<<
>>

§1.Теоретические основы правового регулирования благотворительной деятельности в сфере сохранения историко­культурного наследия

Исследование вопросов благотворительной деятельности в сфере охраны памятников архитектуры, сохранения исторического и культурного наследия народов России должно опираться, во-первых, на современную юридическую методологию, во-вторых, на четкое понимание используемых в работе базовых терминов.

Сегодня юридическая наука располагает возможностью развития в условиях методологического плюрализма, что позволяет исследователю выбирать тот научный инструментарий, который в наибольшей степени отвечает задачам исследования.

При этом ученые подчеркивают важность методологии, которая, согласно современным воззрениям, не просто позволяет рассмотреть изучаемый объект подробно и обстоятельно, но и «задает онтологию как картину бытия объекта».[10]

В контексте историко-правового исследования вопросов благотворительности и охраны историко-культурного наследия важное значение имеют достижения немецкой исторической школы права. Эта школа в лице своих основоположников Г. Гуго, Ф. Пухта и К. Савиньи рассматривала право как порождение «народного духа», призывая обращать особое внимание на правовые обычаи и исследовать историю развития тех или иных правовых институтов. Именно эта школа привела к активному развитию историко-правовой науки. Под влиянием ее идей стала очевидной

мысль, высказанная П.И. Новгородцевым: «Чтобы удовлетворять научным требованиям, разработка права должна опираться на ясное представление о его истории и источниках и стремиться к сведению изучаемого материала в систематическое целое».[11]

Но сегодня историко-правовая наука претерпевает существенные трансформации, так как начинает воспринимать те идеи, которые пришли в юриспруденцию из других наук, вступивших в новый, постклассический этап развития.

Во-первых, это идея антропоцентризма, которая активно развивается в рамках социологической юриспруденции. Современная юриспруденция все больше значения придает человеку, который является субъектом права и в этом качестве оказывает влияние на все правовые процессы и явления. Именно действиями человека реализуются все нормы права, воплощаются в жизнь правовые предписания, и это делает право и правовое регулирование действенным и эффективным.

Во-вторых, становится очевидно, что невозможно полностью перевести прошлое на современный язык.[12] Любые исторические события несут на себе отпечаток личности современного интерпретатора. Мы оцениваем прошлое с современных позиций, с того уровня знания и понимания, который достигнут сегодня. В итоге любые научные оценки отличаются определенной степенью субъективизма.

В-третьих, историко-правовая наука развивается не изолированно от иного научного знания, в результате чего она не может не оперировать социологическими категориями, такими, как общество, государство и даже право. В то же время использование этих категорий в историко-правовых исследованиях должно осуществляться с учетом специфики данного

научного направления, подчиняться тем правилам, которые выработала юридическая наука за время своего существования.

Последний тезис порождает необходимость обращения к такому направлению в научном юридическом познании, как социологическая юриспруденция, представляющая собой влиятельное научное направление, которое активно развивалось и продолжает развиваться как в континентальной Европе, где одним из видных его представителей был О. Эрлих, так и в Соединенных Штатах Америки, где это направление развивалось под руководством Р.

Паунда. В нашей стране сторонником данной научной школы был С.А. Муромцев, а сегодня к ее представителям относится, например И.Л. Честнов.

Социологическая школа права смещает акцент в правоведении с норм права на правоотношения. Право попадает в контекст обусловленности социальной реальностью. Центральное звено правоотношения - это субъект права, который, в свою очередь, будет испытывать воздействие множества социальных факторов. Субъект права детерминирован теми общественными отношениями, в которых он участвует. Эти отношения во многом и определяют действия субъекта в правовом пространстве. Воплощаясь в действиях субъекта, право из формального становится реальным, «живым».

Для сторонников социологического подхода право - это не формально закрепленная воля государства, а то, что реально влияет на поведение субъектов правоотношений[13].

Социологическое правопонимание получило «второе дыхание» в связи с развивающимся в рамках него антропоцентризмом.

По мнению В.П. Малахова, антропологический подход в праве обладает целым рядом достоинств. К их числу ученый относит следующие:

1) антропология способствует последовательному и адекватному развитию теории права;

2) антропологический подход способствует гуманизации права и государства;

3) антропологический подход опирается на индивидуально воспринимаемую реальность права и государства;

4) антропологический подход способствует принятию оптимальных решений на основе целостного опыта бытия социума;

5) антропологический подход позволяет сформировать

14 теоретическую основу для деидеологизации юридической науки.

Применяя сказанное к методологическому обоснованию изучения вопросов истории благотворительности в сфере сохранения историко­культурного наследия, отметим, что современный антрополого­социологический подход к праву представляется весьма перспективным.

Во-первых, благотворительная деятельность по охране историко­культурного наследия в наибольшей степени детерминируется субъективными факторами, теми ментально-психологическими установками, которые воздействуют на субъект этой деятельности. Именно личностный фактор, господствующий в благотворительности и определяющий ее мотивы, делает антропологическую методологию практически незаменимой для исследования.

Во-вторых, благотворительная деятельность осуществляется в социальной сфере общества, что позволяет отдавать приоритет именно социальным факторам. Развивающиеся общественные отношения определяют степень потребности в благотворительности, в развитии отдельных ее направлений, именно они детерминируют и специфику [14]

законодательства о благотворительности. Проявляющийся на определенном этапе общественного развития интерес к сохранению историко-культурного наследия обусловлен исторической памятью народа и ее значением для цивилизационного развития; этот интерес социален по своей природе.

В-третьих, использование социологического подхода позволяет использовать анализ правоприменительной практики в сфере благотворительности в качестве критерия эффективности благотворительного законодательства рассматриваемого периода и его влияния на практическую охрану историко-культурного наследия. В этом отношении вполне можно согласиться с позицией Л.Е. Лаптевой, которая пишет: «История говорит о том, что в конечном счете ключевым условием эффективности закона становится адекватная правоприменительная практика».[15]

В-четвертых, благотворительная деятельность по сохранению историко-культурного наследия антропоцентрична по своей сути.

Она создает то историко-культурное пространство, которое обусловлено не только внешними носителями, такими, как музеи, храмы, библиотеки с редкими книгами и рукописями, но и внутренним состоянием общества и каждого конкретного индивида, являющегося носителем исторической памяти, выполняющей связующую роль между людьми.

Если мы наполняем право и правое регулирование антропологическим компонентом, то вся система правового регулирования благотворительной деятельности наполняется новым гуманистическим содержанием. С одной стороны, подчеркивается роль человека как субъекта благотворительной деятельности, который прилагает целенаправленные, систематические усилия по сохранению имеющегося культурно­исторического наследия.

С другой стороны, в число объектов культурно-исторического наследия, которые требуют сохранения при участии благотворительных обществ и структур, попадают также люди как носители культурных ценностей и исторических традиций. Без такого наполнения само сохранение историко-культурного наследия теряет смысл, так как оно осуществляется именно для людей и подразумевает, в первую очередь, сохранение и использование имеющегося человеческого потенциала, всего многонационального народа Российской Федерации, обладающего богатыми историко-культурными традициями.

Применяя изложенные позиции для анализа благотворительной деятельности в сфере сохранения историко-культурного наследия, можно обосновать следующие концептуальные подходы.

1) Благотворительность в сфере охраны историко-культурного наследия представляет собой не только деятельность соответствующих обществ, учреждений и структур, это, прежде всего, конкретные люди, которые занимались определенной деятельностью на основе соответствующего законодательства; именно правосознание субъектов благотворительной деятельности определяло особенности реализации законодательства о благотворительности на практике. Эти люди, которые становились меценатами или организовывали благотворительные общества, могли руководствоваться различными мотивами, в зависимости от личных предпочтений они выбирали ту или иную область историко-культурного наследия как предмет благотворительности: они могли финансировать охрану и восстановление архитектурных памятников, становились собирателями редких книг, картин или предметов старины, передавая затем собранные коллекции своему городу, и т.д.

2) исследование законодательства о благотворительности в сфере сохранения историко-культурного наследия не должно ограничиваться лишь анализом соответствующих статей нормативных правовых актов.

Основное внимание следует сосредоточить на анализе конкретных правоотношений в сфере такого рода благотворительности, что можно сделать с использованием конкретных ситуаций из исторического прошлого, а также данных, в том числе социологических, о конкретной и реальной благотворительной деятельности, направленной на сохранение историко-культурного наследия;

3) конкретное содержание благотворительной деятельности по сохранению историко-культурного наследия находило отражение в действиях субъектов этой деятельности, которая, в свою очередь, определялась как рамками действовавшего законодательства, так и психологически мотивированной личностной сферой этих субъектов. В основе соответствующих ментальных установок тех лиц, которые посвящали свою жизнь сохранению историко-культурного наследия, лежали индивидуальные предпочтения, в силу которых эти лица и избирали конкретные сферы приложения своих благотворительных усилий. В то же время имела значение и целенаправленная государственная политика по формированию в разных слоях общества понимания важного значения исторического и культурного наследия и необходимости его сохранения.

Важнейшим фактором благотворительной деятельности по сохранению историко-культурного наследия выступал человеческий фактор. Именно человеческий гуманистический ресурс как основная движущая сила данного рода деятельности фактически пронизывал собой все формы активности в сфере сохранения историко-культурного наследия. Он явно проявлял себя и в градостроительстве, и в реконструкции старинных церквей и иных зданий, и в собирании старинных книг и картин. Нормы соответствующего законодательства, регулировавшего деятельность по сохранению историко-культурного наследия, в реальной жизни реализовывали конкретные люди, от которых и зависела в конечном итоге деятельность и степень ее успешности.

Анализ законодательства, которое регулировало благотворительную деятельность по сохранению историко-культурного наследия в Российской империи, следует основывать на тех подходах, которые выработаны по отношению к основным понятиям. Без правильного понимания соответствующей терминологии невозможно адекватно оценить направленность и эффективность правового регулирования.

Благотворительная деятельность по сохранению историко­культурного наследия представляет собой часть благотворительности как более общего понятия.

Само слово благотворительность этимологически восходит к старославянскому языку, в котором встречались слова «благо», «благодеяние».[16]

В Толковом словаре живого великорусского языка В. Даля написано, что благотворить - значит делать добро, а благотворительность - свойство благотворящего. Благотворителем называют того, кто готов делать добро, помогать бедным.[17]

С.И. Ожегов в Словаре русского языка трактует благотворительность как «оказание частными лицами материальной помощи бедным из милостыни»[18].

Современное определение благотворительной деятельности дано в Федеральном законе от 11.08.1995 № 135-ФЗ "О благотворительной деятельности и добровольчестве (волонтерстве)." Под благотворительной деятельностью в этом законе «понимается добровольная деятельность граждан и юридических лиц по бескорыстной (безвозмездной или на

льготных условиях) передаче гражданам или юридическим лицам имущества, в том числе денежных средств, бескорыстному выполнению работ, предоставлению услуг, оказанию иной поддержки».[19]

Ученые, которые изучают феномен благотворительности в исторической ретроспективе, высказывают разные подходы к определению рассматриваемого понятия. Например, С.В. Пашенцева пишет, что благотворительность - это нравственно обусловленная и гуманистически ориентированная деятельность, которая определяется пространством реализации потребностей человека.

По нашему мнению, это определение необходимо дополнить, так как оно не раскрывает всего содержания и специфики благотворительной деятельности.[20] Для более точного понимания исторического смысла благотворительности необходимо обратиться к пониманию этого термина в рассматриваемый период, то есть в России XVIII - начала XX века. В связи с этим, представляет интерес позиция, которая была высказана в 1885 г. на страницах журнала «Детская помощь» М.М. Шпилевским, который писал, что благотворительность - это деятельность, которая направлена на оказание помощи бедным, и которая делится на публичную и частную, на обязательную и добровольную.[21]

Суммируя высказанные позиции, отметим те признаки, которыми обладает благотворительная деятельность. К ним можно отнести следующие:

- добровольность;

- безвозмездность;

- непосредственная связь с оказанием материальной или организационной поддержки;

- мотив гуманизма;

- социально полезные цели;

- отсутствие прямого участия государства.

Заметим, что участие государства превращает благотворительность в систему социальной помощи населению. Что касается собственно благотворительной деятельности, то государство создает для нее благоприятные условия, определяет законодательные рамки, косвенно поощряет, но само непосредственного участия в благотворительных мероприятиях не принимает.

Отметим, что процитированные выше позиции основаны на понимании благотворительности как помощи бедным. Такое понимание является господствующим, но представляется зауженным. По нашему мнению, благотворительную деятельность нужно трактовать более широко, выходя при этом за рамки помощи бедным и опираясь на все те признаки, которые характерны для благотворительности в ее сущностном понимании. Именно такая трактовка представляется необходимой для того, чтобы включить в состав благотворительности и деятельность по сохранению историко-культурного наследия, которая осуществляется частными лицами и негосударственными структурами.

Главное, из чего следует исходить при оценке как благотворительной, так и иной деятельности - это ее цели. Любая деятельность связана с целеполаганием, и именно цель позволяет судить о характере конкретной деятельности и ее общественной полезности.

Цель благотворительной деятельности - оказание бескорыстной помощи. Эта помощь влечет за собой позитивные социальные последствия.

Деятельность по сохранению историко-культурного наследия имеет такие последствия, как создание исторически обусловленного социального пространства, обладающего гуманистическим и воспитательным потенциалом. Она сохраняет не только сами исторические и культурные объекты, но и формирует преемственность поколений, культурное пространство, духовную сферу общества.

В связи с этим предлагаем авторское определение благотворительной деятельности по сохранению историко-культурного наследия как добровольной безвозмездной деятельности частных лиц и негосударственных структур, направленной на охрану, восстановление и сбережение объектов историко-культурного наследия:

1) памятников археологии, архитектуры и градостроительства;

2) памятников книгопечатания и летописания;

3) произведений изобразительного искусства и ваяния;

4) национальной системы образования;

5) культурно-исторических традиций и обычаев народа.

При таком широком понимании благотворительной деятельности в нее вполне можно включать деятельность по сохранению историко- культурного наследия, в том случае, если такая деятельность осуществляется добровольно и бескорыстно, не государством, а гражданами и общественными организациями, а также юридическими лицами.

Любая благотворительная деятельность ориентирована на людей, на многонациональный российский народ, и в этом отношении сохранение культурно-исторического наследия занимает в такой деятельности очень важное место.

Это будет соответствовать действующему законодательству, в частности, Федеральному закону от 11.08.1995 N 135-ФЗ (в ред. от 05.05.2014) "О благотворительной деятельности и благотворительных организациях" (с 1 мая 2018 г. название закона изменено - он называется

Федеральным законом «О благотворительной деятельности и добровольчестве (волонтерстве)»).[22]

П. 1 ст. 2 указанного закона в качестве одной из целей благотворительной деятельности называет «охрану и должное содержание зданий, объектов и территорий, имеющих историческое, культовое, культурное или природоохранное значение, и мест захоронения»[23].

Таким образом, деятельность по охране памятников истории и культуры, если она осуществляется добровольно и безвозмездно, и с правовых, и с доктринальных позиций вполне может рассматриваться как благотворительная деятельность.

Следует сопоставить понятие благотворительности и меценатства.

Основы законодательства Российской Федерации о культуре ставят понятия «благотворительность», «меценатство» и «спонсорство» в один

24

ряд, трактуя как равнозначные.[24]

В «Положении о Государственной премии Российской Федерации за выдающиеся достижения в области правозащитной деятельности и Государственной премии Российской Федерации за выдающиеся достижения в области благотворительной деятельности», которое утверждено Указом Президента России от 30.09.2015 № 491, в один ряд поставлены термины «благотворительность», «меценатство» и «волонтерство».[25]

В.И. Журавлев в исследовании конституционных основ политики государства в сфере благотворительности рассматривает меценатство как одно из проявлений благотворительности, наряду с волонтерством.[26][27]

И.А. Кеня, исследуя историю развития благотворительности в Российской империи, напротив, в некоторой степени противопоставляет благотворительность и меценатство, по крайней мере, разграничивая эти

27

понятия.

В научной и художественно-публицистической литературе сложилось понимание мецената как богатого покровителя искусства. Примерно в том же ключе раскрывается термин «меценат» в Российском гуманитарном энциклопедическом словаре.[28][29]

В современных условиях получил распространение такой термин, как спонсорство, сформулирован набор отличий спонсорства от благотворительности. Они отличаются, прежде всего, своими целями. Спонсорство направлено, в первую очередь, на улучшение имиджа самих спонсоров, привлечение к ним позитивного внимания со стороны широкой общественности. В качестве дополнительного стимула могут выступать налоговое льготы, что представляется немаловажным с экономической

29

точки зрения.

По мнению И.Е. Соловьевой, именно бескорыстие отличает благотворительность и меценатство от спонсорства, объединяя первые два из названных видов деятельности. Автор подчеркивает «неразрывность»

благотворительности и меценатства.[30] Стоит согласиться с цитируемым автором в том, что благотворительность и меценатство являются сходными в социальном отношении явлениями, но при этом благотворительность представляет собой более широкое понятие, а меценатство - более узкое, так как фактически оно ограничивается сферой искусства. Меценатство всегда публично, о нем известно, а благотворительность может быть и тайной, что отвечает ее изначальному христианскому смыслу.

В соответствии с вышеназванным Федеральным законом добровольцы (волонтеры) - это граждане, осуществляющие благотворительную деятельность в форме безвозмездного труда в интересах благополучателя, в том числе в интересах благотворительной организации, которая может оплачивать командировочные расходы добровольцев, затраты на транспорт и другие. Меценат - это человек, способствующий на безвозмездной основе развитию культуры, науки, искусства, оказывающий материальную помощь из личных средств. Спонсор - это частное лицо или организация, финансирующая какое-либо мероприятие, как с целью его поддержки, так и для рекламы собственной деятельности. Филантроп - это приверженец человеколюбия, покровитель нуждающихся, благодетель, проявляющий заботу об участи человечества. Эти понятия представляют определенные направления, разновидность благотворительной деятельности, в том числе и по сохранению историко-культурного наследия.

В целом, по нашему мнению, благотворительность может использоваться как обобщающее понятие, по крайней мере, применительно к рассматриваемому в работе периоду. Используя при проведении исследования понятие «благотворительная деятельность», мы включаем в него все те понятия, которые выступают составными частями данной деятельности: меценатство, волонтерство, спонсорство и т.д. Такое

обобщение представляется методологически оправданным для достижения целей исследования, оно позволяет рассматривать все проявления благотворительной деятельности по сохранению историко-культурного наследия комплексно в единстве всех составных частей.

Таким образом, представляется возможным рассматривать добровольную деятельность по сохранению объектов историко-культурного наследия в период Российской империи именно как благотворительную деятельность, которая в основе своей имела гуманистические и социально полезные мотивы и осуществлялась выдающимися представителями российского общества.

Далее необходимо выяснить, что означает термин «историко­культурное наследие».

Прежде всего, будем опираться на действующее законодательство, в частности, на нормы Федерального закона от 25.06.2002 № 73-ФЗ (в ред. от 29.12.2017) "Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации".[31] В свою очередь, этот закон опирается на Конституцию Российской Федерации, которая в п. 3 ст. 44 устанавливает обязанность каждого заботиться о сохранении исторического и культурного наследия, беречь памятники истории и культуры.

Указанный закон, равно как и Конституция, фактически устанавливают тождество между понятиями «историко-культурное наследие» и «памятники истории и культуры».

К объектам культурного наследия (памятникам истории и культуры) рассматриваемый Федеральный закон относит «объекты недвижимого имущества (включая объекты археологического наследия) и иные объекты с исторически связанными с ними территориями, произведениями живописи, скульптуры, декоративно-прикладного искусства, объектами науки и техники и иными предметами материальной культуры, возникшие в

результате исторических событий, представляющие собой ценность с точки зрения истории, археологии, архитектуры, градостроительства, искусства, науки и техники, эстетики, этнологии или антропологии, социальной культуры и являющиеся свидетельством эпох и цивилизаций, подлинными источниками информации о зарождении и развитии культуры».[32]

Федеральный закон подразделяет все объекты культурного наследия на следующие виды: памятники, ансамбли, достопримечательные места, при этом законодатель конкретизировал, что входит в каждый из этих видов.

Авторы комментария к указанному закону отмечают, что объекты культурного наследия подразделяются в соответствии с их видовым предназначением на памятники истории, памятники археологии, памятники

33 градостроительства и архитектуры, памятники искусства.[33]

В период Российской империи отсутствовал единый легальный подход к пониманию терминологии, связанной с историко-культурным наследием и его объектами. В связи с тем, что законодательство по данному вопросу не было систематизировано и состояло из набора отдельных правовых актов, принятых по различным поводам и в разное время, употреблялись самые разные понятия: старинные редкости, диковинные вещи, древности и т.д.[34]

Анализ правовых актов восемнадцатого столетия показывает, что в тот период не существовало никакого обобщающего понятия, связанного с историко-культурным наследием, а в нормативных актах встречалось лишь

простое перечисление различного вида предметов древности, которые предлагалось беречь и охранять.[35]

Анализ нормативных правовых актов периода Российской империи показывает, что в качестве предметов охраны, имевших историко­культурное значение, в них упоминались старинные вещи, грамоты, рукописные книги, а затем и памятники архитектуры, как церковные, так и светские. Но общего термина, объединявшего эти предметы на основе единого характеризующего их признака, так и не появилось.

Ситуация в этом отношении улучшилась только в советский период, когда было сформировано целостное законодательство о культуре и в нем получили закрепление основные понятия, необходимые для правового регулирования.

В связи с этим для историко-правового анализа вопросов охраны памятников истории и культуры приходится применять современные подходы и понятия с учетом их исторической динамики. Такое применение представляется достаточно условным, но в то же время необходимым.

Ученые подчеркивают комплексный характер понятия «культурные ценности», которое вбирает в себя «духовные и материальные результаты деятельности людей, а также уникальные в историко-культурном отношении территории и объекты».[36]

Сегодня вопросы охраны памятников истории и культуры, объектов культурного наследия относятся к компетенции государства. Федеральный закон от 25.06.2002 № 73-ФЗ (в ред. от 29.12.2017) «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» устанавливает, что объекты культурного наследия подлежат государственной охране (п. 1 ст. 33). Такая охрана подразумевает проведение целого комплекса мероприятий, предусмотренных

законодательством. Отсюда следует, что деятельность государства по осуществлению охраны объектов культурного наследия является систематической и комплексной, следовательно, в силу своей урегулированности нормами права, подпадает под понятие правовой политики.

Профессор Н.И. Матузов определяет правовую политику как комплекс идей, мер, задач, программ, установок, реализуемых в сфере действия права и посредством права.[37]

Правовая политика имеет активную деятельностную природу и реализуется «в конкретных нормативных и социальных актах субъектов права».[38]

Правовая политика может быть классифицирована по сферам ее реализации, при этом такими сферами будут выступать качественно обособленные сферы общественных отношений. Одной из них являются отношения в области охраны историко-культурных памятников и иных объектов культурного наследия.

Правовая политика в сфере охраны объектов культурного наследия является частью правовой политики в социально-культурной сфере и представляет собой систематическую комплексную деятельность государства, осуществляемую на основе закона и предусматривающую постоянное проведение мероприятий, направленных на сбережение культурного наследия, являющегося достоянием народов Российской Федерации.

В период Российской империи правовая политика в социально­культурной сфере не была еще полностью оформлена, скорее можно говорить о ее зарождении. Государство в тот период еще не могло полностью взять на себя реализацию всех необходимых для развития и

существования общества задач. Часть этих задач поручалась негосударственным структурам и даже отдельным подданным. Так было с благотворительностью в отношении нищих и нуждавшихся жителей страны, так было и с охраной объектов культурного наследия.

В итоге можно констатировать, что государство в период империи рассматривало вопрос охраны культурного наследия как часть благотворительной деятельности, возлагало решение этой задачи на многочисленных благотворителей, меценатов, а также целые благотворительные общества. С одной стороны, государство направляло и контролировало эту деятельность, устанавливало для нее необходимые правовые рамки, с другой стороны, возлагало бремя финансирования мероприятий по охране памятников истории и культуры на благотворителей.

Таким образом, представляется возможным сформулировать авторское определение понятия «благотворительная деятельность по сохранению историко-культурного наследия». В нашем представлении это добровольная безвозмездная деятельность частных лиц и негосударственных структур, направленная на охрану, восстановление и сбережение памятников истории, археологии, архитектуры, градостроительства и искусства, которая осуществляется в общественно полезных целях на основе нравственных и гуманистических начал.

Главная цель этой деятельности в период Российской империи состояла в том, чтобы за счет негосударственных материальных и организационных ресурсов сохранять памятники историко-культурного наследия, созданные за века существования государства трудом талантливых представителей многонационального народа России.

Те усилия, которые предпринимало государство и которые были направлены на стимулирование указанной выше деятельности, осуществлялись в правовых рамках и при помощи правовых средств.

Именно правовые средства применялись и для формализации такой деятельности, и для ее стимулирования. Это позволяет поставить вопрос о таком понятии, как правовое регулирование благотворительной деятельности по сохранению историко-культурного наследия.

Правовое регулирование благотворительной деятельности по сохранению историко-культурного наследия представляет собой процесс целенаправленного воздействия государства при помощи правовых средств на регулирование общественных отношений в сфере сохранения историко­культурного наследия с помощью средств и усилий благотворительных обществ, отдельных благотворителей и меценатов.

В условиях, когда государственная политика в данной сфере только начала оформляться и не приобрела еще законченного вида, такая деятельность имела важное историко-культурное значение. Она не несла за собой какой-либо материальной выгоды, осуществлялась из моральных соображений, из чувства патриотизма, любви к истории и искусству. Такая деятельность способствовала формированию единого российского социокультурного пространства, сохранению отечественных исторических и культурных традиций, а также нравственно облагораживала общество.

Таким образом, анализ терминологии и имеющихся методологических подходов показывает следующее:

- деятельность в сфере сохранения историко-культурного наследия, осуществляемая негосударственными структурами, добровольными обществами и частными лицами, может рассматриваться как благотворительная деятельность в силу ее безвозмездного и гуманистического характера;

- в понятие «благотворительная деятельность» логично включать все составляющие ее частные понятия, такие, как спонсорство, меценатство, волонтерство;

- данная деятельность приобретает особое значение в силу ее гуманистического наполнения и включения народа в число объектов культурного наследия, требующего сохранения с помощью усилий благотворителей;

- проведенное исследование позволяет предложить расширительное толкование объектов благотворительной деятельности по сохранению историко-культурного наследия, в том числе, предлагается включить в него народное образование как основу для сохранения и воспроизводства богатого историко-культурного наследия народов России.

Изложенные методологические подходы позволяют выявить и проанализировать особенности правового регулирования

благотворительной деятельности по сохранению историко-культурного наследия в Российской империи, определить ее характер и основные направления.

<< | >>
Источник: Медведева Екатерина Алексеевна. ПРАВОВОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПО СОХРАНЕНИЮ ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ РОССИИ В XVIII - ХХ ВВ. (ИСТОРИКО-ПРАВОВОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ). Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2019. 2019

Еще по теме §1.Теоретические основы правового регулирования благотворительной деятельности в сфере сохранения историко­культурного наследия:

  1. Медведева Екатерина Алексеевна. ПРАВОВОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПО СОХРАНЕНИЮ ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ РОССИИ В XVIII - ХХ ВВ. (ИСТОРИКО-ПРАВОВОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ). Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2019, 2019
  2. 3. Государственное управление в социальной сфере (социально-культурной сфере)
  3. 4. Государственное управление в сфере административной деятельности
  4. II ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ МЕТОДА ИНТЕРПОЛЯЦИИ ПО КОЭФФИЦИЕНТУ ФОРМЫ
  5. ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ РАЗВИТИЯ ПЕРСОНАЛЬНЫХ ФИНАНСОВ
  6. Глава I. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ЭМПИРИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ВКЛЮЧЕНИЯ ЛИЧНОСТНЫХ РЕЗУЛЬТАТОВ ОБУЧЕНИЯ В СОСТАВЕ СОДЕРЖАНИЯ ОБРАЗОВАНИЯ
  7. 2. Правовое регулирование государственной гражданской службы
  8. 1. Правовые основы системы образования
  9. 1. Правовое регулирование в области безопасности. Основные понятия
  10. 3. Основы административно-правового статуса граждан
  11. § 2. Правовое регулирование обязанностей банков, связанных с учетом налогоплательщиков
  12. 32. Приватизация жилых помещений: понятие, правовое регулирование, принципы, условия, оформление.
  13. 47. Договор перевозки грузов: юридическая характеристика, элементы, оформление, правовое регулирование