<<
>>

«Форма изложения содержания» как факультативный признак доноса

Донос, представляющий собой тайное обвинительное сообщение представите­лю власти, начальнику о чьей-нибудь деятельности, поступках, должен быть облечен в некую форму. Представляется, что эта форма, учитывая сущность определения тер­мина «донос», должна быть максимально близкой к форме такого акта как заявление о совершении преступления.

Поскольку речь идет о письменном Обращении, то через анализ формы изло­жения его содержания можно определить, является ли оно непосредственно заяв­лением о преступлении или близким к нему по форме. При этом необходимо от­

метить, что в тексте Обращения не говорится том, что адвокаты, подписавшие его, являются чьими-либо представителями в рамках осуществления ими адвокатской деятельности.

Для раскрытия рассматриваемого признака следует рассмотреть вопрос о том, мо­жет ли Обращение, исходя из формы изложения, быть расценено как заявление о воз­буждении уголовного дела.

В рамках рассмотрения этого вопроса отметим, что в Приказе СК РФ от 11 октября 2012 г. № 72 «Об организации приема, регистрации и проверки сообщений о престу­плении в следственных органах (следственных подразделениях) системы Следствен­ного комитета Российской Федерации» имеются некоторые указания и пояснения от­носительно содержания заявления о преступлении.

В п. 6 Приказа указывается, что в общедоступных помещениях административных зданий следственных органов Следственного комитета на стендах размещаются, среди прочих документов, образцы письменного заявления о преступлении, а также отмеча­ется, что такая информация может быть доведена полностью или частично до сведения граждан через средства массовой информации и размещена на сайте следственного ор­гана Следственного комитета.

В п. 9 и 12 Приказа указывается, что письменное заявление о преступлении в со­ответствии с частью второй статьи 141 УПК должно быть подписано заявителем, а с учетом требований части второй статьи 148 УПК при приеме письменного заявле­ния о преступлении либо в ходе его проверки заявителя также следует предупреждать об уголовной ответственности за заведомо ложный донос.

Факт такого предупрежде­ния подтверждается отметкой соответствующего должностного лица, которая удосто­веряется подписью заявителя.

Найденный образец заявления о преступлении позволил выявить следующие составные элементы такого заявления:

- наименование адресата, к которому обращается заявитель;

- полные данные о заявителе (фамилия, имя, отчество, данные о документе, удосто­веряющем его личность, адрес регистрации, адрес фактического проживания, контакт­ные телефоны);

- наименование (заявление о преступлении);

- изложение содержания заявления о преступлении: место, время, обстоятельства произошедшего, наступившие последствия (материальный ущерб, телесные поврежде­ния, имеющиеся данные о лице, совершившем преступление) и т.д.

- предупреждение об уголовной ответственности за заведомо ложный донос в соответствии со статьей 306 Уголовного кодекса Российской Федерации;

- две подписи заявителя (о предупреждении об уголовной ответственности и подпись на самом заявлении);

- дата написания заявления[56].

Сопоставление положений приведенных выше нормативных актов с текстом Обра­щения показывает, что оно не может быть оценено как заявление о преступлении, по­скольку не содержит ни информации о наименовании, ни изложения содержания за­явления о преступлении: место, время, обстоятельства произошедшего, наступившие последствия. В нем не содержится предупреждение об уголовной ответственности за заведомо ложный донос в соответствии со ст. 306 УК РФ с соответствующими под­писями заявителей Обращения. Фактические обстоятельства в Обращении перечис­ляются только исходя из пояснений адвокатов-заявителей о преступлении и представ­ленных ими документов, публикаций в СМИ.

Также возникает вопрос, может ли быть Обращение оценено как жалоба, подавае­мая в рамках проверки заявления о преступлении, в уголовно-процессуальном смысле этого термина?

Представляется, что Обращение не может быть оценено как жалоба в порядке ст. 123-125 УПК РФ по нескольким основаниям.

Согласно положениям ст. 123 УПК РФ, действия (бездействие) и решения дозна­вателя, начальника подразделения дознания, начальника органа дознания, органа до­знания, следователя, руководителя следственного органа, прокурора и суда могут быть обжалованы в установленном УПК РФ порядке участниками уголовного судопроиз­водства, а также иными лицами в той части, в которой производимые процессуальные действия и принимаемые процессуальные решения затрагивают их интересы.

Как следует из Обращения, подписавшие его граждане, большая часть из которых об­ладает статусом адвоката, участниками уголовного судопроизводства по заявлениям о возбуждении уголовных дел, поданных семью адвокатами Республики Башкортостан, не являются, какого-либо «процессуального интереса» применительно к проведению про­верки или принимаемым в ней решений в данном деле подписанты Обращения не имеют.

УПК РФ не содержит требований к жалобам, поданным в порядке ст. 123-125 УПК РФ, однако анализ материалов правоприменительной практики, содержащих образцы подобных жалоб[57]позволяет отметить, что такие жалобы, как правило, состоят из сле­дующих характерных элементов:

- наименование адресата, к которому обращается заявитель;

- полные данные о заявителе (фамилия, имя, отчество, данные о документе, удосто­веряющем его личность, адрес регистрации, адрес фактического проживания, контакт­ные телефоны);

- наименование (жалоба);

- изложение обстоятельств дела и содержания действия (бездействия), которое об­жалуется, мотивировка, подтверждающая незаконность и (или) необоснованность об­жалуемых действий;

- ссылка заявителя на положения ст. 123-125 УПК РФ;

- процессуальная суть просьбы заявителя жалобы;

- дата написания жалобы.

Сопоставление данных признаков жалобы в порядке ст. 123-125 УПК РФ с тек­стом Обращения, применительно к форме изложения содержащихся в нем сведений, показывает, что в Обращении не приводится наименования «жалоба» и не содержится ссылок на положения ст.

123-125 УПК РФ.

Из текста Обращения следует, что само по себе содержание принятых должностны­ми лицами решений в нем не оспаривается, просьбы об отмене или изменении приня­тых решений либо об изменении мотивировки в его тексте также не содержится. В тек­сте лишь обращается внимание на содержание действий должностных лиц, а именно на постоянные отмены ранее принятых решений об отказе в возбуждении уголовного дела, принятых по заявлениям, а также об отсутствии указания надлежащей мотиви­ровки в отменяемых постановлениях об отказе в возбуждении уголовного дела.

Таким образом, Обращение не обладает всеми необходимыми формальными и содержательными признаками жалобы, предусмотренными ст. 123-125 УПК РФ, и не может считаться таковой.

Не является Обращение и ходатайством в рамках ст. 119 УПК РФ, поскольку оно названо иначе, а лица, его направляющие, не обладают полномочиями защитников или представителей потерпевшего и соответствующие документы, подтверждающие их полномочия, не прикладывают. Наряду с этим, согласно ч.2 ст. 119 ходатайство заяв­ляется дознавателю, следователю либо в суд, а Обращение, содержащее критику дея­тельности следователей направлено не следователю и не в суд, а высшему должностно­му лицу следственного органа.

Как следует из анализа текста Обращения, форма анализируемого текста наибо­лее близка к установленной в ст. 7 ФЗ от 02 мая 2006 г. № 59-ФЗ «О порядке рас­смотрения обращений граждан Российской Федерации» (Далее - ФЗ «О порядке рассмотрения обращений...») форме обращения. Так, согласно положениям ст. 7 ФЗ

«О порядке рассмотрения обращений...», в нем установлены следующие требования к письменному обращению: гражданин в своем письменном обращении в обязатель­ном порядке указывает наименование государственного органа, в который направляет письменное обращение, либо фамилию, имя, отчество соответствующего должностно­го лица, либо должность соответствующего лица, а также свои фамилию, имя, отчество (последнее - при наличии), почтовый адрес, по которому должен быть направлен от­вет, уведомление о переадресации обращения, излагает суть предложения, заявления или жалобы, ставит личную подпись и дату.

Очевидно, что кто-то может возразить и указать на то, что в силу положений ч. 2 ст. 1 ФЗ «О порядке рассмотрения обращений...» установленный этим Федеральным законом порядок рассмотрения обращений граждан распространяется на все обраще­ния граждан, за исключением обращений, которые подлежат рассмотрению в порядке, установленном федеральными конституционными законами и иными федеральными законами. Открытое обращение подано в порядке, установленном, предположительно, УПК РФ, то есть иным федеральным законом.

Для заблаговременного ответа на это возражение, необходимо отметить несколько деталей.

В содержании ч. 2 ст. ст. 1 ФЗ «О порядке рассмотрения обращений...» не содер­жится каких-либо ограничений относительно общественных отношений, которые за­трагиваются Обращениями, направленными на основании данного ФЗ. Следователь­но, такие обращения могут затрагивать любые общественные отношения.

В ч. 2 ст. ст. 1 ФЗ «О порядке рассмотрения обращений...» ведется речь лишь о по­рядке рассмотрения, установленном законом. Порядок рассмотрения обращения не зависит в значительной степени от области общественных отношений, которые регу­лируются конкретным законом, тем более что соответствующая группа обществен­ных отношений может регламентироваться целым комплексом различных норматив­ных актов, и такое регулирование не ограничивается ФЗ «О порядке рассмотрения обращений...». Порядок рассмотрения обращения зависит, в первую очередь от со­держания обращения и от его формы, которая неотъемлемо следует за содержанием. Поэтому порядок рассмотрения различных по своему содержанию обращений, даже в рамках одного федерального закона будет отличаться, в зависимости от характера и юридического значения обращения. Наряду с этим, очевидно, что форма и содер­жание обращения могут свидетельствовать о целях, которые ставятся в нем, что так­же влияет на правовую оценку. На цель косвенно указывает и то, кто именно является адресатом обращения.

Так, по УПК РФ для рассмотрения жалобы на бездействие следователя в ст. 123-125 УПК РФ установлено не менее трех вариантов порядка рассмотрения, обусловленных полномочиями того лица или органа, к которым направляется соответствующая жало­ба (руководитель следственного органа, прокурор, суд). Для рассмотрения заявления о преступлении в ст. 140-145 УПК РФ установлен совсем другой порядок, предусма­тривающий проведение доследственной проверки. Для рассмотрения ходатайства в ст. 119-122 УПК РФ установлен еще один отличный от предыдущих порядок рассмо­трения.

В соответствии с положениями ст. 4 ФЗ «О порядке рассмотрения обращений...» для целей этого Федерального закона используются следующие основные термины:

1) обращение гражданина (далее - обращение) - направленное в государственный орган, орган местного самоуправления или должностному лицу в письменной форме или в форме электронного документа предложение, заявление или жалоба, а также уст­ное обращение гражданина в государственный орган, орган местного самоуправления;

2) предложение - рекомендация гражданина по совершенствованию законов и иных нормативных правовых актов, деятельности государственных органов и орга­нов местного самоуправления, развитию общественных отношений, улучшению соци­ально-экономической и иных сфер деятельности государства и общества;

3) заявление - просьба гражданина о содействии в реализации его конституцион­ных прав и свобод или конституционных прав и свобод других лиц, либо сообщение о нарушении законов и иных нормативных правовых актов, недостатках в работе го­сударственных органов, органов местного самоуправления и должностных лиц, либо критика деятельности указанных органов и должностных лиц;

4) жалоба - просьба гражданина о восстановлении или защите его нарушенных прав, свобод или законных интересов либо прав, свобод или законных интересов других лиц.

Таким образом, именно термин «заявление» как форма обращения, можно приме­нить к Обращению. При этом данное «заявление» не может быть отнесено к заявле­ниям о преступлении, а потому такое заявление нельзя рассматривать и выносить по нему решение в рамках положений УПК РФ. Не является обращение и жалобой или ходатайством, как было указано выше.

Адресатом сообщения является Председатель Следственного комитета РФ - А. И. Бастрыкин, на основании положений ст. 13 ФЗ от 28.12.2010 N 403-ФЗ «О Следственном комитете Российской Федерации» являющийся высшим долж­ностным лицом соответствующего органа, в производстве которого находится матери­ал проверки № 276пр-18, осуществляемой подразделением СК РФ по РБ, на момент

подписания обращения. Инициаторами данного обращения, как уже отмечалось, вы­ступили адвокаты АП РБ и юристы в количестве 7 человек.

В Обращении идет речь о необходимости обеспечить объективное и своевременное расследование следственными органами системы Следственного комитета России всех данных о финансовых и иных злоупотреблениях представителей органов управления Адвокатской палаты республики Башкортостан, с тем, чтобы исключить постоянное затягивание принятия итогового решения по данному вопросу во избежание нанесе­ния вреда авторитету адвокатуры.

Тот факт, что оно было направлено именно руководителю СКР, свидетельствует о том, что при направлении Обращения была поставлена цель не привлечь к уголов­ной ответственности кого-либо из сотрудников АП РБ, а высказать критические за­мечания относительно работы следственных органов в части длительного непринятия окончательного решения по заявлению.

Причем описание обстоятельств в Обращении осуществлено не детально, а описа­тельно, в обобщенном виде, каких-либо новых доказательств фактов о которых идет речь в обращении, подписантами Обращения не предоставлялось. Это также свиде­тельствует лишь о цели прекращения нанесения вреда авторитету, или публичной зна­чимости адвокатуры, в результате принятия окончательного и не отменяемого сразу же после принятия решения, с учетом всех данных, ранее предоставленных заявителя­ми в ходе проведения проверки, т.е. тех данных, которые необходимо проверить для вынесения окончательного решения по данному делу.

Еще одним аргументом является то, что не предусмотренность нормами внутри- российского отраслевого законодательства каких-либо положений, касающихся об­ращений, не может являться основанием для неприменения к правовому статусу Об­ращения положений Конституции РФ и международно-правовых норм, содержание которых полностью подтверждает не только право, но и публичную обязанность ад­воката осуществлять защиту авторитета адвокатуры как важного и необходимого эле­мента отправления правосудия.

7.

<< | >>
Источник: Рагулин А.В.. Трактат об Обращении 32-х, принципах, дискриминации и демократии в российской адвокатуре: монография. (пре- дисл.: Г.Б. Мирзоев, послесл.: А.В. Воробьев) - Москва.: Российская академия адвокатуры и нотариата, Евразийский научно-исследовательский институт проблем права,2019. - 584 с.. 2019

Еще по теме «Форма изложения содержания» как факультативный признак доноса:

  1. 58. Аккредитив как форма безналичных расчетов.
  2. 57. Платежное поручение как форма безналичных расчетов.
  3. § 6. Разъяснения Верховного Суда Российской Федерации как форма судебного надзора
  4. 2. Понятие и признаки административного договора
  5. 7. Понятие и признаки договора поставки.
  6. Текст как результат взаимодействия плана выражения и плана содержания
  7. Жестко защемленные пластинки, форма которых является промежуточной между кругом и правильными многоугольниками
  8. Шарнирно опертые пластинки, форма которых является промежуточной между кругом и правильными многоугольниками
  9. 1. Содержание (функции) государственного управления
  10. 12. Юридическая характеристика и элементы договора дарения. Форма договора.
  11. 17. Понятие, элементы и виды договора аренды. Форма договора.
  12. 16. Договор пожизненного содержания с иждивением.
  13. СОДЕРЖАНИЕ
  14. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ
  15. Содержание
  16. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ