8.3. Формы выражения роли

Следует различать следующие явления:

• исполнение роли;

• идентификация с ролью;

• обучение (освоение) ролям.

Такие явления, как исполнение роли и построение идентифика­ции с ней, человеком заранее не обдумываются и не планируются, они происходят почти автоматически.

Исполнение роли. Когда родители запрещают детям возвращать­ся домой после 11 часов вечера, заставляют их делать уроки или напоминают о том, что надо выбросить мусорное ведро, это не зна­чит, что у них плохое настроение или они не любят своих детей. Просто они исполняют свою социальную роль.

Можно сказать, что статус подчеркивает сходство людей, а роль — их различие. Понаблюдаем за поведением членов ученого совета. Когда они выполняют ритуальные действия, полагающие­ся им по статусу, — опускают бюллетень в урну, расписываются в ведомости и т.д. — они похожи друг на друга. Но как по- разному они понимают роль члена ученого совета и ведут себя в соответствии с этим пониманием. При этом их личностные осо­бенности выступают на первый план. Один считает, что его роль в качестве эксперта состоит в критике любых недостатков дис­сертанта. Другой полагает, что его роль как старшего товарища заключается в помощи и поддержке молодого ученого, делающе­го в науке первые шаги. Третий пришел на заседание отбыть время и формально выполнить свою роль.

Согласно точке зрения основателя социометрии Дж. Морено, ролевое поведение предшествует возникновению «Я». Роли не воз­никают из «Я», напротив, «Я» может возникнуть из ролей[36]. Таким образом, у Дж. Морено, как и у Дж. Мида, основателя символичес­кого интеракционизма, в основе социального поведения лежит ис­полнение роли. Термин «исполнение роли» применяется наряду с дру­гим выражением — «играть роль» как равнозначный ему.

Ч. Кули и Дж. Мид утверждают, что ребенок учится понимать самого себя, когда принимает роли других. Человек воображает, каким он представляется наблюдателю, приписывая ему определен­ное суждение, и реагирует — с радостью или обидой — на это предписанное другому суждение. Умение ставить себя на место дру­гого — это начало процесса принятия социальной роли.

Принятие роли может быть добровольным, добровольно-прину­дительным и принудительным. Вступление в должность профессора и студента происходит добровольно, принятие на себя роли мусор­щика — в значительной степени под давлением обстоятельств, когда устроить свою судьбу на рынке труда иным способом не удается. Это пример, скорее, добровольно-принудительного принятия роли, поскольку оно происходит с согласия самого человека. К принуди­тельным ролям следует отнести заключенного, брошенного любов­ника, сына и др.

Попеременное исполнение разных ролей в течение одного дня, что часто происходит с людьми, напоминает переодевания актеров. Перевоплотившись в новый облик, артист мгновенно меняет репер­туар в зависимости от конкретной ситуации. «В кругу друзей можно исполнять роль искусного raconteur[37], а на работе — волевого руко-

водителя. Учтивость с гостями может обратиться ловкостью в поли­тике, а твердость в бизнесе — строгим соблюдением правил этикета во время «светской» беседы»[38].

Каждый человек привносит в роль индивидуальный стиль испол­нения, но вариации ограничиваются определенными нормами и ожи­даниями, накладываемыми обществом на конкретную роль. Поэто­му говорят, что роль остается относительно стабильной даже тогда, когда одну и ту же позицию занимают разные люди.

От человека, исполняющего определенную роль, окружающие ждут вполне конкретных поступков и не ждут таких, которые не вяжутся с их представлением о данном статусе. Однако и сам обла­датель статуса знает, чего от него ждут окружающие. Он понимает, что окружающие станут относиться к нему так, как они видят ис­полнение данной роли, а не так, как он, может быть, намерен ее исполнять. Окружающие строят с носителем статуса такие отноше­ния, которые соответствуют правильному исполнению статусной роли. С нарушителем они стараются не встречаться, не общаться, не под­держивать отношения. За правильное исполнение роли индивид воз­награждается, за неправильное — наказывается.

Ни одна роль не является жестко фиксированной моделью по­ведения. Скорее, поведение представляет собой результат свойствен­ного данной роли способа толкования ролевых ожиданий.

Идентификация с ролью. За каждой социальной ролью, по мне­нию П. Бергера, закреплена определенная идентичность, т.е. отож­дествление исполнителя с ролью. В некоторых случаях идентич­ность эпизодична, в частности, у сборщика мусора, который легко может переквалифицироваться, например, в сторожа. Однако свя­щеннослужителю сложнее перейти в офицеры, но легко стать про­фессором вуза. Крайне трудно сменить роль негра на роль белого и роль мужчины на роль женщины. Идентификация может прояв­ляться в простом заявлении типа «я — мужчина» или «я — рус­ский». Разумеется, мужчина осознает, что родился особью мужского пола, но быть биологическим самцом вовсе не значит играть ту специфическую, социально определенную роль, которая начинается с утверждения «я — мужчина». Ребенок мужского пола должен на­учиться быть агрессивным, честолюбивым, уметь соревноваться с другими и отвергать «телячьи нежности»[39].

Так уж устроена жизнь, что мы в разной степени отождествляем себя со своими статусами и соответствующими им ролями. Иногда буквально сливаемся с ролью: иной столоначальник ведет себя пре­небрежительно не только с подчиненными, но и с посетителями, домочадцами, прохожими, соседями; программист не мыслит своей жизни без компьютера.

Какие-то из ролей ближе и роднее, какие- то — чужды. Наши роли — это неотрывная часть нашего «Я», но ими это «Я» не исчерпывается.

Максимальное слияние с ролью называется ролевой идентифи­кацией, а среднее или минимальное — дистанцированием от роли. От вузовского преподавателя ожидают, что он придет на лекцию в строгом костюме и галстуке. Многие так и поступают. Другие же предпочитают свободную одежду — свитер и джинсы, тем самым они подчеркивают определенную дистанцию с ролью преподавателя и одновременно — сближение со студентами, свидетельствуя своим поведением, что все мы — члены одного общества, коллеги, равные.

Дистанцирование от роли надо отличать от сокращения меж­статусной дистанции, которое приводит к так называемой фами­льярности — подчеркнуто невежливому обращению с другим чело­веком, что не соответствует занимаемым статусам. Дистанцирова­ние от роли подразумевает сильное или слабое отдаление, отчужде­ние человека от роли, а не сближение с другим человеком или отдаление от него.

Понятия «межстатусная дистанция» и «ролевая идентификация» тесно связаны с понятием «ролевая дистанция». Это понятие можно трактовать достаточно широко, применительно ко всем ситуациям, когда роль намеренно играют, не принимая ее внутренне; иными словами, когда актер устанавливает внутреннюю дистанцию между своим сознанием и исполняемой ролью[40].

Развивая мысли Бергера, можно сказать, что некоторые роли люди «играют» без внутреннего согласия, например, заключенно­го, «козла отпущения», брошенного любовника, изгнанника, бом­жа, жертвы и др. В целом можно утверждать, что чем ниже статус роли, тем с меньшим внутренним согласием ее будет исполнять человек, и наоборот.

Некоторые роли, а их большинство — пешеход, пациент, поку­патель, член профсоюза и т.д. — являются личностно не значимыми для человека. Их отсутствие или наличие человек воспринимает незаметно для себя. В их исполнение не вкладывается частичка души. Другие роли, а их меньшинство, прежде всего те, которые связаны с главным статусом, воспринимаются как часть своего «Я». Их потеря переживается особенно глубоко — как внутренняя трагедия.

Мужчина — производитель материальных благ, кормилец се­мьи. Потеря работы переживается им как крушение личности. У безработного изменяется стиль и образ жизни, отношения с близки­ми и родными, структура досуга, система ценностей. Статус безра-

ботного вносит серьезные изменения во весь статусный набор. Раз­рушаются основы ценностного ядра личности — самоуважение и самооценка.

Таким образом, у каждого человека есть своя ролевая система. Но не со всеми ролями человек идентифицирует себя одинаково: с одними (личностно значимыми) больше (ролевая идентификация), с другими (второстепенными) — меньше (дистанцирование от роли). Термин «сокращение межстатусной дистанции» описывает характер отношений между двумя и более индивидами — носителями раз­ных, но функционально связанных статусов.

Общество наделяет индивидов идентичностью, оно поддерживает ее и трансформирует. Общество создало сотни ритуальных актов, под­крепляющих вступление в новые статусы и роли, например, инаугу­рация и инициация, крещение и посвящение в новую должность, прохождение «прописки» в тюрьме. П. Бергер писал: «То, что антро­пологи называют обрядом перехода, включает в себя отречение от старой идентичности (скажем, от детства) и инициацию в новую (взрос­лую) жизнь. Современные общества практикуют более мягкие обря­ды перехода, как, например, институт помолвки, когда индивида по общему сговору всех заинтересованных лиц бережно ведут к порогу, отделяющему холостяцкую свободу от неволи брака»[41].

Обучение ролям. Обучение ролям и освоение роли — процессы, во многом сходные. Оба они входят в более широкое понятие «со­циализация», о котором речь впереди. Здесь же дадим только крат­кие объяснения исходных понятий. Усваивать что-либо можно только теоретически.

Нормы усваиваются, а роли осваиваются на практике. Освоение — совокупность практических действий. Роль — динамическая характе­ристика статуса, или модель поведения. Когда вы осваиваете роль, то вживаетесь в эту модель поведения. Поэтому социализацией называют продолжающийся всю жизнь процесс усвоения социальных норм и освоения социальных ролей.

Как люди обучаются социальным ролям? Играя в игры, дети обучаются, прежде всего, командному поведению. Для социологов эти игры очень важны; они помогают детям понять, каким видят мир другие люди, которых надо принимать во внимание, если мы хотим, чтобы наше поведение считалось ими нормальным. Напри­мер, когда группа детей играет в футбол, каждому игроку необходи­мо знать, что должен делать его напарник, чтобы лучше осмыслить свою собственную роль в команде. Постепенно ребенок приобретает систему знаний о том, что ожидают от него другие люди и как они будут реагировать на его действия. Процесс обучения подобающему поведению растягивается на всю жизнь, хотя самое ценное приобре­тается в первые пять лет жизни.

Человек редко берет на себя ту или иную роль добровольно. Обычно она возлагается на него в результате стечения обстоятельств, в связи с социальными потребностями или характером образования. В тонком процессе социализации ребенок приобретает качества, нуж­ные для ролей, предполагающих исполнение властных функций или, наоборот, требующих подчинения.

Ключевые слова и выражения:

Исполнение роли, обучение ролям (освоение ролей), идентифи­кация с ролью, дистанцирование от роли, ролевая дистанция.

<< | >>
Источник: Бельский В.Ю., Кравченко А.И., Курганов С.И.. Социология для юристов: Учеб. пособие для вузов. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, — 398 с.. 2011

Еще по теме 8.3. Формы выражения роли:

  1. Формы выражения роли
  2. 7.7. Формы выражения правового нигилизма
  3. 3. ФОРМЫ ВЫРАЖЕНИЯ ПРАВОВОГО НИГИЛИЗМА
  4. 60. Источники (формы выражения) норм права
  5. § 4. Правовой нигилизм: понятие, источники, формы выражения
  6. 4.4.4. ПРАВОВОЙ НИГИЛИЗМ: ПОНЯТИЕ, ИСТОЧНИКИ, ФОРМЫ ВЫРАЖЕНИЯ
  7. Исполнение роли
  8. Тема 5 Социальные роли
  9. Роли в жизненном цикле семьи
  10. О роли собственности в общественной жизни
  11. Практикум 5 Социальные роли
  12. § 2. Оценка роли денег в неоклассической и кейнсианской моделях
  13. 12.1.4. О роли профессионального управляющего активами
  14. 7.1. ЭВОЛЮЦИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ РОЛИ ГОСУДАРСТВА
  15. Оценка роли государственного регулирования в области занятости
  16. 11.3 Воля и выражение воли
  17. § 2. ВОЛЯ И ВЫРАЖЕНИЕ ВОЛИ
  18. Выражение признательности
  19. Выражение благодарности