5.2. Нравственные составляющие отдельных структурных элементов и средств уголовно-процессуального доказывания

Уголовно-процессуальное доказывание есть не только стержень уголовного процесса, но и его движущая сила, делая его пред­метно ощутимым социальным явлением. Без него уголовный процесс просто немыслим, ибо он представлял бы собой лишь груду теоретических постулатов относительно понятия уголовно­го процесса, его назначения, возможных средств и способов их достижения, но не раскрывал, как и посредством какой практи­ческой деятельности все это реально осуществить.

В спецкурсе «Уголовно-процессуальное доказывание» вы обстоятельно рассмотрите и изучите все аспекты этого сложно­го, многогранного явления. Ограничимся лишь указанием на то. что в УПК РФ 2001 г. регламентированию основ доказыва­ния посвящена специальная глава 11. Законодатель в структуре уголовно-процессуального доказывания выделил лишь три его элемента (части), а именно: собирание, проверку и оценку до­казательств (на наш взгляд, таковых в уголовно-процес­суальном доказывании больше, и об этом подробнее будет ска­зано позже). Законодатель в отдельных статьях раскрывает и основное содержание названных структурных элементов дока­зывания (ст. 86—88 УПК РФ).

Конечно, каждая из структурных частей (элементов) доказы­вания имеет и свое нравственное содержание.

Учитывая, что нравственное содержание первого структурно­го элемента доказывания, каким является, по мнению законода­теля, собирание доказательств, будет обстоятельно анализиро­ваться в связи со следственными действиями, посредством ко­торых доказательства и собираются, здесь мы рассмотрим лишь некоторые аспекты органично связанных между собой элемен­тов доказывания, какими являются проверка (ст. 87 УПК РФ) и оценка (ст. 17 и 88 УПК РФ) доказательств.

Оценка доказательств Прежде всего отметим, что глубоко нравст­венным содержанием наполнено требование закона об оценке доказательств, любых средств доказывания по внутреннему убе­ждению оценивающего (ст. 17 УПК РФ). Такая оценка является исключительной компетенцией лица, анализирующего и оцени­вающего доказательства. Формироваться внутреннее убеждение должно лишь на всестороннем, полном и объективном исследо­вании всей совокупности фигурируемых по делу доказательств. При этом никакие доказательства не должны иметь какой-то заранее установленной силы. Нельзя, например, считать, что если обвиняемый признался в преступлении, то, значит, именно он его и совершил. Вывод об этом может быть сделан лишь при условии, что такое признание подтверждается совокупностью имеющихся по делу других доказательств.

Оценка доказательств по внутреннему убеждению должна приводить к выводам и решениям, исключающим любое сомне­ние в их правильности, и заключаться в объективно обоснован­ной и эмоционально прочувствованной убежденности следова­теля, прокурора, судьи в правильности данной ими оценки до­казательств и сделанных на ее основании выводов[91].

Конечно, при оценке средств доказывания трудно избежать влияния эмоций на формирование внутреннего убеждения. По­этому следователь, прокурор, судья должны руководствоваться требованиями материального и процессуального законов, а так­же совестью, которые как бы определяют рамки, границы внут­реннего убеждения.

Указание на необходимость руководствоваться при оценке доказательств совестью содержится в ст. 17 УПК РФ. Совесть как чувство ответственности за свои действия и решеиия есть, конечно, более аморфное социапьное явление, чем правосозна­ние. Последнее все же придает оценке доказательств определен­ные границы с позиции того, для чего право необходимо нам, каким ценностям оно призвано служить. В этом смысле оно в какой-то мере перекликается с требованием руководствоваться при оценке доказательств законом. И возможно, чтобы не до­пустить некоторой тавтологии, законодатель скорректировал правила оценки доказательств указанием на необходимость ру­ководствоваться при этом такой нравственной категорией, как совесть.

Обладание судьями, прокурорами, следователями властными полномочиями налагает на них обязанность гуманного исполь­зования их во имя защиты прав и законных интересов как об­виняемых, так и любых иных участников уголовного процесса. Те тактические приемы, которые используются ими при произ­водстве в рамках доказывания следственных действий, ни в коей мере не должны унижать честь и достоинство его участников, быть опасными для их жизни и здоровья.

Требование справедливости в уголовно-процессуальном дока­зывании выражается в равенстве прав участников стороны об­винения и защиты в процессе доказывания (особенно наглядно это проявляется в судебном разбирательстве уголовного дела), в представлении и исследовании доказательств, в заявлении раз­личных ходатайств. Обеспечение сторонам обвинения и защиты равных возможностей в доказывании представляет собой кон­кретное проявление требования справедливости как очень важ­ного условия установления объективной истины по каждому расследуемому и разрешаемому уголовному делу.

Правовые презумпции Высокой нравственностью проникнуты пра­вовые презумпции, используемые в уголовно-процессуальном доказывании. Это выработанные человеческой практикой на­учно обоснованные достоверные знания, которые используются для исследования определенных обстоятельств. Они могут быть естественными и правовыми. Естественные возникают в резуль­тате познания человеком реальной действительности и сущест­вуют вне правового регулирования, правовые есть результат пра­вотворческой и правоприменительной деятельности. Все пре­зумпции, используемые при производстве по уголовному делу,

являются правовыми (законными). Под ними понимаются закре­пленные в уголовно-процессуальном законе положения (прави­ла), предписывающие следователю, прокурору, судье (суду) счи­тать их существующими в рамках реальной действительности и использовать в правоприменительной деятельности без какого- либо подтверждения доказательствами.

Правовые презумпции могут использоваться в уголовно- процессуальном доказывании только при условии наличия при- зюмирующего факта и установленного в ходе доказывания кон­кретного обстоятельства, к которому применим презюмирую- щий факт.

К уголовно-процессуальным презумпциям относятся, в част­ности, презумпция знания гражданами законов, в том числе и уголовно-процессуальных, презумпция правосубъектности обви­няемого (в противном случае в соответствии со ст. 20 УК РФ нет субъекта преступления), презумпция невозможности дальто­ника свидетельствовать о цветах наблюдаемого им предмета (яв­ления) и т.д.

Нравственное значение подобных презумпций заключено в их простой констатации, их социальной значимости, вере в них, а потому и необходимости их использования в уголовно- процессуальном доказывании без каких-либо сомнений.

Одной из наиболее значимых для уголовно-процессуального доказывания является презумпция невиновности обвиняемого, ос­нованная на такой социальной и общественной презумпции, какой является презумпция добропорядочности людей. Пре­зумпция эта. согласно ст. 49 Конституции РФ, означает, что «каждый обвиняемый в совершении преступления считается не­виновным, пока ею виновность не будет доказана в предусмот­ренном федеральным законом порядке и установлена вступив­шим в законную силу приговором суда». С нравственных пози­ций — это глубоко человечное правовое положение, гаранти­рующее каждому гражданину защиту чести и достоинства (ст. 9 УПК РФ). Этому способствуют и заложенные в ч. 2 ст. 49 ука­занной конституционной нормы правовые последствия, выте­кающие из презумпции невиновности:

(1)то, что обвиняемый (подозреваемый, подсудимый) не обязан доказывать свою невиновность. Органы расследо­вания, прокуратуры и суда обязаны вссстороннс, полно и объективно исследовать все обстоятельства каждого кон­кретного уголовного дела. Именно они обязаны посред­ством доказательств доказывать вину обвиняемого. Тот, кто обвиняет кого-либо в преступлении, несет правовую и нравственную обязанность доказывать свое утвержде­ние. Перекладывать эту обязанность на обвиняемого, что длительное время имело место в Советском Союзе (осо­бенно в период культа личности Сталина), ни при каких обстоятельствах нельзя. Этому призвано служить и за­крепленное в ст. 5 I Конституции РФ право каждого не давать показания против себя, своего супруга и близких родственников:

(2) неустранимые сомнения в виновности лица должны все­гда толковаться в пользу обвиняемого (ч. 3 сл. 49 Кон­ституции РФ). Развивая данное положение. 11ленум Вер­ховного Суда РФ в своем постановлении «О судебном приговоре» от 29 апреля 1996 г. указал на то, что обвини­тельный приговор не может основываться на предполо­жениях. Постановление оправдательною приговора в та­ких случаях есть одно из важнейших средств реализации заложенного в ст. 6 УПК РФ назначения >головного процесса по защите личности от незаконного и необос­нованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод.

Из презумпции невиновности следует, что недоказанная ви­новность юридически равнозначна доказанной невиновности. Это правило имеет абсолютный характер, из него не может быть ни­каких исключений.

Оценка показаний подозреваемых, обвиняемых и свидетелей Рассматривая вопрос о нравственных основах использования отдельных источников доказательств, следует отметить, что в качестве них фигурируют в основном показания свидетелей, по­терпевших, подозреваемых, обвиняемых, экспертов. На содер­жание их показаний влияют как объективные, так и субъектив­ные факторы, в числе которых и нравственные качества самих носителей доказательственной информации. Оценивая показа­ния подозреваемых и обвиняемых, необходимо учитывать их шинтересованность в исходе дела, как правило, благоприятном для себя. Такие лица имеют право вообше отказаться от дачи показаний, и принудить их к этому никто не вправе. Подозре­ваемые и обвиняемые не несут уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний. Свое отношение к сформули­рованному по делу подозрению или обвинению они определяют сами и в зависимости от этого могут давать по делу правдивые и полные показания либо, напротив, утаивать отдельные сведе­ния, лгать, а также молчать.

В силу этого применительно к показаниям подозреваемых и обвиняемых очень важное значение приобретает их оценка. Ни в коей мере нельзя переоценивать факт признания обвиняемым своей вины. Такое признание может быть обусловлено самыми различными обстоятельствами, в том числе и нравственного ха­рактера, которые могут быть позитивного (например, искреннее раскаяние в виновности) и негативного (например, желание за­путать следствие, скрыть действительно виновного и т.д.) свой­ства.

Учитывая это, законодатель в ч. 2 ст. 77 УПК РФ указал на то, что

признание обвиняемым своей вины в совершении преступления может быть положено в основу обвинения лишь при подтвер­ждении его виновности совокупностью имеющихся по уголов­ному делу доказательств.

Без показаний свидетелей практически не обходится ни одно уголовное дело. Свидетели могут давать показания о любых об­стоятельствах, подлежащих доказыванию по уголовному делу. Большинство из них, будучи добропорядочными гражданами России, дают правдивые показания, способствуя тем самым ус­тановлению объективной истины по уголовному делу. Однако и презумпция добропорядочности свидетелей нс исключает их не­объективности, неправильности и даже ложности при освеще­нии фактов в результате добросовестного заблуждения или не­правильного восприятия и запоминания отдельных обстоя­тельств дела.

Очень часто свидетели не испытывают желания давать пока­зания, уклоняются от вызовов к следователю и в суд. Возмож­ными причинами могут быть имеющее место негативное мнение граждан о правоохранительных органах, усугубляемое к тому же неправильным отношением к свидетелям отдельных сотрудни­ков этих органов; частые, иногда и не вызванные необходимо­стью отвлечения от работы, от обычных текущих дел. В послед­ние годы распространенной причиной неявки свидетелей на до­просы стали их подкуп со стороны заинтересованных лиц, а также боязнь осуществления угроз, поступающих в адрес свиде­теля и его близких со стороны организованных преступных формирований. Поэтому государство вынуждено принимать ме­ры по обеспечению безопасности жизни и здоровья свидетелей. В этом отношении очень важным является заложенное в ч. 3 ст. II УПК РФ предписание, обязывающее суды, прокуроров, следователей, органы дознания принимать в необходимых слу­чаях меры обеспечения безопасности потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного процесса, их родственников и близких к ним лиц.

Государство вынуждено принимать меры к тому, чтобы свидетели должным образом исполняли свой гражданский долг. Так, явившийся на допрос свидетель предупреждается об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за да­чу заведомо ложных показаний. Известны случаи привлечения к уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ свидетелей, дающих заведомо ложные показания. Реже привлекаются к уголовной ответственности свидетели по ст. 308 УК РФ за от­каз от дачи показаний. Отчасти это объясняется положениями ст. 51 Конституции РФ. которые в первую очередь относятся к подозреваемым и обвиняемым, вместе с тем в определенной степени они относятся ко всем лицам, в том числе к свидете­лям и потерпевшим. У любого человека, в нашем случае — свидетеля, могут быть такие негативные жизненные обстоя­тельства, о которых он предпочел бы умолчать. Право на сви­детельский иммунитет во всех таких ситуациях приобретает приоритетное значение.

При этом нужно иметь в виду, что свидетельский иммунитет не следует рассматривать как нечто не соответствующее высо­кому сознанию гражданского долга, честности, правдивости, совестливости. Всегда необходимо исходить из того, что человек обладает именно такими качествами. Даже желая рассказать все о преступлении, о лице, его совершившем, и тем самым помочь в установлении истины, он может принять иное решение, руко­водствуясь родственными или иного свойства (любовь и т.д.) чувствами. В подобных ситуациях чувство личного в соответст­вии со ст. 2 Конституции РФ становится главным.

Среди других этических вопросов, возникающих при исполь­зовании показаний свидетелей, заслуживает внимание все еще распространенная практика допросов в качестве свидетелей бу­дущих подозреваемых и обвиняемых. Допрос таких «свидетелей» по поводу их собственных действий, направленный на изобли­чение их самих в совершении преступлений с постановкой со­ответствующих вопросов, аморален. В подобных ситуациях до­прос указанных лиц. проводимый с предупреждением их об уго­ловной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний, сопровождается фактическим об­маном со стороны следователя, прокурора. Аморальность ука­занного заключается и п том. что человека принуждают свиде­тельствовать против самого себя. Сегодня такая практика всту­пает в прямое противоречие с конституционным запретом на самоизобличение (ст. 51 Конституции РФ).

Многое из сказанного относится и к потерпевшему, к со­держанию его показаний, их использованию. Потерпевший мо­жет быть допрошен о любых обстоятельствах, подлежащих дока­зыванию по уголовному делу, в том числе и о своих взаимоот­ношениях с подозреваемым, обвиняемым и другими участника­ми уголовного процесса Естественно, потерпевший требует бо­лее внимательного, чуткого отношения к себе. К оценке его по­казаний необходимо относиться с особым вниманием, помня при этом, что даже самый добросовестный потерпевший может преувеличенно воспринимать обстоятельства и действия, свя­занные с нарушением его имущественных и чичных прав. Чув­ства страха, досады, мести и т.п. могут отразиться в содержании показаний потерпевших. Такие негативные «наслоения» при оценке показаний потерпевшего должны быть исключены, что­бы освободить место объективности.

Необходимо учитывать и то, что потерпевший при общении с подозреваемым, обвиняемым может испытывать чувство стра­ха, дополнительные стрессы во время очных ставок, допросов на суде, при производстве других следственных действий. В первую очередь именно потерпевший нередко подвергается негласному воздействию как со стороны лиц, совершивших преступление, так и их окружения.

Подобные обстоятельства обязывают при получении (соби­рании), исследовании и оценке показаний потерпевшего прояв­лять особую чуткость к нему, оберегать его от дополнительных нравственных страданий, не унижать его достоинства, проявлять снисходительность к заблуждениям и ошибкам при даче им по­казаний.

В »том отношении представляется весьма положительным включение в УПК РФ нормы о том, что

в целях обеспечения безопасности опознающего предъявление лица для опознания по решению следователя может быть про­ведено в условиях, исключающих визуальное наблюдение опо­знающею опознаваемым (ч. 8 ст. 193).

Потерпевший, так же как и свидетель, может быть привле­чен к уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний. Вместе с тем прибегать к этим правовым положениям необходимо с особой осторожно­стью, лишь после истинного выявления причин такого поведе­ния потерпевшего. Но предупреждение подозреваемых о воз­можной их ответственности по с г. 307 и 308 УК РФ в современ­ных условиях является объективной необходимостью. Возмож­но. со временем надобность в таком пре (упреждении отпадет.

Использование средств доказывания Определенные нравствен­ные аспекты имеет и использование в качестве источников до­казательств предметов — носителей доказательственной инфор­мации (вещественных доказательств), протоколов следственных и судебных действий, документов, заключений экспертов и спе­циалистов. Во многом они органически связаны с предъявлен­ными к ним правовыми требованиями (процессуальная форма, структура, содержание, грамотность и т.д.). Что касается заклю­чений экспертов и специалистов, го при их оценке всеша необ­ходимо учитывать, что они есть «творение человека». Надлежа­щая же оценка такою «творения» требует учета многочисленных объективных и субъективных факторов (профессиональной под­готовленности, |рудолюбия, добросовестности и т.н.).

Рассматривая вопрос о нравственных аспектах использова­ния отдельных средств доказывания, необходимо хотя бы очень кратко сказать о значении результатов оперативно- розыскной деятельности в уголовно-процессуальном доказыва­нии. Следует констатировать, что достижение истины по коп- кретному делу но многом предопределяется правильным, эф­фективным проведением следственных и оперативно-розыск- ных действий. Но в отличие от нравственного характера право­вых способов и средств доказывания, оперативно-розыскной, тайный способ собирания информации о преступлении и со­вершившем его лице, связанный с негласным наблюдением, наведением справок, обследованием помещений, прослушива­нием телефонных переговоров и другими опсративпо-розыск- ными мероприятиями, нередко ассоциируется в сознании лю­дей с безнравственным делом.

Вместе с тем без оперативно-розыскной деятельности в ряде случаев в деле борьбы с преступностью (что само по себе есть высоконравственное дело) просто невозможно обойтись. Сего­дня она необходима обществу и государству, следовательно, в нравственном отношении оперативно-розыскная деятельность себя оправдывает, но проводиться она должна лишь в рамках специального Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности».

При проведении таких мероприятий и использовании полу­ченных при этом результатов запрещается применение государ­ственного принуждения в любом виде и форме.

Что касается информации, полученной в результате опера- тивно-розыскной деятельности, то она сама по себе имеет лишь ориентирующее значение, а использоваться в качестве доказательств она может при условии ее включения в сферу уголовно-процессуальной деятельности в порядке, установлен­ном уголовно-процессуальным законом. Именно так должно толковаться содержащееся в ст. 89 УПК РФ 2001 г. положение о том, что «в процессе доказывания запрещается использова­ние результатов оперативно-розыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам настоящим Кодексом».

Таковы основные положения, характеризующие нравственное содержание уголовно-процессуального доказывания. В дальней­шем при рассмотрении нравственного содержания предваритель­ного расследования и производства в судебных стадиях россий­ского уголовного процесса рассмотренные в данной главе нравст­венные начала предстанут в более развернутом виде.

Вопросы для самоконтроля

Поясните, почему докалывание является нравственным стержнем всей уголопно-процессуалыюн деятельности. Почему установление истины по каждому уголовному делу яв­ляется нравственной целью уголопио-пронессуалыюго доказы­вания?

Как проявляется гуманизм в уголовно-процессуальном доказыт- нии?

Раскройте нравственные особенности уголовно-пронессуаль- ного доказывания по делам о преступлениях несовершеннолет­них лиц, страдаюших физическими и психическими недостат­ками и др.

<< | >>
Источник: И.И. Аминов и др.. Юридическая этика: учеб. пособие для студентов, обучающихся по специальностям «Юриспруденция», «Право­охранительная деятельность» . — М.: ЮНИТИ-ДАНА, - 239 с.. 2012

Еще по теме 5.2. Нравственные составляющие отдельных структурных элементов и средств уголовно-процессуального доказывания:

  1. 4. Отдельные средства доказывания
  2. Глава 26. ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ДОКУМЕНТЫ, СОСТАВЛЯЕМЫЕ СЛЕДОВАТЕЛЕМ ПРИ ПРОИЗВОДСТВЕ УГОЛОВНОГО ДЕЛА
  3. СОСТЯЗАТЕЛЬНОСТЬ В МЕХАНИЗМЕ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ДОКАЗЫВАНИЯ ПРИ ПРОИЗВОДСТВЕ СЛЕДСТВЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ
  4. (III. 1.3) Средства доказывания уголовного обвинения.
  5. 5.1. Виды уголовно-процессуальной деятельности (уголовно-процессуальные функции). Органы и лица, их осуществляющие
  6. § 9. Структурные элементы системы права
  7. 26.1. Виды процессуальных документов, составляемых в ходе предварительного следствия
  8. § 2. СТРУКТУРНЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ СИСТЕМЫ ПРАВА
  9. 26.2. Требования, предъявляемые к процессуальным документам, составляемым следователем
  10. 1.4. Уголовно-процессуальная форма. Уголовно-процессуальные гарантии
  11. Нарушение правовых и нравственных обязанностей (неисполнение нравственных и правовых обязанностей и вызываемые этим реакции в области нравственной о правовой психики)
  12. Тема 1. СИСТЕМА ПРАВА И ЕЕ СТРУКТУРНЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ
  13. Понятие, элементы и структурное строение системы права
  14. § 5. СТРУКТУРА ПРОЦЕССА ДОКАЗЫВАНИЯ: ЕГО УРОВНИ И ЭЛЕМЕНТЫ
  15. 2. Процесс судебного доказывания и его элементы
  16. 4.7.1. ПОНЯТИЕ И СТРУКТУРНЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ СИСТЕМЫ ПРАВА
- Кодексы Российской Федерации - Юридические энциклопедии - Адвокатура - Административное право - Административное право (рефераты) - Арбитражный процесс - Банковское право - Бюджетное право - Валютное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Договорное право - Жилищное право - Жилищные вопросы - Земельное право - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Коммерческое право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право Российской Федерации - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Международное право - Международное частное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Основы права - Право - Право интеллектуальной собственности - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Разное - Римское право - Сам себе адвокат - Семейное право - Следствие - Страховое право - Судебная медицина - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Участникам дорожного движения - Финансовое право - Юридическая психология - Юридическая риторика - Юридическая этика -