2.4. Нравственная составляющая воспитательной деятельности судов в советский и постсоветский периоды

Советский период Октябрьская революция 1917 г.. провозгласив одной из своих целей слом старой государственной машины и создание принципиально новой государственности, естественно, должна была отказаться и от «старого», дореволюционного су­допроизводства.
Острота Гражданской войны, применение чрез­вычайных мер и внесудебных репрессий усилили такое традици­онное для российской жизни явление, как правовой нигилизм, непонимание роли права в обществе, а вследствие чего — «свер­

тывания правовой формы Советского государства»[71]. При полном отсутствии законов судили, руковод­ствуясь «революционным правосознанием», приори­тет которого н качестве источника права основы­вался на господстве пси­хологической теории пра­ва, считавшей важней­шим аспектом правовой реальности именно пра­восознание, а не норму и

но правоотношение. А некоторые ученые-юристы того времени вообще выступали против создания гражданских и уголовных кодексов, считая их «буржуазными прейскурантами цен на пре­ступление и наказание»[72].

Право в нашей стране было объявлено инструментом по­строения нового общества, оно стало отражением политических интересов социалистического государства трудящихся.

Инструкция о революционных трибуналах от 19 декабря 1917 г.[73] явилась первым официальным актом новой власти, ко­торый содержал попытку создания новой судебной системы.

Согласно инструкции для работы в революционных трибуна­лах, которые должны были организовываться в каждой губер­нии для рассмотрения дел о контрреволюционных преступле­ниях, необходимо было создать коллегии обвинителей и за­щитников. Прием в коллегии производился по рекомендации местных советов.

После Гражданской войны и стабилизации Советского госу­дарства возникла объективная необходимость вернуться к коди­фицированной форме законодательства. И хотя в советский пе­риод «крамольными» признавались практически любые сравне­ния дореволюционного и действующего законодательства. Устав уголовного судопроизводства 1864 г. был взят за основу при со­ставлении Уголовно-процессуального кодекса РСФСР 1922 г. и последующих лет. Кодификационные работы начала 1920-х го­дов поставили на повестку дня также вопрос о восстановлении основных институтов юстиции — адвокатуры и прокуратуры. Эти процессы происходили практически параллельно, и после воссоздания прокуратуры в составе Верховного Суда фактиче­ски была восстановлена адвокатура, деятельность которой подробно была регламентирована в Положении о коллегии защитников, утвержденном Народным комиссариатом юсти­ции 5 июля 1922 г. Однако адвокатура так и не поднялась как правовой институт. В 1922 г. по числу адвокатов на душу на­селения СССР уступал странам Восточной Европы в два- четыре раза, а США — более чем в 15 раз[74].

Советскому суду как органу государственной власти была уготована важная роль в деятельности государства (и его орга­нов) по воспитанию членов общества. Эта роль полностью от­вечала тем требованиям, которые предъявлял к суду В.И. Ленин, рассматривая его как «орудие воспитания на прочных основах социалистического общества»[75]. «Роль суда: устрашение + воспитание»[76]. — писал В.И. Ленин. В письме к Д.И. Курскому от 20 феврапя 1922 г. «О задачах Наркомюста в условиях новой экономической политики» В.И. Ленин подверг критике Наркомюст за недостаточное внимание к воспитатель­ной роли судебной деятельности. Он, в частности, писал: «Воспитательное значение судов громадно. Где у нас забота об этом? Где учет реальных результатов? Этого нет, а это азбука всей юридической работы»[77]. Глубоко актуальными по сей день остаются замечания В.И. Ленина о том, что конкретное судеб­ное дело дает возможность «до корня вскрыть и публично ос­ветить все общественно-политические нити преступления и его значение, чтобы вынести из суда уроки общественной морали и практической политики»[78]

Исходя из многочисленных ленинских высказываний о су­де. можно утверждать, что основой достижения предупреди­тельного и воспитательного воздействия судебной деятельности Ленин считал конкретное судебное, и прежде всею уголовное, дело судебный процесс, проведенный с максимальной досто­верностью в исследовании доказательств, со строгим соблюде­нием процессуальной формы, с правильным учетом степени общественной опасности преступления для того, чтобы суд был наиболее торжественным, а приговор достаточно внуши­тельным[79]. В.И. Ленин высоко ценил судебную процессуальную форму, по словам Н.В. Крыленко, «за гласность процесса и ее массово-воспитательное значение и наибольшие гарантии от ошибок»[80].

Основные принципы советского правосудия — строжайшее соблюдение социалистической законности, гласность, устность, нспосрсдствснность. коллегиальность рассмотрения дел — сами по себе предопредели в разносторонней и многогранной дея­тельности советских судебных органов осуществление ими вос­питательной функции.

Важным направлением расширения гласности правосудия стала широкая практика рассмотрения дел с выездом на пред­приятия, стройки и в другие организации. Действенный воспи­тательный эффект выездных заседаний достигался при соблюде­нии ряда условий: рассмотрении дел, имеющих большое обще­ственное звучание, слушании дел в помещениях, приспособлен­ных для торжественного отправления правосудия, проведении заседания в такие часы, когда члены коллектива, где работал подсудимый, или жители населенного пункта, где он проживал, имеют возможность присутствовать на процессе.

Помещик и священник перед революционным трибуналом (худ. И. Владимиров)

Дальнейшему разви­тию ленинского прин­ципа гласности слу­жила ст. 162 Консти­туции СССР, в соот­ветствии с которой в судопроизводстве до­пускалось участие пред­ставителей обществен­ных организаций и трудовых коллекти­вов. Значение этой новой конституцион­ной нормы в данном аспекте виделось в том, что представители общественности не только увеличат судебную аудиторию, но и распространят информацию о нем в своем коллективе, среди знакомых и друзей, многократно усиливая воспитательное воздействие конкретного судебного процесса.

Идею о воспитательной роли наказания В.И. Ленин выразил в «Очередных задачах Советской власти», «Конспекте раздела о наказаниях пункта программы о суде» и других работах. Эта идея была отражена и в законодательстве. Анализ ст. 20 Основ уголовного законодательства, ст. 2 Основ уголовного судопроиз­водства и других законоположений позволяет сделать вывод, что наряду с общей задачей — способствовать искоренению пре­ступности — наказание призвано предупреждать совершение новых преступлений осужденными (частное предупреждение), а также иными лицами (общее предупреждение), исправлять и пе­ревоспитывать осужденных.

Советский суд (худ Б В Иогансон, 1928)

Характеризуя с общих позиций воспитательную деятельность суда в условиях социализма, следует сказать, что она охватывала широкий круг вопросов. Важной составной частью единого процесса коммунистического воспитания являлось нравственное воспитание, под которым применительно к уголовному судо­производству понимался процесс искоренения у отдельных лиц отрицательных нравственных качеств и формирования у всех граждан положительных, то есть таких, которые соответствуют требованиям коммунистической морали.

Нравственное воспитание теснейшим образом связывалось с другими элементами коммунистического воспитания: идейно- политическим. понимаемым как система воспитательных воздей-

ствий, направленных на по­вышение сознательности, раз­витие творческой деловой активности, искоренение в сознании отдельных граждан ошибочных антиобществен­ных и формирование у них правильных убеждений и взглядов на окружающий мир и общество; правовым, понимаемым как система действий, направленных на формирование и развитие у

граждан правильного понимания правовых норм, формирования убеждения в необходимости их неукоснительного соблюдения. Перечисленные выше части единого процесса коммунистиче­ского воспитания занимали в целом основной объем воспита­тельной деятельности суда по уголовным делам.

Советский суд — суд народа! (плакат)

Однако социалистическое правосудие осуществлялось более методами принуждения, нежели убеждения, для получения «ца­рицы доказательств» — признания человеком своей вины. Само­оговоры стали источниками большей части судебных ошибок, причины которых коренились нс только в антигуманных, но и аморальных по сути способах воздействия на обвиняемых ра­ботников правосудия: физическом насилии со стороны органов дознания и следствия; психологическом давлении (допросы без протоколов, в ночное время; оставление без пиши; помещение в одиночную камеру либо к рецидивистам и т.п.); запугивании тюрьмой либо, наоборот, обещание свободы; обещании легкого прохождения дела в суде и мягкого наказания; шантаже доказа­тельствами (типа: «признавайся, все равно на пистолете обнару­жены отпечатки твоих пальцев» или «твой подельник уже все рассказал» и т.п.); запугивании смертной казнью; неоказании медицинской помощи; неправильном или неполном разъясне­нии права и др.

Как известно, в этот период были искусственно расширены пределы уголовно-правового регулирования. В разряд преступ­ного были включены обычные для нормального социального бытия деяния (например, распоряжение личной собственно­стью, плодами собственного труда, частная торговля, выражение своего мнения и т.д.). Вследствие этого исчезли реальные гра­ницы или хотя бы контуры подлинной преступности, масштабы и качественные признаки которой, вероятно, изменились вслед­ствие всеобщего отчуждения людей от собственности (в том числе земли) и производителя от средств производства и резуль­татов труда и перманентной социальной дезорганизации, яв­ляющейся результатом революций и войн (в том числе с собст­венным народом).

В нашей стране полностью оправдалось предсказание из­вестного теоретика права Рудольфа Иеринга о разлагающем влиянии несправедливых законов и дурных юридических учре­ждений[81].

По-иному подходили руководители Советского государст­ва и к вопросу об образовательном цензе и организации образова­ния работников правосудия. В целом проблема организации об­разования работников правосудия решалась в руслс общей по­литики народного просвещения и рассматривалась как важное направление идеологической деятельности РКП(б)[82]. Поскольку единственно научным и верным учением, в частности о праве и государстве, признавалось марксистское, все другие автомати­чески становились «чуждыми» и «враждебными» и преподава­ние на их основе юридических дисциплин считалось невоз­можным и ненужным в советской высшей школе. Стала про­водиться кардинальная реформа гуманитарного, юридического образования.

В январе 1919 г. Народный комиссариат просвещения уп­разднил все юридические факультеты университетов и юридиче­ские вузы. Кафедры политической экономии, статистики, фи­нансового, международного и государственного права были пре­образованы в кафедру советского законодательства и вошли в состав исторического отделения историко-филологических фа­культетов. На их основе стали следом создаваться факультеты общественных наук (ФОН) с юридико-политическими, экономи­ческими и историческими отделениями. К работе на них допус­кались только те преподаватели, которые, как признавал извест­ный еще до революции правовед H.H. Полянский, смогли «рас­статься с теми представлениями о праве, которые они десятиле­тиями воспринимали...»[83].

Такой моноидеологический подход к изучению и преподава­нию юридических наук не мог сформировать представление о праве как ценности цивилизации, выявить его многообразную роль в жизни общества и государства, что сказалось на характе­ре правовой культуры общества, состояние которой затрудняет решение задач по строительству правового государства, укреп­лению правопорядка и борьбе с преступностью.

Тем не менее преподавание юридических дисциплин не мог­ло осуществляться без хотя бы упоминания о концепциях, взглядах ученых-реформаторов судебной системы дореволюци­онной России. Естественно, они подвергались безусловной кри­тике как немарксистские. Но и эта критика была признана не­достаточной. В 1949 г. некоторые положения первого учебника по истории государства и права СССР признаны ошибочными в связи с тем, что в них проявлен недостаточно критический под­ход к «представителям буржуазной историографии»[84].

В 1960-е годы отмечается возрастание интереса к истории нашего Отечества, и в частности к истории его государственных, политических институтов, правовой мысли. Перед советскими учеными-обществоведами, историками была поставлена задача более углубленного изучения проблем развития отечественного государства и права[85].

Вопрос о воспитательном значении судебной деятельности приобрел особую актуальность и остроту в свете тех задач по коммунистическому воспитанию трудящихся, которые были сформулированы в решениях июньского Пленума ЦК КПСС (1963).

Именно эти обстоятельства вызвали необходимость обсуж­дения вопроса о повышении воспитательной роли судебных процессов на Теоретической конференции работников суда, прокуратуры и адвокатуры г. Ленинграда (1964). Всестороннее обсуждение вопроса об усилении воспитательного воздействия судебных процессов показало, что, несмотря на кажущуюся про­стоту и ясность, эта проблема относится к числу сложных, прак­тически важных и мало разработанных в теории проблем совет­ского права.

В докладах и выступлениях участников конференции осве­щались различные аспекты этой проблемы, показывающие, что воспитательное воздействие судебной деятельности, как и всего судопроизводства в целом, органически связано с повышением правовой и процессуальной культуры органов суда, следствия и прокуратуры, с неуклонным соблюдением этими органами со­циалистической законности, с высоким качеством, оперативно­стью расследования и рассмотрения дел, с установлением исти­ны, со справедливостью и эффективностью наказания.

Установление истины по делу, основанное на строжайшем соблюдении законности, стремление суда и всех участников процесса к правдивому освещению всех обстоятельств дела, не­допущение так называемых «судебных ошибок» — это то, от че­го в первую очередь зависит весь воспитательный результат су­дебной деятельности. Эта мысль, сформулированная и развитая в докладах, была проиллюстрирована данными, свидетельст­вующими, к каким отрицательным последствиям приводит пре­небрежение к закону, к охраняемым им интересам общества, государства и правам граждан.

На конференции отмечалось, что юридическая наука и практика нуждаются в помощи и других, не менее важных для успешной борьбы с правонарушениями дисциплин, педагогики и этики, особенно в тех областях уголовно-процессуальной деятельности, где решаются вопросы воспитания и перевоспи­тания. Очень важна их помощь при определении мер наказа­ния, связанных с условным осуждением, с передачей осужден­ных на перевоспитание в коллективы, при применении прину­дительных мер воспитательного характера к несовершеннолет­ним и т.д.

В своих выступлениях зав. кафедрой педагогики ЛГУ проф. Ю.А. Самарин и зав. кафедрой уголовного процесса и кримина­листики проф. Я.С. Алексеев убедительно показали, что только такой судебный процесс может оказать надлежащее воспита­тельное воздействие, который проведен согласно с педагогиче­скими и этическими принципами.

Конференция приняла резолюцию, в которой обратилась к работникам суда, прокуратуры и адвокатуры с призывом уст­ранить все, что снижает воспитательное воздействие совет­ского суда, и высказала рекомендации о внедрении в практи­ку более совершенных форм судебной деятельности, отве­чающих требованиям закона и задачам правового воспитания трудящихся.

Конференция призвала ученых, юристов, психологов, педа­гогов к установлению более тесных связей и взаимодействия в разработке актуальных проблем, возникающих в практической деятельности суда, прокуратуры и адвокатуры, прежде всего проблем, связанных с совершенствованием судебной деятельно­сти и повышением ее предупредительной, воспитательной роли в борьбе с правонарушениями.

В 1970-е годы проходила большая дискуссия по проблемам становления и особенностям развития российского абсолютиз­ма. Изучение государственного строя, судебных учреждений, права дореволюционной России должно было сопровождаться обращением к творческому наследию отечественных ученых- правоведов.

С конца 1970-х годов издательство «Юридическая литература» начало выпускать серию книг «Из истории политической и право­вой мысли», в которой были изданы книги о выдающихся правове­дах дореволюционной России: С.Е. Десницком, Н.М. Коркуновс, С.А. Муромцеве, Б.Н. Чичерине, М.М. Ковалевском, А.Ф. Кони. В.Д. Спасовичс, К.К. Арсеньеве и др. Очерки содержали небольшие отрывки из основных произведений этих ученых.

В конце 1980-х годов процесс демократизации нашего об­щества, переоценки исторического пути, пройденного им, со­провождался огромным интересом к творчеству многих отече­ственных философов, социологов, правоведов, чьи работы дол­гие годы были труднодоступными для широкого круга читате­лей. Работы И.А. Ильина, К.Д. Кавелина, Б.Н. Чичерина,

Б.А. Кистяковского, П.А. Сорокина и других ученых, рассмат­ривавших проблемы российской государственности и правовой культуры, стали фактом общественного сознания, во многом определяющим духовную жизнь страны. Повторная публикация в конце 1980-х годов произведений некоторых отечественных правоведов имеет не меньшее значение для современности, чем для времени, когда они впервые увидели свет. Это, например, относится к статье Б.А. Кистяковского «В защиту права (Интел­лигенция и правосознание)», впервые опубликованной в 1909 г. в знаменитом сборнике «Вехи», неоднократно переиздававшемся в наши дни. Вскрытые в ней особенности российского право­сознания, правовой культуры, отношения к власти, вопросам социальной справедливости имеют огромное воспитательное значение сегодня, когда мы пытаемся построить правовое госу­дарство.

Б А Кистяковский

I Право в гораздо большей степени дисцип­линирует человека, чем логика и методо­логия или чем систематическое упражне­ние воли. < ... > право по преимуществу социальная система и притом единствен­ная социально-дисциплинирующая сис­тема. Социальная дисциплина создается только правом: дисциплинированное об­щество и общество с развиты правовым порядком — тождественные понятия.

Наследие отечественных мыслителей,

ученых, в частности правоведов, в советский период помогло осознать

___ основные черты общеевропейской

НН^^^^^ЬЩ^квв особенности российской государст- венности. ее место, роль и будущее в мировой цивилизации. Без И А Ильин |ШЯ пРановых традиций, правовой

(худ М. Нестеров) психологии, педагогики и этики, ко­
торые складывались столетиями и являются, по определению И.А. Ильина, «живым правосознанием», действующее в стране право не могло «поддерживать и оберегать ни семью, ни родину, ни порядок, ни хозяйство...»1.

Конец 1980-х — 1990-е годы В период перестройки были приняты союзные и республиканские акты, от которых фактически мож­но вести точку отсчета усиления нравственного содержания со­временной судебной ре(1юрмы: Основы законодательства о судо­устройстве Союза ССР и союзных республик, законы о статусс судей и об ответственности за неуважение к суду, о милиции и ряд других. Тогда вновь зазвучали получившие в наше время дальнейшее развитие не только правовые (необходимость возоб­новления деятельности мировых судей и судов присяжных, пре­зумпция невиновности), но и нравственные идеи судопроизвод­ства: разъяснение прокурором, следователем дознавателем по­дозреваемому, обвиняемому их прав, возможности защищаться всеми незапрещенными способами и средствами: содействие оказанию защитником квалифицированной юридической по­мощи лицу па предварительном следствии с момента его задер­жания, ареста и др.

В последние десятилетия была принята Конституция РФ, такие основополагающие законы, как Уголовный кодекс РФ, Административный кодекс РФ, Уголовно-процессуальный ко­дексы РФ, четыре части Гражданского кодекса РФ. Увидели свет комплексные нормативные акты, в том числе конституци­онные — о прокуратуре, адвокатуре, оперативно-розыскной деятельности, о судебной системе, статусе судей; появились совершенно новые судебные учреждения — Конституционный Суд РФ, арбитражный, мировой суд и, наконец, военные (вме­сто трибуналов). Реформирование и преемственность норм и процедур, доказавших свою жизнеспособность многолетним правоприменением, говорят о наличии прочного не только правового, но и нравственного фундамента для обеспечения надлежащей защиты прав и законных интересов лиц и органи­заций, потерпевших от преступлений, защиты личности от не-

' Ильин НА. Путь духовного обновления; Он же Путь к очевидности 1993 С 247

законного и необоснованного обвинения, осуждения, ограни­чения ее прав, свобод и т.д.

Концепция правового реформирования российского общест­ва учла исторические традиции, духовные и национальные фак­торы и охватила все сферы права — от законотворчества до ис­полнения закона и судебного решения, от юридической науки до правового всеобуча, все слои гражданского общества, каждо­го гражданина[86]. Ее реализация позволит, на наш взгляд, рано или поздно прийти к идеалу, описанному в Концепции судеб­ной реформы: «Суд над человеком должен быть заменен судом для человека»[87].

Вопросы для самоконтроля

1. Какие этапы (периоды) развития Российского государства наибо­лее тесно связаны с традициями (религиозно-церковной: патер­налистской; просветительской; коммунитарной), в которых во­площались представления о нравственности''

2. В чем смысл нравственно-правовых идей Владимир;) Мономаха?

3. Поясните основную мысль «Слова о Законе и Благодати» митро­полита Илариона

4. Каков смысл нравственных мотивов в ученнях М. Грека, Ф. Карпова, A.M. Курбского В. Патрикеева, И.С. Пересветова, 3. Отенского, Н Сорского, И С. Тимофеева, С. Полоцкого. Ю Крпжаиича?

5. Какое влияние оказала идея «всенародной полый» Петра I на нравственное воспитание российского общества?

6 Объясните, почему В.Н Татищев, И Т. Посошков, Ф. Прокопович настаивали на профессиональной подготовке судей.

7 Поясните, почему Екатерина II справедливость при отправле­нии правосудия объявила в числе главных задач своего прав-

9. Что, по мнению М.М Сперанского, являлось основной причи­ной неудовлетворительного функционирования судебной сис­темы?

10.Какова главная цель ноной системы образования и период прав­ления Николая I н Александра 11?

11.Каково значение Великой судебной реформы в усилении нрав­ственной составляющей российского правосудия и его инсти­тутов?

12. Почему руководители Советского государств придавали огром­ное значение воспитательной роли судов?

13. Объясните, почему монондеологнческнй подход к изучению н преподаванию юридических наук в советское время не мог сформировать представление о праве как ценности цивили­зации.

14.В чем нравственный смысл современной судебной реформы?

<< | >>
Источник: И.И. Аминов и др.. Юридическая этика: учеб. пособие для студентов, обучающихся по специальностям «Юриспруденция», «Право­охранительная деятельность» . — М.: ЮНИТИ-ДАНА, - 239 с.. 2012

Еще по теме 2.4. Нравственная составляющая воспитательной деятельности судов в советский и постсоветский периоды:

  1. 3. Советский период деятельности банков
  2. Правовое сознание (мотивационное и воспитательное дебетное нравственных и правовых переживаний]
  3. 2. Земельное законодательство советского периода
  4. Систему арбитражных судов в Российской Федерации составляют:
  5. 12.2. Советская экономика в период «оттепели»
  6. § 3. СОВЕТСКИЙ ПЕРИОД РАЗВИТИЯ АДМИНИСТРАТИВНОГО ПРАВА
  7. § 3. СОВЕТСКИЙ ПЕРИОД РАЗВИТИЯ АДМИНИСТРАТИВНОГО ПРАВА
  8. Банковская система в период советской власти
  9. 2. Основные концепции права и государства советского периода
  10. Нарушение правовых и нравственных обязанностей (неисполнение нравственных и правовых обязанностей и вызываемые этим реакции в области нравственной о правовой психики)
  11. 4.Подведомственность дел об оспаривании решений третейских судов по спорам, возникающим при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности; о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов по спорам, возникающим при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности (ст. 31 АПК РФ)
  12. 2.4. Детерминация факторных составляющих финансовой деятельности экономического субъекта
  13. К вопросу об определении понятий права и нравственности (научный смысл и значение уселения этических явлений на императивно-атрибутивные (право) и части императивные (нравственность))
  14. Право и нравственность [определение права и его признаки; отличие правовых норм , норм нравственности)
  15. § 2. Правовая культура: понятие и уровни, формирование, значение в правотворческой и правоприменительной деятельности, соотношение с нравственной культурой
  16. 1. Основы организации и деятельности третейских судов в Российской Федерации
  17. 16.9.Международно-правовые основы деятельности третейских судов
  18. Деятельность на данный период
  19. 9.Военный период деятельности прокуратур.
  20. § 3. Признание и исполнение решений арбитражных судов и иностранных третейских судов
- Кодексы Российской Федерации - Юридические энциклопедии - Адвокатура - Административное право - Административное право (рефераты) - Арбитражный процесс - Банковское право - Бюджетное право - Валютное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Договорное право - Жилищное право - Жилищные вопросы - Земельное право - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Коммерческое право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право Российской Федерации - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Международное право - Международное частное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Основы права - Право - Право интеллектуальной собственности - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Разное - Римское право - Сам себе адвокат - Семейное право - Следствие - Страховое право - Судебная медицина - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Участникам дорожного движения - Финансовое право - Юридическая психология - Юридическая риторика - Юридическая этика -