<<
>>

Зарубежный опыт этической оценки обращений адвокатов о противоправных действиях, совершенных коллегами

Этические правила, содержащие указание на необходимость сообщать о преступных и унижающих достоинство адвоката поступках, служащие средством борьбы сословия адвокатов с уклонениями, приняты и действуют в настоящее время Англии и США.

Д. Гололобовым отмечается, что «Английский «Code of Conduct» ставит адвокатскую тайну и интересы правосудия на одну ступень. Если, например, солиситор или барри­стер в процессе общения с клиентом узнаёт какой-то факт, играющий против интере­сов его клиента, то он должен убедить клиента этот факт все равно сообщить суду. Если убедить не получится, то он либо сообщает этот факт суду без согласия клиента и по­

жизненно лишается лицензии, либо утаивает этот факт от суда и пожизненно лишается лицензии, либо отказывается от ведения дела «по профессиональным причинам» и воз­вращает клиенту весь полученный гонорар. Если английский солиситор или барристер в процессе общения со своим коллегой узнаёт про него что-то порочащее (причём это может затрагивать как сугубо профессиональную деятельность, так и поведение в быту), он обязан об этом сообщить. Иначе тоже рискует лишиться своей лицензии навсегда»[432].

В США еще до появления любых современных «писанных» правил поведения про­фессиональных юристов, в 1908 году American Bar Association были приняты Canons of Professional Ethics (первый кодекс поведения адвокатов). Canon 29 был озаглав­лен «Поддержание авторитета профессии» и гласил, что юристы должны раскры­вать без какого-либо страха или предубеждения перед соответствующим трибуналом (органом) коррумпированное или бесчестное поведение своих коллег по профессии и должны без всякого сомнения принимать назначения в отношении своего коллеги по профессии, который бесчестен в отношении своего клиента. Имеется известное пре­цедентное дело In re Himmel, 125 III. 2d 531, 533 N.E.2d 790 (1988), где юрист был на­казан за несообщение о профессиональном нарушении коллеги.

Все это трансформировалось в современное правило, содержащееся в Model Rules of Professional Conduct, Rule 8.3: Reporting Professional Misconduct - юрист, кото­рый знает, что другой юрист совершил нарушение правил профессионального пове­дения, которое поднимает существенный вопрос о честности и доверии этому юристу или его возможности осуществлять профессиональную деятельность, должен немед­ленно проинформировать об этом профессиональный регулятор.

Из всего этого следует, что юрист просто обязан информировать об известных ему нарушениях, имеющих место в «профессии», и никакие профессиональные правила или кодексы не регулируют поведение юриста в сфере применения общих для всех норм поведения, включая сообщение о преступлениях в уполномоченные органы. Юристы должны информировать о них полицию, как все остальные граждане.

В США существует еще известное всем конкретное дисциплинарное правило Disciplinary Rule I-103(A), которое указывает, что юрист, который обладает информа­цией [касающейся преступлений и правонарушений], не защищенной профессиональ­ной привилегией, должен информировать об этом соответствующий трибунал или власти, которые обладают возможностями для проведения соответствующего рассле­дования, что прямо подтверждает вышеизложенное.

Подробно это «расшифровывалось» в разъяснениях адвокатских органов отдель­ных штатов. Например, в New York State Bar Opinion было сказано: «Юрист всегда имеет право и возможность сообщить о наличии доказательств, которые подтверждают наличие незаконного или непрофессионального поведения другого юриста, если по­добная информация не защищена профессиональной конфиденциальностью. Юристу нет необходимости иметь прямые доказательства наличия незаконного или непрофес­сионального поведения, наличие должного убеждения или просто подозрения доста­точно для направления сообщения».

Что же касается британских юристов, то вопрос о том, что они имеют безусловное право сообщать о любом преступлении полиции, вообще не встает.

SRA (профессиональный регулятор) занимается только профессиональными на­рушениями, о которых юрист просто обязан сообщать под угрозой дисциплинарной ответственности. Согласно существующему правилу (Outcome 10.4) юридическая фирма должна сообщить профессиональному регулятору о любом нарушении про­фессиональных правил, допущенных фирмой или юристом, авторизованных регулято­ром (SRA). Сделать это можно в любое время и совершенно конфиденциально на веб­сайте организации[433].

Более того, Outcome 10.7 of the SRA Code of Conduct недвусмысленно говорит, что никто не должен препятствовать в предоставлении информации о нарушении регули­рующему органу или омбудсмену.

В относительно недавнем решении Solicitors Regulation Authority v Sharma [2010] EWHC 2022 специально указывалось на особую опасность правонарушений солисито­ров, связанных с нечестностью и обманом.

Но это все касается сугубо «профессиональных нарушений», а свободное сообще­ние информации о преступлениях, в частности в процессе работы, вообще гаранти­руется Public Interest Disclosure Act 1998. И никакие профессиональные ассоциации не имеют тут права голоса вообще, поскольку могут быть наказаны за «препятствова­ние осуществлению правосудия» и «оказание давления на свидетелей».

Если же посмотреть на то, что писали международные объединения юристов, то следует отметить, что вопросы дисциплинарного производства и наказаний они вообще отдавали на «откуп» национальным объединениям юристов и националь­ным правилам профессионального поведения. Однако, Guide for Establishing and Maintaining Complaints and Discipline Procedures (IBA, 2007) «Руководство для орга­

низации и поддержания процедуры рассмотрения дисциплинарных жалоб» (Меж­дународная Ассоциация Юристов, 2007) прямо указывает, что в полномочия на­циональных ассоциаций входят исключительно «профессиональные нарушения», а про преступления нет ни слова. Причем любое лицо или организация может свобод­но жаловаться без оплаты расходов (параграф 4)»[434].

В литературе также отмечается, что согласно стандартам поведения адвоката, дей­ствующим в США, поведение адвоката должно соответствовать высоким профессио­нальным стандартам и служить примером для остальных адвокатов. Оставаясь сдер­жанным и степенным, адвокат должен воздерживаться от любого противоправного или морально предосудительного поведения. Ввиду положения адвоката в обществе даже незначительное нарушение закона, допущенное адвокатом, может способство­вать снижению общественного доверия к юридической профессии. Соблюдение за­кона свидетельствует об его уважении. А уважение закона, в особенности для ад­воката, должно быть не просто дежурной фразой (ABA Model Code of Professional Responsibility, 1983, EC 1-5)[435].

Так как адвокаты являются жизненно важной частью судебной системы, их репутация должна быть безупречна, а квалификация - на самом высоком уров­не. Более того, адвокат должен стремиться улучшить судебную систему. В связи с этим адвокат должен содействовать разработке и применению соответствующих стандартов поведения, гарантирующих, что все те, кто занимается адвокатской практикой, обладают достаточной на то квалификацией (там же - EC 8-7). Обще­ственное доверие к закону и адвокатам может быть подорвано легкомысленным или неподобающим, непристойным поведением адвоката. В отдельных случаях и неюрист может расценить поведение адвоката как неэтичное. В случае когда чет­ких этических предписаний не существует, адвокат должен самостоятельно опре­делять свое поведение, действуя таким образом, чтобы способствовать обществен­ному доверию к целостности и эффективности правовой системы и профессии юриста (там же - EC 9-2)[436].

Таким образом, в Англии и в США сообщение адвоката в профессиональную ас­социацию о действиях другого адвоката, представляющих собой «профессиональное нарушение» является обязанностью адвоката. Сообщение о преступлении в уполно­моченные органы вне зависимости от того, совершены они адвокатом или нет, явля­

ется правом адвоката, и не является запрещенным, в случае если соответствующая информация не защищена профессиональной конфиденциальностью.

2.2.4.

<< | >>
Источник: Рагулин А.В.. Трактат об Обращении 32-х, принципах, дискриминации и демократии в российской адвокатуре: монография. (пре- дисл.: Г.Б. Мирзоев, послесл.: А.В. Воробьев) - Москва.: Российская академия адвокатуры и нотариата, Евразийский научно-исследовательский институт проблем права,2019. - 584 с.. 2019

Еще по теме Зарубежный опыт этической оценки обращений адвокатов о противоправных действиях, совершенных коллегами:

  1. 3. Судебный порядок рассмотрения обращений граждан
  2. 2. Административно-правовой порядок рассмотрения обращений граждан
  3. §1.3 Профессиональная и личностная компетентность субъекта труда в исследованиях отечественных и зарубежных авторов
  4. Тема 21. Административное право зарубежных стран
  5. ГЛАВА 2. ОЦЕНКА СИСТЕМЫ ПЕРСОНАЛЬНЫХ ФИНАНСОВ РОССИИ
  6. МЕТОД МАСШТАБИРОВАНИЯ ПРИ ОЦЕНКЕ ЖЕСТКОСТИ И ОСНОВНОЙ ЧАСТОТЫ КОЛЕБАНИЙ УПРУГИХ ПЛАСТИНОК
  7. Рагулин А.В.. Трактат об Обращении 32-х, принципах, дискриминации и демократии в российской адвокатуре: монография. (пре- дисл.: Г.Б. Мирзоев, послесл.: А.В. Воробьев) - Москва.: Российская академия адвокатуры и нотариата, Евразийский научно-исследовательский институт проблем права,2019. - 584 с., 2019
  8. Глава 2 ОПЫТ РАЗРАБОТКИ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ УЧЕБНЫХ ЗАДАНИЙ, ОРИЕНТИРОВАННЫХ НА ДОСТИЖЕНИЕ ЛИЧНОСТНЫХ РЕЗУЛЬТАТОВ ШКОЛЬНИКОВ В ПРОЦЕССЕ ОБУЧЕНИЯ
  9. Хлынина, Т.П., Кринко, Е.Ф., Урушадзе, А.Т.. Российский Северный Кавказ: исторический опыт управления и форми­рования границ региона. - Ростов н/Д: Изд-во ЮНЦ РАН,2012. - 272 с., 2012
  10. История России: Люди. Нравы. События: взгляды и оценки. 1881 - 2005 гг. -М.,2005. — 640 с., 2005
  11. Глава II. Зависимость между признанием и приведением в исполнение отмененного арбитражного решения и признанием судебного акта, отменяющего такое решение, в зарубежной судебной практике и доктрине
  12. Митюков М.А., Барнашов А.М.. Исследования по государствоведению и международному праву в Томском государственном университете (от возрождения юридического факультета до начала конституционных преобразований в стране. 1948-1993 гг.: опыт библиографического обзора) : учеб. пособие. - Томск: Издательский Дом Томского государственного университета,2020. - 146 с., 2020
  13. Приложение 1