7.6. Статусное поведение и статусная несовместимость

Статус, особенно высокий, накладывает на его носителя опреде­ленные обязательства — совокупность ограничений, которые каса­ются прежде всего поведения. Почему именно поведения? Разве высокий статус не выражает себя в особых знаках отличия, приви­легиях, форме одежды или размерах недвижимого имущества?

Иногда именно поведение становится наиболее ярким призна­ком проявления того или иного статуса, его отличительной чертой.

Одежда, знаки, привилегии, имущество — все это можно передать от одного человека к другому, но изысканные манеры нельзя снять или надеть. Они воспитываются всю жизнь и характеризуют внут­реннее благородство человека. Даже скромно одетый, но изыскан­ный в манерах человек обладает более высоким статусом, чем бога­тый и грубый. В США и Европе высший класс одевается даже скромнее, нежели средний. Чем выше статус, тем более жесткие ограничения накладываются на поведение человека. Не случайно говорят: положение обязывает.

Статусное поведение проявляется в трех сферах:

• приобретение статуса;

• поведение в статусном положении;

• потеря статуса.

Приобретение и потеря статуса действуют на людей по-раз­ному. Вновь достигнутый статус требует от человека более жест­кого соответствия, чем статус давно приобретенный. Профессор со стажем, давно получивший признание студентов и коллег, мо­жет одеваться очень свободно, но только что получивший про­фессорское звание доктор наук стремится выглядеть, как гово­рится, с иголочки.

Человек, чувствующий, что его уровень жизни упал и ему труд­но поддерживать прежний статус, скорее будет хвататься за малей­шую возможность удержаться в прежнем положении, чем позволит себе поступки, соответствующие более низкому статусу, в котором он, быть может, уже оказался благодаря ударам судьбы. Можно считать это динамикой статусного несоответствия.

Обнищавшие аристократы или небогатые чиновники всеми си­лами стараются удержаться на прежнем уровне жизни. Подобное поведение присуще и рабочим. Высококвалифицированный рабо­чий, даже в моменты безденежья, редко берется за неквалифициро­ванную работу. Взяться за непрестижную работу — значит потерять социальное достоинство. Именно так поступали английские рабочие в ХГХ в.: «В наиболее плохие для промышленности годы, когда тысячи механиков или котельщиков, каменщиков или водопровод­чиков блуждают по улицам в поисках работы, даже самый алчный предприниматель знает, что он не может предложить им работу по их специальности за десять или пятнадцать шиллингов в неделю. Чем согласиться на такое обидное понижение своего нормального, на их взгляд, общественного положения, эти люди скорее готовы работать в качестве неквалифицированных работников или исполнять какие-либо случайные работы за ту же или даже за более низкую

плату по сравнению с той, за которую они, в качестве рабочих- специалистов, отказались работать»[19].

Признаки престижного поведения, соблюдения статусных при­личий наблюдаются и в ХХ в. При избытке свободных рабочих мест в Москве в 90-е годы безработные — бывшие инженеры, учителя, врачи — не соглашались на непрестижную работу. Они либо ждали подходящего случая, когда в их специальности возникнет надоб­ность, либо переквалифицировались на такие занятия, которые счи­тали «достойными». Зарабатывать хлеб насущный любой ценой, по­ступившись социально значимыми символами и статусными прили­чиями, большинство современных безработных не желает.

Присвоение социального статуса в традиционном и современном обществе происходит по-разному. В вождестве статусы присваивались на основании принципа старшинства. Поскольку высокое положение в обществе, престиж и доступ к ресурсам наследовались по старшей ветви родового древа, полинезийские вожди, например, вели необычайно длин­ную генеалогию. Некоторые из них прослеживали свою родословную до пятидесятого поколения предков. Считалось, что все люди являются родственниками друг друга, так как весь род берет начало от какой-то одной группы общих предков, основавших данное поселение.

Вождем является старший (обычно мужчина) в роду. Степени стар­шинства вычисляются таким сложным способом, особенно на некото­рых островах, что в результате их количество равняется числу человек в роду. К примеру, положение третьего сына ниже, чем второго, который, в свою очередь, стоит ниже первого сына. Дети старшего брата по статусу выше детей следующего за ним брата, чьи дети в свой черед превосходят по положению детей младших братьев. И тем не менее даже человек, имеющий самый низкий статус, приходится род­ственником вождю. При такой системе родовых отношений каждый, включая вождя, должен делиться со своими родственниками.

Примером потери статуса служит разжалование офицера в рядо­вые или увольнение служащего, особенно высокопоставленного.

Статусная несовместимость. Как известно, один человек обладает множеством статусов, так как участвует во множестве групп и орга­низаций. Он — мужчина, отец, муж, сын, преподаватель, профес­сор, доктор наук, человек средних лет, член редколлегии, право­славный и т.д. Гораздо меньше известно другое: один человек мо­жет занимать два противоположных статуса, правда, по отношению к разным людям: для своих детей он отец, а для своей матери — сын. И уж совсем неизвестно, прежде всего неспециалистам, то об­стоятельство, что два противоположных или, точнее, противореча­щих друг другу статуса могут существовать в одном статусном набо­ре, у одного человека и отрицательно влиять как на внутренний мир индивида, так и на его поведение.

Статусы, которые противоречат друг другу, разрушают гармонию статусного портрета человека, называются статусной несовместимос­тью. Представьте себе портрет 20-летнего человека, который выглядит на 60. В жизни подобное случается в экстремальных условиях, когда в организме человека обнаруживаются патологические нарушения.

Например, человек остается младшим научным сотрудником, как говорится, до седых волос. Как правило, с возрастом люди продвигают­ся по служебной лестнице. Младший научный сотрудник — должность для 20—30-летних людей, а к 50—60 годам оставаться в этой должности стыдно. В связи с этим человек расстраивается сразу по двум причинам: стыдно перед собой и стыдно перед другими. Два статуса — возрастной и должностной — явно не соответствуют друг другу.

Оценку того, гармоничным или дисгармоничным является его статусный набор, человек может дать, только, образно выражаясь, смотрясь, как в зеркало, в социальное окружение. Когда профессор, статус которого в любом цивилизованном обществе ценится очень высоко, иронизирует насчет своего невысокого оклада, это означа­ет, что он посмотрел на себя глазами других людей. Возможно, его заработком осталась недовольна жена, которая не может позволить себе обновить свой гардероб, или соседи, отпускающие шуточки по поводу его поношенной одежды. Если «новый русский» на «Мерсе­десе» приезжает отовариваться на оптовый рынок, ему делают заме­чание: ты ведешь себя не в соответствии со своим статусом. Два статуса — богач и покупатель дешевых продуктов — несовместимы. Можно привести немало других примеров.

Каждый человек, как мы уже говорили, вращается во множестве групп — больших и малых — и занимает множество позиций. А каждая группа обладает собственной иерархией. В том случае, если статус рас­сматривается как место в иерархии, его называют рангом. Ранг статуса определяет его значимость — высокую, среднюю или низкую. Человек, достигший вершины иерархии и, следовательно, высокого статуса в од­ной группе, может оставаться неизвестным в другой. Например, госпо­дин Н. как коллекционер ценится очень высоко среди собирателей ма­рок, но сослуживцы по основному месту работы считают его средней руки сотрудником, а в семье жена и дети даже посматривают на него свысока. Понятно, что у господина Н. три разных статуса, имеющих три разных ранга: высокий, средний и низкий. Редко кому удается иметь высокий статус во всех группах, где ему приходится участвовать.

Несовпадение, или несовместимость, статусов — это, по суще­ству, несовпадение рангов статусов либо противоречие прав и обя­занностей. Несовпадение поэтому возникает при двух обстоятельствах:

1 ) когда индивид занимает высокую позицию в одной группе и низкую — в другой; 2) когда права и обязанности одного статуса противоречат или мешают осуществлению прав и выполнению обязанностей другого статуса.

Господин Н. как коллекционер, сотрудник и семьянин — нагляд­ный пример расхождения, или несовпадения, статусов. Господин М. — случай более сложный. Он — талантливый инженер, но ничем выда­ющимся себя в этом качестве не проявил. Профессиональный статус у него средний — таков престиж инженерного труда в обществе. У начальства он пользуется также средним уважением: оно ценит его талант, но считает безынициативным. Коллеги называют его «своим парнем» за компанейский характер, высоко ставят его профес­сиональные качества, но когда речь заходит о служебном росте, не хотят видеть его своим начальником. В семье жена и дети любят его как мужа и отца, но не могут гордиться его профессиональными достижениями и в разговоре со знакомыми обходят эту тему. У гос­подина М. вырисовывается сложный узор несовпадения статусов.

Приведенные примеры — первая форма несовпадения статусов. Оно проявляется в поведении носителя статуса и ожиданиях окру­жающих. Так, от банкира никто не ждет, что он станет просить милостыню или разъезжать на подножке трамвая, от спортсмена — что он будет курить или выпивать. Когда подобное происходит, обнаруживается расхождение статуса и соответствующего ему роле­вого поведения. Окружающие начинают сомневаться, истинные ли это банкир и спортсмен. Статус и роль пришли в противоречие.

Примеры второй формы статусной несовместимости также доста­точно многочисленны. Министр не имеет права заниматься коммер­ческой деятельностью. Полицейский не может быть мафиози, иначе он не полицейский. Обязанности члена незаконной группировки не совпадают с должностными обязанностями защитника закона.

Итак, подведем некоторые итоги.

Статусной несовместимостью называется такое положение, при котором один и тот же человек в разных групповых иерархиях зани­мает разные ранги: высокий, средний, низкий.

В отличие от этого статусной совместимостью называется та­кое положение, при котором один и тот же человек в разных группо­вых иерархиях занимает примерно одинаковые ранги: все высокие, все средние или все низкие.

Статусная несовместимость характеризует положение индивида в социальной стратификации. На одной ее шкале индивид занимает высокое место, на другой — низкое. Сегодня уже мало кто сомнева­ется в том, что для успешной карьеры нужно иметь высшее образо­вание. Как-то само собой разумеется, что чем выше человек под­нялся по культурной, профессиональной, служебной или доходной лестнице, тем более образованным он является. Однако далеко не все представители так называемого старого класса богатых в Амери­ке, например, имеют университетское образование либо окончили колледж. В начале 90-х годов народные депутаты в нашей стране жаловались на то, что их высокий политический статус не соответ­ствует зарплате. Понадобилось несколько лет, чтобы Госдума повы­сила оклады депутатов до уровня министерских.

Статус учителя уважаем и высоко ценим, но его зарплата часто вызывает сочувствие даже у учеников. Негр может быть профессио­налом в своем деле, но до недавнего времени в США не мог свобод­но выбирать место жительства. Работяга может получать большие деньги, но он носит непрестижную синюю блузу.

Статусная несовместимость становится причиной личной неудов­летворенности и социального напряжения. Человек чувствует дисгар­монию в своих статусах, его не покидает чувство удрученности, песси­мизма, разочарования в себе или в жизни. Статусная несовместимость ведет к психологической неудовлетворенности. Но не только к этому. Последствия могут отрицательно сказаться на жизни общества. Объе­динившись в партию или террористическую организацию, группа не­довольных способна произвести, как минимум, переполох в обществе. Октябрьскую революцию совершила группа неудовлетворенных марк­систов. И вообще, все или подавляющее число революций и переворо­тов совершают люди, чувствующие какое-либо статусное несоответ­ствие: они образованы, но не признаны обществом; политически очень влиятельны, но материально небогаты; материально очень богаты, но политических рычагов воздействия на общество нет и т.д.

Противоречие между двумя или более статусами служит причи­ной многих социальных ценностных конфликтов, что было доказа­но в ходе исследования предпосылок возникновения революцион­ных движений в странах Латинской Америки[20].

В таких случаях обычно говорят, что проблема из личной превра­щается в общественную. Статусная несовместимость служит причиной личной драмы, а может свидетельствовать о серьезных сбоях в обще­ственном механизме. Если общество неспособно платить профессору в соответствии с его вкладом в науку и просвещение людей, то виновато общество, а не профессор. Не случайно в социологии статусная несов­местимость понимается как социальное напряжение в статусной систе­ме общества. Иными словами, статусная несоместимость — признак глубоко зашедшей болезни в недрах социальной структуры общества. Люди справляются с этой болезнью по-разному: одни кончают жизнь самоубийством, другие меняют профессию или страну, третьи — соци­альный класс и образ жизни. В первый год «шоковой терапии» в

России многие отцы семейств — в прошлом талантливые инженеры, а теперь безработные — накладывали на себя руки, так как оказались не в состоянии прокормить домочадцев. Другие недоедали, отказывая себе во всем ради детей. Много талантливых ученых эмигрировали за ру­беж, а еще больше сменили род деятельности и стали работать, к при­меру, «челноками». Безработный мужчина — пример статусной несов­местимости, поскольку статус трудоспособного мужчины совместим с занятостью и несовместим с ее отсутствием.

Таким образом, статусная несовместимость превращается в фак­тор социальной мобильности — вертикальной и горизонтальной, вос­ходящей и нисходящей. Для многих она заканчивается тупиком. По­стоянного «обитателя» тупика называют маргиналом. Маргинал — это человек, оторвавшийся от одного слоя (класса, культуры) и не при­ставший к другому. Он как бы застрял на перепутье. Маргинал, соб­ственно, и означает «человека сбоку, на полях».

Итак, статусная несовместимость может стать одним из источ­ников маргинальности. Она может быть вызвана расхождениями в нисходящей и восходящей мобильности, поэтому известна также как проблема маргинального человека[21].

Статусная несовместимость описывает индивида, стоящего между двумя социальными мирами. Пример — сельские жители Европы, мигрировавшие в крупные города США. Исследование В. Томаса и Ф. Знанецкого показало, что дети эмигрантов, т.е. второе поколение американцев, отрицательно относились к ценностям и образу жизни родителей; в то же время они не были еще окончательно приняты окружающими как стопроцентные американцы[22].

Статусная несовместимость — величина относительная; ее может быть много и мало. Количественная вариация показывает степень статусной несовместимости. Первыми попытались ее измерить аме­риканские социологи Л. Уорнер и Л. Срол в 1945 г., а затем Л. Брум в 1959 г. Сравнивая между собой профессиональный, поселенчес­кий и классовый ранги, которыми обладают те или иные этничес­кие группы, удалось вычислить разницу и установить высокую и низкую степень несовместимости (либо ее полное отсутствие).

В частности, Л. Уорнер обнаружил, что только коренные белые американцы имеют стопроцентную статусную совместимость[23]. Иными словами, у них полностью совпали высокий профессиональный пре­стиж, качество и тип жилища, а также классовый индекс (включая доход). В свою очередь, у евреев был высокий профессиональный статус, но несколько ниже качество и тип жилища, классовый индекс. Уорнер определил для них частичную статусную несовместимость. Очень высокая степень статусной совместимости была у ирландцев. Они мало в чем уступали коренным белым американцам: как и у американцев, у них не был обнаружен разброс в показателях всех трех статусов, хотя количественная величина рангов была несколько ниже.

Значительная несовместимость выявилась у греков, поляков, итальянцев и представителей этнических меньшинств США. У них были низкие ранги по всем статусам, причем классовый индекс намного уступал качеству и типу жилья, а последние были ниже их профессионального престижа. В конце шкалы находились русские эмигранты. Они имели низкие ранги по всем трем показателям. Их особенность заключалась в том, что поселенческий статус был са­мым низким из всех показателей, а классовый — наиболее высоким из тех, какими они обладали.

Социологи установили, что процесс аккультурации (вживания в новую культуру) у эмигрантов растягивается во времени, в течение которого активизируется агрессивность (погромы), свидетельствую­щая о наличии ценностного конфликта. Заканчивается это, как пра­вило, совершением криминальных поступков, а также развитием глубокого комплекса неполноценности. Лишь в третьем поколении иммигранты могут чувствовать себя полноценными представителя­ми американской нации.

П. Блау выделил в своей системе стратификации четыре катего­рии людей:

• устойчиво высокие (средний и высший класс);

• устойчиво низкие (низший класс);

• продвигающиеся наверх (покидающие низкие статусы ради перемещения в высокие);

• продвигающиеся вниз (покидающие высокий статус ради низкого).

Он обнаружил, что устойчиво высокие и низкие статусы в боль­шей степени интегрированы в свое сообщество и находятся в безо­пасности. Они дружат семьями, имеют множество друзей на работе и по месту жительства. Две другие категории людей находятся на перепутье — между старыми и новыми социальными связями[24].

Поднимающиеся наверх больше всего беспокоятся о своем ста­тусе. Они относятся к национальным меньшинствам с большим пре­дубеждением, чем представители других трех категорий. Чем боль­ше они теряют старых друзей и соседей, тем сильнее склонны ис­кать поддержку в конъюгальной семье (т.е. ячейке, основанной на

супружеских, а не на родственных отношениях). Подобный способ адаптации к напряжению делает их в конечном счете похожими на тех, кто имеет устойчиво высокий статус, ибо и они тесно связаны с конъюгальной семьей, поэтому у других людей складывается о них впечатление, как о сверхконформистах.

Восходящая мобильность заставляет индивидов принимать на себя большие обязательства, чем они ожидали, т.е. приспосабливаться к ценностям и нормам более высокого уровня, чем требуется в повсед­невной жизни того слоя, в который они вошли. Иначе говоря, они более строги в части соблюдения аристократических манер и этикета, чем прирожденные аристократы. Спускающиеся вниз попадают в среду, где нет прежней строгости в соблюдении статусных правил.

При восходящей мобильности человек теряет старых друзей, но не успевает обзавестись новыми. При нисходящей мобильности со старыми друзьями человек чувствует себя неудачником и неохотно обзаводится новыми. В результате оба становятся маргиналами, но по разным причинам.

Статусная несовместимость может исчезать и появляться вновь. К традиционному статусу женщины быть домохозяйкой индустриальная эпоха добавила еще один — быть труженицей на производстве. Однако старый и новый статусы пришли в противоречие друг с другом. Ведь невозможно одинаково эффективно и почти одновременно выполнять обе роли. Каждая требует массу времени и немалой квалификации. И все-таки их удалось совместить. Гораздо труднее совместить статусы- роли хорошей матери и эффективного работника, а также хорошей жены и эффективного работника. Уставшая женщина — далеко не лучший сексуальный партнер. Таким образом, новый статус работница пришел в противоречие с тремя старыми: домохозяйка, мать, жена.

Социальные группы, в которые входит один и тот же человек, занимают разное место в соответствии со шкалой социального пре­стижа: коммерсанты ценятся выше сантехников или разнорабочих; мужчины в сфере производства обладают большим социальным ве­сом, чем женщины; принадлежать к основной нации не одно и то же, что принадлежать к национальному меньшинству и т.д. Пре­стиж у них разный, а индивиду хочется, чтобы он был одинаковым. Возможно, президенту страны хочется быть первым не только на политическом Олимпе, но также на теннисном корте, в семейном кругу, в дружеской компании. Но как теннисист он средний, а как остроумный собеседник — почти никакой. Однако окружающие на­чинают подыгрывать первому лицу в государстве: проигрывают на спортивной площадке, смеются над плоскими шутками за столом, сверх меры услуживают дома.

Причины кроются не в пороках окружающих, а в понимании ими того, что первое место в одной иерархии автоматически предпо­лагает занятие первых мест во всех других. Не всегда, но часто так и происходит. Важная персона в политике не может смириться со вто­рыми ролями, которые ей отводят в других сферах жизни. Человек внутренне не готов к статусной дисгармонии и пытается всеми спосо­бами ее устранить. Особенно легко ему удается это при поддержке окружающих. В восточных деспотиях правителю лгали и льстили на каждом шагу, и это считалось хорошим тоном: он самый умный, самый сильный, самый могучий, самый быстрый и т.п.

Итак, статусная несовместимость предполагает, что человек за­нимает различные ранги в различных иерархиях, и является чертой современного общества. Она влияет на межличностные отношения. Например, женщина-юрист или врач-негр — это комбинация низ­кого приписываемого статуса и высокого достигаемого статуса. Не­которые рассуждают так: чтобы вернуть статусную совместимость, надо, чтобы женщина или негр имели низкую квалификацию. Для человека со статусной несовместимостью проблема заключается в том, чтобы его принимали в соответствии с его высокой статусной ролью (юрист, врач), а проблема тех, кто сталкивается с ним, как отреагировать на его низкий статус так, чтобы не обидеть.

На противоположной стороне находятся люди с высоким припи­сываемым статусом, но низким достигаемым, например, белый муж­чина, англо-саксонец, протестант работает посудомойкой. Приписыва­емый статус заставляет его надеяться на лучшую судьбу, а низкий достигаемый вносит неудовлетворенность. Он агрессивно относится к первому типу людей — с низким приписываемым и высоким достига­емым статусом. Из таких людей формируются ряды ку-клукс-клана и фашистские партии, где подчеркивается превосходство врожденных черт — белая раса, мужской пол, протестантские корни и умаляются такие черты, как небелый, еврей, католик, коммунист, гомосексуалист, женщина. Таким образом, мы вычленили структурные (а не индиви­дуальные) факторы рекрутирования нацистов и куклуксклановцев[25].

Ключевые слова и выражения:

Статусное поведение, статусная несовместимость, маргинал.

<< | >>
Источник: Бельский В.Ю., Кравченко А.И., Курганов С.И.. Социология для юристов: Учеб. пособие для вузов. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, — 398 с.. 2011

Еще по теме 7.6. Статусное поведение и статусная несовместимость:

  1. Статусная несовместимость
  2. Статусное поведение
  3. Практикум 4 Статусный портрет человека и его изменение
  4. 5.1 Понятие статусного права
  5. Динамика статусного портрета человека
  6. Практикум 3 Статусный портрет общества и его изменение
  7. § 3. Статусная экономика
  8. Тема 4 Статусный портрет человека и его изменение
  9. Тема 8 ЭКОНОМИКА ДОМАШНЕГО ХОЗЯЙСТВА. ТЕОРИЯ ПОТРЕБИТЕЛЬСКОГО ПОВЕДЕНИЯ. ПРИНЦИПЫ ПОТРЕБИТЕЛЬСКОГО ПОВЕДЕНИЯ
  10. 63. Структура трудового поведения
  11. Поведение участников правоотношений.
  12. 106. Виды правомерного поведения
  13. 64. Виды трудового поведения
  14. 16.1. Правомерное поведение
  15. Организационное поведение
  16. 1. Правомерное поведение личности
  17. §3. Виды правомерного поведения