<<
>>

Статус гражданина и статус адвоката

Теория адвокатуры демонстрирует: сущность, смысл, качество, раскрывающее себя в профессиональной правозащите компактное ядро адвокатуры есть публичный безвластный надзор за отправлением правосудия в непосредственном смысле и за со­блюдением законов властями в общем смысле.

Это качество должно обнаруживать себя в любом определении (дефиниции) адвокатуры, в любом практическом акте адвоката. Отклонение от этого канона адвокатуры есть измена адвокатуре, превра­щение адвокатуры в её сущностную противоположность - в антиадвокатуру, иначе в безнравственность.

В латинском языке термином «status» (положение, состояние) обозначалось поло­жение конкретной личности в обществе, совокупность ее прав и обязанностей[68].

В отечественной юридической литературе обычно применяют понятие «правовой статус», что означает «юридическое выражение социального статуса субъекта»[69]. Наря­ду с понятием «правовой статус» в науке также употребляется понятие «правовое по­ложение». Исследователи в основном не усматривают разницы между «правовым поло­жением» и «правовым статусом» физических лиц и в общем виде определяют правовой статус лица как «его положение в обществе, закрепленное правом»[70].

В теории права признано, что правовой статус субъекта обусловливается тем зако­нодательством, которым регламентируются его права и обязанности[71].

Из этого следует, в том числе и то, что если физическое лицо, гражданин, являет­ся адвокатом, то его правовой статус определяется как законодательством, определя­ющим правовой статус физического лица, так и законодательством, определяющим правовой статус адвоката.

В науке конституционного права отсутствует единый подход к определению кон­ституционно-правового статуса личности. Одни ученые определяют его лишь через права и обязанности[72], другие авторы к этому добавляют гарантии[73], законные интере­сы[74], юридическую ответственность[75], гражданство и правовые принципы[76].

Говоря о классификации прав и свобод человека, С. А. Авакьян указывает, что суще­ствует ряд основных групп этих прав: личные права, политические права, экономиче­ские и социальные права, право на защиту прав и свобод[77].

Анализ учебной и научной литературы в области конституционного права показы­вает, что содержательная сторона предлагаемой С. А. Авакьяном классификации в ос­новном поддерживается другими исследователями. Согласно данной классификации совокупность прав и свобод человека и гражданина определяется следующим образом:

«а) личные (или права в сфере личной жизни и индивидуальной свободы): право на жизнь, право на достоинство и на защиту чести и достоинства, право на свободу и лич­ную неприкосновенность, право на неприкосновенность частной жизни, право на не­прикосновенность жилища, право на свободу передвижения и места жительства, право определять и указывать национальную принадлежность, право на свободу совести и свободу вероисповедания, право на свободу мысли и слова;

б) публично-политические (или права в публично-политической сфере): право уча­ствовать в управлении делами государства, право на обращения, право на мирные со­брания, митинги, демонстрации и другие публичные манифестации, право на объеди­нение, право на участие в деятельности политических партий;

в) экономические и социальные (или права в сфере экономической и социаль­ной жизни): право на экономическую деятельность, право частной собственности, трудовые права и свободы, право на социальное обеспечение, право на защиту мате­ринства, детства и семьи, право на охрану здоровья и медицинскую помощь, право на жилище, право на образование, право на свободу творчества, право на участие в культурной жизни»[78].

А. В. Стремоуховым выдвигается идея о детальном структурировании системы прав человека, основанном на анализе международно-правовых норм в сопоставлении с Конституцией РФ, предполагающем разделение на гражданские, политические, со­циальные, экономические и культурные права.

Однако она, в целом, не противоречит классификации, описанной выше[79].

Нормативное определение дефиниции «адвокат» необходимо основывать на поло­жениях ч. 1 ст. 2 «Об адвокатской деятельности...», согласно которым, адвокат - это лицо, получившее в установленном этим законом порядке статус адвоката и право осу­ществлять адвокатскую деятельность являющееся независимым профессиональным советником по правовым вопросам.

Упоминание в положениях ФЗ «Об адвокатской деятельности...» термина лицо, очевидно означает, что адвокат является именно физическим лицом т.е. человеком. Наиболее современная, встречающаяся в науке дефиниция этого термина выглядит таким образом: «физическим лицом - субъектом права является индивидуальность, способная осознавать себя в качестве отдельного субъекта общественных отношений,

рассматривающая свое биологическое тело и социальный пол (гендер) в качестве обо­ротоспособных объектов права»[80].

Поскольку требования обязательного наличия гражданства Российской Феде­рации у адвоката ст. 9 «Об адвокатской деятельности...» не предъявляет, данный признак применительно к определению дефиниции «адвокат» является факульта­тивным.

Анализ юридической литературы показывает, что поскольку исследователи по- разному подходят к определению структуры правового статуса личности, структура правового статуса адвоката также может быть определена по-разному. Не только как совокупность его прав, предусмотренных законом[81], но и как его права и обязанности[82], либо права, обязанности, а также юридическая ответственность[83], или как совокупность принадлежащих лицу прав и лежащих на нем обязанностей. А также как правоспособ­ность и правосубъектность лица[84]и его взаимоотношения с другими участниками про­изводства по делу[85], и даже как совокупность прав, обязанностей, гарантий надлежащей

реализации прав и обязанностей, процессуальной правоспособности, дееспособности и ответственности адвоката[86].

Представляется, что в содержание термина «правовой статус адвоката» следует включать его права, обязанности и гарантии деятельности, установленные законом[87]. Данный вывод проистекает из того, что ответственность представляет собой лишь одну из основных форм юридической обязанности, и вряд ли присутствуют обосно­ванные предпосылки для обозначения ее в качестве неотъемлемой составной части правового положения[88]. Ответственность субъекта правоотношений носит факульта­тивный характер в структуре правоотношения, поскольку ее наступление не является обязательным, а без определенных прав и обязанностей субъектов правоотношение су­ществовать не может. Что же касается мнения о том, что в структуру правового статуса адвоката следует включать и его взаимоотношения с иными участниками судопроиз­водства, то тут следует отметить, что эти проблемы регламентируются в первую оче­редь не нормами права, а нормами профессиональной этики[89], а точнее прецедентными правилами адвокатской профессии, да и то, не в полной мере.

Однако это не означает, что правила адвокатской профессии, или так называемые нормы профессиональной этики, не связаны с правовым статусом адвоката. Соблюде­ние правил адвокатской профессии в силу положений ст. 7 ФЗ «Об адвокатской де­ятельности...» является обязанностью адвоката, однако если обязанности уже вклю­чены в число составных элементов правового статуса адвоката, отдельное выделение среди них обязанностей, установленных правилами адвокатской профессии, не имеет ни теоретического, ни практического значения и смысла, поскольку ничего нового этот признак в соответствующую дефиницию не добавит, и, в определенной степени, бу­дет дублировать содержательное значение другого признака, что противоречит общим правилам формирования дефиниции.

Таким образом, под правовым статусом адвоката следует понимать юридически за­крепленное положение адвоката в обществе, определяемое упорядоченной совокуп­

ностью предоставляемых ему прав, возлагаемых на него обязанностей и гарантий его профессиональной деятельности.

Рассматривая вопрос о соотношении прав адвоката и прав адвоката как физиче­ского лица и гражданина, необходимо привести мнение Б.С. Эбзеева: «Важнейшая отличительная особенность личности в конституционном праве состоит в том, что она рассматривается в качестве носителя прав и обязанностей. Права и обязанности личности есть юридическая форма ее самовыражения. В них устанавливаются общие рамки социально активной деятельности человека и одновременно эти права и обя­занности являются способом поощрения той деятельности, которая выгодна и угод­на обществу, способствует упрочению советского общественного и государственного строя и развитию самой личности в процессе ее воздействия на природу и участия в общественных отношениях социализма. Конституционное регулирование прав и обязанностей человека носит обобщенный характер. Оно устанавливает отправные начала отраслевого регулирования соответствующих отношений, что, однако, не ставит под сомнение ни непосредственно действующего характера конституцион­ных норм о правах и обязанностях граждан, ни субъективной природы самих прав и обязанностей»[90].

Из этого следует вывод о том, что к общим, то есть конституционным правам адво­ката, следует относить его права, принадлежащие ему как физическому лицу, т.е. как человеку и гражданину[91].

В юридической науке обосновано, что конституционные права, предоставлен­ные адвокату как человеку и гражданину, находят свою правовую регламентацию и дальнейшее развитие в положениях ФЗ «Об адвокатской деятельности...» и процес­суальном законодательстве, регламентирующем профессиональные права адвоката[92], под которыми следует понимать права, установленные совокупностью специальных, межотраслевых, регулятивно-охранительных, процессуально-процедурных юридиче­ских норм, определяющих правовые возможности адвоката по оказанию квалифици­рованной юридической помощи физическим и юридическим лицам, в целях защиты

их прав, свобод и интересов в юрисдикционных производствах и обеспечению досту­па к правосудию[93].

Таким образом, конституционные права человека и гражданина, принадлежащие каждому, в том числе и адвокату, являются своеобразным базисом по отношению к его, адвоката, профессиональным правам.

Если эти права регламентируются и развиваются положениями специальных нор­мативных актов, они перестают носить статус сугубо конституционных прав, т.е. прав адвоката как личности, человека, гражданина, физического лица, и могут, при опреде­лении их в положениях специально предназначенных для регулирования деятельно­сти адвоката правовых норм, приобрести статус его профессиональных прав.

Анализ действующей нормативной базы показывает, что согласно ч.1 ст. 4 ФЗ «Об адвокатской деятельности...» законодательство об адвокатской деятельности и адвокатуре основывается на Конституции Российской Федерации и состоит из на­стоящего Федерального закона, других федеральных законов, принимаемых в соот­ветствии с федеральными законами нормативных правовых актов Правительства Рос­сийской Федерации и федеральных органов исполнительной власти, регулирующих указанную деятельность, а также из принимаемых в пределах полномочий законов и иных нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации.

В то же время, на основании ч. 3 ст. 4 Конституция РФ и федеральные зако­ны имеют верховенство на всей территории Российской Федерации, при этом имен­но Конституция РФ, согласно положениям ст. 15, имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации.

В силу ч. 4 ст. 15 Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы междуна­родного права и международные договоры Российской Федерации являются состав­ной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Фе­дерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

Из этого следует что все существующие правовые нормы, рассмотренные выше и предусматривающие право на выражение свободы слова, включающее в себя право на об­ращение, в полной мере применяются к адвокату как к носителю прав физического лица.

2.

<< | >>
Источник: Рагулин А.В.. Трактат об Обращении 32-х, принципах, дискриминации и демократии в российской адвокатуре: монография. (пре- дисл.: Г.Б. Мирзоев, послесл.: А.В. Воробьев) - Москва.: Российская академия адвокатуры и нотариата, Евразийский научно-исследовательский институт проблем права,2019. - 584 с.. 2019

Еще по теме Статус гражданина и статус адвоката:

  1. 3. Основы административно-правового статуса граждан
  2. 2. Административно-правовой статус органов исполнительной власти
  3. 6. Административно-правовой статус органов местного самоуправления
  4. 5. Административно-правовой статус иностранцев и лиц без гражданства
  5. § 3. Правовая характеристика статуса банка как особого субъекта налоговых отношений
  6. 4. Административно-правовой статус государственного гражданского служащего
  7. 2.Административно-правовой статус организаций
  8. Раздел 2 «Административно-правовой статус граждан и организаций»
  9. 2. Развитие института прав человека и гражданина
  10. 1. Административно-правовые гарантии реализации прав граждан
  11. Рагулин А.В.. Трактат об Обращении 32-х, принципах, дискриминации и демократии в российской адвокатуре: монография. (пре- дисл.: Г.Б. Мирзоев, послесл.: А.В. Воробьев) - Москва.: Российская академия адвокатуры и нотариата, Евразийский научно-исследовательский институт проблем права,2019. - 584 с., 2019
  12. 4. Права и обязанности граждан по административному праву
  13. § 1. Сущность прав граждан
  14. Библиография
  15. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  16. 2. Виды контроля и надзора за законностью в деятельности органов исполнительной власти