<<
>>

Формирование новой системы права

Основным источником права в период становления абсолютной монархии оставалось Соборное уложение 1649 г., чья правовая сила неоднократно подтверждалась указами. В первой четверти XVIII в.

круг источников существенно изменился, пополнившись манифестами, именными указами, уставами. Законодательству того периода стали присущи новые черты: оно стало более четким по форме и менее казуальным. Письменное оформление законов и их публикация приобрели обязательный характер. Впервые появилось указание на то, что закон не имеет обратной силы, подчеркивается неукоснительность его исполнения.

Результатами кодификационной работы первой четверти XVIII в. стали:

1) утвержденные в 1714 г. и изданные в 1715 г. Воинские артикулы, свод военно-уголовного законодательства;

2) утвержденный в 1720 г. Генеральный регламент, или Устав коллегиям, охватывавший всю сферу нового административного законодательства. При подготовке регламента была осуществлена рецепция иностранного права: в его основу был положен шведский Канцелярский устав 1661 г. ;

3) кодификация норм частного права, почерпнутых из Указа о единонаследии и последующих актов о наследовании. Сводный документ, получивший название Пункты о вотчинных делах (1725 г.), был обобщением судебной практики и толкованием закона.

Первая петровская систематизация уголовно-правовых норм была произведена в 1715 г. при создании «Артикула воинского». Воинские артикулы состояли из двадцати четырех глав и двухсот девяти статей и были включены в качестве части второй в Воинский

устав. Юридическая техника этого кодекса достаточно высокая: законодатель впервые стремится использовать наиболее емкие и абстрактные юридические формулировки и отходит от традиционной для русского права казуальной системы.

Законодатель обращал внимание на степень случайности - грань между неосторожным и случайным преступлениями была весьма тонкой.

Выделив субъективную сторону преступления, законодатель все же не отказывался от принципа объективного вменения: нередко неосторожные действия наказывались так же, как и умышленные, так как для суда был важен результат действия, а не его мотив. Вместе с преступником несли ответственность лица, не совершавшие преступления, - его родственники. Ответственность снималась или смягчалась в зависимости от объективных обстоятельств. К смягчающим обстоятельствам закон относил состояние аффекта, малолетство преступника, «непривычку к службе» и служебное рвение, в пылу которого было совершено преступление.

Характерно, что к отягчающим обстоятельствам закон впервые стал относить состояние опьянения, прежде всегда бывшее обстоятельством, смягчающим вину. Законодатель вводил понятия крайней необходимости (например, кража от голода) и необходимой обороны. В ряде случаев законодатель предусматривал наказание за один только умысел (в государственных преступлениях).

Артикулы включали следующие виды преступлений.

1. Против религии. В эту группу входили чародейство, идолопоклонство, которые наказывались смертной казнью (сожжением) при условии, что будет доказано сношение обвиняемого с дьяволом. В противном случае назначалось тюремное заключение и телесное наказание.

Богохульство наказывалось усечением языка, а особая хула Девы Марии и святых - смертной казнью. При этом учитывался мотив злостности в богохульстве.

Несоблюдение церковных обрядов и непосещение богослужений, нахождение в церкви в пьяном виде наказывались штрафом или тюремным заключением. Наказывалось и недоносительство в богохульстве.

За «совращение в раскол» полагалась каторга, конфискация имущества, а для священников - колесование.

Божба, т.е. произнесение «всуе» имени божьего, наказывалось штрафом и церковным покаянием.

2. Государственные. Простой умысел убить или взять в плен царя наказывался четвертованием. Так же наказывалось вооруженное выступление против властей (одинаковое наказание - четвертование несли исполнители, пособники и подстрекатели).

Оскорбление словом монарха наказывалось отсечением головы.

3. К должностным преступлениям относили взяточничество, наказываемое смертной казнью, конфискацией имущества и телесными наказаниями.

4. Преступления против порядка управления и суда. К ним относились срывание и истребление указов, что наказывалось смертной казнью. Сюда же относились такие действия, как подделка печатей, писем, актов и расходных ведомостей, за что полагались телесные наказания и конфискация. За подделку денег - сожжение.

К преступлениям против суда относились лжеприсяга и лжесвидетельство, которые наказывались отсечением двух пальцев, которыми присягали, и ссылкой на каторгу. Причем за лжесвидетельство назначалось церковное покаяние.

5. Преступления против «благочиния», близко стоящие к предыдущей группе, но не имеющие прямой антигосударственной направленности. К ним относили укрывательство преступников, каравшееся смертной казнью, содержание притонов, присвоение ложных имен и прозвищ с целью причинения вреда, распевание непристойных песен и произнесение нецензурных речей.

В дополняющих Артикулы указах предусматривались наказания за буйство, пьянство, игру в карты на деньги, драки и нецензурную брань в публичных местах.

6. Убийство. Артикулы различали умышленное (каравшееся отсечением головы), неосторожное (наказываемое телесным заключением, штрафом, шпицрутенами), случайное (ненаказуемое). К наиболее тяжким видам убийств законодатель относил убийство по найму, отравление, убийство отца, матери, младенца или офицера. Особая этическая окраска этих составов очевидна, за этим следовал и особый вид наказания - колесование.

Неудачно покушавшийся на самоубийство после благополучного спасения приговаривался к смертной казни. Оставшиеся в живых дуэлянты наказывались повешением, тела погибших на дуэли (как и самоубийц) подвергались надругательству.

Отсечение руки назначалось за удар тростью (состав, находящийся на грани между телесными повреждениями и оскорблением действием).

Ударившего рукой ударял публично по щеке профос (низший воинский чин, наблюдавший за чистотой отхожих мест).

7. Кража. Артикулы вводят имущественный (количественный) критерий для определения тяжести преступления - сумму в 20 руб. За кражу на сумму, меньшую установленной, в первый раз преступник наказывался шпицрутенами (шесть раз проходя через строй), во второй раз наказание удваивалось, в третий раз ему урезали уши, нос и ссылали на каторгу. Укравшего имущество на сумму свыше 20 руб. уже после первого раза казнили.

Смертная казнь назначалась также лицам, укравшим: в четвертый раз, во время пожара или наводнения, из государственного учреждения, у своего господина, у своего товарища, на месте, где он нес караул, из военного склада. Эти лица наказывались смертью через повешение.

8. К преступлениям против нравственности относили изнасилование (факт которого согласно закону должен быть, кроме заявления, подтвержден данными экспертизы), мужеложество (наказываемое смертной казнью или ссылкой на галеры), скотоложество (за которым следовало тяжелое телесное наказание), кровосмешение или связь между близкими родственниками, двоеженство, прелюбодеяние (наказываемое тюремным заключением и каторгой).

Основной целью наказания по Артикулам являлось устрашение, которое сочеталось с публичностью наказаний.

Архаический элемент мести, возмездия становился дополнительным по отношению к устрашению. Преступнику отсекали тот орган, посредством которого он совершил преступные действия. Изоляция, исключение из общества преступника становятся определенно выраженной целью наказания.

Труд преступников использовали при строительстве Санкт­Петербурга, гаваней, дорог, каналов, при работе в рудниках и мануфактурах.

Наказание и его применение характеризовались рядом особенностей:

а) отсутствием индивидуализации, когда вместе с преступником или вместо него наказывались его родственники;

б) неопределенностью формулировок («по суду наказан будет», «по обстоятельствам дела наказан будет» и т.п.: неопределенность приговора усиливала общее состояние страха);

в) отсутствием формального равенства перед законом.

Смертная казнь по Артикулам была предусмотрена в 122 случаях, причем в 62 случаях - с обозначением вида, она подразделялась на простую и квалифицированную.

К простой смертной казни относились отсечение головы (упоминалось 8 раз), повешение (33 раза) и расстрел (аркебузирование - 7 раз).

К квалифицированным видам казни относили четвертование (поочередно отсекались конечности, потом голова; иногда конечности отрывались щипцами - упоминалось 6 раз), колесование (по телу прокатывали окованное колесо, дробя тело - упоминалось 5 раз), закапывание в землю заживо (зарывали до плеч, осужденный умирал от жажды и голода), залитие горла металлом, сожжение (на костре или в срубе - упоминалось 3 раза), повешение за ребро на железном крюке.

Телесные наказания подразделялись на членовредительные, клеймение и болезненные.

К членовредительным относили урезание языка или прожигание его каленым железом, отсечение руки, пальцев или суставов, отсечение носа и ушей, вырывание ноздрей.

Клеймение заключалось в наложении каленым железом особых знаков на тело преступника (лоб, щеки, руки, спину). Цель этого наказания - выделить преступника из общей массы, привлечь к нему внимание.

К болезненным наказаниям относили битье кнутом (до 50 ударов и «нещадное»), батогами (прутьями, число ударов не регламентировалось приговором), плетью (число ударов также не регламентировалось), «кошками» (четыреххвостной плетью), линьками (на флоте, канат с узлами), шпицрутенами (толстыми прутьями при прогоне через строй три, шесть или двенадцать раз - упоминалось в 39 случаях), розгами. К болезненным видам относили также заковывание в железо, ношение на себе седла и ружья, посажение на деревянную (очень неудобную) лошадь, хождение босиком по деревянным кольям.

Каторжные работы назначались в виде ссылки на работу по строительству гаваней, крепостей, в рудники и мануфактуры навечно или на определенный срок. К каторге приравнивалась ссылка на галеры гребцом.

Стали чаще применять тюремное заключение, иногда сопровождающееся заковыванием в железо. Более мягкой формой заключения являлся арест у профоса (до двух недель).

Лишение чести и достоинства осуществлялось в виде позорящих наказаний и особой процедуры - шельмования. К позорящим наказаниям относились повешение за ноги после смерти, удар профоса по щеке, прибитие имени на виселице, раздевание женщин донага, положение тела на колесо.

Процедура шельмования включала следующие действия: имя преступника прибивалось к виселице, палач над коленопреклоненным преступником ломал шпагу и его объявляли вором (шельмой). Преступник предавался церковной анафеме и объявлялся вне закона, отлучался от церкви и ее обрядов, от таинств, брака и возможности принесения присяги. Он фактически исключался из общества. Это наказание предусматривалось в 11 случаях.

Близким к шельмованию видом наказания была политическая смерть, заключавшаяся в конфискации имущества, лишении чести, всех прав, состояния и службы.

Процессуальное право. Сенат являлся высшей апелляционной инстанцией, и его решения были окончательными.

Судебными функциями (по делам своих чиновников) наделялись приказы и коллегии.

Новыми чертами организационной судебной системы в первой четверти XVIII в. стали: коллегиальное устройство судов и попытки (правда, неудачные) отделить судебную организацию. Абсолютистское государство первой четверти XVIII в. называют полицейским.

Уже в 1733 г. в 23 городах существовали полицмейстерские конторы во главе с полицмейстером. Полиция имела вооруженные формирования.

В области судебного процесса уже с конца XVII в. господствуют принципы розыска, «инквизиционный» процесс. В 1697 г. был принят указ «Об отмене в судных делах очных ставок, о бытии вместо оных распросу и розыску...».

Розыскные начала вводились также в гражданские споры. Регламентация этого вида процесса давалась в специальном «Кратком изображении процессов или судебных тяжб».

Закон допускал отвод судей при наличии на то особых оснований: нахождение судьи «в свойстве» с одной из сторон, наличие между судьей и стороной враждебных отношений или долговых обязательств.

Первая стадия процесса заканчивалась на ответе ответчика. Такой ответ мог быть «повинным», ответчик мог «запереться» или признаться, но с указанием новых обстоятельств дела.

Вторая стадия процесса начиналась с анализа доказательств. Различались четыре вида доказательств: собственное признание, свидетельские показания, письменные доказательства, присяга.

«Царица доказательств» - собственное признание. Для его получения могла применяться пытка. Пытка не являлась внепроцессуальной мерой, она подвергалась законом тщательной регламентации. Пытали соразмерно занимаемому чину и сословию (дворян как людей «деликатного сложения» пытать следовало не так жестоко, как крестьян), возрасту (лиц старше семидесяти лет пытке не подвергали так же, как и недорослей, не достигших пятнадцатилетнего возраста), состоянию здоровья (нельзя было пытать беременных женщин). Пытать можно только определенное число раз, после каждой процедуры испытуемому давали возможность оправиться и подлечиться. Пытать могли и свидетелей.

Негодными свидетелями считались лица, не достигшие пятнадцатилетнего возраста, и клятвопреступники, признанные таковыми по суду, проклятые церковью, клейменые, судимые за разбой, воровство и убийство, прелюбодеи, иностранцы, о которых нет достаточных сведений. Применялась «формальная теория доказательств»: ценность каждого доказательства определялась заранее и была неизменной. Так, показания мужчины считались более

основательными, чем показания женщин, показания знатного человека оценивались выше, чем показания незнатного, ученого - ценнее, чем неученого, показания духовного лица - доверительнее показаний светского человека.

Дача ложных показаний наказывалась отсечением пальцев руки. Заслуживающим наибольшего доверия считались записи в городовых и судейских книгах, записи в торговых книгах оценивались ниже (если там не было личной подписи должника), учитывались долговые обязательства и деловые письма. Нередко письменные доказательства нуждались в подкреплении присягой.

Решение выносилось большинством голосов, при их равенстве перевешивал голос президента (председателя). При выяснении мнений опрос начинался с младшего члена суда. Приговоры по делам, где применялась пытка, утверждались высшим чиновником (фельдмаршалом или генералом), которые могли поменять меру наказания. Гражданские дела рассматривались судами в ином порядке. В 1723 г. принимается указ «О форме суда», наметивший поворот к состязательной форме судебного процесса. Тяжеловесное и громоздкое письменное судопроизводство вновь заменялось устным судоговорением. Устанавливались сокращенные сроки явки сторон в суд. Неявившегося ответчика разыскивали с барабанным боем, зачитывая указ. Расширялось судебное представительство, которое могло применяться при разборе любых дел на основании доверенности или поручительства. Ответственность за действия представителя принимал на себя доверитель.

Хотя по указу «О форме суда» предполагалось рассматривать и уголовные дела (кроме дел об убийстве, разбое, татьбе с поличным, расколе и богохульстве), практика пошла по пути применения этого акта главным образом в гражданском процессе. Уже в 1725 г. вновь был расширен круг дел, рассматриваемых на основе «Краткого изображения процессов». Главной тенденцией в развитии судебного процесса было усиление розыскных «инквизиционных» начал.

Гражданское право. В гражданском праве сохранялось право родового выкупа, срок которого был сокращен в 1737 г. с сорока до трех лет. Положение Указа о единонаследии, касающееся нераздельности имущества с вытекающими отсюда последствиями для оставшихся без земли дворян, стесняло свободу распоряжения недвижимостью. Чтобы преодолеть ограничения, практика выработала ряд юридических фикций: введение подставных лиц, заключение дополнительных или незаконных сделок и т.п. С 1719 г. добыча полезных ископаемых, «обнаруженных на частных землях», становится прерогативой государства.

В 1772 г. монополия государства на недра и леса была отменена.

Важной областью зарождения элементов капитализма, без которых невозможно установление абсолютизма, стало мануфактурное производство. Однако свободного рынка труда не было.

Был установлен порядок приписки к мануфактурам государственных крестьян (в государственном секторе экономики) и покупки крестьян с землей при обязательном использовании их труда на мануфактурах (в частном секторе). Эти категории крестьян получили наименование приписных и посессионных (1721 г.).

Право собственности приобретателей было и здесь ограничено: запрещалось закладывать эти деревни, а их приобретение разрешалось лишь с ведения высоких компетентных органов (Берг- и Мануфактур- коллегий) .

В 1782 г. право промышленников, выходцев из мещан и крестьян, приобретать населенные деревни было отменено, и вновь монопольным собственником населенных земель стало дворянство.

Наиболее распространенными видами товарищеских объединений стали простые товарищества, товарищества по вере. В акционерные компании российские предприниматели входили вместе с иностранными пайщиками. В законе начали формироваться понятия юридического лица и корпоративной собственности.

Договор подряда, ранее уже известный русскому законодательству, в условиях государственного промышленного протекционизма дополняется договором поставки, заказчиком в котором, как правило, являлись государство, его органы или крупные частные и смешанные компании.

Договор личного найма заключался для выполнения работ по дому, на земле, в промыслах, цехах, мануфактурах, заводах и торговых предприятиях. Свобода воли при заключении договора была в ряде случаев условной: несовершеннолетие дети и женщины заключали его только с согласия мужа или отца, крепостные крестьяне - с согласия помещика.

Договор купли-продажи регулировал перемещение любых объектов собственности (движимой и недвижимой). Ограничения, налагаемые монополистической политикой государства, касались как предмета договора (запреты продавать родовую недвижимость, некоторые виды полезных ископаемых), так и его условий (установленные сроки для выкупа родовых имуществ, ограничение круга субъектов, приобретающих недвижимость и крестьян). Обман, заблуждение и принуждение, допущенные при заключении договора, являлись основаниями для его аннулирования. Предусматривалась купля-продажа с рассрочкой платежа («в кредит»), выплатой аванса или предоплаты («деньги вперед»). Общие положения договора купли- продажи распространялись на договор поставки.

Договор поклажи на движимое имущество заключался любыми субъектами, кроме монахов, которым Духовный регламент запрещал брать на хранение деньги и вещи.

Договор займа с развитием денежной системы и корпуса ценных бумаг (закладных, акций, купчих, векселей и пр.) приобретает новые черты. Закон формально запрещал взимать проценты по займам, только в 1754 г. официально были установлены шесть процентов годовых. На практике же проценты взимались и раньше. Заем часто связывался с залогом, когда гарантией уплаты долга становился заклад земли или движимого имущества.

Создается кредитная (заемная) система учреждений во главе с заемным банком. С 1729 г. развивается система частного кредита, купцы получили право обязываться векселями. Вексель (по Вексельному уставу) становился ценной бумагой на предъявителя, включающейся в денежный оборот.

Наследственное право. Законодатель, ориентируясь на западный правовой опыт, пытался внедрить принцип майората, при котором наследовал старший сын. Русская традиция стояла на стороне младшего сына, по обычаю наследовавшего отцу. Практика избрала компромиссный путь - наследование одного сына по выбору завещателя. Остальные дети получали доли движимого имущества в рамках завещательного распоряжения.

Дочери наследовали недвижимость по завещанию и только при отсутствии сыновей.

При отсутствии детей вообще недвижимое имущество по завещанию могло быть передано родичам (родственникам, носящим ту же фамилию, что и наследодатель, т.е. в прежней терминологии - «в род»). Движимое имущество в любых долях могло быть разделено между любыми претендентами, завещатель дает его «кому захочет». Индивидуальная свобода завещания заметно увеличилась по сравнению с порядком наследования в предыдущий период.

Закон по-прежнему допускал юридическую фикцию из эпохи поместных наследований. Для того чтобы недвижимость перешла к дочери, ее муж должен принять фамилию наследодателя, в противном случае недвижимость переходила государству (имущество считалось выморочным).

При отсутствии завещания в силу вступал законный порядок наследования, и майоратный принцип здесь был непререкаем: недвижимость наследовал старший сын, а движимое имущество делилось поровну между остальными сыновьями.

В 1731 г. главные положения Указа о единонаследии были отменены. С этого времени наследование по закону регламентировалось следующим образом: недвижимость переходит ко всем сыновьям в равных долях, дочери получают одну четырнадцатую,

а вдова - одну восьмую, из движимого имущества дочерям выделяется одна восьмая, а вдове - одна четвертая доли. При этом родовое недвижимое имущество (майоратное) переходит только к наследникам по закону.

В завещании наследодателю предоставлялась большая свобода распоряжения: кроме майоратных и заповедных имуществ он мог перераспределять наследственную массу по своему усмотрению.

Семейное право. Указ о единонаследии внес изменения и в сферу семейного права. Был повышен брачный возраст для мужчин - до двадцати лет, для женщин - до семнадцати лет. В брак запрещалось вступать близким родственникам и умалишенным («дуракам», по терминологии указа 1722 г. «О свидетельствовании дураков в Сенате»).

На вступление в брак требовалось согласие родителей брачующихся и начальства для военнослужащих, а также знание арифметики и геометрии для дворян. Крепостные вступали в брак с дозволения господ. По закону требовалось свободное согласие брачующихся.

Признавался только церковный брак. С 1721 г. разрешено было заключать смешанные браки с христианами других конфессий (католиками, протестантами), брак с иноверцами запрещался.

Поводы для расторжения брака предусматривались следующие: политическая смерть и ссылка на вечную каторгу, безвестное отсутствие одного из супругов в течение трех лет, поступление в монашество, прелюбодеяние одного из супругов, неизлечимая болезнь или импотенция, покушение одного из супругов на жизнь другого, недоносительство о готовящемся преступлении против монарха.

В 1753 г. специальным актом закрепляется раздельность обязательственных прав супругов, подчеркивается свобода одного из них от долгов и обязательств, принятых другим.

В отношении детей родители пользовались почти такой же властью, как и раньше: их можно было наказывать, отправлять в монастырь и отдавать в работу на срок по найму.

По закону отец должен был содержать своих незаконнорожденных детей и их мать, однако незаконнорожденные дети не имели имущественных прав и не могли претендовать на участие в наследовании по закону.

По указу 1714 г. опекунство над малолетними членами семьи возлагалось на наследника недвижимого имущества. Опека устанавливалась над несовершеннолетними детьми и продолжалась до их совершеннолетия. Совершеннолетие наступало для наследников недвижимости в двадцать лет, для наследников движимого имущества - в восемнадцать лет (женщин - в семнадцать). Опека могла устанавливаться также над умалишенными и патологически жестокими помещиками.

Основные выводы: таким образом, возникновение абсолютной монархии в России относится ко второй половине XVII в. Абсолютизм в России возник и развивался в условиях существования крепостного права, поэтому его социальная природа была феодально­крепостнической. Определенную роль в становлении абсолютизма сыграла и политика царей, направленная на усиление своей власти. В России абсолютизм существовал в завершенном виде, поскольку в системе государственного аппарата не было органа, который ограничивал бы власть монарха.

Для российского абсолютизма была характерна высокая степень централизации государственной власти, наличие разветвленного бюрократического аппарата управления, многочисленной армии, чему способствовали государственные и сословные реформы Петра I и Екатерины II.

Законодательству российских императоров периода становления и расцвета абсолютизма было присуще стремление к обстоятельному, зачастую мелочному регламентированию всех сторон жизни общества и государства, что являлось отличительной чертой всех полицейских, тоталитарных государств.

Развитие гражданского права при Петре I было обусловлено важными изменениями, которые происходили в экономической, культурной и социальной сферах. В первую очередь они затронули имущественные отношения. Основным нормативным правовым документом, их регулировавшим, стал Указ 23 марта 1714 г. о единонаследии. Вследствие обострения социальных противоречий, свойственных абсолютизму, петровское уголовное право было самым жестоким за всю его историю. В гражданской сфере широко применялись нормы военно-уголовного законодательства.

В условиях «просвещенного абсолютизма» в целях дальнейшего укрепления самодержавия происходит реформирование центральных и местных органов самодержавия, реорганизуется судебная система, предпринимается попытка систематизации законодательства.

<< | >>
Источник: Зин Н. В., Чирикин В. А., Шаханов В. В., Жамбровский В. М.. История отечественного государства и права. Часть I: учебное пособие. - Владимир : Владимирский филиал РАНХиГС,2018. - 218 с.. 2018

Еще по теме Формирование новой системы права:

  1. 3.1. Формирование стратегии развития системы персональных финансов
  2. ХАЛЫН АННА ЮРЬЕВНА. ФОРМИРОВАНИЕ СИСТЕМЫ СТРАТЕГИЧЕСКОГО УЧЕТА НА ИННОВАЦИОННЫХ ПРЕДПРИЯТИЯХ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата экономических наук. Ростов-на-Дону - 2014, 2014
  3. Алгоритм формирования тремерной рабочей сцены при использовании нескольких оптико-электронных датчиков
  4. §1.4 Психологические особенности формирования профессионально-личностной компетентности менеджера коммерческой организации
  5. Метод формирования тремерной рабочей сцены при использовании нескольких оптико-электронных датчиков
  6. 2. Характерные черты административного права как отрасли права
  7. Жаростойкость порошковых алюмокомпозитов системы A1-3маcc.%Ni- 1маcc.%Cu с наномодификаторами
  8. Риски в системе персональных финансов61
  9. 1. Правовые основы системы образования
  10. 2. Система органов внутренних дел