<<
>>

§ 3. Формирование чиновничьегоаппарата в XIX в. - начале XX в. (гражданская служба)

1 августа 1801 г. Александр I издал указ «О правилах произ­водства в чины и определения чиновников к должностям», пред­писывавший, чтобы все представления о производстве в чин соот­ветствовали указам 16 декабря 1790 г.

«О правилах производства в статские чины» и 9 декабря 1799 г. «О сроках к производству дворян в чины», отменяя действие всех положений, которыми эти указы были в последующем дополнены[276].

По указу от 16 декабря 1790 г. «О правилах производства в статские чины» получить чин 14 класса можно было только при назначении на должность этого же класса. Уже имевшие чин 14 класса могли продвигаться по чиновной лестнице путём выслу­ги или заслуги. Получить чин при выходе в отставку могли только дворяне, при условии, что они прослужили в предыдущем чине не менее года. Кроме того, указывалось, что состоящие при дворе имели право на производство в статские чины только при условии оставления придворной службы. Это правило было ужесточено позднее указом 3 апреля 1809 г., предписывавшим камергерам и камер-юнкерам, не соединяющим придворную службу с военной или статской, в течение двух месяцев избрать себе один из видов службы или уйти в отставку. На будущее время пожалованье этих придворных чинов объявлялось особым знаком внимания монар­ха, не являющимся основанием для получения соответствующего военного или статского чина. Таким образом, делалась попытка привлечь на госслужбу молодых дворян, состоявших при импе­раторском дворе.

В отношении указа от 9 декабря 1799 г. «О сроках к произ­водству дворян в чины», указ 1 августа 1801 г. приказывал Сенату вносить на личное рассмотрение монарха все дела о повышении в чине за особые заслуги. Указ признавал службу дворян в выбор­ных сословных учреждениях государственной службой. Однако

повышение было возможно только если лицо имело чин ниже класса занимаемой должности при условии двух- или трёхлетней беспрерывной службы и наличия служебных заслуг.

Так, с изда­нием указа 1 августа 1801 г. практически было завершено скла­дывание системы гражданского чинопроизводства. Однако вслед­ствие начавшейся в 1802 г. реформы органов управления указ 1 августа 1801 г. так и не был полностью реализован. Создание министерств открыло множество новых вакансий и вызвало мно­гочисленные перемещения чиновников. Очень многие служащие стремились занять места в министерствах, оставляя прежние ме­ста службы. Вследствие этого процесса была нарушена нормаль­ная деятельность иных госучреждений.

Также оказалось невозможным соблюсти главное правило, по ко­торому класс занимаемой должности должен был соответствовать классу чина, поскольку существовал большой дефицит претендентов на канцелярские должности. Указом 19 июня 1804 г. «О наполнении секретарских и других мест чиновниками, хотя бы они не состояли в классах, местам их присвоенных» на должности секретарей, прото­колистов и т.д. дозволялось принимать опытных и способных служа­щих, даже если они и не имели соответствующего должности чина[277].

Ещё одной проблемой стало повышение образовательного уров­ня чиновников, решению которой были посвящены указы 24 января 1803 г. и 6 августа 1809 г. Указ 24 января 1803 г. «Об устройстве училищ» учреждал систему учебных заведений: приходские и уезд­ные училища, губернские гимназии и университеты и предписывал, чтобы по прошествии пяти лет никто не мог быть определён к граж­данской должности, требующей юридических или иных знаний, не окончив училища[278]. В 1804 г. система учебных заведений была создана, но желающих учиться было немного.

Когда стало понятно, что услуги новой образовательной систе­мы не востребованы подавляющей частью чиновничества, появил­ся знаменитый указ 6 августа 1809 г. «О правилах производства

в чины по гражданской службе и об испытаниях в науках...»'. Указ объявлял, что никто не может быть произведён в чин коллежского асессора (8 класс), если он помимо выслуги лет и отличной характери­стики не предъявит университетского свидетельства об образовании.

Образовательная программа состояла из четырёх частей: науки словесные, правоведение, исторические и физико-математиче­ские науки. За исключением правоведения и словесности, уровень требуемых знаний был невысок. Правоведение включало в себя естественное право, римское право, частное гражданское право, а также знания основ государственной экономии и уголовных законов. В словесности главная трудность заключалась в знании одного иностранного языка и умения перевода.

Чиновники, уже бывшие коллежскими асессорами, с это­го момента также не могли получить следующий чин статского советникам (7 класс) одной выслугой. В дополнение к десяти­летней беспорочной службе в чине и двухлетнему нахождению в соответствующей чину должности полагалась характеристика, свидетельствовавшая об особом усердии и служебных заслугах и диплом о получении университетского образования. Те коллеж­ские асессоры, которые имели отличную аттестацию от начальства и уже получили университетское образование, могли быть произ­ведены в следующий чин «невзирая на лета службы, и хотя бы ко­роткое время в настоящем чине находились». Чиновник, получив­ший новый чин при выходе в отставку, мог вернуться на службу только в том чине, который имел до отставки.

Требования указа касались прежде всего молодых чиновников, однако он вызвал в обществе эффект разорвавшейся бомбы и поч­ти всеобщую ненависть и неприятие. Большинство чиновников предпочитали получать университетский диплом через взятку. В 20-х гг. XIX в. правила указа начинают дополняться разнообраз­ными исключениями. Указ 6 августа 1809 г. был отменён в 1834 г. в связи с введением «Положения о порядке производства в чины по гражданской службе»[279][280].

В 1832 г. появился Устав о службе по определению от прави­тельства, согласно которому поступление на гражданскую службу определялось тремя условиями: 1) сословным происхождением, 2) возрастом и 3) уровнем знаний. По праву происхождения по­ступать на гражданскую службу разрешалось: детям потомствен­ных и личных дворян, священнослужителей, купцов I гильдии, канцеляристов, ученых и художников, не имевших чина и др.

Представители других сословий могли поступить на госслужбу при условии получения образования[281].

Потомственные дворяне по-прежнему предпочитали военную службу гражданской. Как и в XVIII в., в XIX столетии гражданская служба у дворян не считалась почётной. Исключение составляла только работа в дипломатическом корпусе. Дети чиновников (осо­бенно личных дворян) составляли своеобразную чиновничью касту. Процент потомственных чиновников был достаточно велик — 25 %.

Как и прежде, основная масса служащих начинала свою карьеру с должности канцеляриста. Канцеляристы подразделялись по четы­рём разрядам в зависимости от социального положения. Для каждого из этих разрядов закон определял свои сроки выслуги первого класс­ного чина. Чем ниже было социальное положение служащего, тем дольше был срок выслуги. Так, канцеляристы 1 разряда могли полу­чить чин через два года, тогда как канцеляристы 4 разряда — через двенадцать лет. Лица, получившие высшее образование, поступали на службу, сразу получая при этом соответствующий классный чин.

Существенно изменило порядок чинопроизводства «Положение о порядке производства в чины по гражданской службе» от 25 июля 1834 г., установившее два вида производства: 1) за усердие и по­хвальное исполнение службы, засвидетельствованное начальством, и 2) за отличия, состоящие в каких-либо подвигах и делах, совер­шённых на пользу службы или доказавших особенные труды и до­стоинства чиновника. В соответствии с этим определялись различ­ные сроки выслуги лет: общий и особый (за заслуги)[282].

«Положение» не избавило чиновников от необходимости сдавать экзамены. Согласно «Положению» 1834 г. все чиновни­ки были разделены на три разряда. Первый включал в себя лиц, имеющих высшее образование, второй — лиц со средним образо­ванием, а третий — тех, кто имел начальное или домашнее образо­вание. Получить права первого и второго разряда было возможно, сдав требуемые экзамены. Каждому из разрядов определялись особые сроки выслуги в чинах. Как дальнейшее законодательство, так и практика внесли в эти нормы ряд исключений и отступлений.

Для производства в чины 5-8 классов чиновники второго и третьего разрядов должны были быть назначенными на какую- либо должность этих классов. Разница в чине в один класс выше или ниже занимаемой должности была допустимой. Чиновник первой категории мог быть назначен даже через класс должно­сти. С 1835 г. это право получили все чиновники. При прохожде­нии служебной лестницы, как и в XVIII в., имело значение время получения чина. Старший по времени производства в чин имел традиционное преимущество.

Таким образом, продвижение по карьерной лестнице для дво­рян было существенно облегчено, но имевшие образование, даже не принадлежа к дворянскому сословию, также имели весомые льготы. На общем основании (в зависимости от того, был или нет чиновник дворянином) подняться из 14 класса до 8 служащие первого разряда могли за 24-26 лет, служащие второго разря­да — за 30-36 лет и служащие третьего разряда — за 37-42 года. Этот порядок существовал до издания 9 декабря 1856 г. закона «О сроках производства в чины по службе гражданской»[283].

Издание этого закона было вызвано как неэффективно­стью системы образовательных льгот, дарованных Положе­нием 1834 г., так и недостаточными возможностями самой образовательной системы страны — ежегодный выпуск в уни­верситетах (ок. 400 чел.) был намного меньше имеющегося числа вакансий (ок. 3000 чел.). Кроме того, закон 1856 г. упразднил ряд

преимуществ при производстве в чин для лиц, имевших обра­зование, и установил новые сроки для производства в чин. Если чиновник имел высшее или среднее образование, он мог получить соответствующий уровню образования классный чин. Но для про­изводства в следующий чин устанавливались общие сроки, вне за­висимости от образования и сословной принадлежности. Для об­щего производства в чинах с 14 класса до 8 класса — по три года, с 9 класса по 5 класс — четыре года. При производстве за отличие сроки сокращались на один год. Такой порядок чинопроизводства действовал до конца XIX в.

Еще одной важной проблемой, сохранившейся с XVIII в., была возможность приобретения службой дворянства. В 1845 г. Николай I издает манифест «О порядке приобретения дворянства службой», установивший новые правила приобретения личного и потомственного дворянства[284]. В гражданской службе чин коллеж­ского регистратора (14 класс) теперь давал звание только личного почётного гражданина. Чин титулярного советника (9 класс) да­вал личное дворянство, и лишь чин статского советника (5 класс) делал его носителя потомственным дворянином.

Александр II ещё больше ограничил возможность выслужить потомственное дворянство. Закон 9 декабря 1856 г. «О приобретении потомственного дворянства.» вновь изменил положения о получении дворянского звания службой[285]. Теперь в гражданской службе потом­ственное дворянство приобреталось чином действительного статского советника (4 класс), а в военной — чином полковника (6 класс).

В течение XIX в. правительство неоднократно обращалось к вопросу о реорганизации системы чинов и порядка чинопроизводст­ва. Предлагалось, вновь соединив чин с должностью, уничтожить

«классные чины». Решение об отмене чинов принималось в течение XIX столетия несколько раз, но так и не было утверждено. Предла­гаемые проекты как точки зрения их авторов, членов комиссий, а также самого императора не всегда отличались последователь­ностью[286]. К началу XX в. «Устав о службе по определению от пра­вительства» 1832 г. безнадёжно устарел. Составить на его основе реальную картину состояния государственной службы в России было невозможно. Несмотря на неоднократное обсуждение вопроса об отмене чинов, они просуществовали вплоть до 1917 г.

Последние значительные изменения в законодательство о граж­данской службе были сделаны в царствование Николая II. В кон­це XIX в. в некоторые госучреждения на работу стали принимать лиц, ранее не служивших и, следовательно, не имевших чинов либо имеющих чины, но несоответствующие занимаемой им долж­ности. Один из самых знаменитых чиновников конца XIX - на­чала XX в. С.Ю. Витте относился к такой категории служащих. При назначении директором Департамента железных дорожных дел Витте был переведён из чина 9 класса (титулярный советник) в чин 4 класса (действительный статский советник). Позднее он пригла­сил на работу в свой департамент некоторых бывших коллег, ко­торые вообще не имели никаких чинов. В связи с тем, что у этих людей не было права на основании «Устава о службе гражданской» занимать должности в госаппарате, Государственный совет в январе 1889 г. принял решение о допустимости приглашения на госслуж­бу лиц, не имеющих чинов или не имеющих прав на вступление на гражданскую службу на должности не выше 5 класса включи- тельно[287]. 20 декабря 1894 г. это положение было временно распрост­ранено на все ведомства Министерства финансов. Единственным условием принятия на службу было наличие высшего образования[288]. Таким образом, в Министерстве путей сообщения и Министерстве финансов состав служащих существенно изменился.

Кроме того, чины нередко жаловались людям, занимавшим места в земских и городских органах управления, а также органах дворянского и купеческого самоуправления. В большинстве слу­чаев чины давались на время пребывания в той или иной должно­сти и были почётными наименованиями, так как не давали носи­телю привилегий и прав, свойственных полученному чину. Такая практика была широко распространена в царствование Николая I[289].

В ходе первой русской революции 5 октября 1906 г. было издано Положение Совета Министров «Об изменении порядка производства в первый классный чин и переименовании в граж­данский чин из офицерского», согласно которому производство в чин 14 класса становилось независимым от сословной принад­лежности. Производство делилось на два разряда в зависимости от полученного служащим образования. В зависимости от обра­зовательного разряда устанавливалась выслуга лет — один год для первого разряда и два года для второго[290].

Органы управления чиновничеством. Николай I предпри­нимает попытку централизовать систему производства в граж­данские чины. 5 сентября 1846 г. император создает при I отделе­нии Собственной Е.И.В. канцелярии Инспекторский департамент гражданского ведомства, который должен был заниматься всеми вопросами, связанными с приёмом, перемещением и увольнением служащих, чинопроизводством, назначением на должности и т. п.[291]

Но Инспекторский департамент не оправдал возложенных на него надежд, осложнив решение многих насущных вопросов, связанных с государственной службой, и 6 июня 1858 г. прекратил свое существование[292]. Был восстановлен старый порядок управ­ления служащими, в котором главную роль играл Департамент герольдии Сената. Вопросы о принятии на службу, перемещениях

и увольнении чиновников 7-14 классов решала губернская адми­нистрация, чиновников 6 класса и более — соответствующие ми­нистерства и главные управления. Вопрос о производстве в чины 1-4 классы, как и прежде, не мог быть решён без согласия императора.

Ещё одна попытка централизовать управление чиновниками была предпринята Александром III. 6 мая 1894 г. было издано «Положение о производстве дел по инспекторской части граж­данского ведомства»[293], согласно которому по делам чинопроизвод­ства в рамках Комитета о службе чинов гражданского ведомства и о наградах создавался Инспекторский отдел Собственной Е.И.В. канцелярии. Положение 6 мая 1894 г. установило столь высокий уровень централизации, что формально все вопросы, касающиеся служебного положения госслужащих, разрешались только по воле императора. 4 июля 1894 г. появились «Дополнительные правила о производстве дел по инспекторской части гражданского ведомст­ва», ещё более ограничившие самостоятельность центральной и губернской администрации в кадровых вопросах[294].

Однако новый Инспекторский отдел оказался столь же несо­стоятелен, как и прежний. Сосредоточить решение всех кадровых вопросов в одном учреждении оказалось непосильной задачей. Система решения кадровых вопросов, оформляемых царскими приказами, оказалась чрезвычайно сложной и неудобной. Поэтому вскоре после смерти Александра III, в 1895 г. перед Николаем II был поставлен вопрос о необходимости упразднения Инспекторского отдела. В конце концов, Инспекторский департамент был сохранён, но его функции подверглись существенному сокращению.

Материальное положение и условия службы. Материаль­ное положение основной массы чиновничества остаётся край­не тяжёлым. При этом представители высшей администрации (1-4 классы) часто получают по воле монарха особый вид со­держания — аренду, которая отчасти заменила собой земельные

пожалованья. Аренда была как срочной, так и пожизненной. Разме­ры ее достигали от сотен до нескольких тысяч рублей[295].

Несмотря на то, что во второй половине XIX в. жалованье чиновников было увеличено, огромное различие между окладами высших и низших чинов по-прежнему сохраняется. Если низшие служащие в губернских правлениях получали жалованье от 9 до 25 руб. в месяц, то чиновник 4 класса, получал более 1300 руб. в месяц при казённой квартире с прислугой[296].

Отпуска для чиновников разделялись на отпуска по собствен­ной надобности и по болезни. Отпуск по собственной надобности оплачивался и имел продолжительность от одного до двух месяцев. Отпуск по болезни мог длиться до четырёх месяцев, но при этом оплачивался только в пределах одного месяца. Отпуска на срок более месяца предоставлялись не более чем один раз в течение двух лет. При этом законодательно определялось время выхода в отпуск. Влияли на предоставление отпуска и иные обстоятельства (наличие особых причин для отпуска, количество работающих чи­новников и т. п.). Если чиновник не возвращался из отпуска в срок, то, при отсутствии уважительных причин (болезнь, арест, военные действия, стихийное бедствие, смерть родных и т. п.), из его жалова­нья чиновника производились вычеты за просроченное время. Если по прошествии четырёх месяцев чиновник не выходил на службу, он должен был подать прошение об отставке с правом восстанов­ления в должности в последующем[297].

Служащим предоставлялся ряд социальных гарантий по тру­доустройству при сокращении штатов. Попавшие под сокраще­ние чиновники продолжали числиться на государственной служ­бе вплоть до нового назначения. В этот период им должна была

выплачиваться половина жалованья. При переводе или назначении на новое место службы, чиновнику полагалось единовременное пособие, деньги на проезд и обустройство.

Ещё одной формой социальной поддержки гражданских слу­жащих была практика оказания дополнительной материальной помощи из специально создаваемого по месту службы фонда, для финансирования чиновников низших классов в случае болез­ни, несчастного случая и т. п.

Существовали льготы для чиновников, служивших в отда­лённых местностях (Сибирь, Урал, Кавказ, Закавказье, Туркестан и др.). За каждые пять лет службы чиновники этих регионов по­лучали 25 % прибавку к жалованью, а каждые три года службы считались как четыре. Вдвое был сокращён срок выслуги в первый классный чин. Заболевшие чиновники принимались в больницы и госпитали за казённый счёт[298]. 13 июня 1886 г. появились «Прави­ла об особых преимуществах гражданской службы в отдалённых местностях, а также в губерниях западных и Царства Польского»[299], систематизировавшие особые преимущества гражданских чи­новников на получение средств на проезд, переезд и обустройст­во на новом месте службы, получение прибавок к жалованью, пособий по выслуге и на воспитание детей, льготные отпуска, пенсионные преимущества, пособия семьям чиновников умерших на службе. Также действовали льготы и формы социальной помо­щи для чиновников, имевших особые заслуги по службе[300].

В первой половине XIX в. окончательно сложилась система пенсионного обеспечения госслужащих, закреплённая в 1827 г.

«Уставом о пенсиях и единовременных пособиях»[301]. Представите­лям высших классов бюрократии размер пенсии определял лично монарх. Как правило, подобная пенсия в несколько раз превышала высший предел полного пенсионного оклада, положенного чи­новнику по закону. Размер пенсии остальных чиновников зависел от срока выслуги, класса чина и размера жалованья. Право на по­лучение пенсии имели только чиновники, служившие беспорочно, то есть не состоявшие под судом, не отрешенные от должности и политически благонадёжные. Правом на максимальный раз­мер пенсии обладал чиновник, прослуживший 35 лет; на пенсию в размере 2/3 оклада, прослуживший 30 лет; пенсию в 1/3 оклада получал выслуживший не менее 20 лет. В некоторых случаях чиновник, получавший пенсию, мог продолжать работу[302].

Если пенсия назначалась по неизлечимой болезни или расстроен­ному на службе здоровью, для прослуживших от 10 до 20 лет её размер составлял 1/3 жалованья, от 20 до 30 лет — 2/3 оклада, 30 лет и бо­лее — полного оклада. Размер пенсии вследствие тяжёлой неизлечи­мой болезни (паралич, сумасшествие, утрата зрения) или получения на службе увечья, следствием которого стала утрата трудоспособности, также зависел от срока выслуги. Прослужившие от 1 года до 5 лет, получали единовременное пособие в размере годового жалованья; прослужившие от 5 до 10 лет получали пенсию в 1/3 оклада; для имев­ших срок выслуги от 10 до 20 лет пенсия составляла 2/3 жалованья; для выслуживших более 20 лет — в размере полного оклада. Чиновник, чья служба продолжалась более 25 лет, получал полную пенсию с при­бавкой. Чиновнику, служившему в разных местах, пенсия назначалась по тому учреждению, где он имел наивысший оклад[303]. Существовали специальные пенсии и пособия семьям умерших чиновников.

Во второй половине XIX в. в России появились различные пенсионные кассы, из которых наибольшую популярность полу­чили эмеритальные (ведомственные) кассы, создаваемые в рам­ках госучреждений. В эмеритальную кассу чиновник производил отчисления определенного процента от своего жалованья. Полу­ченные средства вкладывались в финансовые операции. В связи с этим эмеритальная пенсия была выше государственной. Право на получение средств из эмеритальной кассы имел чиновник, про­служивший в учреждении на штатных должностях не менее 25 лет и не менее 10 лет бывший членом кассы. Эмеритальные пенсии делились на классы (в зависимости от срока выслуги) и разряды (в зависимости от времени членства в кассе)[304].

Должностные злоупотребления. Коррупция, к концу XVIII в. окончательно поразившая разные звенья госаппарата, в первой половине XIX столетия достигла своего апогея. Пороки этой си­стемы впитали в себя как центральные, так и местные учреждения. Разнообразные злоупотребления, взяточничество, казнокрадство и иные преступления процветали в губернской и уездной админи­страции ещё ярче, чем в столице. Генерал-губернаторы и губерна­торы нередко вводили свои собственные, противоречащие зако­нодательству порядки, вносили изменения в делопроизводство, отменяли по своей воле приговоры судов. Некоторые из них даже учреждали собственные налоги и различные поборы в свою поль­зу, занимались перлюстрацией писем, без суда сажали в тюрьму и даже пытали неугодных им людей[305].

Жалобы на всесильную местную власть, как правило, эффекта не имели. Виновных в различных должностных преступлениях и зло­употреблениях переводили на другое место либо на другую службу, а если вина была слишком велика и очевидна, отправляли в отставку.

Поскольку местные учреждения представляли из себя единую систему управления, все служащие находились в полной зависимости

от высшего начальства. По замечанию одного из современников, необ­ходимо было «неслыханное мужество, чтобы вступить в коллизию с такой властью, даже имея закон на своей стороне»[306]. Благотворная деятельность честных чиновников, стремившихся действовать в рам­ках закона, вызывала у власти и местного общества смешанные чувст­ва, так как, с одной стороны, пробуждала уважение и восхищение, тог­да как с другой, разрушала давно сложившийся уклад жизни, создавая массу сложностей и проблем[307].

Система контроля функционировала плохо. Регулярные реви­зии присутственных мест зачастую имели формальный характер даже со стороны императора и должного эффекта не имели.

Таким образом, почва для взяточничества и злоупотреблений была благодатная. Проблема осложнялась тем, что взятки часто не нужно было вымогать, просители несли их сами. При этом су­ществовали и способы прямого вымогательства, а порой просто выбивания различных поборов из населения[308].

На высших уровнях злоупотребления стали обретать новые черты вследствие укрепляющихся связей высшей бюрократии с буржуазией. Оказывая требуемое содействие, чиновник получал вознаграждение за услуги в виде определенного количества акций, передаваемых ему как одному из учредителей или акционеров. В связи с этим 7 ноября 1868 г. Александр II утвердил решение Комитета министров о запрете чиновникам, имеющим прямое влияние на государственную администрацию (управляющие де­партаментами, канцеляриями и т п.), их помощникам и членам правительственных коллегиальных собраний участвовать в уч­реждении железнодорожных товариществ. Однако это решение систематически нарушалось[309]. 3 декабря 1884 г. Александр III издал указ «О порядке совмещения государственной службы с участием

в торговых и промышленных товариществах и компаниях, а равно в общественных и частных кредитных установлениях»[310], кото­рым запрещалось чиновникам 1-3 классов, а также ещё целому ряду лиц, занимавших руководящие должности, совмещать го­сударственную службу с участием в торговых и промышленных товариществах, компаниях и т.п. При этом, однако, участие долж­ностных лиц в общих собраниях акционерных обществ в качестве акционеров запрещено не было, так как это нарушало гражданские и имущественные права должностных лиц. Также допускалось учреждение чиновниками, владеющими недвижимостью, про­мышленных обществ и снабжение госучреждений. Таким образом, введенные ограничения были явно недостаточными.

Надвигающаяся революция также внесла в законодательство о госслужбе свои новеллы. По указу от 26 декабря 1903 г. чиновни­ки могли увольняться от службы по причине политической небла­гонадёжности и за противодействие распоряжениям правительства без права на пенсию[311].

<< | >>
Источник: Львов А.В.. История отечественной государственной службы: учебное пособие. - М.: МГПУ,2018. - 208 с.. 2018

Еще по теме § 3. Формирование чиновничьегоаппарата в XIX в. - начале XX в. (гражданская служба):

  1. 5. Прохождение государственной гражданской службы
  2. 2. Правовое регулирование государственной гражданской службы
  3. 4. Административно-правовой статус государственного гражданского служащего
  4. Львов А.В.. История отечественной государственной службы: учебное пособие. - М.: МГПУ,2018. - 208 с., 2018
  5. 4. Особенности прохождения службы в органах внутренних дел
  6. 1. Понятие и принципы государственной службы
  7. Гражданское право. Ответы к экзамену,
  8. 3.1. Формирование стратегии развития системы персональных финансов
  9. Раздел 4 «Государственная служба»
  10. §1.4 Психологические особенности формирования профессионально-личностной компетентности менеджера коммерческой организации