<<
>>

«Краснокожие первооткрыватели»

Северная Америка существует с неза­памятных времен. Неоднократно менялись ее очертания, размеры и рельеф. Огромное море плескалось некогда на месте современной долины Миссисипи и многих других рек.

Затем могучие внутренние силы подняли сушу и море отступило, оставив о себе память в виде соленых подземных водоемов, пластов соли в глу­бине земли и минеральных источников, бесшумно кипящих на поверхности.

Вплоть до начала отступания ледников четвертого, последнего оледе­нения нога человека не ступала на Американский континент. В течение многих тысячелетий Великий ледник неумолимо сползал все дальше и дальше на юг, скобля и шлифуя поверхность. Он пропахал всю Канаду, добравшись до первозданных пород, возникших в глубокой древности, в пламени еще юной Земли. Огромная, твердая, тяжелая ледяная масса по мере своего движения высверливала в древнем гранитном основании великое множество углублений, которые со временем превратились в бес­конечную цепь северных лесных озер, в чьих удивительно прозрачных водах отражались теперь белые берестяные челны алгонкинов х.

Ледник медленно двигался на юг. Он пересек границу Канады и вторгся на территорию будущих Соединенных Штатов. В период своего макси­мального распространения он целиком покрывал Новую Англию и штат Нью-Йорк, северную половину Нью-Джерси и Пенсильванию, большую часть Огайо, Индианы и Иллинойса. Проникнув на юг, в Канзас и Мис­сури, вдоль той линии, которая впоследствии стала западным берегом Миссисипи, ледниковый язык круто повернул на север и несколько южнее канадской границы достиг берега студеного, покрытого льдами Тихого океана. В Европе южная граница ледника проходила по линии Киев — Краков — Прага — Лондон. В Азии льда было меньше, но это, скорее, лишь предположение, ибо наши знания о той эпохе слишком скудны. Тем не менее льда было достаточно, чтобы покрыть север Сибири, достичь Северной Америки и похоронить под собой Аляску.

Прочным хрусталь­ным мостом перебросился ледник через Берингов пролив, открыв для древнего человека и животных полный опасности путь из Азии к необи­таемому берегу Америки.

Воспользовался ли кто-нибудь этой благоприятной возможностью, мы не знаем. Жизнь на гигантской холодной сверкающей ледяной глыбе вряд ли могла соблазнить людей любой расы. Правда, современные эски­мосы доказали, что при необходимости человек может существовать и в таких суровых условиях. Однако в Европе и Азии люди старались держаться ближе к краю ледяного покрова. В Северной же Америке, как свидетельствуют факты, в ту эпоху, когда ледник покрывал ее поверх­ность, человек еще даже не появился. Несмотря на то что южная часть Соединенных Штатов всегда оставалась свободной ото льда, здесь не оби­тало ни одно существо, хотя бы отдаленно напоминающее человека.

Набиравший силу в течение многих столетий Великий ледник отступал столь же медленно — каждую зиму продвигался все меньше на юг, каж­дую весну отходил все дальше на север. Все теплее становился климат, все жарче грело солнце. Гигантские водные потоки, порожденные тающим ледником, с ревом устремлялись вниз по долинам, в которых сегодня текут обычные реки. В долинах большинства американских рек высоко над урезом воды в местах, до которых ныне вода не поднимается даже во время весенних разливов, и сейчас еще можно увидеть круглую, ока­танную гальку, слагавшую русла древних рек. По мере медленного отсту­пания ледника назад, в Арктику, растения и животные, некогда оттес­ненные к югу, вновь двинулись на север, заполняя материк, столь непо­хожий на современную Америку.

Тающие снег и лед дали начало не только рекам, но и громадным озерам, равных которым нет в наши дни. Вверх по стремительным рекам в эти спокойные ледниковые озера поднялась рыба, пережидавшая оледе­нение далеко на юге. Различные породы рыб появились здесь в разное время. Первопроходцем оказалась великолепная крупная озерная форель, обитающая в водоемах центральной Канады и северных американских штатов.

Она пробилась вверх по течению гигантских ледниковых рек, таких глубоких, что они затопляли даже уступы, ставшие впоследствии водопадами. Легко миновав эти места, озерная форель достигла вод, в которых обитает и ныне. Но когда предки ручьевой форели, этой желан­ной добычи рыболова, начали подыскивать себе новые местообитания, ледниковые реки уже обмелели. Форель не смогла перебраться через большие водопады, и теперь ее можно встретить лишь ниже водопадов, подобных Ниагарскому или Сент-Антони х. В последнее время благодаря искусственному разведению форель обосновалась и в верховьях рек.

Мускусный бык и северный олень, ненадолго (разумеется, в геологиче­ском масштабе времени) задержавшись в Соединенных Штатах, последо­вали за Великим ледником дальше на север, где и остались навсегда. Появились различные виды лошадей — удивительные многопалые созда­ния х, мамонты и мастодонты, верблюды, гигантские бизоны, исполинские медведи — иными словами, прародители той американской фауны, которую [кроме лошадей] еще застали здесь первооткрыватели. Многие возвратив­шиеся с юга животные уцелели, этим же суждено было погибнуть. Неко­торые из них, например мамонты, исчезли, должно быть, перед самым появлением белого человека. И право, нет ничего невозможного в том, что в тот момент, когда каравеллы Колумба подходили к американскому берегу, где-нибудь в Кентукки умирали последние мамонты.

Некоторые более мелкие представители фауны ледниковой эпохи дожили до наших дней. Они сохранились в тех немногочисленных благо­датных для них уголках Соединенных Штатов, где до сих пор господствуют климатические условия, напоминающие далекий ледниковый период. Один из них — большой кадьякский медведь. Любопытна история малень­кой бабочки-бархатницы (Oeneis semidea).После отступания Великого ледника бабочка упорхнула в прохладу гор, избрав своим приютом гору Вашингтон в Нью-Гэмпшире и один из горных пиков в штате Колорадо. Здесь и поныне живут ее потомки — две колонии, разделенные простран­ством в тысячи миль, узники горных вершин, которые для этих крошеч­ных сереньких созданий служат спасительными островками холода среди долин, дышащих испепеляющим жаром.

Нигде больше в Соединенных Штатах не встречается этот удивительный крылатый реликт ледниковой эпохи, и лишь много севернее, на Лабрадоре, бабочка-бархатница вновь обретает желанный холод, как и в дни былого оледенения.

Между сороковым и двадцатым тысячелетиями до н. э. (разумеется, эти даты не более чем догадка) Северная Америка, вероятно, приобрела тот облик, в каком она предстала перед взором Колумба. На обнаженной ледником голой бесплодной породе, на морене постепенно сформировались новые почвы. Почва дала жизнь растениям. В свою очередь растения, рождаясь и умирая, увеличивали слой почвы. Новая Англия и цент­ральные штаты покрылись лесами из хвойных пород и деревьев с опадаю­щей листвой, в которых обитал лесной бизон буффало, несколько отли­чавшийся от громадного бизона прерий. В Иллинойсе и Кентукки лес перемежался пятнами лугов и обширными зарослями тростника в низи­нах. К западу от Миссисипи до подножий Скалистых гор протянулись Великие равнины, совершенно лишенные деревьев, росту которых здесь препятствовали частые степные пожары и набеги бизонов. Огромными

стадами, иногда занимавшими пространство в несколько миль, бизоны каждое лето откочевывали на северные пастбища, а зимой неизменно воз­вращались на юг. Помет бизонов, а потом и их кости медленно, столетие за столетием, удобряли почву, и много веков спустя эти земли стали богатейшими сельскохозяйственными угодьями Запада США.

Скалистые горы, вероятно, предстали перед первыми белыми людьми такими же, какими мы видим их сегодня. Их заснеженные вершины осле­пительно сверкали на солнце, и белые назвали горы Сияющими, что, по-ви­димому, явилось дословным переводом их древнего индейского наимено­вания. Проходят века, но не подвластные времени горные вершины остают­ся прежними, какими открылись они изумленному взору пришельцев с бронзовым оттенком кожи. Аппалачи на востоке страны старше по воз­расту, и первый человек увидел их уже значительно разрушенными временем.

По ту сторону Скалистых гор, в Орегоне, Вашингтоне и по крайней мере в части Калифорнии, земля поросла гигантской пихтой. Деревья достигали в основании около 10 футов толщины и 200 футов высоты. Внизу же царил невероятный зеленый хаос. Даже привычный красно­кожий охотник с трудом продирался сквозь тугой клубок растений, и то не везде, а лишь по петляющим там и сям звериным тропам. Деревья расступались перед недвижными болотами и вновь смыкались плотной стеной, как только местность становилась выше и суше. Немного южнее, в Калифорнии, стояли окутанные океанскими туманами исполинские секвойи. Их гигантские стволы, имевшие в диаметре 30 футов, более чем на 300 футов уходили своими вершинами в небо. И это были не те отдельные рощицы, на которые теперь восторженно взирают туристы, а сплошные леса замшелых деревьев-великанов, росших среди папо­ротников и мхов. Зеленым безмолвием раскинулись они на всем простран­стве от прибрежных утесов до подножия круто вздымающихся ввысь Скалистых гор.

Человеку не суждено было увидеть эти фантастические, великолепные девственные ландшафты. Он еще не появился в Северной Америке. На Ка­лифорнийском берегу рявкали морские львы. В устье Колумбии и среди прибрежных пурпурных и зеленых морских водорослей резвились кала­ны. Каждую весну вверх по Колумбии спешили на нерест лососи. Им некого было опасаться; берега были пустынны, лишь голодные живот­ные бродили вдоль реки в поисках раненой или выплеснувшейся на берег рыбы. Не было даже индейцев, и минуют многие тысячелетия, прежде чем сюда придет белый человек, а с ним и все несчастья. Лишь лоси, северные олени, медведи, пумы и другие животные время от времени выходили на берег Тихого океана, катившего свои бурные, кипящие волны к Азии. Ни дым парохода, ни парус, ни даже индейский челнок — ничто не оживляло его пустынной поверхности.

А в Азии, в 6 тыс. миль отсюда, за этой волнующейся синевой, с ее попеременными бурями и штилями, происходило нечто важное. Отступа­ли ледники, вслед за ними на север проникали растения и, как это уже было в Америке,— животные. Однако в Азии был Человек. За живот­ными двигались охотники-монголоиды. Они шли все дальше и дальше на север, только на север, пока наконец, через несколько поколений, не вышли к берегам Берингова пролива и отсюда, с Азиатского побе­режья, не увидели Аляску. За ними, вне всякого сомнения, спешили другие племена; всех манил соблазн хорошей охоты.

Тем или иным способом — на плотах или в челнах, а быть может, пешком по льду — первые люди переправлялись через пролив. А затем... они постепенно стали продвигаться на юг. Вполне вероятно, что прибытие и расселение пришельцев продолжалось многие столетия: небольшими группами приходили на Аляску и направлялись дальше на юг самые различные племена, мало что знавшие друг о друге и не проявлявшие взаимного интереса. И те, кто возглавлял этот поход, вероятно, не знали, как далеко позади них следуют другие отряды охотников-монголоидов.

Краснокожие пришельцы, первые хозяева этой безлюдной страны, медленно распространялись на юг и восток. Некоторые из них перешли по Панамскому перешейку в Южную Америку и заселили ее. Одни пле­мена сохранили весьма примитивный уклад жизни, другие же — твльте- _кщ_майя, ацтеки, инки — создали великие цивилизации.

На территории Соединенных Штатов и Канады никогда не было того, что можно было бы с полным правом назвать индейской цивилизацией. Правда, ирокезы создали близ озер Эри и Онтарио столь же мощную и неразборчивую в средствах для достижения своих целей державу, каких немало существовало в Старом Свете. Подобно Союзу пяти племен на юго-востоке и племенам, известным под названием пуэбло, на юго- западе, они вели размеренный, оседлый образ жизни, который позво­лил бы им самим, будь в их распоряжении еще несколько столетий, раз­вить все те производства, в которых были так искусны белые. В других же частях континента — в суровой Канаде и холодной Аляске, в благосло­венной солнечной Калифорнии, на Великих равнинах и у бесплодных под­ножий Скалистых гор — краснокожие оставались бродячими охотниками.

Это были те самые люди, которых Колумб, полагая, что приплыл в Индию, назвал «индейцами». С тех пор их продолжают называть так главным образом потому, что еще никто не придумал для них лучшего имени. У самих коренных жителей Америки в большинстве случаев суще­ствовали лишь племенные названия, и не было никакой необходимости изобретать наименование для всей расы. В течение целых тысячелетий индейцу и в голову не приходило, что на свете может существовать какая- либо иная раса, кроме красной. У некоторых групп имелись, правда, особые племенные имена, подобные алгонкинскому «анишинабек», что

в переводе означает «первейшие люди». Названия многих других племен означают примерно то же самое —«настоящие люди». Вот вам образчик не столь уже невинного тщеславия, от которого человечество так никогда и не излечилось! 1

Хотя гипотеза о возможности проникновения в Америку предков современных индейцев из Северо-Восточной Азии через Берингов пролив и принята ныне подавляющим большинством ученых, однако это пред­положение, разумеется, далеко не единственное. Исследователи, которые первыми заинтересовались проблемой заселения Америки, скоро обнару­жили, что у североамериканских индейцев много обычаев, свойственных отставшим в развитии племенам, живущим в других районах земного шара. Например, у большинства индейских племен девушки на период менструа­ции изолировались от общества и с этой целью для них строилось особое жилище. Женщина после родов подвергалась ритуальному очищению. (Некоторые приверженцы христианской церкви до сих пор совершают аналогичный обряд, хотя в наши дни это практикуется весьма редко.) Белые люди знали о подобных церемониях из Ветхого завета. Было также немало попыток установить черты сходства между языками Америки и Старого Света. Отдельные ранние гипотезы, хотя в них куда меньше здравого смысла, по крайней мере забавны. Некоторые лингвисты-диле­танты утверждали, что обнаружили якобы следы древнееврейского языка в малопонятных, не поддающихся переводу звуках, издаваемых краснокожими, а один из них совсем недавно уверял ученых, будто разли­чает в языке индейцев древнескандинавские слова! [18][19]

Вывод, таким образом, напрашивается сам собой: наконец-то нашлись потерянные было десять колен Израилевых! [20]Правда, беглецы прошли изрядное расстояние от” I Галёстины; но это лишь объясняет тот факт, почему их так и не обнаружили ни в каком другом уголке света! Только в XIX столетии успехи антропологии и лингвистики раз и навсегда поло­жили конец этим абсурдным, ничем не обоснованным представлениям. Коттон Мазер [21]выдвинул еще более смехотворную идею — он утверж­дал, что дьявол самолично увел индейцев в Америку, чтобы держать их

«подальше от звуков серебряных труб архангелов» и таким образом вос­препятствовать спасению их душ.

Были и другие, столь же невежественные откровения. Даже один из первых американских ученых Джон Бартрам 1полагал, что индейцы, по всей вероятности, потомки каких-либо безвестных норвежских колони­стов, а быть может, египетских, финикийских или карфагенских морепла­вателей, чьи суда занесло сюда штормами Атлантики. Бартрам отнюдь не был убежден в том, что легенда, будто американские аборигены ведут свое происхождение от горстки валлийцев [уэльсцев), пересекших Атлан­тику во главе с легендарным принцем Мэдоком [22][23], была сущим-вымыслом. Однако он не отвергал и теории азиатского происхождения индейцев, поскольку, по его мнению, «большую часть пространства между Америкой и Японией некогда занимала суша или по крайней мере отдельные острова».

Ни у одного из белых не возникало ни малейших сомнений в том, что индейцы — такие же обычные люди, как и они сами (и девушки индианки вскоре доказали это). Ну а раз они люди, то, согласно учению богословов, их происхождение уже не имело никакого значения. Как сказал Роджер Вильямс, «от_пр_аотцев Аддма_.и_Нол ведут они свой род, и это бесспорно?.

Некоторые из ранних представлений кажутся более приемлемы­ми, и, возможно, в них даже есть доля истины. Хотя сейчас можно уже считать установленным, что предки индейцев пришли в Северную Америку именно через Берингов пролив и Аляску, не исключено также, что часть первых обитателей Американского континента прибыла через острова Тихого океана. Заброшенные сюда штормами, они навсегда остались здесь, ибо обратного пути не было. Подобных примеров история знает немало, все это вполне могло случиться, а может быть, случилось и на самом деле.

Существует даже теория, что такие «принудительные» миграции шли и в обратном направлении (после того как в 1947 г. состоялось плавание белых людей на плоту, отданном во власть ветров и течений, подобный взгляд не кажется слишком смелым) [24]. Если это так, то острова Тихого океана были (по крайней мере частично) заселены перуанскими индей­цами, чьи суда унесло на запад ветрами и течениями. Если какая-то

часть североамериканских аборигенов — пусть даже незначительная — некогда действительно явилась сюда из Южной Азии, переплыв Тихий океан, то можно, пожалуй, объяснить некоторые любопытные черты сходства между древними каменными руинами Мексики и Азии, как будто подмеченные исследователями.

Первые люди, переправившись через Берингов пролив, принесли с собой искусно отточенные каменные наконечники для стрел, а также, по-видимому, топоры, наконечники копий, шилья и скребки. Настоящего палеолита в Северной Америке, судя по всему, не было. Те грубо обте­санные орудия, которые прежде относили к палеолиту, теперь считают просто «отходами производства»— не обработанный до конца камень, который доисторический мастер отбрасывал в процессе работы, убедив­шись в его непригодности. Каменные инструменты, обнаруженные на тер­ритории Аляскинского университета и, вероятно, являющиеся самыми древними изделиями человеческих рук, когда-либо найденными в Север­ной Америке, несомненно, эпохи неолита. И действительно, эти предметы очень похожи на обнаруженные в пустыне Гоби изделия эпохи неолита — быть может, далекие предки монголоидов, создателей этих орудий, рас­селялись в направлении на запад и на восток из какого-то общего центра.

Достигнув необитаемого материка и проникнув затем далеко на юг, краснокожие искатели приключений оказались в условиях благоприят­ного умеренного климата. По всей вероятности, жилось им тогда недурно. Не было враждебно настроенных местных жителей, которые препятство­вали бы их приходу, да и с пищей забот было куда меньше, чем в более поздние времена. Страна изобиловала дичью, насчитывавшей гораздо большее число видов, чем в момент появления белых людей, а поскольку здесь никто никогда не охотился, животные и птицы совершенно не боялись человека.

Те неведомые индейцы, которые оставили после себя своеобразно обработанные наконечники стрел (найденные в Фолсоме, штат Колорадо), успешно охотились на громадного доисторического бизона, а ведь он был еще крупнее, чем истребленный впоследствии белыми пришельцами буффало, весивший полтонны. Как память о себе древние охотники среди костей бизона любезно оставили для будущих исследователей каменные «фолсомские острия», а отсутствие в скелетах животных хвосто­вого позвонка убедительно свидетельствует о том, что индейцы снимали с них шкуру.

Как бы долго ни сохранялись в Америке мамонты (а по мнению авто­ра, они существовали вплоть до 1500 и даже до 1600 г.), несомненно одно — мамонт обитал здесь уже за несколько тысячелетий до н. э., в эпоху, когда на материке появились первые люди. Убить такого гиганта камен­ным топором или копьем — дело нелегкое. Приходилось выжидать удоб-

ного момента. И когда он наступал — срывался ли мамонт с утеса или застревал в болоте,—индейцы получали возможность запастись едой на долгое время. Ведь один мамонт — это целые тонны мяса!

Индейцы более позднего времени, с серьезным видом уверявшие Тома­са Джефферсона х, будто волосатый мамонт до сих пор обитает в глухих дебрях Северной Америки, могли просто-напросто ошибаться, или же их рассказ неверно перевели, а быть может (как это водится у индейцев), они лишь пытались поведать белому брату историю, которую, как им каза­лось, тот с интересом выслушает. Не исключено также, что индейцы просто вспоминали древние предания своего племени вековой или двух­вековой давности. И поныне в Кентукки можно видеть лежащие прямо на поверхности или же едва прикрытые землей громадные кости мамон­тов, а это доказывает, что гигантские существа вымерли не очень давно. Во времена Даниэла Буна [см. гл. 181 охотники на привале превращали исполинские позвонки мамонта в комфортабельные округлые кресла.

Если не удавалось поживиться крупной добычей, всегда оставались еще олени и великое множество пернатой дичи, в том числе странствую­щие голуби, чьи стаи (и это не преувеличение) затмевали собою небо и которых так легко было ловить в силки и тенета.

Вот с этими-то инструментами и оружием (сделанными отнюдь не из одного только камня — в ход шли также дерево, кости, рога, раковины моллюсков, панцирь черепахи, хвостовой шип мечехвоста [25][26]) краснокожие пришельцы начали распространяться по всему материку, влекомые соблаз­ном охоты на новых местах, теснимые шедшими за ними по пятам близ­кими и дальними азиатскими родственниками. Расселение шло по двум направлениям: прямо на юг, вдоль горных цепей, и на восток. К началу колонизации материка европейцами наметилась даже обратная мигра­ция — на запад, в глубь Великих равнин.

Археологические находки, данные лингвистики, дошедшие до нас предания рассказывают о тех, кто шел на юг. Некоторых из них мы назы­ваем сегодня пуэбло, апачи, навахи, юта, ацтеки. Наиболее отставшие в развитии из этой группы племен — индейцы юта, занимающие самые северные территории,— говорят на языке, несомненно родственном тому, на котором изъяснялись цивилизованные ацтеки. Не исключено, что некогда предки юта осели в этих краях, оказавшись в условиях, менее благоприятных для жизни, чем те, которые нашли родственные им ацтеки в Мексике. Сходны также языки апачей, живших на юго-западе Америки, и атапасков далекой Канады. Апачи обитают почти строго к югу от своих канадских родичей, но отделены от них пространством в тысячи миль.

Предки индейцев ирокезской группы (сюда входят собственно ироке­зы, гуроны, чироки, эри, так называемые «нейтральные» 1и многие дру­гие племена) шли прямо на восток по землям нынешних северных штатов. Примерно вдоль канадской границы и к северу от нее, через леса и озера Канады, шло большинство предков могучей семьи индейцев алгонкинов (оджибве, или чиппева, и кри). Другие индейцы алгонкинской группы, а именно шауни й делавары, по-видимому, двигались на восток, пересе­кая леса и равнины; их путь проходил несколько южнее маршрута совер­шенно обособившихся от них ирокезов. В группу алгонкинов входили также племена, занимавшие территорию, где впоследствии возникли штаты Новой Англии; для них между 1661 и 1663 гг. Джон Элиот создал свою «Индейскую Библию» [27][28]. Алгонкинские диалекты разнятся между собой не больше, чем языки французский и итальянский.

И когда мы обнаруживаем, что племена, уже давно обосновавшиеся на востоке страны (в Пенсильвании и Северной Каролине), говорили на языках группы сиу в то время, когда здесь появились первые белые, мы можем отчетливо представить себе пути расселения их предков. Единое когда-то племя сиу распалось, по-видимому, на реке Миссисипи. Где-то на Миссури, вероятно, отделились манданы. Сами сиу, какими мы их знаем сегодня, направились вверх по Миссисипи, а затем вновь повернули на запад. Другая ветвь продолжала двигаться на юго-восток Соединенных Штатов, где и сформировались племена тутело, сапони и другие.

Сохранились индейские предания, записанные белыми людьми, прояв­лявшими интерес к подобным вещам лет 100—200 назад, когда сами легенды были еще свежи в памяти индейцев, а факты, изложенные в них, не были извращены белыми пришельцами. Они в общих чертах подтверж­дают предположения лингвистов и антропологов о том, как развивались события.

Когда в XVIII столетии «моравский брат» [29]— миссионер Хеккевель- дер поселился среди делаваров, старики еще помнили древние предания своего племени. Они пришли на Миссисипи, рассказывали престарелые воины своему моравскому другу, но увидели, что восточный берег уже занят другим племенем. Тогда они обратились, как того требовала пер­вобытная дипломатия, к хозяевам с просьбой пропустить их через заня­тую теми территорию. Согласие было получено, но когда левобережные индейцы увидели, сколь многочисленны делавары, они перепугались и взяли свое разрешение назад. В тот самый момент делавары узнали, что чуть выше по течению к Миссисипи вышли ирокезы, также стремив­шиеся перебраться на левый берег. Совместными силами они напали на обитателей восточного берега (пришельцев с запада, которые опере­дили в свое время и делаваров и ирокезов) и разбили их.

Все это могло случиться примерно в 1300 году, если не раньше. Уже не из преданий, которые умалчивают о последующих событиях, а из исследований лингвистов и антропологов мы узнаем, что потомки ироке­зов в течение последующих столетий, по-видимому, неоднократно снима­лись с обжитых мест. Они переехали Миссисипи несколько южнее Сент-Луиса, перед тем пожив какое-то время в штатах Миссури и Аркан­зас. Индейцы же, с которыми ирокезы и делавары сражались на восточ­ном берегу Миссисипи, были, очевидно, предками мускогов — криков, чикасавов, чоктавов и семинолов.

Переправившись за Миссисипи, делавары и ирокезы, вероятно, совме­стными усилиями проложили себе путь на северо-восток через Кентукки. Затем большинство ирокезских племен продвинулось в том же направ­лении еще дальше, к берегам реки Св. Лаврентия. Где-то по дороге от них, по всей видимости, отделились родственные племена гуронов, эри и «ней­тральных», и ко времени появления на материке первых иезуитских миссионеров (с приходом которых жизнь индейцев впервые получила письменное отображение), это были вполне независимые и даже враж­дебно настроенные по отношению к ирокезам племена.

С берегов реки Св. Лаврентия ирокезов прогнало обратно в штат Нью-Йорк враждебное племя адирондаков (из группы алгонкинов), уже в течение некоторого времени владевшее этой территорией. Ирокезы, отступая, растеряли последние остатки своего клана: чироки осели в Тен­несси и Южной Каролине и оставались здесь до тех пор, пока не явились белые и не согнали их с обжитых мест х.

Историю ирокезов частично подтверждает и делавэрское предание. В нем прямо говорится, что ирокезы направились к реке Св. Лаврентия, а делавары расселились к югу от них, в Пенсильвании, Нью-Джерси, Мэриленде. Позже, когда ирокезы начали продвигаться в штат Нью-Йорк, они столкнулись там со своими старинными друзьями и союзниками — делаварами.

Миграция ирокезов — одно из тех немногих событий доисторического времени, которые можно датировать хотя бы приближенно в пределах нескольких столетий. Известно, что Лига ирокезов возникла в штате

Нью-Йорк около 1500 года. Об этом индейцы рассказывали белым, при­бывшим сюда примерно сто лет спустя, когда старики еще довольно хоро­шо помнили предание. Вероятно, ирокезы провели по меньшей мере все XV столетие на берегах реки Св. Лаврентия, и действительно, Картье встречал их там еще в 1535 году, хотя ко времени появления здесь Шам­плена они уже исчезли.

Накинем еще одно столетие на долгое, медленное продвижение посуше от Миссисипи до реки Св. Лаврентия. Следует помнить, что это не был уверенный, бодрый марш отряда закаленных воинов, двигавшихся к опре­деленной цели. Древние ирокезы понятия не имели, куда они направляют­ся. Они просто искали страну, где есть хорошая охота и где они могли бы сеять хлеб. Но среди них были женщины и дети, а на спинах они несли тяжелый груз, так затруднявший каждое их движение. Время от времени они останавливались, чтобы охотой добыть себе пропитание, сделать надежные жилища на зиму, соорудить челны, нарубить дров для костра — и все это с помощью жалких каменных орудий. Возможно, им не раз приходилось останавливаться на год или два с тем, чтобы вырастить урожай и запасти его впрок. Они подвергались постоянной угрозе нападения со стороны уже поселившихся здесь племен, с негодо­ванием смотревших на незваных пришельцев и, несомненно, неплохо умевших обращаться с луком и стрелами, боевой палицей и каменным топором. Возможно, тем, первым ирокезам приходилось часто «брать тайм-аут» на бесчисленные мелкие стычки по мере продвижения через Средний Запад и центральные приатлантические штаты.

Как долго длился этот поход, какие усилия они затратили, какие лишения и муки испытали, сколько провели сражений, сколько отдали жизней, сколько индейских племен исчезло безвозвратно еще за много- много лет до появления белого человека — не знает никто. Наши позна­ния (и догадки) — лишь плоды анализа результатов археологических раскопок, сравнения элементов родства индейских языков, данных антро­пометрических измерений современных индейцев и останков их далеких предков, а также итог изучения старинных родовых преданий, подвергну­тых тщательной проверке и взаимному сопоставлению.

3.

<< | >>
Источник: Дж. Бейклесс. АМЕРИКА ГЛАЗАМИ ПЕРВООТКРЫВАТЕЛЕЙ. Перевод с английского 3.М. КАНЕВСКОГО. Редакция и предисловие. И.П. МАГИДОВИЧА МОСКВА 1969. 1969

Еще по теме «Краснокожие первооткрыватели»:

  1. ГЛАВА 3. ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНО-ТЕОРЕТИЧЕСКОЕ ОБОСНОВАНИЕ РАЗРАБОТАННЫХ АЛГОРИТМОВ РАСЧЕТА ПЛИТ
  2. 2.4 Сегментация и построение контуров изображений объектов
  3. СУБЪЕКТЫ АДМИНИСТРАТИВНОГО ПРАВА
  4. 1. Содержание (функции) государственного управления
  5. Тема 16. Производство по делам об административных правонарушениях
  6. 3.1. Формирование стратегии развития системы персональных финансов
  7. ГЛОССАРИЙ
  8. Анализ содержания учебного материала школьных учебников с позиции их ориентации на достижение личностных результатов обучения
  9. Введение
  10. Глава I. ОПТИЧЕСКИЕ АНОМАЛИИ В КРИСТАЛЛАХ.
  11. 2. Права и обязанности сторон по договору купли-продажи.
  12. ГЛАВА 2. ИССЛЕДОВАНИЕ СОДЕРЖАНИЯ И СТРУКТУРЫ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕФОРМАЦИИ ЛИЧНОСТИ СУБЪЕКТА ТРУДА (МЕНЕДЖЕРА КОММЕРЧЕСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ)
  13. 34. Наем жилого помещения на коммерческой основе: юридическая характеристика, элементы, срок, отличие от договора социального найма.
  14. Приложение 17.
  15. Антонов Ярослав Валерьевич. Электронное голосование в системе электронной демократии: конституционно-правовое исследование. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2015, 2015
  16. Рентгенофазовый анализ
  17. З.ИСЛАМОВ. ОБЩЕСТВО. ГОСУДАРСТВО. ПРАВО. (Вопросы теории) Ташкент, «Адолат» - 2001, 2001
  18. Фигуры, промежуточные между кругом и правильными многоугольниками
  19. Графическое представление решений для пластинок в виде треугольников
  20. РАСЧЕТ ЖЕЛЕЗОБЕТОННЫХ ПЛИТ С ОДНОСТОРОННИМИ ОПОРНЫМИ СВЯЗЯМИ