<<
>>

Пост адвоката Г. М. Резника в Социальной сети «Facebook» от 27.05.2019: проявление противоречий в действиях представителей органов корпоративного управления адвокатурой

27 мая в 01.10 Г. М. Резником на своей странице в социальной сети «Facebook» был вновь опубликован пост, связанный с Обращением. Приводим его текст целиком.

«БРЕМЯ СТРАСТЕЙ ЮРИДИЧЕСКИХ»

История с Открытым обращением группы из 32 лиц, в большинстве своём адвока­тов, к Председателю СК РФ с просьбой разобраться с финансовыми и иными злоупо­треблениями, предположительно совершенными руководством АП Республики Баш­кортостан, развивается.

17 апреля Совет ФПА утвердил Разъяснение Комиссии по этике и стандартам, посчитавшей такого рода обращения нарушением Кодекса профессиональной этики адвоката, которое должно влечь возбуждение дисциплинарного производства.

18 апреля Всероссийский съезд адвокатов принял Резолюцию, расценившую при­зывы к государственным органам проверять внутреннюю деятельность органов АП, как несовместимые с принципами независимости, корпоративности и самоуправления института адвокатуры. Съезд, в особенности, отметил неэтичность поведения тех адво­катов, кто, не являясь членами данной АП, вмешивается в жизнь иного регионального сообщества, демонстрируя этим высокомерное, пренебрежительное отношение к кол­легам по профессии, по сути отказывая им в способности решать свои проблемы.

Недавно сюжет приобрёл продолжение: в четырёх АП в отношении, если не оши­баюсь, восьми адвокатов - подписантов были возбуждены дисциплинарные производ­ства и квалифкомиссии признали их нарушителями Кодекса профессиональной этики адвоката. Окончательное слово за советами АП.

В связи с новым инфоповодом выскажу некоторые соображения, отчасти прозву­чавшие в моём посте месячной давности.

Мантрой подписантов и их симпатизантов стала формула «то, что законно, не может быть аморально». И вроде против этого не возразишь. Статья 33 Консти­туции гарантирует гражданам право направлять индивидуальные и коллектив­ные обращения в государственные органы.

Но лишь на первый, приблизительный взгляд.

Право обращаться в органы власти существовало в стране всегда. И всегда им поль­зовались сутяги и кляузники. Они не клевещут, а «сигнализируют» - требуют разо­браться, проверить, проконтролировать. К юридической ответственности их не при­влечёшь - они в своём конституционном праве.

Но не в морали! В силу очевидности мысль о нравственной непопулярности в наро­де сих персонажей развивать не стану.

И это в общегражданской морали. А в адвокатуре, помимо общих нравственных на­чал, действуют нормы профессиональной морали, ограждающие прежде всего её неза­висимость и корпоративность.

Посему могу назвать коллег, напустившихся на этические требования к профессии и отрицающих право сообщества морально порицать тех, кто формально «в законе», «грубыми законниками» - термин, которым французские адвокаты стали именовать пришельцев, размывавших вековые устои независимой корпорации.

Прошу прощения за ликбез - вообще-то знания о соотношении права и морали можно было почерпнуть при обучении в вузе. Оно, конечно: «Мы все учились понем­ногу, чему-нибудь и как-нибудь». Но всё же угнетает, что, немало тех, кто сильно по­немногу.

Суждение, что обращение в правоохранительные органы, оказывается, является формой высказывания своего мнения, защищаемой статьёй 10 Европейской Конвен­ции о защите прав человека, в силу экзотичности оставляю без комментариев. Как и признание некоторых подписантов, что обращение в СК на самом деле было «ответ- кой» на несправедливое, по их мнению, прекращение статуса башкирского адвоката Б. - ярчайшая иллюстрация пословицы о бузине и дядьке.

А вот с дисциплинарной ответственностью посложнее.

Органической связи с моральным осуждением у неё нет. КПЭА, устанавливая пра­вила адвокатской профессии, предусматривает за их нарушение не чисто моральные санкции - неодобрение, порицание, предостережение, временное игнорирование (нерукопожатность) - а институциональные меры взыскания, которые могут прямо или опосредованно повлечь отлучение от профессии.

Поэтому эти правила должны удовлетворять требованию правовой определённости, позволять адвокату прогнозировать последствия своего поведения.

Оценочные понятия при этом не исключаются, более того в этической сфере зани­мают больше места, чем в законодательстве, но не должны при этом порождать безраз- мерность нормы, чистый субъективизм в её применении.

Представляется, что в отношении обсуждаемого Обращения п. 2 ст. 5 и п. 5 ст. 9 КПЭА такой определённостью не обладают. Собственно, само принятие КЭС Разъ­яснения № 03/19 от 17 апреля «По вопросу допустимости обращения адвокатов в правоохранительные органы» тому подтверждение - была бы ясность, чего тогда при­нимать. А ссылаться на это Разъяснение в состоявшихся заключениях КК и решениях Советов, нельзя: обратной силой оно не обладает.

Теперь прерву слухи и домыслы, которые гуляют по вопросу, почему АП Москвы не возбудила, как другие Палаты, дисциплинарное производство.

Доминирует такой: испугались, потому как Обращение подписали широко извест­ные в стране адвокаты.

Проясняю: представьте, не испугались. Поступили в полном соответствии с КПЭА, поскольку письмо ВрИО президента АП Республики Башкортостан допустимым по­водом для возбуждения дисциплинарного производства не является.

В других АП по такому же письму вносились представления местных вице-пре­зидентов. Такое право им предоставлено и формально статья 20 Кодекса соблюдена. Но по сути недопустимый повод превращён в допустимый.

К сожалению (моему, естественно) в ряде АП правом вице- президентов вносить представления явно злоупотребляют. В первоначальной редакции Кодекса это право ограничивалось только вопросами исполнения требований закона о бесплатной помо­щи и защите по назначению, а также исполнения решений органов адвокатской пала­ты. Но советы АП захотели бОльших полномочий и в 2005 г. норма была изменена. Возможно, нынешнюю редакцию нужно сузить. Но во всяком случае в АП Москвы не­допустимые поводы в допустимые никогда не превращаем.

P.S. Ранее обращал внимание на неудачные, излишне жёсткие формулировки Разъяснения КЭС, которые воспринимаются как предписывающие обязательное возбуждение дисциплинарного производства за любые обращения адвокатов, а го­сударственные органы, и ставил на Совете ФПА вопрос о возвращении его, Разъяс­нения, в КЭС. Сейчас, когда оно вошло по вопросу дисциплинарной ответственно­сти в противоречие с Резолюцией Съезда, обратился в Совет ФПА для изменения Разъяснения»[528].

Этот пост нуждается в детальном изучении.

2.

<< | >>
Источник: Рагулин А.В.. Трактат об Обращении 32-х, принципах, дискриминации и демократии в российской адвокатуре: монография. (пре- дисл.: Г.Б. Мирзоев, послесл.: А.В. Воробьев) - Москва.: Российская академия адвокатуры и нотариата, Евразийский научно-исследовательский институт проблем права,2019. - 584 с.. 2019

Еще по теме Пост адвоката Г. М. Резника в Социальной сети «Facebook» от 27.05.2019: проявление противоречий в действиях представителей органов корпоративного управления адвокатурой:

  1. Рагулин А.В.. Трактат об Обращении 32-х, принципах, дискриминации и демократии в российской адвокатуре: монография. (пре- дисл.: Г.Б. Мирзоев, послесл.: А.В. Воробьев) - Москва.: Российская академия адвокатуры и нотариата, Евразийский научно-исследовательский институт проблем права,2019. - 584 с., 2019
  2. 3. Государственное управление в социальной сфере (социально-культурной сфере)
  3. 4. Социальное управление и его виды
  4. Раздел 8 «Государственное управление в социальной сфере»
  5. Передача данных по коммуникационной сети
  6. Новоторцева Алина Владимировна. РАЗВИТИЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ЛИЧНОСТНОЙ КОМПЕТЕНТНОСТИ КАК УСЛОВИЕ ПРОФИЛАКТИКИ ПРОЯВЛЕНИЙ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕФОРМАЦИИ ЛИЧНОСТИ МЕНЕДЖЕРА КОММЕРЧЕСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата психологических наук. Тверь - 2019, 2019
  7. Новоторцева Алина Владимировна. РАЗВИТИЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ЛИЧНОСТНОЙ КОМПЕТЕНТНОСТИ КАК УСЛОВИЕ ПРОФИЛАКТИКИ ПРОЯВЛЕНИЙ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕФОРМАЦИИ ЛИЧНОСТИ МЕНЕДЖЕРА КОММЕРЧЕСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ. АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук. Тверь - 2019, 2019
  8. 3. Классификация органов исполнительной власти. Факторы, влияющие на построение системы органов
  9. БОЧИНИН АНАТОЛИЙ ВЛАДИМИРОВИЧ. Тема терроризма на страницах качественной прессы США (на примере газет «Вашингтон пост», «Вашингтон Таймс» и «Нью-Йорк таймс» в период с 2010 по 2014 гг.). Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук. Москва - 2015, 2015
  10. 2. Общее понятие управления. Кибернетика об управлении
  11. 29. Права и обязанности сторон по договору социального найма жилого помещения.
  12. §2.3 Особенности профилактики и преодоления проявлений профессиональной деформации личности субъекта труда
  13. 27. Условия и порядок предоставления жилого помещения в фонде социального использования.
  14. 28. Юридическая характеристика и элементы договора социального найма жилого помещения.
  15. 2. Административно-правовой статус органов исполнительной власти