6.2. Нравственно-правовые основания применения мер уголовно-процессуального принуждения

В качестве обшей правовой и одновременно нравственной уста­новки при обращении к любой из мер уголовно-процессуаль­ного принуждения выступают закрепленные в ст. 21 Конститу­ции РФ положения о том, что «достоинство личности охраняет­ся государством» и «ничто не может быть основанием для его у.матения» (ч.
I).

Средством, гарантирующим сохранение личности такого блага, выступает и конституционное положение о том, что «ни­кто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жесто­кому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию» (ч. 2).

Приведенные нравственные требования закреплены в ряде международных документов, например во Всеобщей декларации прав человека 1948 г. (ст. 5), Международном пакте о граждан­ских и политических правах І966 г. (ст. 7), Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих дос­тоинство видов обращения или наказания. Конвенции о защите прав человека и основных свобод и др.

Свое нормативное закрепление, как мы уже отмечали, они получили и в УПК РФ 2001 г.

С особой остротой вопросы о соблюдении правовых и нрав­ственных норм возникают при задержании лиц по подозрению в

совершении преступления и применении к подозреваемым и обвиняемым мер уголовно-процессуатьного пресечения. В том и другом случае имеет место определенное ограничение прав и свобод граждан, включая и естественное право каждого на сво­боду и личную неприкосновенность.

Задержание лица, подозреваемого в совершении преступления Это одна из наиболее распространенных мер ую.ювно-процес- суального принуждения (гл. 12 УПК РФ). Несмотря на то что в период действия УПК РФ 2001 г. количество лиц, задерживае­мых по подозрению и совершении преступления, несколько снизитесь (с 416 тыс. в 2001 г. до 287,1 тыс. в 2005 г.), оно оста­ется все еше весьма значительным. Задержание же связано хотя и с кратковременным (на срок не более 48 часов), но все же лишением человека его естественного права на свободу. В силу этого оно должно осуществляться только при наличии четко оп­ределенных в ст. 91 УПК РФ оснований и только в установлен­ном ст. 92 УПК РФ порядке (комментируется и протокол за­держания подозреваемого).

С точки зрения нравственности при этом очень важно-

(1) соблюдать в отношении лица, задерживаемого по подоз­рению в совершении преступления, все содержащиеся в ст. 21 Конституции РФ положения о недопустимости действий, умаляющих достоинство личности и опасных для его жизни и здоровья:

(2) обращаться с задерживаемым подозреваемым как с ли­цом, виновность которого в совершении преступления еще не доказана. В силу презумпции невиновности (ст. 49 Конституции РФ, ст. 14 УПК РФ) такое лицо счи­тается невиновным, а потому к нему надлежит относить­ся как к обычному человеку и гражданину, обладающему всеми конституционными правами и свободами (1л. 2 Конституции Российской Федерации).

Приведенные консииуционные положения предопределяют порядок и условия содержания подозреваемого под стражей со- 1ласно специальному федеральному юкопу.

Глубоко нравственными являются и закрепленные и ч. 1 ст. 96 УПК РФ положения, регламентирующие порядок уведом­ления о задержании подозреваемого его родственников. Такое сообщение должно быть произведено следователем (дознавате­лем) или самим подснренаемым не позднее 12 часов с момента оформления протокола задержания.

Исключение из приведенных правил может иметь место лишь в случае необходимости сохранения в интересах предвари­тельного расследования в тайне факта задержания. Но такое ис­ключение не распространяется на случаи, когда подозреваемым является несовершеннолетний (ч. 4 ст. 96 УПК РФ).

Меры уголовно-процессуального принуждения Широко распро­странена при производстве по уголовным делам практика при­менения к подозреваемым и обвиняемым мер уголовно- процессуального пресечения Согласно ст. 97 УПК РФ такие меры преследуют пель пресечь возможность укаюнным участ­никам уголовного процесса:

(1) скрыться от дознания, предварительного следствия или суда;

(2) продолжать заниматься преступной деятельностью,

(3) воспрепятствовать производству по уголовному делу пу­тем угроз свидетелю, иным участникам уголовного судо­производства, уничтожения доказательств или иным способом.

Кроме того, \iepa пресечения может избираться и для обес­печения исполнения приговора.

В ст. 98 УПК РФ законодатель определил и достаточно ши­рокий спектр возможных мер пресечения в виде подписки о не­выезде, личного поручительства, наблюдения командования во­инской части, присмотра за несовершеннолетним подозревае­мым или обвиняемым, залога, домашнего ареста и заключения под стражу.

Основания и процессуальный порядок применения от­дельных мер пресечения урегулированы ст. 97—110 УПК РФ. В ст. 102—108 УПК РФ раскрывается содержание каждой такой отдельной меры.

Обстоятельному исследованию мер уголовно-процессуально- го пресечения посвящены многочисленные работы, изданные как до принятия ныне действующего УПК РФ (монографии Ю.Д. Лившица, В.А. Михайлова, З.Д. Еникеева и др.), так и уже в период действия УПК РФ 2001 г. Среди последних необходи­мо выделить монографические исследования О.И. Цоколовой «Заключение под стражу подо деваемых и обвиняемых в совер- шепии преступления» (2002); И.Л. Трунова, Л.К. Труновой «Ме­ры пресечения в уголовном процессе» (2003); Н.В. Ткачевой «Меры пресечения, не связанные с заключением под стражу, в уголовном процессе России» (Челябинск, 2004) и др.

Этические основы применения мер уголовно-процессуаль­ного пресечения обстоятельно проанализированы в учебном по­собии Н.В. Кузнецовой и Р.З. Тухватуллиной (Шамсутдиновой) «Этические основы применения мер уголовно-процессуального пресечения» (2005). Авторы нравственную обоснованность при­менения мер уголовно-процессуального пресечения рассматри­вают с учетом учения об иерархии ценностей и уголовно- процессуальной теории о назначении уголовного процесса. Уго­ловно-процессуальный закон также обосновывает необходи­мость установления по каждому уголовному делу объективной истины, того, что имело место в реальной действительности во время совершения преступления. Цель установления такой ис­тины, как отмечают авторы, наполнена глубоким нравственным содержанием, морально обоснована и этически оправдана, по­тому что от ее достижения напрямую зависит, восторжествует ли в каждом конкретном случае справедливость.

Нравственное обоснование необходимости применения мер пресечения видится и с позиции сформулированного в ст. 6 УПК РФ назначения уголовного процесса. Зашита прав и за­конных интересов потерпевших от преступления возможна лишь в условиях применения к подозреваемым и обвиняемым мер пресечения. Равным образом и лица, привлекаемые к уго­ловной ответственности за совершенное преступление (подозре­ваемые и обвиняемые), вправе рассчитывать на то, что их права и законные интересы будут ограничиваться только по установ­ленным законом основаниям, лишь в пределах необходимости и с соблюдением всех процессуальных гарантий. Меры пресече­ния должны применяться в отношении подозреваемых и обви­няемых строго индивидуально.

Согласно ст. 99 УПК РФ при решении вопроса о необходимости избрания меры пресечения и определения ее вида нужно учитывать не только тяжесть пре­ступления, но и сведения о личности подозреваемого или обви­няемого, его возраст, состояние здоровья, семейное положение, род занятий и другие обстоятельства.

Нравственным содержанием наполнена каждая из возмож­ных мер уголовно-процессуального пресечения.

Наименьшие стеснения в плане ограничений прав и свобод личности имеют такие меры пресечения, как подписка о невыезде и личное поручительство (ст. 102—103 УПК РФ). К тому же в основе ее лежат такие нравственные ценности, как доверие к поручителю, его авторитет. Доверие и авторитет лежат в основе применения таких мер пресечения, как наблюдение командования воинской части (ст. 104 УПК РФ) и присмотр за несовершенно­летним подозреваемым или обвиняеным со стороны родителей, опекунов, попечителей или других обладающих такими качест­вами лиц, а также должностных лиц специализированных дет­ских учреждений, в которых несовершеннолетние подозревае­мые, обвиняемые в совершении преступления лица находятся (ст. 105 УПК РФ).

Элемент доверия заложен и в такой мере пресечения, как за­лог (ст. 106 УПК РФ), особенно тогда, когда в качестве залого­дателя выступает не непосредственно подозреваемый или обви­няемый, а другое физическое или юридическое лицо. В таких случаях наиболее ярко проявляются сдерживающие от возмож­ного ненадлежащего поведения подозреваемого, обвиняемого факторы, в основе которых лежат не только экономическая за­интересованность залогодателя в сохранности залоговой массы (как правило, в виде денежной суммы), но и чувство морального долга лица, в отношении которого залог избирается в качестве меры пресечения, перед залогодателем.

В УПК РФ 2001 г. возрождена исключенная из УПК РСФСР 1960 г. мера пресечения в виде домашнего ареста. В основе ее также лежит элемент доверия к подозреваемому, обвиняемому, обусловленный тем, что у суда есть все основания считать, что нахождение указанных лиц под домашним арестом есть доста­точный сдерживающий фактор от ненадлежащего поведения в период всего производства по уголовному делу.

С точки зрения нравственного содержания в домашнем аресте как мере пресечения много положительного. Заключено оно не только в доверии к лицу, в отношении которого приме­няется такая мера пресечения, но и в том, что при решении вопроса об избрании в качестве меры пресечения домашнего ареста суд должен учитывать как тяжесть совершенного пре­ступления и его последствия, так и многочисленные субъек­тивного характера факторы, характеризующие подозреваемого, обвиняемого. В их числе состояние здоровья, возраст, отсутст­вие судимостей, род занятий, наличие постоянного места жи­тельства, состав семьи и состояние их здоровья и т.д. Сказан­ного достаточно для вывода о том, что домашний арест во многом является более гуманной мерой пресечения, чем за­ключение подозреваемого, обвиняемого под стражу. То. что в период с июля 2002 г. по июнь 2005 г. домашний арест в каче­стве меры пресечения применялся в России лишь в 403 случа­ях[92], а заключается под стражу ежегодно несколько сотен тысяч подозреваемых и обвиняемых, объясняется во многом отсутст­вием надлежащего механизма обеспечения соблюдения подоз­реваемым, обвиняемым наложенных такой мерой пресечения ограничений, установленных в ч. I ст. 107 УПК РФ. Не дума­ется, что домашний арест необходимо заменить такой мерой пресечения, как надзор милиции за поведением подозреваемо­го, обвиняемого[93]. Полагаем необходимым принять специаль­ный Федеральный закон *О порядке применения домашнего ареста в качестве меры пресечения в российском уголовном процессе». Заметим, что относительно заключения под стражу в качестве меры уголовно-процессуального пресечения более десяти лет действует Федеральный закон «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступ­ления» от 15 июля 1995 г.

Что касается заключения под стражу (ст. 108—109 УПК РФ), то по сравнению со всеми другими мерами пресечения она наи­более существенно ограничивает конституционные права и сво­боды человека.

Нравственные составляющие этой меры пресечения видятся в том, что, во-первых, нарушенные права и законные интересы потерпевшего от преступления лица должны быть справедливо восстановлены; во-вторых, совершившее преступление лицо (подозреваемый, обвиняемый) должно нести тяжесть обвине­ния, лишения личностного, морального и (или) материального порядка за содеянное. Причем названные лишения по своему содержанию и соразмерности должны способствовать достиже­нию как целей применения мер пресечения (ст. 97 УПК РФ), так и целей «восстановления социальной справедливости, а так­же исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений» (ч. 2 ст. 43 УК РФ). Обвиняемые, в отно­шении которых избирается в качестве меры пресечения заклю­чение под стражу, впоследствии, как правило, в силу постанов­ления в отношении их обвинительного приговора становятся осужденными к тем или иным определенным в ст. 44 УК РФ мерам уголовного наказания.

Нравственные составляющие рассматриваемой меры пресе­чения заключены:

(1) в возможностях применения ее только па основании су­дебного решения и только за преступления, совершение которых наказуемо в виде лишения свободы на срок свыше двух лет (исключения четко оговорены в ч. I ст. 108 УПК РФ);

(2) в ограничении сферы применения такой меры пресече­ния к несовершеннолетним только случаями обвинения (подозрения) в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления (ч. 2 ст. 108 УПК РФ);

(3) в процедуре применения рассматриваемой меры пресече­ния и обжалования судебного решения;

(4) в установленных в ст. 109 УПК РФ сроках содержания под стражей и порядке их продления;

(5) в условиях содержания подозреваемых в изоляторах вре­менного содержания (ИВС) и обвиняемых в следствен­ных изоляторах (СИ) (ограничения, санитарные усло­вия, продовольственное довольствие и т.д.), отличаю­щихся в лучшую сторону от условий содержания осуж­денного к лишению свободы в колониях с различного типа режимами. О них обстоятельно речь идет в учеб­ном курсе «Уголовно-исполнительное право Российской Федерации».

Таковы, па наш взгляд, нравственные основы института мер уголовно-процессуального пресечения в российском уголовном процессе.

Вопросы для самоконтроля

]. В чем выражается нравственная составляющая целен примене­ния мер уголовно-процессуального принуждения?

2. В чем проявляется гуманизм в избрании и применении мер пре­сечения?

3. Раскройте нравственное содержание личного поручительства при передаче несовершеннолетнего под присмотр.

4. Охарактеризуйте нравственный аспект згшога в качестве меры пресечения.

5. Какова нравственная составляющая сроков содержания под стражей?

6. В чем проявляется нравственная сторона домашнего ареста в ка­честве меры пресечения?

<< | >>
Источник: И.И. Аминов и др.. Юридическая этика: учеб. пособие для студентов, обучающихся по специальностям «Юриспруденция», «Право­охранительная деятельность» . — М.: ЮНИТИ-ДАНА, - 239 с.. 2012

Еще по теме 6.2. Нравственно-правовые основания применения мер уголовно-процессуального принуждения:

  1. 12.3. Классификация мер административно- процессуального принуждения. Порядок применения мер административного принуждения
  2. 7.1. Понятие и виды мер уголовно-процессуального принуждения
  3. § 3. Понятие мер гражданской процессуальной защиты. Их отличие от гражданской процессуальной ответственности. Предпосылки и основания применения мер защиты
  4. Понятие и основания применения мер процессуальной ответственности
  5. Порядок применения мер административного принуждения
  6. 2. Признаки и понятие мер процессуального принуждения
  7. 3. Классификация мер процессуального принуждения
  8. 1. Понятие обеспечительных мер и основания их применения в арбитражном процессе. Виды обеспечительных мер
  9. 7.3. Понятие мер пресечения и основания их применения
  10. Статья 97. Основания применения принудительных мер медицинского характера
  11. § 1. ПОНЯТИЕ И КЛАССИФИКАЦИЯ МЕР ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРИНУЖДЕНИЯ
  12. 2. Основания избрания и условия применения мер пресечения
  13. Нарушение правовых и нравственных обязанностей (неисполнение нравственных и правовых обязанностей и вызываемые этим реакции в области нравственной о правовой психики)
  14. Основания применения принудительных мер медицинского характера
  15. § 3. Виды мер административно-правового принуждения
  16. 7.5. Иные меры уголовно-процессуального принуждения
  17. § 1. ПОНЯТИЕ И ОСНОВАНИЯ ПРОИЗВОДСТВА О ПРИМЕНЕНИИ ПРИНУДИТЕЛЬНЫХ МЕР МЕДИЦИНСКОГО ХАРАКТЕРА
  18. Понятие, виды, основания и порядок применения мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях
  19. § 3. Меры уголовно-процессуального принуждения
- Кодексы Российской Федерации - Юридические энциклопедии - Адвокатура - Административное право - Административное право (рефераты) - Арбитражный процесс - Банковское право - Бюджетное право - Валютное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Договорное право - Жилищное право - Жилищные вопросы - Земельное право - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Коммерческое право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право Российской Федерации - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Международное право - Международное частное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Основы права - Право - Право интеллектуальной собственности - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Разное - Римское право - Сам себе адвокат - Семейное право - Следствие - Страховое право - Судебная медицина - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Участникам дорожного движения - Финансовое право - Юридическая психология - Юридическая риторика - Юридическая этика -