<<
>>

Заключение

Исследование показало, что современная российская адвокатура находится в глу­боком системном кризисе. Наряду с многочисленными проблемами осуществления адвокатской деятельности, сформировался комплекс внутрикорпоративных проблем, связанных с деградацией в адвокатуре принципов законности, самоуправления, корпо­ративности и равноправия адвокатов.

В настоящее время адвокаты в Российской Федерации фактически лишены права избирать и быть избранными в органы адвокатского самоуправления, а эти органы за период с 2004 по 2019 гг. в силу внесенных без широкого обсуждения с адвокатами из­менений в ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» стали практически несменяемыми.

В существующей нормативной базе в недостаточной степени регламентируются корпоративные права адвоката, не предусматриваются права адвоката на защиту от действий адвокатских палат и их руководителей, отсутствует эффективный внутри­корпоративный механизм разрешения ситуаций, когда имеются сведения о причаст­ности руководителей к совершению незаконных действий. Недостатки правового ре­гулирования порядка организации адвокатуры привели к тому, что сегодня российские адвокаты лишены права влиять не только на состав органов корпоративного управ­ления, но и на их действия и решения. Кроме того, адвокаты существенным образом ограничены в возможности получать полную и достоверную информацию о действиях и решениях этих органов, причем особенно тщательно скрывается информация о фи­нансовой деятельности.

Наиболее ярким проявлением этих негативных тенденций, существенным образом умаляющих авторитет адвокатуры, стал беспрецедентный процесс ограничения руко­водством органов корпоративного управления адвокатурой прав и свобод граждан РФ, обладающих адвокатским статусом.

Существующие в настоящее время процедуры формирования Совета Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации, Советов адвокатских палат субъектов РФ, избрания президента ФПА РФ и президентов адвокатских палат субъектов РФ сво­дятся к процессу их феодально-бюрократического самовоспроизводства, не имеющего ничего общего с общепризнанными демократическими принципами проведения выбо­ров.

Президенты палат, используя предусмотренные законом процедуры ротации Со­ветов палат, фактически полностью самостоятельно, нередко на основе родственных связей формируют Советы палат, по сути являющиеся коллегиями их собственных

«выборщиков». Это делает их «избрание» предрешенной бюрократической процеду­рой, не зависящей от воли других членов адвокатского сообщества.

Фактически неподотчетное адвокатскому сообществу, самоназначаемое и десятиле­тиями существующее исключительно за счет обязательных отчислений, поступающих от адвокатов, руководство органов корпоративного управления адвокатурой в значи­тельной степени утратило связь с реальностями адвокатской практики, перестало по­нимать организационные и правовые проблемы адвокатов. Члены органов корпора­тивного управления переходят в режим «самообслуживания», сопровождающийся агрессивной реакцией на любые попытки общественного контроля за их деятельно­стью, а в ряде случаев принятием актов, прямо нарушающих закон, и преследованием адвокатов за критику и реализацию своих конституционных прав.

Так, на предпоследнем VIII Всероссийском съезде адвокатов, практически все деле­гаты которого являлись президентами региональных палат, были приняты изменения Кодекса профессиональной этики адвоката, направленные на запрет судебного обжа­лования решений о прекращении статуса адвоката, что прямо противоречит консти­туционно закрепленному праву гражданина на судебную защиту своих прав и свобод. Ряд принятых на съезде изменений Кодекса был направлен на экспансию юрисдикции органов адвокатского сообщества за пределы непосредственного предмета его регули­рования (процесса оказания адвокатами квалифицированной юридической помощи) в область частно-публичной жизни адвокатов.

На последнем IX Всероссийском съезде адвокатов была принята Резолюция о со­блюдении адвокатской этики, а перед проведением съезда Советом ФПА РФ были утверждены обязательные для всех адвокатов и адвокатских палат Разъяснения № 03/19 Комиссии по этике и стандартам по вопросу допустимости обращения адво­катов в правоохранительные органы.

Суть этих актов сводится к прямому, под угрозой привлечения адвокатов к дис­циплинарной ответственности (вплоть до лишения права на профессию), запрету на обращения адвокатов в органы государственной власти либо в правоохранительные органы с требованием проведения любых видов проверки в отношении органов адво­катского самоуправления.

Поводом для принятия этих решений стало подписание 2 марта 2019 г. группой граждан, в том числе обладающих адвокатским статусом, обращения на имя предсе­дателя Следственного комитета РФ с просьбой об обеспечении объективного и сво­евременного рассмотрения ранее поданных иными гражданами и адвокатами-члена­ми адвокатской палаты Республики Башкортостан, заявлений о финансовых и иных злоупотреблениях представителей органов управления палаты. Из текста Обращения

следует, что при его подписании были представлены данные об исполнении подозри­тельных сделок, заключенных при наличии конфликта интересов и не одобренных в установленном законом порядке, состоящих в заключении договора аренды помеще­ния, занимаемого адвокатской палатой с тещей президента палаты, а также в осущест­влении крупных безвозмездных вложений средств палаты в капитальный ремонт этих помещений. В настоящее время по данным фактам хищения денежных средств рассле­дуется уголовное дело (ч.4 ст.159 УК РФ).

Реакционные акты, принятые ФПА РФ оперативно, келейно и без предварительно­го широкого обсуждения, являются яркой демонстрацией дискриминации в отноше­нии адвокатов со стороны руководства органов корпоративного управления адвока­турой. При их принятии не учтено, что в отношении права на обращение гражданина, обладающего статусом адвоката, действуют положения таких нормативных правовых актов и этических норм как: Всеобщая декларация прав человека (ст. 7, 8, 19, 28); Меж­дународный пакт о гражданских и политических правах (ст. 3, 5, 19); Конвенция о за­щите прав человека и основных свобод (Преамбула, ст. 10, 13, 17, 18, 53); Декларация о праве и обязанности отдельных лиц, групп и органов общества поощрять и защищать общепризнанные права человека и основные свободы (ст.

1, 5, 6, 7, 8, 9, 11); Конститу­ция Российской Федерации (ст. 2, 4, 6, 15, 17, 18, 19, 29, 33, 45, 47, 55, 120); Федераль­ный закон от 02 мая 2006 г. № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» (ст. 2, 3, 4, 6); Основные принципы, касающиеся роли юри­стов (п. 16, 23, 26); Стандарты независимости сообщества юристов IBA (ст. 14); Общий кодекс правил для адвокатов стран Европейского Сообщества (п. 1.2.2.). Не учтено, что предусмотренное ст. 33 Конституции РФ право на обращение в государственный орган в положениях законодательства не ограничено, а его ограничение в силу ст. 55 Конституции РФ возможно лишь на основании федерального закона.

Указанные события происходили на фоне отказа руководства ФПА РФ предоста­вить адвокатам данные, связанные с заключением и исполнением договора аренды за­нимаемого ФПА РФ помещения, при наличии заинтересованности в указанной сделке лично президента ФПА РФ в виду его аффилированности с арендодателем. Не были предоставлены и сведения о размере вознаграждения, получаемого руководством ФПА РФ, членами Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам.

Непосредственно после принятия ФПА РФ указанных решений в адвокатских палатах Нижегородской, Курганской, Московской областей и Краснодарского края в отношении адвокатов, подписавших обращение, были возбуждены дисциплинар­ные производства. К настоящему времени Советами адвокатских палат Нижего­родской, Московской и Курганской областей приняты решения о наложении мер

дисциплинарного взыскания на адвокатов за то, что они воспользовались своим кон­ституционным правом.

В то же время на основании положений ст. 6 ФЗ от «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» запрещается преследование гражданина в связи с его обращением в государственный орган или к должностному лицу с крити­кой деятельности этого органа или должностного лица либо в целях восстановления или защиты своих прав, свобод и законных интересов либо прав, свобод и законных интересов других лиц.

Вышеизложенные обстоятельства дают основания для вывода о том, что принятые ФПА РФ акты преследуют цель создать очередной барьер на пути становления закон­ности, развития истинной независимости, укрепления корпоративности и самоуправля- емости в адвокатуре, направлены на противодействие контролю со стороны адвокатов за финансово-хозяйственной и иной деятельностью руководства органов корпоративного управления, способствуют фактически бессрочному нахождению в составе органов кор­поративного управления одних и тех же лиц, а также их бесконтрольным действиям.

Эти акты, фактически явившиеся базой для усиления внутрикорпоративного раско­ла в адвокатуре, имеют своей целью подавление в адвокатуре прогрессивных демократи­ческих начал, формируют мнение об адвокатуре как об архаичном клане «мафиозного» типа, основным принципом которого является запрет на сообщение государственным органам о деяниях, совершаемых представителями «руководящей верхушки», способ­ствуют стагнации в развитии адвокатуры и консервации значительного количества не решенных и с каждым днем усугубляющихся правовых и организационных проблем.

В настоящее время в недрах Министерства юстиции РФ разрабатывается проект Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи, соглас­но которому оказание юридических услуг на возмездной основе вне статуса адвоката невозможно, однако в условиях сложившегося в адвокатуре положения, продолжение проводимой руководством ФПА РФ антиконституционной политики чревато «моно­полизацией» адвокатурой рынка юридических услуг, потерей социально-активными, честными и независимыми юристами не только своей профессиональной и граждан­ской независимости, но самой профессии.

Представляется, что основой преодоления кризисных явлений, имеющихся в отече­ственной адвокатуре, должно стать незамедлительное принятие ФПА РФ и адвокат­скими палатами субъектов РФ следующих правовых и организационных мер:

- реформа правового регулирования порядка формирования органов адвокатского самоуправления на всех уровнях на основе возвращения к демократическим процеду­рам избрания их членов путем всеобщих прямых выборов президента и членов совета

палаты, членов квалификационной и ревизионной комиссии. Выборы должны прохо­дить на альтернативной основе и посредством тайного голосования, с предваритель­ным свободным выдвижением и обсуждением кандидатур;

- разработка и введение норм, предотвращающих возможность привлечения к вы­полнению обязанностей члена совета адвокатской палаты, члена квалификационной комиссии и ревизионной комиссии родственников или свойственников президента или вице-президента соответствующей адвокатской палаты;

- признание примата норм профессиональной этики и юрисдикции органов адво­катского самоуправления по отношению к вопросам профессиональной деятельности адвоката при одновременном осознании недопустимости какого-либо незаконного дискриминационного ограничения и вмешательства в область прав и свобод адвока­тов, как граждан РФ, а также вмешательств, напрямую не связанных с профессиональ­ной деятельностью адвоката;

- введение правовых механизмов, обеспечивающих личную ответственность прези­дентов адвокатских палат и членов советов адвокатских палат за осуществляемые ими действия и принимаемые решения, а также создание правовой основы для возможно­сти выражения адвокатами вотума недоверия этим лицам;

- признание и реализация принципа прозрачности в деятельности органов адвокат­ского самоуправления и права адвокатов на контроль за деятельностью органов адво­катского самоуправления любого уровня;

- осуществление действий, направленных на законодательное закрепление корпо­ративных прав адвоката как члена адвокатской палаты субъекта РФ, и как лица, осу­ществляющего финансирование деятельности ФПА РФ;

- обязательное заблаговременное предварительное обсуждение всех законодатель­ных и внутрикорпоративных инициатив среди адвокатов, с привлечением специалистов по проблематике адвокатской деятельности и адвокатуры из числа представителей на­учного сообщества, сообщества журналистов, специалистов по смежной проблематике;

- создание независимого научно-информационного портала, посвященного адвокат­ской деятельности и адвокатуре с предоставлением возможности адвокатам осущест­влять предварительно модерируемые независимой редакцией публикации в открытых или в закрытых разделах портала, а также с возможностью прямого «вертикального» и «горизонтального» общения с коллегами внутри корпорации и внутрикорпоративного обращения с обязательными для рассмотрения и разрешения жалобами и заявлениями;

- признание ФПА РФ и адвокатских палат субъектов РФ необходимости всемер­ного способствования прекращению злоупотреблений и повышению эффективности и полезности для каждого представителя адвокатского сообщества в области расхо­

дования денежных средств, формируемых из обязательных отчислений адвокатов, а также признание необходимости всемерного способствования прекращению любых проявлений необоснованного ограничения прав граждан на оперативное получение посредством независимых СМИ сведений об их деятельности, а также проявлений ограничения свободы СМИ и нарушений прав журналистов.

- введение права адвокатов на инициирование принятия корпоративных актов, проведение их общественной экспертизы, упорядочивание процесса их принятия в направлении его большей открытости, для чего требуется предусмотреть обязатель­ность широкого обсуждения их проектов;

- установление обязанности ФПА РФ и адвокатских палат субъектов РФ заблаго­временно информировать адвокатов о заседаниях и готовящихся к принятию актах, а также обеспечение возможности участия в заседаниях органов адвокатских палат всех желающих принять в них участие адвокатов, при условии предварительной регистра­ции, а также проведение онлайн-трансляций заседаний для адвокатов;

- установление единого для всех адвокатских палат порядка избрания делегатов на конференцию адвокатской палаты субъекта РФ с тем, чтобы было обеспечено предста­вительство делегатами интересов всех членов палаты, вне зависимости от избранной ими формы адвокатского образования;

- безотлагательное осуществление реформирования положений КПЭА в части обе­спечения соответствия процедуры осуществления производства по дисциплинарному делу в отношении адвоката минимальным стандартам, отраженным в нормах между­народного права, дополнение положений КПЭА новыми санкциями, альтернативными прекращению статуса адвоката, например, временным приостановлением права на за­нятие адвокатской деятельностью или введением штрафных санкций. Введение воз­можности заявления адвокатом ходатайства о проведении рассмотрения дисциплинар­ного дела в открытом режиме;

- принятие мер по установлению законодательных и корпоративных гарантий, на­правленных на предотвращение дискриминации адвокатов, осуществляющих свою де­ятельность в адвокатских кабинетах;

- создание в структуре ФПА РФ подразделения по оперативному оказанию обра­тившимся адвокатам информационно-консультационной и научно-методической под­держки.

Также, в рамках заключения, следует привести ряд актов, принятых органами адвокатского самоуправления и научно-практическими конференциями адвокатов и юристов. Прежде всего приведем текст Заявления Совета Адвокатской палаты Уд­муртской Республики о Разъяснениях № 03/19 Комиссии по этике и стандартам по

вопросу допустимости обращения адвокатов в правоохранительные органы, утверж­денное протоколом № 5 заседания Совета Адвокатской палаты Удмуртской Республи­ки от 25 апреля 2019 года[651]:

«17 апреля 2019 года Советом Федеральной палаты адвокатов РФ были утвержде­ны Разъяснения № 03/19 Комиссии по этике и стандартам по вопросу допустимости обращения адвокатов в правоохранительные органы (далее - «Разъяснения»).

Как следует из текста указанных Разъяснений, Совет Федеральной палаты адво­катов РФ полагает, что обращения адвокатов в органы государственной власти либо в правоохранительные органы с требованием проведения проверки в отношении орга­нов адвокатского самоуправления «демонстрируют полное пренебрежение моральны­ми традициями адвокатуры и требованиями профессиональной этики». Также Совет Федеральной палаты адвокатов РФ указывает, что в случаях, когда авторы подобных обращений не являются членами той адвокатской палаты, положение дел в которой является предметом такого обращения, действия адвокатов следует расценивать как вмешательство адвокатов в деятельность иной адвокатской палаты.

Совет Федеральной палаты адвокатов РФ пришел к выводу, что направление адвокатами обращений в органы государственной власти либо в правоохранительные органы с требованием проведения проверки в отношении органов адвокатского само­управления противоречит пункту 2 статьи 5, пункту 5 статьи 9 Кодекса профессио­нальной этики адвоката и должно являться поводом для дисциплинарного реагирования уполномоченных органов адвокатского самоуправления и возможного привлечения адво­катов к дисциплинарной ответственности.

Из текста Разъяснений № 03/19 следует, что после утверждения Советом Феде­ральной палаты адвокатов Российской Федерации и опубликования на официальном сайте Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации в сети «Интернет» они являются обязательным для всех адвокатских палат и адвокатов.

Утвержденные Советом Федеральной палаты адвокатов РФ Разъяснения, пря­мо предусматривают возможность привлечения адвокатов к дисциплинарной ответ­ственности по фактам обращения адвокатов в правоохранительные органы с требо­ванием проведения проверки в отношении органов адвокатского самоуправления, что противоречит действующему законодательству и нарушает основополагающие права и свободы человека и гражданина.

В соответствии со ст. 33 Конституции Российской Федерации граждане Россий­ской Федерации имеют право обращаться лично, а также направлять индивидуаль­

ные и коллективные обращения в государственные органы и органы местного самоу­правления.

Частью 1 ст.15 Конституции Российской Федерации установлена ее высшая юриди­ческая сила, прямое действие и применение на всей территории Российской Федерации.

Согласно положений ст. 17, 18 Конституции РФ, в Российской Федерации при­знаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно обще­признанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Кон­ституцией. Права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятель­ность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обе­спечиваются правосудием.

Верховный Суд Российской Федерации в п. 9 Обзора практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 16.03.2016) указал, что каждый гражданин имеет право свободно и добровольно обращаться в государственные органы, органы местного самоуправления и к должностным лицам в целях защиты своих прав и законных интересов либо прав и законных интересов других лиц.

Статьей 6 Федерального закона от 02.05.2006 № 59-ФЗ «О порядке рассмотре­ния обращений граждан Российской Федерации» установлены гарантии безопасности гражданина в связи с его обращением. При этом пункт 1 указанной статьи предусма­тривает прямой запрет преследования гражданина в связи с его обращением в госу­дарственный орган, орган местного самоуправления или к должностному лицу в целях восстановления или защиты своих прав, свобод и законных интересов либо прав, свобод и законных интересов других лиц.

Таким образом, Конституция РФ, действующее законодательство, а также право­применительная практика не допускают произвольного, без указанных в Конституции Российской Федерации оснований, ограничения права на обращение как по предмету об­ращения, так и по субъектному составу обращающихся лиц, а также содержат прямой запрет на преследование в связи с обращением.

Содержащиеся в Разъяснениях указания, в соответствии с которыми обращение ад­воката, содержащее требование о проведении проверки в отношении органов адвокат­ского самоуправления, должно становиться поводом для дисциплинарного реагирования уполномоченных органов адвокатского самоуправления и может явиться основанием для привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности, противоречит изло­женным нормам и может рассматриваться как ущемление конституционных прав чле­нов адвокатского сообщества.

При таких обстоятельствах не вызывает сомнения, что реализация адвокатом га­рантированных ему как гражданину Российской Федерации прав и свобод изначально не может рассматриваться как поступок, наносящий ущерб авторитету адвокатуры или подрывающей доверие к ней, и, следовательно, сам факт направления адвокатом обра­щения в органы государственной власти либо в правоохранительные органы с требова­нием проведения проверки в отношении органов адвокатского самоуправления не содер­жит признаков дисциплинарного проступка.

В связи с изложенным, Совет Адвокатской палаты Удмуртской Республики заявля­ет, что в ходе осуществления своей деятельности при рассмотрении вопросов, связан­ных с направлениями адвокатами обращений в отношении органов адвокатского само­управления, он будет продолжать действовать строго в соответствии с положениями Конституции Российской Федерации и действующего законодательства»

Приведенное выше Заявление Совета было полностью и единогласно поддержано участниками проведенной 31 мая 2019 года научно-практической конференции адво­катов Удмуртской Республики[652]. В Резолюции о Разъяснениях № 03/19 Комиссии по этике и стандартам по вопросу допустимости обращения адвокатов в правоохрани­тельные органы указано следующее:

«17 апреля 2019 года Советом Федеральной палаты адвокатов РФ были утвержде­ны Разъяснения № 03/19 Комиссии по этике и стандартам по вопросу допустимости обращения адвокатов в правоохранительные органы (далее - «Разъяснения»).

Как следует из текста указанных Разъяснений, Совет Федеральной палаты адво­катов РФ полагает, что обращения адвокатов в органы государственной власти либо в правоохранительные органы с требованием проведения проверки в отношении орга­нов адвокатского самоуправления «демонстрируют полное пренебрежение моральны­ми традициями адвокатуры и требованиями профессиональной этики». Также Совет Федеральной палаты адвокатов РФ указывает, что в случаях, когда авторы подобных обращений не являются членами той адвокатской палаты, положение дел в которой является предметом такого обращения, действия адвокатов следует расценивать как вмешательство адвокатов в деятельность иной адвокатской палаты.

Совет Федеральной палаты адвокатов РФ пришел к выводу, что направление адвокатами обращений в органы государственной власти либо в правоохранительные органы с требованием проведения проверки в отношении органов адвокатского само­управления противоречит пункту 2 статьи 5, пункту 5 статьи 9 Кодекса профессио­

нальной этики адвоката и должно являться поводом для дисциплинарного реагирования уполномоченных органов адвокатского самоуправления и возможного привлечения адво­катов к дисциплинарной ответственности.

Из текста Разъяснений № 03/19 следует, что после утверждения Советом Феде­ральной палаты адвокатов Российской Федерации и опубликования на официальном сайте Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации в сети «Интернет» они являются обязательным для всех адвокатских палат и адвокатов.

Утвержденные Советом Федеральной палаты адвокатов РФ Разъяснения прямо предусматривают возможность привлечения адвокатов к дисциплинарной ответ­ственности по фактам обращения адвокатов в правоохранительные органы и даже в органы государственной власти (к числу которых в силу ст. 10, 118 Конститу­ции Российской Федерации относится суд) с требованием проведения проверки в отношении органов адвокатского самоуправления, что противоречит действую­щему законодательству и нарушает основополагающие права и свободы человека и гражданина.

В соответствии со ст. 33 Конституции Российской Федерации граждане Российской Федерации имеют право обращаться лично, а также направлять индивидуальные и кол­лективные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления.

Судебная защита прав и свобод гражданина гарантирована ст. 46 Конституции Российской Федерации.

Частью 1 ст.15 Конституции Российской Федерации установлена ее высшая юриди­ческая сила, прямое действие и применение на всей территории Российской Федерации.

Согласно положений ст. 17, 18 Конституции РФ, в Российской Федерации при­знаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно обще­признанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Кон­ституцией. Права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, дея­тельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием.

Статьей 19 Конституции Российской Федерации запрещены любые формы ограни­чения прав граждан, в том числе по признакам принадлежности к общественным объ­единениям, социальной принадлежности.

Верховный Суд Российской Федерации в п. 9 Обзора практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 16.03.2016) указал, что каждый гражданин имеет право свободно и добровольно обращаться в государственные органы, органы местного самоуправления

и к должностным лицам в целях защиты своих прав и законных интересов либо прав и законных интересов других лиц.

Статьей 6 Федерального закона от 02.05.2006 № 59-ФЗ «О порядке рассмотре­ния обращений граждан Российской Федерации» установлены гарантии безопасности гражданина в связи с его обращением. При этом пункт 1 указанной статьи предусма­тривает прямой запрет преследования гражданина в связи с его обращением в госу­дарственный орган, орган местного самоуправления или к должностному лицу в целях восстановления или защиты своих прав, свобод и законных интересов либо прав, свобод и законных интересов других лиц.

Таким образом, Конституция РФ, действующее законодательство, а также правоприменительная практика не допускают произвольного, без указанных в Кон­ституции Российской Федерации или федеральном законе оснований, ограничения права на обращение как по предмету обращения, так и по субъектному составу об­ращающихся лиц, а также содержат прямой запрет на преследование в связи с об­ращением.

Содержащиеся в Разъяснениях указания, в соответствии с которыми обращение ад­воката, содержащее требование о проведении проверки в отношении органов адвокат­ского самоуправления, должно становиться поводом для дисциплинарного реагирования уполномоченных органов адвокатского самоуправления и может явиться основанием для привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности, противоречит изло­женным нормам и может рассматриваться как ущемление конституционных прав чле­нов адвокатского сообщества.

При этом, существующее правовое регулирование деятельности адвокатуры и, в частности, отсутствие демократических механизмов выборности, а также эф­фективного контроля за деятельностью органов адвокатского управления со стороны рядовых адвокатов ставит под сомнение саму возможность разрешения конфликтов, связанных с злоупотреблениями, в том числе финансовыми, со стороны органов адво­катского управления и их руководства способами внутрикорпоративного демократиче­ского самоуправления.

При таких обстоятельствах реализация адвокатом гарантированных ему как гражданину Российской Федерации прав и свобод не может рассматриваться как по­ступок, наносящий ущерб авторитету адвокатуры или подрывающей доверие к ней, и, следовательно, сам факт направления адвокатом обращения в органы государствен­ной власти либо в правоохранительные органы с требованием проведения проверки в отношении органов адвокатского самоуправления не содержит признаков дисципли­нарного проступка.

Участники научно-практической конференции адвокатов Удмуртской Республики предлагают Президенту Адвокатской палаты Удмуртской Республики:

принять все необходимые меры по доведению Резолюции до сведения органов управле­ния Федеральной палаты адвокатов РФ, а также до сведения адвокатского сообщества;

направить в Совет Федеральной палаты адвокатов РФ обращение об отмене Разъ­яснения № 03/19 Комиссии по этике и стандартам по вопросу допустимости обраще­ния адвокатов в правоохранительные органы;

опубликовать Резолюцию в информационно-телекоммуникационной сети «Интер­нет» и на официальном сайте Адвокатской палаты Удмуртской Республики с предло­жением ко всем членам адвокатского сообщества Российской Федерации о ее поддержке;

обратиться в органы государственной власти Российской Федерации с требованием о принятии находящихся в их компетенции мер, направленных на недопущение дискри­минационных ограничений конституционных прав и свобод граждан, обладающих ста­тусом адвоката.

Настоящая Резолюция принята участниками научно-практической конференции адвокатов Удмуртской Республики 31 мая 2019 года. В научно-практической конферен­ции адвокатов Удмуртской Республики приняло участие 325 адвокатов. Резолюция при­нята единогласно».

Также следует отметить, что 08 августа 2019 г. Исполнительным комитетом Гильдии российских адвокатов по результатам доклада основных, содержащихся в настоящей работе позиций[653], единогласно была принята резолюция следующего содержания:

«Исполком Гильдии российских адвокатов отмечает, что результаты анализа посту­пающих от адвокатов обращений и данные, полученные в ходе научных исследований, про­водимых в Российской академии адвокатуры и нотариата, показывают, что к настоя­щему времени в российской адвокатуре сформировался комплекс внутрикорпоративных проблем, связанных с современным состоянием развития корпоративной демократии.

Суть этих проблем состоит в том, что адвокаты в Российской Федерации факти­чески утратили право избирать и быть избранными в органы адвокатского самоуправ­ления. Право адвокатов на получение полной и достоверной информации о действиях и решениях этих органов существенно ограничено, возможности адвокатов на участие в принятии корпоративных актов - минимальны. В практике органов адвокатского са­моуправления имеют место факты оказания воздействия на адвокатов, критикующих их действия и решения, путём незаконного или необоснованного привлечения к дисци­плинарной ответственности.

Исполком Гильдии российских адвокатов полагает, что основой преодоления упомя­нутых выше явлений, проявляющихся в отечественной адвокатуре, должно стать ско­рейшее принятие следующих правовых и организационных мер:

- реформирование правового регулирования механизма избрания органов адвокат­ского самоуправления на всех уровнях на основе возвращения к демократическим про­цедурам, при проведении всеобщих прямых периодичных выборов на альтернативной ос­нове тайным голосованием, с предварительным свободным выдвижением и обсуждением кандидатур и возможностью применения при осуществлении голосования электронной подписи адвоката;

- введение правовых механизмов, обеспечивающих личную ответственность прези­дентов адвокатских палат, членов советов адвокатских палат за осуществляемые ими действия и принимаемые решения, а также создание правовой основы для возможности выражения адвокатами вотума недоверия этим лицам;

- законодательное закрепление корпоративных прав адвоката как члена адвокат­ской палаты субъекта Российской Федерации и как лица, осуществляющего финанси­рование деятельности ФПА РФ, в том числе, установление в законе права на полу­чение информации о деятельности органов самоуправления и возможности участия адвоката в выдвижении и обсуждении всех законодательных и внутрикорпоративных инициатив;

- осуществление реформирования положений КПЭА в части установления недопу­стимости незаконных дискриминационных ограничений и вмешательства в область прав и свобод адвокатов как граждан Российской Федерации, обеспечения соответ­ствия процедуры осуществления производства по дисциплинарному делу минимальным стандартам, отражённым, в нормах международного права, дополнения положений КПЭА санкциями, альтернативными прекращению статуса адвоката.

Исполком Гильдии российских адвокатов, руководствуясь общекорпоративными инте­ресами российской адвокатуры, выражает уверенность в том, что Федеральная палата адвокатов Российской Федерации и Гильдия российских адвокатов совместно с другими общероссийскими адвокатскими объединениями и представителями научного экспертно­го сообщества обеспечит конструктивное взаимодействие в направлении совершенство­вания правового регулирования организации адвокатуры на основе единых подходов».

Вышеизложенные акты обусловливают необходимость направления всех прогрес­сивно мыслящих сил на обращение в органы корпоративного управления адвокатурой с требованиями:

- незамедлительно предпринять указанные выше правовые и организационные меры;

- повысить эффективность деятельности в направлении защиты профессиональ­ных прав каждого члена адвокатского сообщества, в том числе в случаях воздействия со стороны адвокатских палат;

- прекратить действия по незаконному ограничению гарантированных законом прав и свобод граждан, обладающих статусом адвоката;

- прекратить преследование адвокатов за критику и реализацию ими права на кор­поративное самоуправление и иных предусмотренных законодательством прав;

- незамедлительно осуществить отмену Разъяснения № 03/19 Комиссии по этике и стандартам ФПА РФ по вопросу допустимости обращения адвокатов в правоохрани­тельные органы;

- незамедлительно осуществить отмену решений о привлечении адвокатов к дисци­плинарной ответственности за действия по подписанию обращения на имя председате­ля Следственного комитета Российской Федерации;

- включить в повестку дня X Всероссийского съезда адвокатов вопрос об отмене Резолюции о соблюдении адвокатской этики как противоречащей закону, нормам эти­ки и традициям российской (присяжной) адвокатуры.

Также представляется, что в случае отказа органов корпоративного управле­ния адвокатурой от отмены соответствующих Разъяснения и Резолюции адвока­там целесообразно рассмотреть вопрос об обжаловании незаконных актов, принятых ФПА РФ в судебном порядке, в том числе, с рассмотрением отдельных жалоб в Конституционном Суде Российской Федерации, а возможно и в Европейском суде по правам человека. Также необходимо рассмотреть вопрос о возможности обращения в органы государственной власти Российской Федерации с просьбой о принятии нахо­дящихся в их компетенции мер, направленных на недопущение дискриминационных ограничений конституционных прав и свобод граждан, обладающих статусом адвока­та, а также с инициативой об изменении законодательства об адвокатской деятельно­сти и адвокатуре с целью укрепления эффективности и повышения престижа адвокат­ской деятельности.

<< | >>
Источник: Рагулин А.В.. Трактат об Обращении 32-х, принципах, дискриминации и демократии в российской адвокатуре: монография. (пре- дисл.: Г.Б. Мирзоев, послесл.: А.В. Воробьев) - Москва.: Российская академия адвокатуры и нотариата, Евразийский научно-исследовательский институт проблем права,2019. - 584 с.. 2019

Еще по теме Заключение:

  1. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  2. Заключение
  3. Заключение
  4. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  5. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  6. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  7. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  8. Заключение
  9. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  10. Заключение
  11. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  12. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  13. 55. Договор банковского счета: понятие, элементы, заключение, виды.
  14. 20. Прекращение договора аренды. Право арендатора на возобновление договора.
  15. 1. Дискуссии в административном праве об административном договоре
  16. 7. Понятие и признаки договора поставки.
  17. 5. Договор розничной купли-продажи.