должности рангу следующего чина. Офицеры, имевшие постоянные обязанности в военном или гражданском ведомстве, могли числиться «по роду оружия». Занимавшие должности, предназначенные только для чиновников, увольнялись с действительной военной службы (зачислялись в за­пас или переименовывались в гражданские чины). Те, кто занимал иные должности, сохраняли свои военные чины[406].

Право на переименование в гражданский чин, соответствующий их рангу, не имели офицеры в чине прапорщика запаса, поскольку сдаваемый ими служебный экзамен не соответствовал уровню по­добного экзамена для прапорщика действительной службы. По этой причине прапорщики запаса получали на гражданской службе чин в соответствии с уровнем их образовательного ценза. В противном случае поступление на гражданскую службу шло на общем основа­нии в зависимости от сословного происхождения[407].

В XIX в. - начале XX в. для генералов (а позднее штаб-офи­церов) действительной службы пребывание на гражданских долж­ностях допускалось в качестве членов Государственного совета, сенаторов, генерал-губернаторов, губернаторов, градоначальников[408].

Условия службы и материальное положение. Пока служба для дворян оставалась пожизненной, необходимости в какой-ли­бо жёсткой регламентации её не было. После 1736 г., и особен­но манифеста 18 февраля 1762 г., проблема регламентировани

военной службы стала одной из самых насущных. Право оставить службу в любой момент, государство компенсировало суровыми нормами её регламентации. Законодатель делает всё возможное, чтобы свести всевозможные способы отвлечения офицера от его непосредственной службы почти к нулю. Государство весьма отрицательно относилось к различным служебным перемеще­ниям, назначениям, командировкам, отпускам. Вплоть до средины XIX в. для перехода из одной службы в другую, ухода в отставку и возвращения из неё ставятся разнообразные законодательные правила и ограничения. Но по мере того как усиливалась зави­симость (в том числе материальная) офицеров от службы, а сама офицерская служба превращалась в службу профессиональную, регламентация постепенно смягчается и к началу XX в. стано­вится весьма либеральной. Однако различались условия выхода в отпуск для низших и высших чинов. Так, например, загранич­ный отпуск для низшего чина был исключением из правил, тогда как для высшего чина — нормой. Существовали кратковременные и долговременные отпуска. Кратковременные отпуска различались на отпуска по собственным нуждам (от двадцати восьми дней до двух месяцев с сохранением содержания) и по болезни (до че­тырёх месяцев). Кратковременный отпуск мог быть предоставлен не чаще одного раза в течение двух лет. Продолжительный от­пуск испрашивался, как правило, для улучшения здоровья и мог продолжаться сроком от четырёх месяцев до одного года. Законо­дательно определялось время года для предоставления отпуска. Новый отпуск можно было получить только по истечении опре­делённого срока после предыдущего. Влияло на получение отпу­ска наличие особых обстоятельств, количество офицеров в части и т. п. В ожидании возможной войны отпуска (за исключением отпуска по болезни) не предоставлялись[409].

В начале XVIII в. жалованье офицеров было достаточно высо­ко, причём иностранные офицеры получали более высокий оклад, чем русские. Но к 20-м гг. XVIII в., по мере укрепления офицер­ских кадров, оклады офицеров были уравнены. Кроме жалованья,

офицеру также полагались дополнительные выплаты на квартиру, содержание денщика, лошадиный корм и т.п.

При Петре I существовала значительная разница в окладах между высшими и низшими чинами, в особенности между жало­ваньем штаб-офицеров и генералов. Так, в начале XVIII в. прапор­щик получал 112,12 руб. содержания (84 руб. жалованье), подпо­ручик — 148,12 руб. (120 руб.), поручик —153,82 руб. (120 руб.), капитан — 230,55 руб. (180 руб.), майор — 395,77 руб. (300 руб.), подполковник — 466,80 руб. (360 руб.), полковник — 763,11 руб. (600 руб.), генерал-майор — 2116 руб. (1800 руб.), генерал-пору­чик 2555 руб. (2160 руб.), генерал — 4188 руб. (3600 руб.)[410]. Тем не менее по сравнению с гражданскими чиновниками даже млад­шие офицеры занимали хорошее положение. С учётом инфляции и роста цен офицеры оказались наиболее обеспеченной катего­рией. Постепенно разница между генеральскими и штаб-офицер­скими окладами была сглажена, а оклады младших офицеров по­вышены. В 30-е гг. XIX в. офицерам стали выплачивать столовые или порционные деньги[411].

В течение первой половины XIX в. офицерские оклады изме­нились следующим образом: прапорщик (в зависимости от рода войск) — от 125-192 до 209-238 руб.; подпоручик — от 142-200 до 224-282 руб.; поручик — от 166-217 до 238-307 руб.; штабс- капитан — от 192-250 до 282-336 руб.; капитан — от 200­334 до 307-419 руб.; майор — от 217-278 до 336-365 руб.; под­полковник — от 250-334 до 419 руб.; полковник — от 334-401 до 502-560 руб.; генерал-майор — от 655 до 838 руб.; генерал- лейтенант — от 794 до 1116 руб.; генерал — от 1302 до 1394 руб.[412]Однако в целом в начале XIX в. имущественное положение военных изменилось в худшую сторону. Связано это было с резким паде­нием курса ассигнационного рубля, начавшегося после заключения Тильзитского мира, при том, что основные расходы, как правило,

исчислялись в серебряных рублях. Кроме того, в XVIII в. - нача­ле XIX в. многие офицеры владели поместьями или имели иную недвижимую собственность, тогда как к середине XIX в. жалованье стало практически единственным источником дохода для большей части офицерского корпуса. Дело доходило до того, что молодые дворяне не имели средств для того, чтобы сшить себе мундир, при­обрести экипировку и даже добраться до своего полка, а отстав­ные офицеры даже в штаб-офицерском чине могли влачить самое жалкое существование[413].

В XIX в. доход офицера на службе имел три источника: 1) жалованье, 2) столовые деньги, 3) квартирные деньги. Если на размер жалованья влиял чин офицера, а столовые деньги за­висели от занимаемой должности, то сумма квартирных денег зависела также от стоимости жилья в городе, где проживал офицер и его семейного положения.

Офицеры флота имели свою систему окладов. На флоте сум­ма жалованья зависела от характера службы, которая могла быть: 1) береговой, 2) для внутреннего плавания и 3) для заграничного плавания. Размер жалованья флотского офицера зависел и от ме­ста службы, в соответствии с которым офицер получал оклад определённого разряда. Всего существовало три разряда окладов. Наименьшим было жалованье 1 разряда. Его получали офицеры Балтийского и Черноморского флотов, составляющие подавляю­щее большинство офицеров русского флота. Жалованье 2 разряда выплачивалось офицерам Каспийской флотилии, оклад 3 разряда полагался офицерам, служившим на Дальнем Востоке.

К середине XIX в. размер жалованья морских офицеров 1 раз­ряда составлял для прапорщиков: береговое — 432 руб., внутрен­нее плавание - 720 руб., заграничное плавание — 1080 руб.; для мичманов: 468 руб., 756 руб., 1116 руб.; для лейтенантов: 576 руб., 900 руб., 1296 руб.; для капитан-лейтенантов: 774 руб.,

1152 руб., 1980 руб.; для капитанов 2 ранга: 900 руб., 1548 руб., 2268 руб.; для капитанов 1 ранга: 1080 руб., 2088 руб., 3132 руб.; для контр-адмиралов: 1980 руб., 3672 руб., 5400 руб.; для вице-ад­миралов: 2628 руб., 5040 руб., 7524 руб.; для адмиралов: 3528 руб., 7488 руб., 11820 руб.[414] Столовые деньги для флотских офицеров также делились на береговые и морские и зависели от занимаемой должности.

В 60-е гг. XIX в. правительство неоднократно предпринимало меры по улучшению положения офицерского корпуса. При пере­движении подразделения более трёх дней или во время военных сборов офицерам и чиновникам военного ведомства стали пла­тить суточные деньги. Ежегодно выделялись деньги для помощи наиболее нуждающимся офицерам. Но на фоне опустошённой войной казны и провалившейся финансовой реформы этого было явно недостаточно для радикального разрешения сложившейся ситуации. Наиболее развитые и образованные офицеры в таких неблагоприятных материальных условиях предпочитали оставлять военную службу, переходя в гражданское ведомство или уходя в коммерцию[415].

Во второй половине XIX в. размеры офицерских окладов из­менились следующим образом: прапорщик — 300 руб., подпору­чик — 320 руб., поручик — 340 руб., штабс-капитан — 370 руб., капитан — 400 руб., майор — 530 руб., подполковник — 580 руб., полковник — 750 руб., генерал-майор 1110 руб., генерал-лейте­нант — 1480 руб., генерал — 1850 руб.[416]

Особое положение занимали офицеры казачьих войск, чьё жалованье было ниже, чем в целом у кавалерийских офицеров. Но в середине XIX в. жалованье офицеров-казаков было при­равнено к окладам офицеров регулярной кавалерии. При этом казачьи офицеры получали надел земли, размер которого зависел

от чина. Первоначально наделы предоставлялись на время служ­бы, но с 1870 г. они перешли в наследственную собственность офицеров. В Уральском казачьем войске, где владение землёй носило общинный характер, офицеры вместо надела получали пенсию из войскового капитала[417].

Жалованье флотских офицеров во второй половине XIX в. также претерпело важные изменения. Оно неоднократно повышалось и име­ло примерно следующий характер: мичман — от 439 до 744 руб.; лейтенант — от 855 до 1293 руб.; капитан-лейтенант — от 1161 до 1797 руб.; капитан 2 ранга — от 1645 до 2910 руб.; капитан 1 ран­га — от 2611 до 3978 руб.; контр-адмирал — от 4436 до 6792 руб.; вице-адмирал — от 6849 до 8922 руб.[418] Кроме того, при наличии определённых условий, офицеры флота имели право на пособие для содержания своих детей. К концу XIX в. пособия для обуче­ния детей в отдалённых местностях стали получать и офицеры сухопутных войск.

Состоящие на действительной военной службе офицеры и военные чиновники, с разрешения командующего округом, могли прикрепляться к гражданским вузам в качестве вольно­определяющихся. В 80-е гг. XIX в. офицеры получили право льгот­ного проезда в поездах. Офицеры строевой службы имели право на приобретение билета в театр за половину его стоимости.

Ещё одной формой материальной помощи офицеру было уча­стие в формировании офицерского заёмного капитала, игравшего роль своеобразной кассы взаимопомощи. Офицерский заёмный капитал формировался из вычетов из жалованья офицеров и пол­ковых средств. Вычеты и проценты по ним были собственностью офицера, все оставшиеся деньги являлись общим достоянием полка. В 1878 г. участие офицеров полка в заёмном капитале стало обязательным[419].

Тем не менее по мере развития инфляции материальное поло­жение офицеров к концу XIX в. вновь обострилось. Выплачивае­мые офицерам квартирные деньги явно отставали от растущих цен на жильё. Ощутимо снизился материальный уровень офицеров по от­ношению к другим слоям общества. Среднегодовая зарплата рабочих механических и машиностроительных заводов в Петербургской гу­бернии (362 руб.) равнялась, а в некоторых случаях превышала жало­ванье обер-офицеров (подпоручик — 294 руб.). Средний размер жа­лованья обер-офицера колебался от 40 до 44 руб., тогда как месячный заработок петербургского рабочего мог составлять от 22 до 61 руб. На этом фоне особенно вопиющим был разрыв между обер-офицер­скими и генеральскими окладами, повышенными за счёт добавочного содержания (командир роты — 366 руб.; командир полка — 1200 руб.; генералитет — от 1500 до 2400 руб.)[420]. В связи с этим в конце XIX в. были увеличены суммы квартирных и столовых денег и повыше­но жалованье (преимущественно обер-офицерам): подпоручик — 660 руб., поручик — 720 руб., штабс-капитан — 840 руб., капи­тан — 1260 руб., подполковник — 1740 руб., полковник — 3900 руб., генерал-лейтенант — 6000 руб., генерал — 7800 руб.[421] Необходимо также отметить, что к началу XX в. подавляющая часть офицерского корпуса (в том числе и генералитет) не владела никакой земельной собственностью, поэтому размер жалования и выслуга пенсии были для офицеров самой насущной необходимостью.

Пенсии военным офицерам, как и гражданским чиновникам, долгое время рассматривались как награда за хорошую службу и за­конодательно обеспечены не были. Первоначально негодных к госу­дарственной службе и не имеющих иных средств к существованию офицеров отправляли на пропитание в монастыри. В 1764 г. Екате­рина II изменила этот порядок, повелев определять непригодных к службе офицеров на жительство в города с жалованьем по особым окладам, размер которых зависел от их чина и количества имеющих­ся у них крепостных[422].

Более упорядоченной выплата пенсий стала в XIX в. Офицеры, прослужившие беспорочно двадцать лет, получали инвалидное со­держание (1/3 оклада), те, кто прослужил тридцать лет, — пенсию в размере половины оклада; сороколетняя беспорочная служба давала право на пенсию в объеме оклада. Офицеры, уходящие в от­ставку вследствие ранения, получали пенсию в размере половины оклада, вне зависимости от выслуги и право ношения мундира[423].

Не желая, чтобы отставные офицеры, утратившие средства к существованию, занимались нищенством, инвалидное содержание стали делить на три разряда. Самый низший (3 разряд) назначал­ся офицерам, уволенным в отставку на основании решения суда, порочное поведение и т.п. На него могли претендовать отставные офицеры, не выслужившие положенного срока, на основании про­шения, поданного не позднее восьми лет после отставки. Пенсии не назначались офицерам, дававшим при выходе в отставку под­писку об отказе от казённого обеспечения. С 1811 г. для офицеров, получавших инвалидное содержание первого разряда, в уездах стали создавать инвалидные команды и инвалидные дома[424].

По Уставу о пенсиях и единовременных пособиях 1827 г. пенсии были увеличены[425]. Изменились и условиях их получения. Прослу­жившие беспорочно двадцать лет имели право на пенсию в размере 1/3 оклада; если срок службы был более тридцати лет — пенсия увеличивалась до 2/3 оклада; имевшие срок выслуги тридцать пять лет получали пенсию в размере полного жалованья. Пенсии чинам первых двух классов назначал лично император, остальные получа­ли пенсион в зависимости от размеров жалованья по чину.

Уходившие в отставку по причине неизлечимой болезни или расстроенному на службе здоровью получали в случае бес­порочной службы от десяти до двадцати лет пенсию в размере

1/3 жалованья, выслужившие от двадцати до тридцати лет — в размере 2/3 оклада, служившие более тридцати лет — в размере полного оклада.

В случае тяжёлой неизлечимой болезни (паралич, сумасшест­вие, утрата зрения) офицер, прослуживший от одного года до пяти лет, получал единовременную выплату в размере годово­го жалованья; прослужившему от пяти до десяти лет назначалась пенсия в размере 1/3 жалованья; если срок службы составлял от десяти до двадцати лет — 2/3 оклада; в случае, если продолжи­тельность службы была более двадцати лет — полного жалованья. Пенсии могли назначаться в случае ранения или увечий, препятст­вующих дальнейшему прохождению службы[426].

Пенсии и пособия могли получать вдовы, дети и малолет­ние братья и сёстры погибших и умерших офицеров. В 1764 г. Екатерина II издала указ, по которому вдовам и детям погибших или умерших на службе офицеров выдавалось пособие, размеры которого зависели от возраста вдовы. Вдовы в возрасте до сорока лет получали пособие в размере годового жалованья мужа. Вдо­вам старше сорока лет выдавалась пожизненная (за исключением нового замужества или пострига в монастырь) пенсия в размере 1/8 оклада супруга. Дети умерших получали пособие в 1/12 жало­ванья своих отцов. Сыновьям пособие платилось до достижения ими двенадцатилетнего возраста. После этого сыновей отдавали в школу с последующим определением в военную службу. Доче­ри получали пособие до двадцатилетнего возраста, и при выходе замуж получали приданое в сумме годового жалованья. В случае, если дочери умерших на службе офицеров по болезни или увечья оставались в девичестве, пособие продолжали выплачивать пожиз­ненно или до пострига в монастырь[427].

По Уставу о пенсиях и единовременных пособиях 1827 г. вдо­вы и малолетние дети офицеров, погибших в бою или умерших

от ран, получали их жалованье в полном объёме. Если погибший был холост и содержал на свое жалованье престарелых родите­лей и малолетних братьев и сестёр, пенсия выдавалась на осно­ве специального представления. Когда офицер умирал не в бою или от полученных ран, но находясь на государственной службе, размер пособия исчислялся исходя из суммы пенсии, которую он мог бы получать при выходе в отставку. Кроме того, вдова и дети (или только дети) получали единовременное пособие в раз­мере жалованья умершего. В случае смерти отставного офицера размер выплаты соответствовал размеру его пенсии. Вдовы офи­церов получали пенсию пожизненно (при условии невступления в новый брак, перехода в монашество или судебного осуждения), сыновьям пособие выплачивалось до восемнадцатилетнего возрас­та, поступления на службу или в казённое учебно-воспитательное заведение, дочерям — до достижения ими двадцати одного года, замужества или поступления в казённое учебно-воспитатель­ное заведение[428]. С 1859 г. пенсии офицерам стали рассчитывать не по размеру оклада, а по специальной табели, следствием чего стал их значительный рост[429].

Во второй половине XIX в. в армии и на флоте, так же как и в гражданском ведомстве, получили распространение эмери­тальные кассы[430]. Кассы формировались за счёт 6 % вычетов из жа­лованья. Эмеритальные пенсии, в зависимости от лет выслуги, делились на два класса. Пенсии первого класса делились на шесть разрядов (в зависимости от срока участия в эмеритальной кас­се) полагались за тридцать пять лет выслуги, а также в случае

получения на службе увечья или неизлечимого заболевания. Пен­сии второго класса разделялись на пять разрядов и выплачивались офицерам, отслужившим от двадцати пяти до тридцати пяти лет.

Военные чиновники. Большинство административно-хо­зяйственных должностей в армии и флоте занимали гражданские чиновники. Несмотря на то, что они служили в войсковых частях, различных управлениях и департаментах Военного и Морского министерств, в военно-судебном и военно-учебном ведомствах, военные чиновники имели гражданские чины и на них распрост­ранялся порядок чинопроизводства чиновников гражданской службы.

Система чинов военных чиновников почти не отличалась от общегражданской. Единственными исключениями было от­сутствие чинов 1 и 11 классов и наличие в 6 классе чина военного советника вместо коллежского советника.

Большую часть военных чиновников составляли медики (вра­чи, ветеринары, аптекари, фельдшеры и т. п.). По своему статусу положение, в наибольшей части приближённое к офицерскому, занимали военные врачи. Особенно это касается флотских вра­чей, входивших в одну группу с офицерами морской артиллерии, штурманами и др.

Главным способом пополнения рядов военного чиновничества было назначение на административно-хозяйственные должно­сти нижних чинов армии и флота (преимущественно унтер-офи­церов). Также существовали такие способы, как переименование в гражданские чины нестроевых офицеров и переход в Военное и Морское министерства чиновников других ведомств.

До начала XIX в. при назначении унтер-офицеров на адми­нистративно-хозяйственные должности им присваивался соот­ветствовавший новой должности чин, что открывало возможность получить чин более высокого класса. В конце XVIII в. практи­ку производства в чины без выслуги стали ограничивать, пока она не была отменена в 1808 г.[431]

Стать военным чиновником было также возможно путём вы­слуги из канцелярских должностей и после окончания учебного заведения, чей аттестат давал право на чин.

Для производства в первый классный чин лиц, не имевших должного уровня образования или не сдавших служебный экзамен, по Положению 1844 г. требовался определённый срок выслуги, составлявший для дворян четыре года, а для представителей иных сословий двенадцать лет, а некоторых случаях шестнадцать лет. Для низших чинов производство допускалось только на вакансии при условии полного срока выслуги, сдачи служебного экзамена и экзамена по общим предметам[432].

В начале XIX в. выпускники университетов принимались на службу с более высокими чинами. Окончившие университет в зва­нии действительного студента получали чин губернского секретаря (12 класс); имевшие звание кандидата — чин коллежского секретаря (10 класс); магистры — чин титулярного советника (9 класс), полу­чившие звание доктора имели право на чин коллежского асессора (8 класс). Сходные права имели выпускники духовных академий и се­минарий, институтов, лицеев и высших училищ, классических гим­назий. Окончившие средние и низшие учебные заведения поступали на службу канцеляристами и производились в первый классный чин в зависимости и разряда образования и сословного происхождения.

В конце XIX в. требования к образовательному уровню чи­новников были повышены. Лица, имевшие высшее образование, могли назначаться на должности до 8 класса, имевшие учёные степени — на должности до 7 класса. С 1897 г. военные чиновники при поступлении на службу должны были сдавать при военных училищах экзамен на чин[433].

Вследствие нехватки военных чиновников в военное время, в 1891 г. было разрешено формировать временные кадры военных зауряд-чиновников (на должности от 14 до 8 класса включитель­но)[434]. Назначение шло из числа ожидающих вакансии кандидатов

на классную должность, нестроевых старшего разряда из числа писарей, строевых запаса из вольноопределяющихся первого раз­ряда и призывников с высшим и средним образованием. При этом имевшие гражданские чины, сохраняли их, а лица, имевшие пра­во на чин на основании образовательного ценза, производились в соответствующий чин. Дальнейшее чинопроизводство шло на общих основаниях. Если по окончании войны военный зау- ряд-чиновник определялся на штатную службу, он приобретал статус военного чиновника и исключался из рядов чиновников, служивших зауряд[435]. С 1902 г. нестроевых старшего разряда пи­сарей стали экзаменовать перед выходом в отставку. Успешно выдержавшие экзамен и имевшие хорошую аттестацию по службе в случае начала войны могли стать военными зауряд-чиновниками[436].

Чинопроизводство военных чиновников. При Петре I чино­производство военных чиновников имело такой же порядок, как и чинопроизводство офицеров. Производство в чины шло на ос­нове старшинства путём баллотирования. В последующем произ­водство в чины служащих военного ведомства стало производить­ся в порядке гражданского чинопроизводства — по старшинству в чине или за служебные заслуги.

В 1790 г. военные чиновники стали производиться в следую­щий чин (до 8 класса) при наличии трёхлетней выслуги в преды­дущем чине[437]. Для получения чина коллежского асессора дворяни­ну был необходим трёхлетний срок выслуги, для представителей иных сословий — двенадцатилетняя выслуга и разрешение мо­нарха. Производство за заслуги происходило вне сроков выслуги. В 1799 г. были установлены сроки выслуги для чинов от 8 до 5 клас- са[438]. Для получения чина коллежского асессора дворянину требо­валось четыре года выслуги, для надворного советник — пять лет,

для коллежского советника — шесть лет, для статского советни­ка — четыре года. Сроки могли быть сокращены при производст­ве за заслуги[439]. Военные чиновники, получившие при производстве в 6 класс чин военного советника, пользовались правами полков­ника армии и при дальнейшем производстве получали военные, а не гражданские чины.

В случае, если военным чиновником был отставной офицер, его последний воинский чин переименовывали в гражданский сле­дующим образом: если офицер прослужил в последнем чине ме­нее трёх лет, он получал равный ему по классу гражданский чин; если срок выслуги в последнем чине был более трёх лет — чин на один класс выше[440]. Офицеры, занимавшие должности генерала- кригскомиссара, генерала-провиантмейстера и генерала-контро­лёра, при производстве в 3 класс, становились тайными советни­ками, а не генерал-лейтенантами[441].

По указу 1809 г. чины 5 и 8 классов могли быть получены только в случае наличия выслуги, отличной аттестации начальства и дипло­ма университета; для производства в чин 5 класса помимо этого требовался десятилетний стаж службы «с ревностью и усердием» и двухлетнее пребывание в определённых должностях[442]. Положение 1834 г. отменило нормы указа 1809 г., утвердив производство в чины в соответствии с классом занимаемой должности. Сроки выслуги в чинах сокращались в зависимости от уровня образовательного ценза. Сроки выслуги за заслуги также были сокращены[443].

В 1836 г. было разрешено назначать на должности военно­го ведомства чиновников одним классом выше и двумя и более классами ниже необходимого для занятия должности. Чиновник, занимавший несколько должностей, считался по классу наиболее высокой должности[444].

Указом 9 декабря 1856 г. образовательный ценз был отменён и сроки выслуги стали едиными для всех чиновников. Для чинов 8-14 классов срок выслуги составлял три года, для чинов 5-7 клас­сов — четыре года. При производстве за отличие срок выслу­ги сокращался на год[445]. Этот порядок производства сохранился в последующие годы.

<< | >>
Источник: Львов А.В.. История отечественной государственной службы: учебное пособие. - М.: МГПУ,2018. - 208 с.. 2018

Еще по теме § 4. Формирование офицерских кадров армии и флота:

  1. 3.1. Формирование стратегии развития системы персональных финансов
  2. §1.4 Психологические особенности формирования профессионально-личностной компетентности менеджера коммерческой организации
  3. Алгоритм формирования тремерной рабочей сцены при использовании нескольких оптико-электронных датчиков
  4. Метод формирования тремерной рабочей сцены при использовании нескольких оптико-электронных датчиков
  5. ХАЛЫН АННА ЮРЬЕВНА. ФОРМИРОВАНИЕ СИСТЕМЫ СТРАТЕГИЧЕСКОГО УЧЕТА НА ИННОВАЦИОННЫХ ПРЕДПРИЯТИЯХ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата экономических наук. Ростов-на-Дону - 2014, 2014
  6. 2. Органы, осуществляющие управление в сфере образования
  7. 1. Возникновение и развитие административного (полицейского) права
  8. Выводы по первой главе:
  9. Личностные результаты обучения в современной педагогической теории и школьной практике
  10. ВВЕДЕНИЕ
  11. 2.7 Вычисление трехмерных координат сопоставленных точек
  12. Хлынина, Т.П., Кринко, Е.Ф., Урушадзе, А.Т.. Российский Северный Кавказ: исторический опыт управления и форми­рования границ региона. - Ростов н/Д: Изд-во ЮНЦ РАН,2012. - 272 с., 2012
  13. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  14. Анализ содержания учебного материала школьных учебников с позиции их ориентации на достижение личностных результатов обучения
  15. Выводы по второй главе
  16. Жаростойкость порошковых алюмокомпозитов системы A1-3маcc.%Ni- 1маcc.%Cu с наномодификаторами
  17. 2. Виды контроля и надзора за законностью в деятельности органов исполнительной власти
  18. З.ИСЛАМОВ. ОБЩЕСТВО. ГОСУДАРСТВО. ПРАВО. (Вопросы теории) Ташкент, «Адолат» - 2001, 2001
  19. Львов А.В.. История отечественной государственной службы: учебное пособие. - М.: МГПУ,2018. - 208 с., 2018