Тема 6. ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА В ПЕРИОД ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ В РОССИИ (1917-1922 гг.)

Практически каждое государство на протяжении своей истории знало револю­ционные периоды, предшествующие переходу от одного состояния общества к дру­гому. Структура и характер полномочий органов советской власти формировались с учетом возникающих видов угроз завоеваниям революции, которые следует рас­сматривать как чрезвычайные ситуации военно-политического и социального харак­тера.

Само название новых государственных структур свидетельствует о их чрез­вычайном, чаще всего незаконном и временном характере действий[3].

В словосочетании «правовая политика» применительно к рассматриваемому временному периоду доминирующей была политическая составляющая. Во все вре­мена правовые предписания в той или иной степени (по ситуации) отражают идеи и начала, содержащиеся в различных социальных нормах поведения — как наибо­лее полно соответствующих интересам (пожеланиям, воле) населения. Однако на переходных этапах основным вектором развития правовой системы, прежде всего, выступает политика, проводимая государством. Она реализуется в процессе приня­тия и претворения в конкретную практическую деятельность различных законода­тельных актов.

Революционные эпохи регулируют общественные отношения по собствен­ным законам, наполненным диктаторским содержанием. В противном случае но­вую власть может ждать участь Временного правительства России. Узурпировав императорскую власть, оно в свое время «не озаботилось сохранением россий­ской государственности и не ввело на период до созыва Учредительного собра­ния диктатуру, что было бы естественно в условиях революционного изменения государственного строя и продолжающейся войны»[4].

Система органов власти Российской Республики этого периода носила двой­ственный и неэффективный характер. Она включала в себя следующие элементы двух блоков: органы власти Временного правительства[5]; Советские органы власти[6].

Пришедшие к власти большевики не были намерены повторять ошибок Вре­менного правительства. Проводимая ими политика не предусматривала места для нерешительности и терпимости к классовым врагам. Выражение «кто не с нами, тот против нас» стало официальной программой действия новых властей.

Даже по прошествии двенадцати лет после начала революции Президиум ЦИК своим постановлением от 21 ноября 1929 г. посчитал необходимым объявлять вне закона должностных лиц — граждан СССР, «перебежавших в лагерь врагов рабоче­го класса и крестьянства и отказывающихся вернуться в Союз ССР»[7].

Позже эта позиция была облечена в конкретные нормативные акты и не потеря­ла своей актуальности и в современных условиях[8].

В первые годы советской власти само государство, его институты и система за­конодательства находились, что вполне объяснимо, в стадии формирования. На этот процесс сильнейшее влияние оказывали такие обстоятельства, как:

■ отсутствие преемственности в государственном строительстве («... весь мир насилья мы разрушим до основанья, а затем.»);

■ отсутствие опыта управления делами государства у руководителей партии большевиков, возглавивших правительство страны;

■ состояние острейшего противостояния между пришедшими к власти и утра­тившими ее, вылившееся в гражданскую войну;

■ международная интервенция, перешедшая на несколько лет (практически до 1933 г., т. е. до образования Лиги наций — прообраза ООН) в международную изоляцию.

Немаловажным фактором следует считать и фактическое отрицание большеви­ками сначала на теоретическом уровне, а затем и в процессе осуществления практи­ки государственного строительства роли права как универсального регулятора об­щественных отношений. В программных документах сначала ВКП(б), а позже и КПСС провозглашалось поэтапное построение коммунистического общества и постепенное отмирание государства с присущими ему признаками.

Для более полного понимания сущности законодательства РСФСР, а затем и СССР периода гражданской войны необходимо отметить и еще одну важную осо­бенность в правопонимании — это нежелание признавать принцип взаимной ответ­ственности государства и гражданина в обычных условиях, не говоря уж об услови­ях чрезвычайных ситуаций. Подобное «признание» было внесено в текст Конститу­ции Российской Федерации только в декабре 1993 г.

Именно в это время на официальном уровне формируется легистское правопо- нимание. Советское государство периода гражданской войны под сущностью права понимало любые «официально-властные, принудительно-обязательные»[9], в том числе и субъективно-произвольные, носящие личностные и эмоционально-идеоло­гические установления нормативного характера. Принцип «все, что приказывает власть — есть право» носил официальный характер и широко использовался в практической деятельности органами государственной власти всех уровней.

Абсолютное большинство правоотношений в этот период носит вертикальный (управленческий) характер и регламентируется нормами административного пра­ва. Основной формой реализации революционного законодательства является воз­ложение на граждан подлежащих беспрекословному исполнению обязанностей по выполнению правовых предписаний государства и воздержание от неправомерных действий под угрозой применения жесткой юридической ответственности, соответ­ствующей переживаемому периоду. Фактически государство только за собой и формально за рабочим классом (пролетариатом) оставляет возможность на осу­ществление полномочий, предоставляемых правовыми нормами. Не стоит объяс­нять причину того, что государство не желало ни с одной негосударственной струк­турой делиться правом на применение норм права.

Постановлением ВЦИКа от 3(16) января 1918 г. объявлялась контрреволюци­онным действием «всякая попытка со стороны кого бы то ни было или какого бы то ни было учреждения присвоить себе те или иные функции государственной вла­сти». Она подавлялась «всеми имеющимися в распоряжении Советской власти средствами вплоть до применения вооруженной силы»[10].

До октябрьских событий 1917 г. В. И. Ленин критически характеризовал Поло­жение 1881 г., называя его «одним из самых устойчивых, основных законов Россий­ской империи»[11]. Однако это не помешало возглавляемому им правительству РСФСР сделать основными и на протяжении нескольких лет постоянными чрез­вычайные меры государственного управления. В их основу была положена мате­риализованная в нормативных документах идея разделения общества на классы с целью закрепления их конституционного неравенства в различных сферах дея­тельности. Таким образом, субъектом ограничительного правового воздействия становится социальная общность.

Первая советская Конституция РСФСР 1918 г. открыто закрепляла неравенство граждан. Избирательных прав были лишены «эксплуататоры и их пособники». Из­бирательное право, посредством установленных на конституционном уровне диспро­порций, предоставляло значительные преимущества представителям рабочего класса перед крестьянами, которые делились на бедняков, середняков и зажиточных.

В соответствии с Конституцией РСФСР Всероссийский съезд Советов, ставший высшим органом государственной власти, избирался из представителей городских Советов по расчету 1 депутат на 25 000 избирателей, а из представителей губернских съездов Советов уже в пять раз больше — по расчету 1 депутат на 125 000 жителей.

В период между съездами высшим законодательным, распорядительным и кон­тролирующим органом власти Республики являлся Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет Советов. Практика наделения новых властных структур одновременно различными полномочиями широко применялась во всех сферах го­сударственного строительства и на всех управленческих уровнях.

Съезды Советов других уровней формировались следующим образом. Област­ные — из представителей городских Советов и уездных съездов Советов по расчету 1 депутат на 25 000 жителей, а от городов — по 1 депутату на 5000 избирателей, но не более 500 делегатов на всю область либо из представителей губернских съездов Советов, избираемых по той же норме, если этот съезд собирается непосредственно перед областным съездом Советов. С образованием СССР (30 декабря 1922 г.) та­кие пропорции были подтверждены. Это позволяло формировать состав представи­тельных органов власти, примерно на 80% состоящий из депутатов от рабочего класса. В этот период на конституционном уровне подтверждалось, что не избира­лись и не могли быть избранными:

«а) лица, прибегающие к наемному труду с целью извлечения прибыли;

б) лица, живущие на нетрудовой доход, как-то: проценты с капитала, доходы с предприятий, поступления с имущества и т. п. ;

в) частные торговцы, торговые и коммерческие посредники;

г) монахи и духовные служители церквей и религиозных культов;

д) служащие и агенты бывшей полиции, особого корпуса жандармов и охранных отделений, а также члены царствовавшего в России дома;

е) лица, признанные в установленном порядке душевнобольными или умалишен­ными, а равно лица, состоящие под опекой;

ж) лица, осужденные за корыстные и порочащие преступления на срок, уста­новленный законом или судебным приговором».

Исторический опыт свидетельствует, что в борьбе за власть противостоящие силы нередко использовали метод, получивший название «избирательная геогра­фия».

В ее основе лежит выгодное для одной из сторон (чаще всего обладающей властью) изменение родовой, территориальной, сословной, классовой или админи­стративной организации выборов с целью достижения победы и придания ей леги­тимного характера.

Исследователи отмечают, что впервые в практику понятие «избирательная гео­графия» было введено еще в 509 году до нашей эры. Борясь с аристократическим за­сильем во властных структурах, Клисфен вместо родоплеменного деления граждан ввел их территориальное закрепление. Это позволило ему разделить традиционные аристократические роды на разные территориальные единицы (демы, тритти и фи­лы). Новое территориальное деление страны сокрушило единство, а значит и господ­ство родовой аристократии. Приоритет в политической сфере получили неродови­тые и без властных амбиций, но владеющие большим имуществом граждане[12].

Сама Конституция РСФСР (1918 г.) стала основой формирования чрезвычай­ного законодательства нового социалистического государства периода гражданской войны, определив направления его развития на несколько десятилетий вперед.

Сразу же по приходу к власти большевиков стал складываться номенклатур­ный принцип назначения на наиболее важные должности в государственном ап­парате. Руководящие посты могли занимать только члены ВКП(б) с обязатель­ным утверждением их партийными комитетами соответствующих уровней. Все стороны жизни номенклатурных работников жестко контролировались спецслуж­бами. И. В. Сталин считал, что каждого советского работника необходимо «изучать по косточкам». Только Постановлением Секретариата ЦК КПСС от 22 августа 1990 г. подобные требования к номенклатурным должностям были отменены.

Право революционного периода определялось как «система (порядок) общест­венных отношений, соответствующая интересам господствующего класса и охра­няемая организованной его силой». Нетрудно заметить, что такое определение чет­ко отражало позицию В. И. Ленина, формулировавшего это понятие как «возведен­ную в закон волю господствующего класса». Совет Народных Комиссаров принял Декларацию прав народов России, в которой ничего не было сказано о стремлении государства одинаково относиться к гражданам независимо от их классовой при­надлежности.

По прошествии двух с небольшим лет после октябрьской революции постанов­лением народного комиссариата юстиции от 12 декабря 1919 г. были приняты Ру­ководящие начала по уголовному праву РСФСР[13]. Их подготовка объяснялась не­обходимостью осуществления революционных изменений во всех сферах госу­дарственной жизни. Они были направлены на согласование и централизацию разрозненных действий пролетариата по выработке правил «обуздания своих клас­совых врагов», разработку методов борьбы «с врагами». Прежде всего это относи­лось к уголовному праву. Постановление подчеркивало, что для молодого проле­тарского государства уголовное право является ведущим среди других отраслей[14].

Предусматривалась возможность применения аналогии уголовного закона[15]. Подобное правило действовало до 1958 г., когда были приняты Основы уголовного законодательства СССР. В тоже время, до недавнего времени в некоторых моногра­фических исследованиях по-прежнему обосновывалась необходимость допустимо­сти на определенных условиях аналогии уголовного закона.

Стремясь достигнуть провозглашенные цели государство использовало все возможности, которые условно можно разделить на две группы: массовое при­влечение населения к вопросам управления государством и создание власт­ных структур, которые наделялись чрезвычайными карательными полномо­чиями.

Основным регулятором общественных отношений на исследуемом этапе стано­вится законодательство революционного времени, представляющее совокупность носящих чрезвычайный характер, разнообразных по юридической силе нормативных правовых актов, принимаемых властными структурами (как правило, исполнитель­ными органами власти) в рассматриваемый период с целью сохранения власти. Ве­дущая роль в нем принадлежит нормам (материальным и процессуальным) админи­стративного и уголовного права.

При формировании законодательства революционного времени государством диктатуры пролетариата широко использовались два органично дополняющих друг друга метода.

Первый заключался в издании отдельных нормативных актов, направленных на реализацию положений откровенно классовой конституции.

Второй — к изданию нормативных актов, вступление которых в действие пре­дусматривало установление специальных правовых режимов.

Идеи правового государства как организации власти, осуществляющей свою деятельность на основе справедливых для всех законов хорошо работают в преддве­рии революций — когда возникают революционные ситуации. В ходе самих рево­люций действуют иные, прямо противоположные законы, воплощающие в себе дру­гие идеи — защиту завоеваний революции (читай: власти), как правило, любой це­ной.

По своей сути законодательство революционного времени направлено на достижение конкретных задач — защиту революции при помощи правовых средств. Степень его демократичности находится в прямой зависимости от ост­роты переживаемого обществом периода. Чем сильнее сопротивление свергну­тых классов, а это бывает чаще всего, тем более реакционной является сущность законодательства. Его поражает юридическая анемия, основным пороком кото­рой является отсутствие нормативности. При этом оно характеризуется сле­дующими чертами:

A. Носит чрезвычайный характер.

Б. Подавляющая часть принимается исполнительными органами власти в фор­ме делегированного законодательства.

B. на основе революционного законодательства правовые отношения носят вертикальный характер, в наибольшей степени выражающий суть административ­но-правового регулирования со стороны государства.

Г. Не имеет строгих временных границ не только окончания, но и начала его действия. Окончание действия законодательства революционного времени не мо­жет быть определено заранее. По мере стабилизации социально-экономической об­становки государство определяет целесообразность его частичной или полной от­мены. Одновременно происходят изменения в структуре и полномочиях органов государственной власти. Постепенно создается правовой режим, характеризую­щийся отказом от временного (революционного) и переходом к обычному (посто­янно действующему) законодательству.

Д. В первую очередь, отражает интересы государства, а не личности и общества.

Е. В завуалированной, а чаще всего открытой форме носит классовый харак­тер.

Ж. В процессе реализации правоустановок понятие «революционная закон­ность» нередко заменяется другим, еще более несправедливым — «революционная целесообразность».

З. Его содержание по принципиальным соображениям (ведь это революция) не характеризуется преемственностью с предшествующим революционному перио­ду прежним законодательством государства.

И. На начальном этапе не обладает системностью и последовательностью; К. В общем массиве законодательства государства занимает доминирующее положение.

Л. По характеру воздействия на общественные отношения большинство нор­мативных актов являются правоохранительными, т. е. рассчитаны на возможное правонарушение.

М. Изложенные в нем правовые предписания носят императивный характер по отношению к гражданам и организациям.

Н. Основной формой реализации революционного законодательства является исполнение правовых предписаний государства и воздержание от совершения не­правомерных действий под страхом (угрозой) суровой юридической ответственно­сти.

О. Реализация процессуальных норм права предусматривает упрощенный ха­рактер и отличается многосубъектностью.

П. Полномочиями по определению мер уголовной ответственности наделяют­ся не только суды, но и силовые (карательные) государственные структуры.

Р. Критерии определения вида юридической ответственности и конкретного вида наказания, как правило (особенно до принятия в 1918 г. УК РСФСР), носили не конкретный, а чаще всего субъективный характер (руководствуясь «революци­онным правосознанием и классовым чутьем», «своей революционной совестью», «интересами пролетарской революции» и т. д.).

Специфику законодательства рассматриваемого периода определяет то, что оно стало основой формирования права социалистического типа, отдающего «предпоч­тение» в вопросах защиты государственной собственности и охраны общественного правопорядка в ущерб интересам отдельной личности.

КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

1. Какие критерии положены в основу характеристики конкретного типа государства?

2. В чем сходство и отличие между формационным и цивилизационным подходами к ти­

пологии государства и права?

3. Основные черты рабовладельческого государства и права.

4. Основные черты феодального государства и права.

5. Основные черты буржуазного (капиталистического) государства и права.

6. Основные черты социалистического государства и права.

7. Основные черты социалистической революции в России.

8. Каковы способы смены типов государства?

<< | >>
Источник: Мелехин А. В.. Теория государства и права: учеб. / А. В. Мелехин. — М.: Маркет ДС,— 640 с. (Университетская серия). 2007

Еще по теме Тема 6. ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА В ПЕРИОД ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ В РОССИИ (1917-1922 гг.):

  1. Тема 4. СОДЕРЖАНИЕ ПОНЯТИЯ ЗАКОННОСТИ В РОССИИ В ГОДЫ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ (1917-1922 гг.)
  2. 44.Экономика России в период первой мировой войны
  3. 2. Основные концепции права и государства советского периода
  4. 1.6. Сущность, основные черты и значение гражданской процессуальной формы: понятие, черты, значение и последствия ее нарушения
  5. Тема 1. ВЗАИМОСВЯЗЬ ГОСУДАРСТВА, ПРАВА И ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА
  6. Основные черты экономики переходного периода
  7. ЛЕКЦИЯ 2. Основные этапы развития общей теории права и государства в России
  8. § 3. Основные характерные черты гражданского общества
  9. § 1. Механизм государства: понятие, основные черты, структура
  10. 3.3.1. МЕХАНИЗМ ГОСУДАРСТВА: ПОНЯТИЕ, ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ, СТРУКТУРА
- Кодексы Российской Федерации - Юридические энциклопедии - Адвокатура - Административное право - Административное право (рефераты) - Арбитражный процесс - Банковское право - Бюджетное право - Валютное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Договорное право - Жилищное право - Жилищные вопросы - Земельное право - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Коммерческое право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право Российской Федерации - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Международное право - Международное частное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Основы права - Право - Право интеллектуальной собственности - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Разное - Римское право - Сам себе адвокат - Семейное право - Следствие - Страховое право - Судебная медицина - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Участникам дорожного движения - Финансовое право - Юридическая психология - Юридическая риторика - Юридическая этика -