<<
>>

Глава 2 БОРЬБА С ПЬЯНСТВОМ в 1920 -е годы

Третья волна организованного трезвеннического дви­жения прокатилась по стране, начиная с конца 20-х годов XX века. В первые годы советской власти на территории РСФСР было открыто более 300 чайных, молочных и дру­гих подобных учреждений общественного питания.

На общественных началах с 1924 года создаются Комиссии по оздоровлению труда и быта (КОТиБЫ), члены которых назывались наркодружинниками. Мосздравотдел и бюро секции здравоохранения Моссовета с 1925 года стали из­давать двухнедельный журнал «За новый быт». Материа­

лы, публиковавшиеся в нем, были направлены на борьбу с алкоголизмом как причиной роста детской беспризорно­сти, количества туберкулезных заболеваний и т. п.

Наступление на алкоголь шло по двум направлени­ям. Принимались государственные меры. Совет Народных Комиссаров РСФСР 11 сентября 1926 года издал постанов­ление «О ближайших мероприятиях в области лечебно­предупредительной и культурно-просветительной работы по борьбе с алкоголизмом», Совет труда и обороны - о за­прете торговли спиртными изделиями в дни зарплаты у предприятий. С осени этого же года в школах были вве­дены обязательные занятия по антиалкогольному про­свещению. В марте 1927 года в ряде городов РСФСР были введены некоторые ограничения на продажу спиртного - малолетним, лицам в нетрезвом состоянии, в выходные и праздничные дни, в буфетах заведений культуры и т. д. Го­сплан РСФСР выделил на борьбу с алкоголизмом 100 млн руб. В феврале 1928 года было создано «Общество борьбы с алкоголизмом», учрежден журнал «Трезвость и культура» и многое другое. Среди членов - учредителей Общества - были такие известные ученые, писатели и обществен­ные деятели, как Бах Алексей Николаевич (1857-1946), В. А. Обух (1870-1934), П. Б. Ганушкин (1875-1933), Д. Бед­ный (1883-1945), Вс. Иванов (1895-1963), С. М. Буденный (1883-1973), Н. И. Подвойский (1880-1948), Е. М. Ярослав­ский (1878-1943) и другие.

Страна начала возвращаться к нормальной трезвой жизни. Поддержку новой обществен­ной организации оказали Московский комитет ВЛКСМ и Моссовет. Председателем общества был избран экономист и литератор Юрий Ларин (М. А. Лурье) (1882-1932), его первым заместителем - рабочий-металлист, член пре­зидиума ЦКК ВКП (б) С. М. Семков, секретарем - врач Э. И. Дейчман (1). За первый год существования общества было создано более 150 местных (губернских, окружных)

организаций по борьбе с алкоголизмом, общая числен­ность ОБСА выросла до 200 тысяч членов.

«Не пей! С пьяных глаз ты можешь обнять своего классового врага!» Плакат с таким призывом, описанный Михаилом Зощенко в рассказе «Землетрясение», как нель­зя лучше отразил общее, весьма политизированное на­правление деятельности созданного в феврале 1928 года «Общества по борьбе с алкоголизмом».

Следует заметить, что советская власть, одной рукой открывшая дорогу спаиванию населения дешевой водкой, другой все-таки пыталась бороться с пьянством. Меры эти, конечно, возымели некоторое действие, хотя не столь существенные, как ожидалось. Дело в том, что позиция властей по отношению к пьянству была двойственной: с одной стороны, его негативные социальные последствия были очевидны, а с другой стороны, доходы от продажи алкоголя были «важной» статьей бюджета. Поэтому задача борьбы с пьянством была переложена на плечи обществен­ности. Это позволяло в случае необходимости совершить резкий поворот в алкогольной политике в противополож­ную сторону или, по крайней мере, контролировать анти­алкогольную кампанию со стороны, придавая ей нужную направленность и остроту.

Первая ячейка общества борьбы с алкоголизмом была создана в Орехово-Зуево уже в 1926 году. Хотя в Тезисах ЦК ВКП (б) «О борьбе с пьянством» (июнь 1926 г.) употреб­ление спиртного продолжало связываться с «наследием старого быта», однако к числу факторов пьянства были от­несены не только «буржуазная идеология», но и «нэпман­ская стихия». Подобная увязка потребления алкоголя с но­вой экономической политикой не только добавляла борьбе с пьянством недостающую ей классовую составляющую, но и оставляла возможности маневра в случае свертывания нэпа.

Коль скоро будет удалена «основная причина» алко­

голизма, то и само «следствие» исчезнет автоматически. Другими словами, в новых условиях расширение выпуска водки (фактически - главная причина пьянства) как источ­ника средств ускоренной индустриализации якобы не пред­ставляло собой опасности.

Тем не менее во второй половине 20-х годов антиал­когольные меры не сводились к театрализованным пред­ставлениям и идеологическим заклинаниям. Вышедший в сентябре 1926 года декрет СНК РСФСР «О ближайших мерах в области лечебно-предупредительной и культурно­просветительной работы с алкоголизмом», помимо борьбы с самогоноварением и развития антиалкогольной пропа­ганды, предусматривал введение системы принудитель­ного лечения алкоголиков. С осени этого же года в школах были введены обязательные занятия по антиалкогольному просвещению.

Активное участие в кампании против пьянства приня­ли видные советские ученые. Например, в 1927 году вышла книга В. М. Бехтерева «Алкоголизм и борьба с ним», в ко­торой, в частности, «отрезвление трудящихся» рассматри­валось как «дело самих трудящихся» и связывалось с доста­точным культурным уровнем широких масс. Однако общий тон антиалкогольной кампании того времени задавала статья Б. Дидриксона в журнале «Трезвость и культура» с весьма характерным названием «Пьяниц - к стенке!». Пред­лагаемые меры, помимо организации курсов агитаторов- пропагандистов, предполагали создание специальных дру­жин и отрядов «легкой кавалерии» по борьбе с пьянством. Не случайно председателем военной секции Всесоюзного совета противоалкогольных обществ был избран «главный кавалерист» страны С. М. Буденный.

Комсомольские и пионерские организации активно обсуждали меры по ликвидации пьянства в среде детей и молодежи. Так, еще в 1922 году комсомольцы Проле­

тарского завода в Петрограде организовали клуб, чтобы он «отвлекал молодежь от выпивки». Пьющие исклю­чались из комсомола, на заводах и фабриках устраива­лись показательные суды над пьяницами. Популярными были молодежные дискуссии на антиалкогольные темы.

Особенно усилилось участие молодежи в борьбе с пьян­ством во время культпохода ВЛКСМ. В 1928 году газета московских комсомольцев «Молодой ленинец» провела в 1928 году на своих страницах диспут на тему «Борьба с кружкой пива». В Ленинграде на заводе им. К. Маркса действовал постоянный молодежный семинар «Алкоголь и культурная революция». Во многих городах были соз­даны специальные антиалкогольные отряды молодежи: в Астрахани - по борьбе с шинкарством, в Сталинграде - с пьяным хулиганством, в Ленинграде - по борьбе за за­крытие винных магазинов. Весьма эффективной формой борьбы с пьянством были организуемые комсомольцами детские демонстрации под лозунгами: «Отец, брось пить», «Мы против пьяных отцов» и т. д. Определенную роль в антиалкогольной работе сыграли дома-коммуны, бытовые конференции. Еще до официального оформления Обще­ства передовая рабочая молодежь активно включилась в борьбу с пьянством, что способствовало оздоровлению ее собственного образа жизни.

XV съезд партии (декабрь 1927 г.), на котором был принят первый пятилетний план и взят курс на индустриа­лизацию страны, в числе важнейших задач, направленных на повышение культуры людей, переустройство их быта, укрепление трудовой дисциплины, рассматривал и вопро­сы борьбы с алкоголизмом. Наряду с государственными мерами по вопросам борьбы с алкоголизмом и пьянством в это время активизируется деятельность общественных ор­ганизаций. В мае 1927 года издается постановление ВЦИК и СНК РСФСР «Об организации местных специальных ко­

миссий по вопросам алкоголизма», в задачу которых вхо­дило вовлечение в противоалкогольную борьбу широких слоев рабочих и крестьян, изучение причин алкоголизма. Такие комиссии и комитеты стали создаваться во многих городах и крупных поселках.

В двадцатые годы были проведены сотни антиал­когольных демонстраций, митингов, маевок. Например, с 1923 по 1931 год в СССР проводился так называемый «детский поход на взрослых». К работе по воспитанию трезвого человека наши предшественники 20-х годов не подходили формально; использовалась: оригинальность, прямота, страстность и непреклонность, свойственные молодым. Детский поход против пьянства имел, конечно, двоякое значение: он воздействовал на взрослых и вместе с тем способствовал подготовке нового трезвого поколе­ния. Были и неувязки. Так, члены противоалкогольного общества резко критиковали (и пр авильно делали) широко известную в ту пору общественную организацию «Друг детей», которая использовала денежную прибыль от про­дажи вина и пива на оказание помощи детям.

Постановлением ВЦИК и Совнаркома РСФСР от 2 января 1928 года приготовление, хранение и сбыт само­гона, а также изготовление, хранение, сбыт и ремонт само­гонных аппаратов вновь запрещались, и за эти нарушения предусматривались административные наказания либо в виде штрафа до 100 рублей, либо в виде принудительных работ на срок до 1 месяца (2).

При обществе борьбы с алкоголизмом была сформи­рована юношеско-школьная секция. В 1928 году Всерос­сийское и Всеукраинское общества борьбы с алкоголиз­мом (29-30 ноября) объединились во Всесоюзный Совет противоалкогольных обществ (ВСПО) с участием более 100 делегатов, в их числе посланцев Украины, Азербайд­жана, Белоруссии, Туркмении. В состав ВСПО вошли представители ЦК ВКП (б), ЦК комсомола, Всесоюзного

центрального совета профсоюзов, наркоматов здраво­охранения РСФСР и Украинской ССР, Наркомата труда СССР, Высшего совета народного хозяйства СССР, Глав­политпросвета, Наркомпроса РСФСР и других учрежде­ний и организаций.

В январе 1928 года был организован радиомитинг «Профсоюзы в борьбе с пьянкой», а в Третьяковской гале­рее Общество и Наркомат просвещения провели широко распропагандированную антиалкогольную выставку (3).

Главполитпросветом в программу работы всех школ при клубах и домах культуры было введено преподавание основ антиалкогольной пропаганды. Вопросом изучения алкоголизма занялись многие научные учреждения, в том числе институт социальной гигиены и институт невроп- сихиатрической профилактики в Москве, патолого-нев­рологический институт, институт психиатрии и гигиены, институт гигиены и труда в Харькове, паталого-невроло- гический институт в Киеве, имеющий специальное отде­ление по противоалкоголизму, и другие. В Харьковском институте народного хозяйства профессор Ф. А. Несмелов в течение 1928/1929 года прочитал курс лекций по проти- воалкоголизму.

ОБСА провело также две лотереи. Мускулистая рука ударяет молотком по бутылке с водкой, во все стороны ле­тят осколки и брызги.

Этот выразительный рисунок помещен на билете Пер­вого Всероссийского книгорозыгрыша «Книга вместо вод­ки». В 1929 году было распространено два миллиона этих красивых черно-зеленых билетов достоинством 30 копеек каждый. Лозунг на билете призывал: «Долой алкоголизм!» А рекламная информация разъясняла: «Каждый сам вы­бирает себе книгу. Весь доход идет на культучреждения». В центре билета изображена стопка книг, и на развороте одной из них приведены слова В. И. Ленина: «Они (вод­ка и прочие дурманы) поведут нас назад к капитализму,

а не вперед к коммунизму». На оборотной стороне билетов напечатаны правила книгорозыгрыша. Сообщается, что выигрывает каждый билет этой лотереи! Размер выигры­ша - от 25 коп. до 20 руб. На эту сумму можно было выби­рать книгу, библиотечку или многотомное издание. Всего в октябре 1930 года разыграли литературы на 600 тыс. руб. (с миллиона выигрышей). На билетах имелась также ре­клама выходивших тогда журналов «Трезвость и культу­ра» и «Наши достижения».

Билет Первого Всероссийского книгорозыгрыша «Книга вместо водки».

Через три года состоялся Второй Всероссийский книгорозыгрыш Общества борьбы с алкоголизмом «За новый быт».

Билеты стоимостью в 50 коп. напечатаны были в два цвета - красно-коричневый и черный. В левом верхнем углу помещена эмблема общества: та же мускулистая рука, разбивающая молотком бутылку с водкой. По периметру билета - лозунг: «Шире развернем борьбу за оздоровление

культурно-бытовых условий трудящихся». На оборотной стороне билетов указывалось, что лотерея организуется ОБСА при участии книготоргового объединения и изда­тельства «Крестьянская газета». Тираж - 6 млн экз. Выи­грыш - от 75 коп. до 250 руб. на сумму 1 млн 998 тыс. руб. Обладатели «счастливых» билетов могли получить книги, учебники, плакаты, альбомы, портреты, ноты, периодиче­ские издания, подписки на газеты и журналы, а если это был крупный выигрыш, то и поездки в дома отдыха или на экскурсию. Выигрывались и различные музыкальные инструменты, радиоаппаратура.

Билет Второго Всероссийского книгорозыгрыша Общества борьбы с алкоголизмом «За новый быт».

В 1928 году было создано Алма-Атинское окружное общество по борьбе с алкоголем - трезвенническая обще­ственная организация в Казахстане. У нее были свои устав и оргбюро. Она ставила своей целью - изучить действие алкоголя на человека и общество, причины его распро­странения, разработать тактику борьбы с ним. По согла­сованию с органами здравоохранения устав предполагал организацию научного института, кабинетов, лаборато­

рии. Однако основная ставка была сделана на пропаган­дистскую работу. Общество использовало различные ее формы: организацию кружков, чтение лекций, проведе­ние бесед, вечеров-концертов, спектаклей любительских театров, издание книг, брошюр, организацию чайных без продажи алкоголя. Организация прекратила свое суще­ствование вместе с ликвидацией ВСПО в 1932 г. (4).

В 1929 году были приняты серьезные противоалко­гольные законы. Школьники устраивали митинги и де­монстрации. Они пикетировали в дни зарплаты проходные фабрик и заводов с плакатами: «Папа, принеси получку домой!», «Долой полку винную, даешь полку книжную!», «Мы требуем трезвых отцов!». Это принесло ощутимый эффект. Государство снизило производство алкогольных изделий. Стали закрываться точки торговли спиртным. На страницах «Известий» М. Г. Кржижановский заявил о том, что во второй пятилетке предлагается вообще не планиро - вать производство алкогольных изделий.

Примечательно постановление коллегии Наркомпро- са РСФСР от 23 апреля 1929 года, которое предусматрива­ло к новому учебному году закончить отработку плана и программы преподавания противоалкоголизма в школах первой и второй ступени, в педагогических и медицинских вузах, а также во всех техникумах и на специальных кур­сах. Решено было переиздать соответствующие учебники с добавлением основных сведений о вреде алкоголя. В пла­ны переподготовки учителей начальных школ на летних курсах были включены вопросы воспитания, трезвости. 15 августа 1929 года состоялась московская конференция пионеров вместе с Обществом борьбы с алкоголизмом, которая в своих решениях потребовала от своих старших товарищей и руководителей - комсомольцев - отказа от потребления алкоголя. Решили бороться с алкоголизмом родителей путем демонстраций, добиваться противоалко­гольного преподавания в школе.

Транспарант на тему борьбы с пьянством в колонне школьников на демонстрации в Москве 7 ноября 1928 года. Фотография. ЦГАКФД, № 252049.

Своего пика антиалкогольное движение достигло в 1928-1929 годах и было тесно связано с активной деятель­ностью «Общества борьбы с алкоголизмом», члены кото­рого смысл своей деятельности видели в том, чтобы «оно будоражило общественное мнение, создавало настроение в массе, проводило законы» (5). Организованная борьба совпала по времени со Всесоюзным комсомольским куль­тпоходом как в городе, так и в деревне.

Начатая в 1927 году активная деятельность Москов­ского общества борьбы с алкоголизмом привела к созда­нию ячеек в ряде промышленных центров страны (Мо­сква, Ленинград, Иваново-Вознесенск, Тула, Нижний Новгород, Свердловск, Саратов, Ярославль и др.), а также

в отдаленных районах РСФСР. И, как мы уже знаем, мест­ные ячейки общества объединились в республиканские, было создано Всероссийское противоалкогольное обще­ство - Общество борьбы с алкоголизмом (ОБСА) (1928), активно работали общества на Украине, в Белоруссии, Азербайджане, Туркмении.

Важным этапом в развитии противоалкогольного движения в стране явился первый пленум ВСПО, состояв­шийся 30 мая - 1 июня 1929 года. Пленум заслушал докла­ды «Основные вопросы борьбы с алкоголизмом в СССР» (Ю. Ларин) и «Вопросы алкоголизма и борьба с ним в пя­тилетке» (Э. И. Дейчман). В обсуждении докладов приня­ли участие представители РСФСР (Москва и область, Ле­нинград, Нижний Новгород, Калуга, Иваново-Вознесенск, Тула, Воронеж, Владимир, Сызрань, Рязань, Казань, Нов­город, Великие Луки, Севастополь, Сталинград); Украины (Киев, Харьков, Донбасс, Днепропетровск, Николаев, Чер­кассы, Херсон, Кременчуг, Мариуполь, Житомир); Бело­руссии, Азербайджана, Туркмении.

Пленум принял резолюции по вопросам: об админи­стративных ограничениях продажи алкогольных изделий, о лечебных учреждениях, противоалкогольной программе в пятилетке, новых методах работы по организационным вопросам. Отдельное постановление было принято сове­щанием врачей - членов Всесоюзного пленума.

В 1928-1929 годах против пьянства и алкоголизма взрослых было организовано силами общества трезвости около 200 детских демонстраций. В Перми, Сормове, Во­логде, а также во многих других городах и рабочих посел­ках прошли колонны детей с лозунгами: «Требуем трез­вых родителей!», «Вылить всю водку!», «Папа, не ходи в монопольку, неси деньги в семью!» и даже «Расстреливать пьяниц». Например, в Иркутске в такой демонстрации участвовало около 15 тыс. детей.

Решением Совета противоалкогольных обществ ор­ганизовывается противоалкогольная «киноэкспедиция» на Донбасс с кинопередвижками, передвижной выставкой, до­кладчиками. На протяжении месяца экспедиция посетила 28 рудников, провела там множество докладов и лекций, демонстрировала фильмы, в некоторых местах удалось ор­ганизовать ячейки общества трезвости.

Широко практиковалась организация антиалкоголь­ных конференций. Так, в Ленинграде проводились конфе­ренции «пьющей молодежи», «пьющих слесарей», «пьющих девушек», «пьющих сезонников» и т. п. Появляется новый способ борьбы с алкоголизмом - вызов через средства мас­совой информации тех, кто бросил пить, своим пьющим товарищам. В одном из приволжских сел крестьянин и ра­бочий заключили между собой «социалистический договор на трезвость». Условия договора были такие: если одна из сторон не сможет удержаться от выпивки, то другая обязана выплатить неустойку в виде покупки знамени для пионер­ского отряда стоимостью 15 рублей. Одной из форм борьбы была организация рабочими городов походов в деревни. Та­кие походы впервые были организованы в Рязани и Калуге. На Украине под Харьковом четыре деревни объединились в сельскохозяйственную артель имени «Общества борьбы за трезвость». Возникает на Украине первый в Советском Союзе театр антиалкогольной пропаганды. Он разъезжал по городам и рабочим поселкам Донбасса и, помимо анти­алкогольных спектаклей, проводил с посетителями беседы и лекции на антиалкогольные темы.

В Москве осенью 1929 года организовываются Цент­ральные курсы антиалкогольной пропаганды, которые одновременно могли посетить 60 активистов из числа ра­бочих и крестьян.

В качестве своих основных задач ВСПО ставило не просто трезвость, а «борьбу на производстве за промфин­

план, снижение брака, снижение прогулов, поднятие трудо­вой дисциплины», а также «борьбу за обобществление быта, стопроцентную грамотность, изживание различных пред­рассудков, за воспитание нового рабочего поколения» (6).

Для достижения этих целей основным средством считалось «поднятие трудовой энергии и переключение страсти к выпивке на выявление путем соцсоревнования и ударничества культурно-созидательных сил рабочего класса». Большой популярностью пользовались плакаты с призывом - «Не пей! С пьяных глаз ты можешь обнять своего классового врага!».

Важное значение имело созванное ВСПО 26 июня 1929 года совещание противоалкогольных обществ СССР, посвященное обсуждению работы советских органов в этой области. На совещании были обсуждены доклады «Роль потребкооперации в борьбе с алкоголизмом» (Центросо­юз СССР), «Промышленность безалкогольных напитков» (ВСНХ СССР), «Борьба с алкоголизмом в работе Нарком- здрава» (наркомздравы РСФСР и УССР). По всем докладам были приняты соответствующие резолюции.

Большое место в работе ВСПО занимала разработка проектов постановлений правительства: «О мерах огра­ничения торговли спиртными напитками», «О мерах осу­ществления борьбы с алкоголизмом», «О мерах в борьбе с шинкарством» (1929 г.). Много внимания общество уделяло вопросам антиалкогольного воспитания детей и подрост­ков, подготовки квалифицированных кадров пропаганди­стов, проведению антиалкогольных «недель» и «месячни­ков», организации выставок, конкурсов, походов, клубов, кинопередвижек, плакатов, публикации материалов в пе­риодической печати и др. Общество имело свой печатный орган - журнал «Трезвость и культура» (1928-1930 гг.); главный редактор - Б. М. Волин, ответственный секре­тарь - Э. И. Дейчман, члены редколлегии - A. M. Коровин, И. Д. Страшун, А. С. Шоломович (7).

В 1929 году в Москве вводится новый вид помощ­ников милиции для оказания помощи в антиалкогольной борьбе - «общественный наблюдатель по алкоголизму». На эти должности выдвигались передовики из числа ра­бочих, и они должны были состоять в Обществе борьбы с алкоголизмом. Им выдавались специальные мандаты, которые наделяли их полномочиями, раньше принадле­жавшими только органам милиции. Таким наблюдателям было разрешено после проведенной проверки составлять протоколы на все общественные, государственные и ко­оперативные заведения, в своей деятельности допускав­ших какие-либо нарушения противоалкогольных правил, которые издав ались местными Советами. К примеру, про­дается водка в столовых общественного питания или пиво в рабочих клубах, вино «в местах массовых рабочих про­гулок». При выявлении подобных нарушений на прови­нившихся накладывался штраф в размере до 100 рублей. Широко был распространен еще один вид антиалкоголь­ной деятельности, так называемое «шефство над пьющи­ми». Сюда входили: воздействие через стенгазету, обще­ственные выговоры, специальные собеседования, выдача зарплаты в известных пределах не самому пьющему, а его семье, направление в диспансер и т. п. Организованные дружины «по борьбе с шинкарством и пьянством» всех, кто появлялся на работе в нетрезвом виде, фотографирова­ли, а их фотографии вывешивали на видном месте. Необ­ходимо отметить тот факт, что члены общества трезвости агитировали за передачу церквей, мечетей и синагог под клубы и кинотеатры. Проводились соревнования «Обще­ства трезвости» на предприятиях, кто привлечет больше новых членов и организует подписку на журнал «Трез­вость и культура» (8).

В первый же год работы Общества было создано более 150 местных отделений, члены которых изучали вопросы наркотизма и борьбы с ним, организовывали лекции, докла­

ды и митинги на антиалкогольные темы. Кроме того, Обще­ство организовало и провело более 100 специальных улич­ных шествий и около 60 рабочих конференций. Это было вполне обосновано, так как к моменту создания ОБСА мест культурного отдыха в стране было в три раза меньше, чем мест продажи спиртных изделий (9).

Общество добилось официального принятия По­становления СНК РСФСР от 29 января 1929 года о за­прещении открывать новые торговые точки по продаже водки, торговать ею в праздничные и предпраздничные дни, в дни зарплаты и в общественных местах, продавать спиртное несовершеннолетним и пьяным, а также вести трезвенническую пропаганду. Однако показательно то об­стоятельство, что в 1929 году в Ленинграде власти разгро­мили трезвенническую группу чуриковцев, четверть чле­нов которой составляли молодые ленинградские рабочие и которая пользовалась большой популярностью в среде рабочего класса. На предприятиях члены Общества выпу­скали листовки с фотографиями пьяниц и с карикатурами на них, устраивали производственные суды. Были даже организованы конкурсы на «непьющее предприятие», вы­пускались специальные «Боевые сводки против водки». В общем, все напоминало очередной «фронт» советской вла­сти против внутреннего врага (10).

В январе 1928 года был организован радиомитинг «Профсоюзы в борьбе с пьянкой», а в Третьяковской га­лерее Общество и Наркомат просвещения провели широ­ко распропагандированную антиалкогольную выставку. Журнал «Трезвость и культура» публиковал официаль­ные материалы, но обложку использовал для политически злободневных лозунгов. Так, на обложке второго номера журнала за 1929 год сообщалось, что «190 000 квартир можно было построить или 720 000 тракторов можно было купить на те деньги, которые были пропиты в СССР в 1927 году».

Важнейшей частью антиалкогольной кампании стал плакат, который связывал искоренение пьянства с завер­шением культурной революции и с повышением культур­ного уровня населения. Эти представления наиболее ярко и оптимистично выразил В. Дени в плакате «Долбанем!» (1929). Тогда же появились плакаты, противопоставляв­шие употре блению алкоголя культурный досуг: «Книга вместо водки», «Кто умен, а кто дурак! Один за книгу, другой - в кабак» и другие. Плакат осуждал пьянство на бытовом уровне. С призывом не пить на плакатах обраща­лись к отцам дети (например, Д. Буланов «Папа, не пей!»), а тексты делали упор на сознательность: «Помни, когда ты пьешь, твоя семья голодает». В подобных произведениях зачастую формировался образ пьяницы - человека опу­стившегося и страшного (Лебедев К. «Такой отец - губи­тель нашей семьи»).

Отряды «легкой кавалерии» стали закрывать питей­ные заведения, но к 1930 году кампания государственной борьбы с пьянством в основном выдохлась. Появились пер­вые наркологические диспансеры, но работа, для которой требовались квалифицированный персонал и лекарства, проводилась слабо и эпизодически. В итоге медицина все больше уступала место политическим судам ОБСА. Судя по всему, это все была не борьба за трезвость, а «борьба с пьянством», то есть против последствий, и именно поэто­му была малоэффективна. Лозунги были направлены не на трезвость, а против пьянства. Хотя закрытие пивзаводов - это хорошо (реальная работа против доступности) (11).

Однако планы первых пятилеток надолго похоронили идею всеобщей трезвости. С одной стороны, расширение продажи спиртных изделий стало важным внутренним ис­точником поступления средств на нужды форсированной индустриализации (в 1929 г. стране впервые был спущен план по водке), а с другой - спаивание народа позволя­ло сохранять бездефицитный бюджет (12). Стремительно

ликвидировалась неграмотность, в 1930 году было введе­но всеобщее начальное образование. За годы I пятилетки в стране обучилось грамоте 45 млн человек. Возникла ши­рокая сеть библиотек, читален, клубов, театров, музеев и других культурных центров. В августе 1928 года в Москве была проведена Первая Всесоюзная спартакиада, поло­жившая начало массовому физкультурному движению. В сентябре 1930 года И. В. Сталин писал председателю СНК СССР В. М. Молотову: «Нужно, по-моему, увеличить (елико возможно) производство водки. Нужно отбросить ложный стыд и прямо, открыто пойти на максимальное увеличение производства водки» (13). После таких - раз­умеется, секретных - решений любые попытки развития трезвенного движения были обречены.

После принятия политических решений о сверты­вании нэпа накал на фронте антиалкогольных битв резко пошел на убыль. Сначала власти поддержали задуманную ОБСА кампанию по закрытию пивных и винных лавок в Ленинграде в 1931-1932 годах, но уже в сентябре 1932 года Ленинградский облисполком направил в адрес районных исполкомов секретное предписание заранее согласовы­вать с ним все подобные случаи. Еще через год областные власти приняли решение об открытии новых винных ла­вок для усиления реализации водочных изделий. В апре­ле 1932 года прекратило свою деятельность и «Общество по борьбе с алкоголизмом» как мешавшее «добыванию» средств на индустриализацию, а вместо него возникло бо­лее аморфное движение «За здоровый быт». Были закрыты издаваемые в Москве и Харькове журналы «Трезвость и культура» и «За трезвость», фактически полностью пре­кращена антиалкогольная пропаганда, перестали публи­коваться сведения и статистические данные о распростра­нении пьянства в стране (14).

В начале 30-х годов официальная государственная антиалкогольная политика резко изменила свой курс. Ру­

ководством страны было дано указание, что необходимо перейти от «узкой антиалкогольной работы к развернутой борьбе по оздоровлению бытовых условий». Тогда приво­дилось разъяснение, что «разрешение проблемы пьянства и алкоголизма произойдет само собой по мере роста благосо­стояния и культуры людей, поскольку при социализме нет почвы для этих буржуазных пережитков» (15). Трудно ска­зать, кто был автором такой инициативы, возможно и сам «отец народов», но в его официальных трудах отсутствуют какие-либо указания по этой проблеме.

Согласно постановлению НКВД РСФСР от 26 апреля 1930 года, упразднялось Противоалкогольное общество РСФСР, и его преобразовали в Московскую областную организацию. Несколько позднее, в апреле 1932 года, все «Общества по борьбе с алкоголизмом» объединяют с об­ществом «Долой безграмотность» и «Союзом безбожни­ков», дав этому объединению новое название - «За здоро­вый быт». Новым лозунгом дня стали слова тогдашнего наркома пищевой промышленности СССР А. И. Микояна: «Какая же это будет веселая жизнь, если не будет хватать хорошего пива и хорошего ликера?» (16).

К сожалению, с 1932 года трезвенническое движение в СССР практически прекратило свою деятельность. Пе­ред войной исследования по детской и подростковой алко­голизации были сведены к нулю и возобновились только в 60-х годах. В основном это были клинические исследо­вания, в которых либо представлялись отдельные случаи алкоголизма у детей и подростков, либо описывались осо­бенности течения, формирования и проявления алкого­лизма в детском или подростковом возрасте.

Третья попытка народа сбросить с себя алкогольное ярмо закончилась к 1933 году упразднением «Общества борьбы с алкоголизмом», закрытием журнала «Трезвость и культура», позиция которых на страницах центральной печати была названа «узкотрезвеннической, не соответ­

ствующей своеобразию текущего момента». Многие орга­низаторы и активисты антиалкогольного движения были репрессированы и отправлены за решетку. К началу Вели­кой Отечественной войны потребление алкоголя выросло до двух литров абсолютного спирта на душу населения в год. В войну появились наркомовские 100 граммов. Актив­но стали спиваться бойцы, пришедшие в армию из деревни, где не пили так, как это делали в городе. А вот в деревне, не оккупированной врагом, в годы войны пили намного меньше, чем перед войной, война скорее отрезвила сель­ского жителя, чем споила. В этом серьезную роль сыгра­ло трезвенническое движение, оно как бы пролонгировало трезвость в народе на десятилетия вперед.

В 1932 году, спустя семь лет после введения винной монополии, уровень душевого потребления алкогольных изделий равнялся в стране 1,04 литра, а в 1950 году через 25 лет после отмены «сухого закона» он составлял около 1,85 литра, т. е. был в два с половиной раза ниже, чем в 1913 году.

Таким образом, сделаем некоторые выводы по третье­му трезвенническому движению в нашем Отечестве:

1. Главный лозунг третьего трезвеннического движе­ния был: «Алкоголизм и социализм не совместимы».

2. Обществом борьбы с алкоголизмом, а затем и Все­союзным советом противоалкогольных обществ СССР была поставлена ясная, четкая, материалистическая цель: утверждение в СССР полной трезвости.

3. Целью антиалкогольной агитации должно стать распространение трезвости (как одного из элементов) куль­турной жизни.

4. Утверждалось, что алкоголизм создается «массо­вым» употреблением алкоголя, а не только так называемым злоупотреблением пьянства.

5. Позднее эта цель была объявлена узкотрезвенни­ческой, вместо нее предложили широкую и туманную -

выполнение «указания товарища Сталина об улучшении культурных и бытовых условий трудящихся масс». «Но­ваторы» решили уничтожить пьянство путем борьбы с клопами, вшами, грязью, плохой постановкой обществен­ного питания.

6. Везде и всюду присутствов ало ошибочное объяс­нение вытеснения самогона выпуском водки.

7. Преподносился ошибочный источник дохода - водка. Возрождалась пьяная экономика.

8. Правильный лозунг агитации «Алкоголизм и со­циализм не совместимы», к сожалению, подменили лож­ным: «Борьба за новый быт решает успех борьбы с алкого­лизмом. Если мы сумеем рабочему дать хорошее жилище, улучшить бытовое обслуживание, организовать детские сады и площадки, наладить общественное питание, то пьянству неминуемо придет конец».

9. Третий этап трезвеннического движения, к сожале­нию, выиграли спаиватели. Они возродили так называемую теорию культурного пития и в ее рамках борьбу за трез­вость подменили на борьбу с пьянством и алкоголизмом.

10. Многие организаторы и активисты третьего трез­веннического движения были репрессированы и отправ­лены за решетку.

11. Но трезвость и трезвенническое воспитание моло­дежи сказывались еще очень долго. Во всяком случае, в Ве­ликую Отечественную войну мы вошли практически трез­вым народом. И выиграл войну трезвый советский народ.

<< | >>
Источник: Маюров А.Н.. Борьба с пьянством в России с древних времен до наших дней / Сост., предисл., примем. А. Н. Маюрова / Отв. ред. О. А. Платонов. — М.: Институт русской цивилиза­ции,2016. — 880 с.. 2016

Еще по теме Глава 2 БОРЬБА С ПЬЯНСТВОМ в 1920 -е годы:

  1. Маюров А.Н.. Борьба с пьянством в России с древних времен до наших дней / Сост., предисл., примем. А. Н. Маюрова / Отв. ред. О. А. Платонов. — М.: Институт русской цивилиза­ции,2016. — 880 с., 2016
  2. Глава 1. ЛИТЕРАТУРНЫЙ ОБЗОР
  3. Глава I. ОПТИЧЕСКИЕ АНОМАЛИИ В КРИСТАЛЛАХ.
  4. Глава 5. ПРОМЫШЛЕННАЯ АПРОБАЦИЯ РЕЗУЛЬТАТОВ
  5. Глава 2. Материалы, оборудование и методики исследования
  6. ГЛАВА 2. ОЦЕНКА СИСТЕМЫ ПЕРСОНАЛЬНЫХ ФИНАНСОВ РОССИИ
  7. ГЛАВА 2. СИНТАКСИС КАК СОДЕРЖАТЕЛЬНАЯ СОСТАВЛЯЮЩАЯ ТЕКСТА
  8. ГЛАВА 4. РАЗРАБОТКА АЛГОРИТМА ОПТИМИЗАЦИИ ЖЕЛЕЗОБЕТОННЫХ ПЛИТ
  9. ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ РАЗВИТИЯ ПЕРСОНАЛЬНЫХ ФИНАНСОВ
  10. ГЛАВА 3. ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНО-ТЕОРЕТИЧЕСКОЕ ОБОСНОВАНИЕ РАЗРАБОТАННЫХ АЛГОРИТМОВ РАСЧЕТА ПЛИТ
  11. Глава I. Правовая сущность и значение производства в суде надзорной инстанции
  12. ГЛАВА 2. ПРАВОВЫЕ ОСОБЕННОСТИ СПЕЦИАЛЬНЫХ ФУНКЦИЙ БАНКОВ В НАЛОГОВЫХ ПРАВООТНОШЕНИЯХ
  13. ГЛАВА 3. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ МОДЕРНИЗАЦИИ СИСТЕМЫ ПЕРСОНАЛЬНЫХ ФИНАНСОВ РОССИИ