<<
>>

Дегорбачевизации и двапьцинизации национального обществоведения

Необходимость дегорбачевизации и деельцинизации нацио­нального обществоведения предполагает рассмотрение трех взаимо­связанных вопросов: 1) роли российской «элиты» в обществе, 2) проблемы утраты обществоведения, 3) изучения смены теорети­ческой парадигмы.

Роль российской «элпы» в обществе. Попытка постсоветской элиты воспроизвести на российской почве американскую социаль­ную модель завершилась неудачей. Одновременно с распадом стра­ны произошла и смена общественного строя.

Переставший работать в условиях кризиса социализм сменил капитализм с диким, малопривлекательным лицом. Сегодня эти рыночные реформы также воспринимаются с глубоким «минусом». Менялись власти, официальная риторика, настроения людей, одна­ко во многом и сегодня, несмотря на прошедшие годы, экономика и политика остаются «заложниками» процессов, начатых 20 лет на­зад. Наша страна потеряла общество. Маргинализация, атомизация и пауперизация — это результат экономической и социальной по­литики государства, а значит, власти.

Вот характерные признаки российской «элиты».

L Отличительная черта представителей нового русского капита­лизма — их антипатриотичное™, не угасающая, а, наоборот, все более возрастающая. Это особенно досадно, потому как после краха СССР именно крупный бизнес должен был представлять Россию на подиуме западного капитализма, для которого патриотизм — будь то Америка, Англия, Франция, Германия, не важно — есть одна из главных составляющих их имиджа, а значит, успеха.

1. Возобладал культ денег, который породил алчность, жесто­кость и напрочь перечеркнул такое понятие, как мораль. Разграбле­ние государства, случившееся в 1990-х, породило клан собственни­ков, получивших свой безмерный капитал неправедным путем. Это было началом. На политическую сцену взошел совершенно иной генотип человека, не гнушающегося обогащаться любой ценой: об­маном государства, ограблением его, убийствами.

Развитие первой фазы капитализма в России прошло под девизом «Все, что не за­прещено, разрешено».

2. Российский капитализм образца начала 1990-х заявил себя на Западе в образе «новых русских». В своем подавляющем большин­стве это был криминальный капитал, легализовавшийся благодаря демократическим преобразованиям, случившимся в России.

И имидж этого бандитского капитализма был соответствующим, но именно он был спроецирован Западом на имидж России в целом.

4* Российская Федерация — это государство, как считает А. Дугин (и с ним следует согласиться), созданное подлецами. Они не тушили пожар, не спасали из-под обломков раненых, не организовывали пункты раздачи пиши для бездомных и погорельцев. Они тащили к себе все, что плохо лежало. Это называлось демократическими рефор­мами (сегодня — модернизацией}. В этом их вина[4].

5, Неолиберальные «экономисты», плотно обсевшие В, Путина и Д. Медведева (как раньше — Б. Ельцина}, по мнению футуролога М. Калашникова, напоминают полпотовцев наоборот. В 1977 г. в Кампучии-Камбодже пришли к власти ультракоммунисты Пол По­та (красные кхмеры}, от которых в СССР схватились за голову. Красные кхмеры отменили деньги, переселили всех горожан в де­ревни, перебили треть населения страны и устроили самую мараз­матическую казарму. Нынешние «расейские* рыночники, пишет М. Калашников, — это полпотовцы капитализма, которые -зрыноч- нее» европейцев и американцев. Ибо на Западе есть промышленная политика, а после 2008 г. там все больше отказываются от неолибе­рально-монетарных бредней[5][6][7].

6. Как показал опрос, проведенный Институтом социологии РАН, о чем недавно написала пресса, 52% граждан России готовы навсегда покинуть Россию и 50% молодых людей допризывного возраста не понимают, за что и почему они должны защищать «эту» страну, Эту... Данное местоимение не оговорка, именно так называ­ет страну опрошенная молодежь, так ответили студенты не только платных вузов, опрос был общим-1.

Утрата обществоведевня. Один из мощных факторов, не выпус­кающих нас из кризиса, — практически полная утрата Россией ее обществоведения. Сложное общество, погрузившееся в кризис не­изученной природы, оказалось без обеспечения связным и упоря­доченным знанием научного типа. При этом с арены сошло поко­ление стариков, обладавших запасом неявного знания, данного опытом. Это положение само по себе есть культурная катастрофа для городской индустриальной страны. Она имеет и множество ка­тастрофических следствий во всех срезах общества*.

Основные черты либерального обществоведения: Примитивиза­ция науки, антисоветизм, антикоммунизм, русофобия, мифологиза­ция знания[8].

В среде обществоведов, которые разрабатывали доктрину ре­форм, методологическим принципом стала безответственность. Это сказывается самым страшным образом. Цель реформы была откры­то провозглашена как слом советской хозяйственной системы и создание необратимости.

Одна из важных причин системного кризиса — слабое развитие или даже отсутствие рациональной (прагматической, научной) ком­поненты обществоведения, преобладание в нем идеологического пафоса[9][10][11].

Как сообщалось в «Российской газете» от 23 мая 2003 г., на оче­редном заседании Президиума РАН председатель Комиссии по борьбе с лженаукой академик Эдуард Кругляков заявил, что «лже­наука проникла во многие органы государственной власти». По мнению академика, ее следы, в частности, наблюдаются в Минобо­роны, МЧС, МВД, Государственной Думе.

«Честно говоря, — пишет академик Эдуард Кругляков, — я уже мало чему удивляюсь после того, как один очень высокопоставлен­ный чиновник возмущался — по какому праву Комиссия РАН по борьбе с лженаукой решает, что есть наука, а что — лженаука, и даже сказал по поводу комиссии: «Эго мракобесие какое-то!»»3.

Смева теоретической парадигмы. На смену либеральному обще­ствознанию приходит национально ориентированное рациональное обществоведение.

Необходимо обратить внимание на следующие книги, форми­рующие альтернативное либеральному фундаментализму — нацио­нальное обществоведение.

Первая книга — работа Сергея Кара-Мурзы «Кризисное общест­воведение». Часть первая. Это курс лекций, прочитанных как вве­дение в кризисное обществоведение, точнее, в прикладной анализ проблем, возникших в ходе кризиса государства и общества постсо­ветской России*.

Книга поднимает следующие проблемы: 1) один из важных факторов краха СССР и глубокого кризиса России — слабость ра­

ционального (прагматического, научного) обществоведения. Совет­ское обществоведение методологически ближе к натурфилософии, чем к науке. Оно не смогло предвидеть катастрофического систем­ного кризиса конца XX в.; 2) ядро знания об индустриальном об­ществе должно быть рациональным, научного типа — традиционно­го знания недостаточно; 3> постсоветское обществоведение, испы­тавшее травму, находится в еще худшем состоянии, уже не претендуя на объяснение реальности; 4) профессиональные сообщества распа­лись; 5) создание нового отечественного обществоведения — импера­тив для России; 6) кризис как особый тип бытия требует обновле­ния индикаторов, моделей, критериев.

Вторая книга — «Неэкономические грани экономики: непо­знанное взаимовлияние». Это второй том книги Института эконо­мики РАН и Института экономических стратегий «Экономики и общественная среда»[12].

На обложке одного из номеров журнал «Экономист», пишет ОТ. Богомолов, помешено изображение тома «Современной эко­номической теории», а ниже надпись крупным шрифтом: «Что в ней ошибочно и как кризис меняет ее». В этом номере утверждает­ся, что макроэкономика изучает экономику страны в целом и такие общие процессы и явления, как инфляция, безработица. Взаимо­связь и взаимовлияние различных сфер единого общественного ор­ганизма до сих пор недостаточно изучены, пишет О. Богомолов, и потому недооцениваются. Стремлением по возможности воспол­нить этот пробел объясняются проводимые в рамках Российской академии наук междисциплинарные исследования взаимосвязи экономики и общественной среды. Такое масштабное междисцип­линарное исследование представляет новое направление в познании экономических реалий и возможностей, позволяет точнее намечаггь стратегические приоритеты. При этом авторский коллектив сделал особый акцент на анализе именно духовных и гуманитарных пред­посылок возрождения России.

Основные идеи работы, формирующие новую парадигму разви­тия, заключаются в следующем.

1. Глобальный кризис выявил пороки современного капитализ­ма, скроенного по канонам неолиберальной идеологии. Они со всей очевидностью вскрылись не только в сфере финансов, денеж­но-кредитного и валютного оборота, не только в производстве и

торговле, но и в функционировании западной демократии. Все больше накапливается симптомов духовно-нравственного кризиса этого общества. Это дает повод усомниться в адекватности вызовам XXI в. господствующей на Западе идеологии и политической прак­тики. Зреет понимание необходимости перехода к новой модели развит»» общества и его экономики.

2. В центре предстоящего переосмысления, несомненно, находится вопрос о роли государства. Проводники рыночных реформ призывали к уходу государства из экономики и не терпели никаких контраргу­ментов. Самый действенный рычаг преобразований — государствен­ный механизм управления и соблюдения порядка — оказался у нас разлаженным, недостаточно компетентным. Он разъеден коррупцией, лишен иммунной системы, очищающей от пороков и страхующей от грубых ошибок в политике. Необходимость его оздоровления и укреп­ления очевидна. Тем бсшее что частный бизнес в своем большинстве скомпрометировал себя ненасытной жаждой наживы, социальной без­ответственностью, аморальностью, пренебрежением национальными интересами и законопорядком.

3. То, что наше государство неадекватно вызовам постиндустри­альной эпохи, подтверждают достаточно убедительные факты. Кон­ституционное определение России как социального государства оста­ется неясным, а соображения науки на этот счет не находят офици­ального закрепления. Население лишено важнейшего ориентира — люди не понимают, к какому общественному устройству страна придет в результате проводимых реформ и что это даст народу. От­сутствие ясной перспективы, веры в будущее не может не сказы­ваться на духовном климате в стране и настроениях людей.

На современное государство (не только у нас, но и на Западе) ложатся ответственные функции предотвращения и преодоления провалов рыночных механизмов как в денежно-финансовой сфере, что сегодня всем очевидно, так и в других областях.

4. Необходимо предотвратить последствия опасного имущест­венного расслоения населения, борьбы с инфляцией и высокой безработицей. Показателен в этом отношении доклад Междуна­родного валютного фонда «Мировой социально-экономический обзор. Переоснащение мирового развития*. В нем говорится: «Главный урок лосткоммунистической трансформации определен­но заключается в том, что государственные институты имеют кри­тическую важность. Рынок без сильного государства приводит к замене безответственной государственной власти нерегулируемым частным обогащением, ведущим к экономическому и социальному упадку».

5, Мировая практика свидетельствует о возрастающем участии государства в перераспределении создаваемого дохода. За минувшее столетие доля государственного бюджета в распределении ВВП воз­росла в большинстве развитых стран мира с 10—20 до 50 % и бо­лее.

Третья книга — «Как я предсказал кризис. Экстренный курс подготовки к будущим потрясениям» Нуриэля Рубини и Стивена Мима[13].

То, что Рубини сегодня говорит, весьма показательно. Во-первых, автор четко констатирует, что именно либерально-монетаристская парадигма, последние 30 лет господствующая в глобальной эконо­мике и политике, сегодня привела Федеральную резервную систему и Белый дом в безвыходный тупик, наподобие шахматного цугцван­га, когда любой следующий ход только ухудшает положение.

Во-вторых, Рубини указывает на то, что Евросоюз также попал в свою «ловушку-22» с непомерными социальными и бюрократиче­скими расходами практически всех членов ЕС, за исключением разве что Германии и блока Скандинавских стран. Ситуацию ухуд­шают неплатежеспособность ведущих европейских банков, спад производства и демографические проблемы.

Наконец, в-третьих, Рубини делает вывод о том, куда пойдет мировое развитие дальше. И это выглядит невероятным для либе­рального экономиста, поскольку «необходимость отхода как от при­сущей англоязычным странам модели невмешательства государства в экономику и рейганомики, так и от модели государства всеобщего благосостояния на основе дефицита* означает ни много ни мало переход Запада и США фактически на «китайскую модель» управ­ляемого государством рынка.

1.3.

<< | >>
Источник: Современная российская государственность. Проблемы госу­дарства и права переходного периода; учеб, пособие для студентов вузов, обучающихся по специальности «Юриспруденция» / И В, Дойников, НД. Эриашвили. — 2-е изд., перераб. и дол, — М.:,2015. - 144 с.. 2015

Еще по теме Дегорбачевизации и двапьцинизации национального обществоведения:

  1. Глава III. Применение национального законодательства при признании и приведении в исполнение отмененных арбитражных решений
  2. 2. Принципы административного процесса
  3. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
  4. ОГЛАВЛЕНИЕ
  5. Белковец Л. П., Белковец В. В.. История государства и права России. Курс лекций. — Новоси­бирск: Новосибирское книжное издательство,2000. – 216с., 2000
  6. 1. Правовые основы системы образования
  7. Введение
  8. Модернизация системы персональных финансов для обеспечения устойчивого развития российской экономики
  9. ВВЕДЕНИЕ
  10. § 1. Концепция автономии арбитража в теории и практике
  11. § 2. Последствия исключения отмены арбитражного решения из перечня оснований для отказа в его признании и приведении в исполнение
  12. § 2. Надлежащие основания для отмены арбитражного решения. Применение Европейской Конвенции 1961 года
  13. Тема 16. Производство по делам об административных правонарушениях
  14. 3.1. Формирование стратегии развития системы персональных финансов
  15. ГЛОССАРИЙ
  16. Анализ содержания учебного материала школьных учебников с позиции их ориентации на достижение личностных результатов обучения
  17. Введение
  18. Глава I. ОПТИЧЕСКИЕ АНОМАЛИИ В КРИСТАЛЛАХ.