<<
>>

Выводы по Главе 5

1. КПЭА - обладающий нормативным действием в отношении адвокатов этико-правовой акт адвокатского сообщества, представляющий собой свод нравствен­но-этических предписаний, устанавливающий приемлемые и не приемлемые для со­общества практики поведения его представителей, а также закрепляющий основания привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности и порядок осуществления дисциплинарного производства.

2. КПЭА, устанавливающий обязательные для каждого адвоката правила поведе­ния при осуществлении адвокатской деятельности, принят в целях развития традиций российской (присяжной) адвокатуры и дополняет правила, установленные законода­тельством об адвокатской деятельности и адвокатуре. Обязательные для каждого ад­воката правила поведения при осуществлении адвокатской деятельности, установ­ленные КПЭА, основаны на нравственных критериях и традициях, представляющих собой несанкционированные государством правила поведения, наиболее обобщен­ные нормы и принципы поведения людей, соблюдаемые на основе убеждения и охра­няемые общественным мнением, основанные на представлениях людей о добре, зле и справедливости, требованиях морали и нравственности, являющихся основой уста­новленных в КПЭА этических правил.

3. Разъяснения КЭС содержат этикоправоразъяснительное толкование (интерпрета­цию) норм КПЭА применительно к действиям адвоката, описанным в запросе инициа­тора и оценке этого действия со стороны КЭС как, например, действия, нарушающего нормы КПЭА. Разъяснение КЭС, не основанное на прямо предусмотренных законом и КПЭА положениях, является актом создания нового этического правила, основанного на понимании членами КЭС содержания и смысла приведенных в Разъяснении норм КПЭА в соотношении с положениями ФЗ «Об адвокатской деятельности.».

4. В запретительных Разъяснениях КЭС должны содержаться исчерпывающие характеристики деяния, которое по мнению КЭС является нарушением этических пра­

вил адвокатской профессии.

Иными словами, в подобных Разъяснениях должен быть закреплен состав нарушения этических и правовых норм, представляющий собой опи­сание конкретного деяния и ссылку на нормы КПЭА и ФЗ «Об адвокатской деятель­ности...», которые нарушает соответствующее деяние.

5. Привлечение к дисциплинарной ответственности, которое охватывает как фор­мирование состава нарушения, являющегося основанием для привлечения к ответ­ственности, так и меры назначаемой меры дисциплинарного воздействия, а также про­цедура дисциплинарного производства должны соответствовать закону, преследовать законную цель и быть необходимым и соразмерным цели с учетом конкретных обсто­ятельств дела и привлекаемого к ответственности лица, они должны применяться ис­ключительно в соответствии со справедливой процедурой и в рамках таковой.

6. В силу п. 26 «Основных положений о роли юристов» и положений п. 1.2.2 «Об­щего кодекса правил для адвокатов стран Европейского Сообщества» создание новых этических правил (то есть дополнение перечня уже имеющихся в КПЭА правил или придание уже закрепленным в КПЭА правилам новой интерпретации в этикоправо­разъяснительных актах КЭС) нежелательно и невозможно, если эти правила (или их трактовка) противоречат национальному законодательству или судебным, а также ад­министративным процедурам, поскольку такие правила заведомо не могут быть воз­ведены в ранг этических правил адвокатской профессии в силу их противоречия наци­ональному законодательству или судебным, а также административным процедурам.

7. Привлечение адвоката к дисциплинарной ответственности на основании этико­праворазъяснительного толкования норм КПЭА, изложенного в Разъяснениях КЭС, которое по своему особому правовому статусу и исходя из его содержания, может представлять собой новую этическую норму, может быть осуществлено лишь в том случае, когда Разъяснение КЭС не вступает в противоречие с принципом законности.

8. Из ч. 3 ст. 4 КПЭА следует, что в тех случаях, когда вопросы профессиональной этики адвоката не урегулированы законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре или КПЭА, адвокат обязан соблюдать сложившиеся в адвокатуре обычаи и традиции, соответствующие общим принципам нравственности в обществе.

9. На основании ст. 32 Устава ФПА РФ Совет ФПА РФ утверждает предостав­ленные Комиссией по этике и стандартам обязательные для всех адвокатских палат субъектов Российской Федерации и адвокатов разъяснения по вопросам применения Кодекса профессиональной этики адвоката и Положения о порядке сдачи квалифи­кационного экзамена и оценки знаний претендентов. В связи с этим правовой статус Решения Совета ФПА РФ об утверждении Разъяснения состоит в том, что оно пред­ставляет собой принятый в установленном законодательством и регламентом работы

Совета ФПА РФ удостоверительный акт, принимаемый в отношении Разъяснений КЭС ФПА РФ, без него Разъяснение КЭС не имеет юридической силы.

10. Государство обязано обеспечить отсутствие злоупотреблений дисциплинарной системой в отношении представителей адвокатуры, поскольку эта система не может использоваться с целью запугивания или преследования адвокатов.

<< | >>
Источник: Рагулин А.В.. Трактат об Обращении 32-х, принципах, дискриминации и демократии в российской адвокатуре: монография. (пре- дисл.: Г.Б. Мирзоев, послесл.: А.В. Воробьев) - Москва.: Российская академия адвокатуры и нотариата, Евразийский научно-исследовательский институт проблем права,2019. - 584 с.. 2019

Еще по теме Выводы по Главе 5:

  1. Основные выводы по главе 2
  2. 4.4 Основные выводы по главе 4
  3. 3.11 Основные выводы по главе 3
  4. Выводы по второй главе
  5. Выводы по главе 3
  6. Выводы по главе 1
  7. ВЫВОДЫ ПО ГЛАВЕ 1.
  8. ВЫВОДЫ ПО ГЛАВЕ 2.
  9. Выводы по главе 2
  10. ВЫВОДЫ ПО ГЛАВЕ 3.
  11. ОСНОВНЫЕ ВЫВОДЫ ПО ГЛАВЕ 3
  12. ОСНОВНЫЕ ВЫВОДЫ ПО ГЛАВЕ 2