1.2. Возникновение социологии

Возникновение в XIX в. эмпирической науки об обществе явля­ется не случайным, а имеет определенные гносеологические и соци­ально-экономические предпосылки.

Девятнадцатый век — это век естествознания, его идеалом явля­ется опытное, «позитивное» знание.

Наука не знает границ, есте­ственно-научному методу подвластно все, в том числе мораль, пра­во, общественное устройство — все то, что раньше было предметом метафизики и спекулятивных домыслов.

Стилю научного мышления XIX в. были одинаково чужды как обскурантизм Средневековья, так и морализаторство просветителей. Говоря современным языком, лидерами естествознания в XIX в. ста­ли физика (механика И. Ньютона) и биология (эволюционная тео­рия видов Ч. Дарвина). Именно эти науки определяли стиль научно­го мышления эпохи. Особенности этого стиля наложили зримый от­печаток на сам процесс формирования социологии и криминологии. Общество (и преступность) стало рассматриваться как объективное явление, ничем в принципе не отличающееся от объектов познания физики и биологии. И достаточно долго опытная, позитивная наука об обществе называлась социальной физикой, а ее разделы (по анало­гии с механикой) — социальной статикой и социальной динамикой.

Сообразуясь с научными идеалами своего времени, один из ос­нователей социологического направления в криминологии бельгий­ский ученый Ламбер Адольф Жак Кетле (1796—1874) писал:

«Цель моя — показать, что в мире, где многие упорно видят только беспорядочный хаос, существуют всесильные и неизмен­ные законы».

Законы, управляющие социальными процессами, столь же точ­ны и неизменны как законы механики и аналогичны им (действие равно противодействию; общество как любая система стремится к равновесию и т.д.). Эти законы едины для всех эпох и народов. Поэтому не случайно и главный труд А. Кетле назывался «Человек и развитие его способностей, или Опыт социальной физики».

В XIX в. европейское общество окончательно и бесповоротно вступает на путь капиталистического развития. Мыслители О. Конт и К. Маркс застали начальную стадию капитализма, а Э. Дюркгейм и М. Вебер — развитую. Между этими стадиями существует каче­ственная разница. Естественно, что первые и вторые описывали со­вершенно разные общества, отсюда во многом проистекает и разли­чие их взглядов.

Французский философ Огюст Конт (1798—1857), давший назва­ние науке социологии, научную деятельность начал раньше К. Мар-

кса. В своем творчестве он руководствовался идеалами прогресса, политической и экономической свободы, надеждой на то, что с по­мощью науки и просвещения можно решить все социальные про­блемы. На вопрос о том, как вылечить больное общество, Конт отвечал просто: надо создать такую же точную и объективную на­уку об обществе, каким является естество­знание. Новую науку он назвал социоло­гией. Открытые наукой законы общества надо преподавать в школах и университе­тах, дабы просветить людей, научить их тому, как следует правильно и разумно строить свои взаимоотношения. В этом его взгляды близки взглядам просветителей.

О. Конт во всеобщей классификации наук поставил социологию на самую вер­шину — выше математики, физики и биологии, а преобразующую роль соци­ологии в обществе (она должна произве-

О Конт СТИ РеволІ°Цию в Умах людей) считал

столь же важной, как и роль религии. Социология призвана открывать универсальные законы развития и функционирования общества, неотделимые от законов приро­ды. Свои открытия она совершает при помощи четырех методов: наблюдения, эксперимента, сравнения и исторического метода. Причем применяться они должны объективно и независимо от оценочных суждений исследователя. Такой подход с тех пор на­зывают позитивизмом.

Конт совершил поистине революционный переворот в науках об обществе, определил предмет и метод социологии. По его мнению, наука должна раз и навсегда отказаться от нерешаемых вопросов. К ним Конт относил те, которые нельзя ни подтвердить, ни опровер­гнуть, опираясь на факты. Прежде всего к ним относятся философ­ские суждения, оторванные от жизни.

Конт преклонялся не только перед социологией, но и перед человеческим обществом, которое она призвана описывать. Для него отдельный индивид — почти ничто. Общество состоит не из отдельных индивидов, а из социальных систем. Под обществом подразумевалось все человечество или какая-то его часть, связан­ная консенсусом (всеобщим согласием). Посредствующим звеном между индивидом и обществом выступает семья, и семейная связь совсем иной природы, нежели социальная. Учение Конта состоя­ло из двух частей: социальной статики, описывающей законы существования, и социальной динамики, показывающей законы и этапы изменения общества.

О. Конт сформулировал основной закон общественного прогресса, или закон трех стадий, по которому стадии развития общества со­ответствуют стадиям развития человеческого ума.

Первую, теологическую, или фиктивную, стадию, охватываю­щую Древность и раннее Средневековье (до 1300 г.), Конт делил на три периода: фетишизм, политеизм и монотеизм. При фетишизме люди приписывали жизнь окружающим предметам и видели в них богов. При политеизме (Древняя Греция и Рим) обожествлялись природные явления. Эпоха монотеизма — эпоха христианства.

Метафизическую стадию (с 1300 по 1800 гг.) Конт рассматривал как переходную, для которой характерно разрушение старых веро­ваний — фундамента общественного порядка. Важнейшие события этой эпохи — Реформация, Французская революция. Им сопут­ствовало распространение критической философии, приведшей к упадку авторитетов. Общество, погруженное в анархию, нуждается в новой идеологии, выполняющей интегрирующую роль. Такова, по Конту, философия позитивизма, знаменующая наступление тре­тьей стадии — позитивной.

Карл Маркс (1818—1883) куда более пессимистично смотрел на возможности современного ему общества, нежели Конт. Он воочию наблюдал «зверства первоначального накопления»: рост преступнос­ти и нищеты в городах, разорение крестьян­ства, сказочное обогащение кучки буржуев, продажу детей в рабство и т.п. Поэтому Маркс выдвинул совершенно иной подход к пони­манию общества. Его считают автором теории социального конфликта. Если для Конта и Дюр- кгейма главное — стабилизация общества, то для Маркса — его уничтожение и замена но­вым, более справедливым. Считается, что вся мировая социология возникла и формирова­лась чуть ли не как реакция на марксизм, как ^ Маркс стремление средствами теории опровергнуть

его. В самом деле, Маркс выступал за революционный путь измене­ния общества, а все другие социологи — за реформистский.

В отличие от Конта и Дюркгейма Маркс придавал негативным сторонам капитализма — эксплуатации, обнищанию, преступности — не относительное, а абсолютное значение. Их нельзя устранить пол­ностью или частично в рамках капитализма. Это такой же антагони­стический строй, как рабовладение и феодализм. Антагонизм — не­примиримое противоречие основных классов любого общества. Всю­ду, где есть классы, существует антагонизм, ибо один класс всегда эксплуатирует другой, т.е. живет за его счет, присваивает неоплачи­ваемый труд. Рабовладение и феодализм все больше накапливают

такой антагонизм, а капитализм доводит его до логической точки. Антагонизм нельзя разрешить в рамках существующего строя, ибо эксплуататоры добровольно не отдадут награбленное и не поменяют­ся местами с теми, кого они эксплуатируют. Даже если два класса поменяются местами, эксплуатация как явление, как социальный институт не исчезнет. Эксплуатацию нельзя реформировать, ее мож­но только уничтожить, заменив классовое общество на бесклассовое.

Выдающийся французский социолог Эмиль Дюркгейм (1858— 1917) был основоположником структурно-функционального подхо­да в социологии. В отличие от О. Конта он застал свою страну на качественно ином этапе развития. Капитализм превратился в миро­вую систему, охватившую все континенты. Крупные банки, пред­приятия и офисы, машинная индустрия, пароходы, автомобили и аэропланы определяли лицо европейского общества рубежа ХХ в.

Дюркгейм предлагал опираться на социальные факты и изучать их научными, объективными методами. Под социальными фактами он понимал коллективные привычки, традиции, обычаи, правила поведения, обряды. Считать их фактами, вещами, доступными объек­тивному изучению наряду с магнетизмом или гравитацией, было по тем временам революционным шагом.

Социальные факты объективны в том смысле, что индивид при появлении на свет застает их уже в готовом виде, они существуют независимо от его индивидуального сознания и решающим образом влияют на его поведение. С помощью этих институтов осуществляют­ся социальное регулирование и социальный контроль со стороны об­щества за своими членами. Они же формируют внутреннюю целост­ность общества, его сплоченность, солидарность между членами. В идеале это регулирование может быть настолько мягким, что индивид его не замечает и не воспринимает как внешнее воздействие, поскольку оно совпадает с его личным образом действий. Но это в идеале.

В момент общественной дезорганизации, будет ли она проис­ходить в силу болезненного кризиса или, наоборот, в период вне­запных социальных преобразований, общество оказывается вре­менно неспособным проявлять нужное воздействие на человека.

Состояние общества, которое характеризуется отсутствием соци­альной сплоченности или ее резким ослаблением, Дюркгейм обо­значил термином аномия (безнормативность). Аномия свидетель­ствует, что общество перестало быть регулирующей силой по отно­шению к своим членам, а люди перестали верить в ценности обще­ства и тем самым оказались дезориентированы, неспособны по­нять, «что такое хорошо, а что такое плохо». Аномия определяет состояние многих социальных процессов, в том числе преступнос­ти. Дюркгеймовское понятие «аномия» было развито в работах многих социологов и криминологов.

Для Э. Дюркгейма возможность возникновения аномии также связана с коллизией потребностей и средств их удовлетворения. При нормальном состоянии общества существует определенное равнове­сие между потребностями (их границами) и степенью их удовлетво­рения. И если биологические потребности находят ограничение в свойствах самого организма, то границы социальных потребностей могут быть только социальными. Духовные потребности нуждаются в каком-либо регулирующем начале, которое играет по отношению к ним ту же роль, какую организм выполняет в сфере физических потребностей. Таким регулирующим началом для индивида являет­ся общество, но не всякое, а обладающее моральным авторитетом. Когда же общество теряет моральную власть над своими членами, способность регулирования и ограничения ненасытных потребнос­тей индивидов, наступают дезорганизация, хаос, аномия. Никто уже точно не знает, чего можно, а чего нельзя. Каждый стремится полу­чить как можно больше, не задумываясь о последствиях.

С помощью понятия «аномия» Дюркгейм объяснил причины самоубийств. Статистика показывает, что число самоубийств в раз­ных социальных группах неодинаково: у католиков их меньше, чем у протестантов, а у горожан больше, чем у сельчан. Почему так происходит? В своей работе «Самоубийство» (1897) он пришел к выводу, что источником самоубийств и преступлений является ос­лабление социальной сплоченности. Дело в том, что чем выше уро­вень интеграции (сплоченности, солидарности) социальной группы, тем ниже уровень самоубийств. Горожане и протестанты больше разобщены и индивидуалистичны, нежели сельчане и католики.

Как видим, одни социальные факты (самоубийства) Дюркгейм объяснял при помощи других социальных фактов (интеграция), не прибегая к психологическим или физическим причинам, например, расстройству памяти или росту человека. И это еще одно достиже­ние французского социолога. По существу Дюркгейм дал новую методологию современной социологии.

С позиций теории аномии, например, поддается объяснению фе­номен исключительно низкого уровня преступности в современной Японии, резко контрастирующего с ростом преступности в других капиталистических странах. Японское общество выделяется среди дру­гих современных государств именно своей социальной сплоченнос­тью, философией патернализма и социального партнерства, культом не индивидуализма, а коллективизма, культом семьи, почитанием старших, строгим следованием многовековым традициям. Даже ги­гантские промышленные корпорации с их системой пожизненного найма и материальным стимулированием не по результатам труда, а по стажу работы, предстают в виде огромной семьи, где превыше всего ценится преданность семье и почитание ее главы. Э. Дюркгейм

придавал особое значение традициям, главным воплощением кото­рых считал стариков. Уважение к старикам — показатель прочности общественных устоев, а отсутствие такого уважения — признак ано­мии. В эту систему социального контроля включены даже местные гангстеры («якудза»). Только в Японии, наверное, мыслима ситуа­ция, когда главари гангстерского синдиката обращаются с покаян­ным письмом к общественности за оскорбившие общественные чув­ства поступки своих боевиков.

Немалый вклад внес Дюркгейм в развитие социологической те­ории. Главным в человеческом обществе, что цементирует и сплачи­вает его, он считал социальную солидарность, а силой, создающей общественное целое, — разделение труда, т.е. специализацию и распределение людей по профессиям. Солидарность покоится на коллективном сознании — совокупности общих верований и чувств, которые разделяют члены одной группы или общества. Коллектив­ное сознание отражает характер народа, его идеалы и традиции.

Разделение труда вносит разнообразие, и чем оно сильнее, тем выше у людей стремление к единству и обмену. Символом обмена, его юридической формой выступает договор. Обмен предполагает, что два человека берут на себя взаимные обязательства. Из этого проистекают сотрудничество и кооперация. Кооперироваться — значит, поделить между собой общее занятие. Договор покупателя с продавцом или предпринимателя с рабочим — форма социального взаимодействия. Их отношения регламентируются правилами и за­конами, на которых покоятся социальные институты общества.

В примитивных обществах, основанных на механической соли­дарности, личность не принадлежит себе и поглощается коллекти­вом. Напротив, в развитом обществе, основанном на органической солидарности, личность и коллектив дополняют друг друга. Чем примитивнее общество, тем больше люди похожи друг на друга, тем выше уровень принуждения и насилия, ниже ступень разделе­ния труда и разнообразия индивидов. Чем больше в обществе раз­нообразия, тем выше терпимость людей друг к другу, шире базис демократии. Чем глубже разделение труда, тем больше появляется новых профессий.

Немецкий социолог, экономист и юрист Макс Вебер (1864—1920) жил в одно время с Э. Дюркгеймом. Тем не менее взгляды их суще­ственно различались. Дюркгейм и Маркс отдавали приоритет обще­ству. Маркс главным для прогресса считал экономические факторы, верил в историческую миссию пролетариата. Вебер превыше всего ста­вил индивида, причиной развития общества называл культурные цен­ности, верил в интеллигенцию. Согласно Веберу, только индивид об­ладает мотивами, целями, интересами и сознанием. Коллективное со­знание — скорее метафора, нежели точное понятие. «Класс», «государ­ство», «общество» — собирательные понятия. Мы говорим «о капита­листе», «предпринимателе», «рабочем» или «короле» как о среднети- пичном представителе данного слоя. Но предпринимателя или рабоче­го «вообще» не существует. Это абстракция, придуманная учеными для того, чтобы одним именем обозначать целые совокупности фактов, людей, явлений. Иначе их можно назвать «идеальными типами».

Говоря о методах исследования, Вебер подчеркивал, что уповать только на социальную статистику неправильно. Это первый и дале­ко не последний шаг ученого. Второй и более главный шаг — поиск мотивов, которые могут раскрыть содержательную связь явлений. Статистика и изучение мотивов, которые игнорировали Конт, Маркс и Дюркгейм, — взаимодополняющие части социологического ис­следования. Таково ядро научного метода.

Но как выяснить мотивы? Ведь мы их не видим. Ученому надо мысленно поставить себя на место того, кого он изучает, и разоб­раться, почему он поступил так, а не иначе, что им руководило, какие цели он преследовал. Наблюдая цепочку реальных действий, например забастовку, социолог должен сконструировать ее правдо­подобное объяснение на основе внутренних мотивов участников. Мотивы других людей раскрываются благодаря знанию того, что в схожих ситуациях большинство людей поступают одинаково. Так, Вебер подошел к теории социального действия, выделив четыре его типа: целерациональное; ценностно-рациональное; традиционное; аф­фективное. Два последних не входят в предмет социологии, так как человек выполняет их либо автоматически, сообразуясь с традиция­ми, либо бессознательно, подчиняясь чувствам (аффектам). Только два первых он относил к социологии и называл их рациональными (осознанными).

Занимался М. Вебер и проблемами социологии права, стремясь выявить специфику правового по сравнению с моральным. В работе «Хозяйство и общество» (1922) он сформулировал понятие «право­вой персонал». Это специальные представители общества (руково­дитель, полицейский, судья), которые уполномочены им следить за соблюдением норм и применять санкции к нарушителям. Уже само наличие правового персонала придает юридический характер нор­мам, соблюдение которых он призван обеспечивать. И если в пат­риархальных обществах правовой персонал выполнял множество функций (вождь, шаман), то в современном обществе он узкоспе­циализирован. По Веберу, развитие права идет в направлении его рационализации, которая включает возрастающую специализацию и бюрократизацию персонала.

Творческое наследие Вебера обширно. Он внес вклад в теорию и методологию, заложил основы отраслевых направлений социологии: бюрократии, религии, города и труда. А гипотеза Вебера о проис-

хождении капитализма из протестантской этики (кальвинизма) до сих пор является предметом научных дискуссий.

М. Вебер и Э. Дюркгейм не только создали самую развитую теорию общества в тот исторический период, но и заложили мето­дологический фундамент современной социологии, что было сде­лать еще труднее.

Ключевые слова и выражения:

Закон трех стадий, теория социального конфликта, соци­альные факты, аномия, социальная солидарность, коллек­тивное сознание.

<< | >>
Источник: Бельский В.Ю., Кравченко А.И., Курганов С.И.. Социология для юристов: Учеб. пособие для вузов. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, — 398 с.. 2011

Еще по теме 1.2. Возникновение социологии:

  1. Социология знания и социология культуры Карла Манхейма.
  2. Что такое социология культуры? Социология культуры как проблемная область социологического знания.
  3. социология управления и социология менеджмента
  4. ЛЕКЦИЯ 3. Возникновение права и возникновение государства
  5. Внутридисциплинарная структура социологии
  6. Заводская социология
  7. Предмет социологии
  8. Феноменологическая социология.
  9. Предмет и функции социологии
  10. Предмет и функции социологи
  11. Социология и теория государства и права.
  12. Социология и индивидуальная психология
  13. Предмет и функции социологии
  14. Предмет социологии