10.6. Криминальное поведение

Когда мы рассматривали девиантное поведение в узком смыс­ле, то характеризовали его как совокупность отклоняющихся от принятых норм поступков, не подпадающих под юрисдикцию ад­министративного и уголовного права.
Более сильной формой от­клонения от стандартов общественной жизни выступает делинк- вентное поведение. Оно совершается и взрослыми и молодежью, хотя последней чаще, и заключается главным образом в админист­ративных проступках, хотя частично затрагивает, если речь идет о несовершеннолетних преступниках, и уголовное право. Однако все это можно характеризовать как любительские занятия. Когда же мы вступаем в сферу криминального поведения, то речь должна идти преимущественно или исключительно о профессиональной пре­ступности.

Профессиональная преступность. Под профессиональной преступ­ностью понимается совершение преступлений с целью извлечения средств к существованию, получения постоянного дополнительного или основного дохода. Профессиональная преступность представля­ет собой относительно замкнутую общественно опасную подсисте­му, обладающую рядом признаков и характеристик, способную к самовоспроизводству криминальной деятельности.

В проведенном А.А. Тайбаковым в 1989—1992 гг. исследовании, охватившем несколько регионов страны, при помощи экспертного опроса, интервью, анализа документов (около 3 тыс. личных дел осужденных за корыстные преступления и отбывающих наказание в местах лишения свободы) выяснялся портрет профессионального пре-

ступника[93]. Оказалось, что самой распространенной возрастной группой среди осужденных мужчин были 36—40-летние (46%), а среди жен­щин — 30—45-летние (83%). Именно в этом возрасте нормальный человек достигает максимальной трудоспособности, вершин мастер­ства в избранной профессии, накапливает необходимый производ­ственный опыт, приобретает навыки. Достаточно высок образова­тельный уровень: подавляющее большинство профессиональных преступников имели среднее и среднеспециальное образование, со­ответственно 31 и 43%, 49 и 38%. Одной из существенных харак­теристик представителей профессионального криминалитета явля­ется наличие легального места работы. На момент совершения пре­ступления работали 23 и 43% мужчин и женщин, не работали и не учились 59 и 39% соответственно. Однако при более глубоком изучении этих данных было установлено, что для профессионалов работа выступает в качестве одного из средств социального камуф­ляжа и имеет формальное значение (сторожа, вахтеры, уборщицы, санитарки, диспетчеры на дому и т.п.). От 68 до 75% опрошенных имели семью. Такие цифры неслучайны, поскольку профессио­нальный преступник может за счет своего ремесла обеспечить се­мью, причем она отличается достаточной устойчивостью.

Анализ полученных данных позволил охарактеризовать явление профессиональной преступности следующим образом:

1. Совершение преступлений является одним из основных или основным способом добычи средств к существованию (об этом зая­вили 78% опрошенных респондентов).

2. Совершение преступлений преступниками-профессионала­ми включает предварительную подготовку, обучение, овладева- ние профессиональными секретами (около 80% отметили наличие данного фактора).

3. У профессиональных преступников имеются специальные, заранее подготовленные и опробованные приспособления, облегча­ющие совершение противоправных деяний (75% опрошенных пре­ступников имели в своем арсенале такие орудия).

4. Криминальным профессионалам присущи специальные при­емы и способы совершения преступлений (91% респондентов знают и применяют их на «практике»).

5. Профессиональный преступник выбирает преступную карье­ру в качестве жизненной цели.

6. Среди представителей профессиональной преступности су­ществует четкая иерархическая внутриклановая градация (об этом заявили 87%).

7. У профессиональных преступников есть свойственный только им преступный сленг, жаргон (владеют такими «профессионализма­ми» 95% опрошенных).

8. Представители профессионального криминалитета объединя­ются по профессиональному, корпоративному признаку (об этом свидетельствуют 82% респондентов).

9. Профессиональной преступности свойственны традиции, обы­чаи, преступный фольклор и другие элементы преступной суб­культуры (71% респондентов в той или иной степени знакомы с этими явлениями).

10. Профессиональные преступники способны передавать навы­ки, способы и приемы совершения противоправных деяний начина­ющим преступникам, готовить криминальную смену (около 50% опрошенных прошли своего рода «воровские школы»).

11. Наличие строго определенных моделей посткриминального поведения (92% имеют хорошо налаженные каналы сбыта похищенно­го, отработанные пути отхода с места совершения преступлений и т.п.).

12. Обладание чувством престижа, гордости своей криминаль­ной профессией и т.д. (45% респондентов сообщили, что испытыва­ют чувство гордости)[94].

В России сейчас около 300 титулованных «воров в законе» — лиде­ров профессионального преступного мира. Каждый четвертый из них отбывает наказание в местах лишения свободы. При их непосредствен­ном участии в российских тюрьмах за долгие годы сложились устой­чивые кланы. Три четверти оставшихся на свободе возглавляют мощ­ные криминальные группировки или легальный бизнес. Оборот по­добных фирм и преступных структур составляет порой десятки и сот­ни миллионов долларов. Многие криминальные авторитеты, особенно наркобароны, перенесли сферу своей деятельности за рубеж, а деньги большинства из них хранятся на иностранных счетах. Только на ма­леньком Кипре «новые русские» организовали около 2 тыс. сомни­тельных офшорных компаний, банков и туристических фирм.

Подавляющее большинство наших крупных криминальных ав­торитетов рассматривают Запад отнюдь не как место криминально­го заработка денег. В России сегодня существуют такие возможнос­ти быстрого оборота денег, каких нет ни в Европе, ни в США. Преимущество Запада в том, что здесь незаконные деньги можно совершенно легально использовать и вкладывать в абсолютно за­конные предприятия.

Уголовная преступность. Наибольшую социальную опасность пред­ставляют уголовные преступления. Они классифицируются по ви­дам: особо опасные государственные преступления; бандитизм; на-

рушение правил безопасности движения и эксплуатации транспор­та; изготовление и сбыт поддельных денег или ценных бумаг; нару­шение правил о валютных операциях; хищение государственного или общественного имущества; умышленное убийство, убийство при превышении пределов необходимой обороны, неосторожное убий­ство; умышленное тяжкое телесное повреждение; преступления, свя­занные с венерическими заболеваниями или СПИДом, изнасилова­ние; злостное уклонение от уплаты алиментов или от содержания детей; нарушения правил охраны труда и безопасного производства работ; преступления против личной собственности граждан; спеку­ляция, злоупотребления в сфере обслуживания населения; изготов­ление и хранение спиртных напитков домашней выработки; долж­ностные преступления; сопротивление работнику милиции или на­родному дружиннику, хулиганство; вовлечение несовершеннолет­них в преступную деятельность; угон автотранспортных средств; пре­ступления, связанные с наркотиками, воинские преступления, про­чие преступления, требующие дознания и следствия. Общим пока­зателем уровня преступности является число зарегистрированных преступлений. В нашей стране оно увеличилось с 835 тыс. в 1976 г. до 2756 тыс. в 1995 г., т.е. на 330%[95].

Хозяйственная преступность. Невосполнимый ущерб экономике страны наносят должностные и так называемые хозяйственные и финансовые преступления. Систематические уклонения от уплаты налогов, криминальные сделки по перераспределению сырья и ма­териалов из государственных и частных предприятий, крупномасш­табные банковские аферы становятся обычным делом. Одним из проявлений такой преступности выступает создание финансовых «пирамид». В 2000 г. статистики подсчитали, что от российских «пирамид» пострадало больше людей, чем их было занято на пост­ройке египетских пирамид. К наиболее распространенным видам хозяйственных и должностных преступлений относятся: хищение, получение взятки, дача взятки, другие должностные преступления; нарушения правил охраны труда и безопасного производства работ; нарушения правил безопасности движения и эксплуатации транс­порта. Сильным криминогенным фактором стал «чеченский» синд­ром: выделенные на военные операции и восстановление хозяйства государственные средства перетекают в частные руки, служат обога­щению нефтебаронов.

Корыстная преступность. Данный вид преступности совершается с целью материального обогащения путем завладения чужим иму­ществом (собственностью, недвижимостью, деньгами, банковскими счетами) либо преимуществами (устранение с высокой должности одного человека ради освобождения к ней доступа другому). К про­явлениям корыстной преступности, темпы прироста которой в Рос­сии в 90-е годы оставались очень высокими (до 10—15% и более в год), относятся такие деяния, как: фиктивные хозяйственные опе­рации, создание лжепредприятий, махинации с ценными бумагами, незаконная эмиссия ценных бумаг, хищения путем внедрения в те­лекоммуникационные и компьютерные сети банков, промышлен­ный шпионаж, посягательства на интеллектуальную собственность, нарушения патентных прав, нецелевое использование кредитов и т.д. Ее доля в структуре регистрируемой преступности приближает­ся к 90%[96]. По сводкам МВД России, в 90-е годы в среднем за год совершалось от 22 до 26 тыс. убийств. Основную массу составляют убийства из корыстных побуждений — 20%, по хулиганским моти­вам — 19%. 10,5% жертв убито в мафиозных разборках.

В современной России наблюдается усиление корыстной направ­ленности преступности. Как пишет В.В. Лунеев, «идет процесс от­носительного вытеснения из сферы корыстной преступности при­митивного уголовного типа интеллектуальным и предприимчивым преступником с новыми, более изощренными способами и формами преступной деятельности, отвергающим старую воровскую мораль. Продолжается усиление криминальной направленности в коммер­ции. Многие предприниматели, имеющие опыт деятельности в под­польном бизнесе и теневой экономике, где конфликты интересов не могли разрешаться правовыми методами, привнесли его в легаль­ные экономические отношения»[97].

Характерная примета корыстных и хозяйственных преступлений новой России — появление так называемых заказных убийств и особой профессии — киллеров. Киллеры — профессиональные на­емные убийцы. Они действуют в одиночку или группами. Их про­мысел — заказные убийства.

Ситуация с заказными убийствами резко обострилась в нача­ле 90-х годов. В этот период коммерческие структуры активно разворачивали свою промышленно-финансовую деятельность, рас­ширялась банковская сфера, частные фирмы увеличивали объемы торговли, сливаясь в крупные инвестиционно-финансовые ком­пании. Параллельно стремительно набирал силу криминальный мир, который искал слабые звенья в промышленно-финансовых структурах частного и государственного сектора для контроля и влияния в своих интересах. Кто-то не выдерживал и коррумпи­ровался с криминальными структурами. Протестующих, сопро-

тивляющихся ждала «разборка», а в некоторых случаях — физи­ческое уничтожение.

Корыстная преступность может принимать вполне мирные формы обогащения незаконным путем. К примеру, в Тамане (Крымский по­луостров) каждый год трудятся десятки «черных археологов» — само­деятельных кладоискателей, иногда обладающих, а часто не имеющих профессиональных навыков и не числящихся ни в какой организации. Старинные монеты, украшения, драгоценности двухтысячелетней дав­ности, стоящие от 10 до 100 тыс. долл., продаются на «черном» рынке. Большинство «черных археологов» передвигаются по Таманскому по­луострову на велосипеде, главное их орудие — металлоискатель, спо­собный обнаружить клад на глубине до 70 м. Некоторые занимаются своим промыслом много лет. Милиция справиться с ними не в силах. Главный центр — античная Фанагория. На следующий день после ухода с раскопок ученых там появляются сотни любителей с лопатами, которые варварски разрушают бесценные культурные памятники ради наживы. Милиция и ФСБ изымают у «черных археологов» множество антикварных вещей, сдают их в музеи, где они, увы, зачастую погиба­ют. Государство не выделяет музеям требуемые средства, и, не получая соответствующего ухода, старинные шлемы и мечи быстро окисляют­ся. Такого не происходит у любителей, которые тщательно ухаживают за своим товаром. Старинные вещи в основном продаются за границу и частным коллекционерам.

Организованная преступность. Сегодня преступность представля­ет реальную угрозу национальной безопасности. Специалисты отме­чают рост криминального профессионализма. Дестабилизирующее влияние оказывают тысячи активно действующих организованных преступных сообществ.

К признакам организованной преступности (отечественные кри­минологи позаимствовали их у американских специалистов) отно­сятся следующие:

Первое: это два или более человек, которые организовались для совершения преступлений материально-корыстной направленности.

Второе: внутри группы имеется иерархия и действуют опреде­ленные нормы поведения, чаще всего жесткие. Отдельные элементы структуры выполняют охранительные функции разведки и контр­разведки с тем, чтобы структура могла выжить.

Третье: у организованной криминальной структуры имеется своя материально-техническая база, куда входят денежные средства, ав­тотранспорт, средства связи и вооружение.

Четвертое: наличие каналов для отмывания денег.

Пятое: наличие признаков коррупции, связи с представителями органов власти и управления, которые либо действуют, либо без­действуют в интересах данной группировки.

Шестое: раздел сфер влияния между отдельными группами по территориальному или по отраслевому признаку.

На высшей своей стадии организованная преступность ставит перед собой политические цели: проникновение в органы государ­ственной власти и управления. А это уже довольно опасно.

В конце ХХ в. в России сформировалась глубоко законспириро­ванная связь преступных организаций с коррумпированными долж­ностными лицами в структурах власти и управления правоохрани­тельных и контролирующих органов.

Организованная преступность в хозяйственной сфере прояв­ляется в поставках незаконных товаров и услуг (оружие, алко­голь, наркотики, секс-бизнес и др.), контрабандном ввозе и вы­возе высокодоходных товаров, металлов, энергоресурсов, сырья и т.д. Российская организованная преступность захватила трансна­циональные сферы криминального бизнеса, вышла на междуна­родный уровень.

Так, в одном из своих выступлений директор ФБР Л. Фри отметил: «Группы организованной преступности в России в де­сять раз превосходят по численности мафию и связанные с ней организации в Америке. Колумбийские кокаиновые картели ис­пользуют Россию как перевалочный пункт для доставки колум­бийского кокаина в Западную Европу... Необходимы усилия пра­воохранительных органов всего мира, чтобы сохранить контроль над ситуацией».

Расширяются контакты организованной преступности с между­народными преступными организациями Европы, Северной Амери­ки, Ближнего Востока, Прибалтики, Китая, Турции, стран СНГ и других государств. Иностранные и отечественные организованные преступники имеют общие интересы: заполнить огромный рынок России «иррациональными» товарами и услугами, использовать ее «неисчерпаемые» ресурсы в дальнейшей контрабандной деятельнос­ти и извлечь максимальную пользу из правовых «пробелов» России при «отмывании грязных денег», приватизации за бесценок госу­дарственных предприятий и приобретении недвижимости[98].

Разновидностью организованной преступности считается рэкет. «Рэкет» — англоязычный термин, который мы переводим как шан­таж, вымогательство, легкий заработок, сомнительный источник дохода; предприятие, организация, основанное с целью получения доходов жульническим путем. Словарь Уэбстера определяет рэкет как «незаконное предприятие, приводимое в действие с помощью взяток или запугивания».

Рэкет надо определить как организованную деятельность, на­правленную на понуждение лица к выполнению действий имуще­ственного характера в интересах криминальных объединений (пре­ступных групп, организованных преступных групп, преступных со­обществ). Рэкетиры, в отличие от простых вымогателей, действуют не от своего имени, а от имени какой-либо организации. Опасность создает именно фактор организованности, парализующий волю че­ловека — жертвы посягательства. Этот фактор и заставляет уступить притязаниям рэкетиров.

Рэкет — порождение организованной преступности, которая как социальный феномен возникает лишь тогда, когда складываются отношения между «данниками» и теми, кто взимает эту дань (выс­тупающую как плата за покровительство, защиту, как своего рода налог, разрешение на то, чтобы заниматься определенной деятель­ностью). Рэкет как масштабное явление, т.е. в своей организован­ной форме, возникает там и тогда, где государство не обеспечивает функций социального контроля за различными видами отклоняю­щегося поведения, будь то уклонение от уплаты налогов или неле­гальный бизнес[99].

Политическая преступность. Данный вид преступности включает злоупотребления властей против своего народа в политических це­лях. Крайний ее вариант — сталинский режим. В это время получа­ют широкое распространение уголовные преследования по скрытым политическим мотивам. Противникам существующего строя инкри­минируются должностные, корыстные и экономические преступле­ния. Их обвиняют в злоупотреблении служебным положением, пре­вышении власти, коррупции и других должностных деяниях. Про­тив политических противников организуются террористические акты, заказные убийства, иные насильственные посягательства. Подобные приемы использовались не только в 30-е, но и в 90-е годы, когда существующий режим боролся за укрепление власти.

К политической преступности надо относить убийства депутатов и других государственных должностных лиц, военные авантюры и межнациональные конфликты, развязанные или поощряемые влас­тями, манипулирование голосами избирателей, их подкуп, незакон­ное финансирование избирательных кампаний, сбор компромата на конкурентов, подкуп журналистов, использование «грязных» изби­рательных технологий и т.д. Реальность такова, что в России от одних выборов к другим, от начала 90-х годов к их концу уровень политической преступности в стране возрастал.

Если сравнивать вред, наносимый обществу преступностью нище­ты, с тем вредом, который причиняет ему коррумпированная полити­ческая и финансовая элита, второй многократно превысит первый. Верхи способны нанести обществу гораздо больший урон, чем низы. «Главной опасностью была и остается преступность высокого должно­стного положения, интеллекта и богатства. «Респектабельная преступ­ность белых и перламутровых воротничков», срастаясь с продажнос­тью представителей политической и правящей элиты, законодатель­ных, исполнительных и судебных властей, — пишет В.В. Лунеев, — не только успешно использует имеющиеся возможности для пре­ступной деятельности, но по своему усмотрению формирует их пу­тем многообразных воздействий на политическую, экономическую, правовую и управленческую ситуации в стране или регионе»[100].

К примерам политической преступности специалисты относят также организацию закрытых аукционов; затягивание принятия за­конов о государственной службе, борьбе с коррупцией, организо­ванной преступностью и легализацией противоправно нажитых средств; слабый контроль за деятельностью коммерческих банков и финансовых компаний; безнаказанное «прокручивание» бюджетных денег в коммерческих банках; организацию валютных потрясений и т.д. Все эти факты нельзя рассматривать как результат непросчи- танных ошибок или недоработок федеральных или региональных властей. Скорее всего, это результат должностных злоупотреблений лиц, наделенных высокими полномочиями.

Основным и самым страшным для общества проявлением поли­тической преступности выступает сращивание государственного ап­парата с организованной преступностью. Государственные служа­щие, чиновники не просто берут взятки за принятие выгодного преступникам решения, а находятся на их содержании, т.е. регуляр­но получают плату после выполнения того или иного заказа.

Корни преступности в России. В конце XX в. Россию потряс третий по счету взрыв преступности. Первый, вероятно, самый силь­ный, явился следствием Октябрьской революции и Гражданской войны, когда происходил передел собственности; второй — как ре­зультат Великой Отечественной войны. Сегодня войны, сопостави­мой с Гражданской и Отечественной, на территории России не ве­дется, а преступность поднялась до очень высокой отметки. Специ­алисты видят основную причину этого в том, что и сегодня, после мирной революции начала 90-х годов, разрушившей СССР, проис­ходит активный процесс перераспределения собственности. Правда, теперь его вектор направлен в сторону, противоположную той, в которую он двигался в 1917 г., поскольку собственность не забира-

ется, а возвращается в частные руки. Концентрация собственности привела к возникновению класса богатых и очень богатых людей, и у преступников, соответственно, появилась благодатная среда, ог­ромное поле деятельности для наживы.

Таким образом, возникновение преступности, связанной с соб­ственностью, — это вторичный процесс. Первичным выступает пе­рераспределение собственности, ее переход от государства к частным держателям. Оба процесса являются обязательными атрибутами бо­лее масштабного явления, которое коснулось в разное время всех европейских держав, а именно, первоначального накопления капи­тала. Это явление представляет многослойное образование. Верхний слой — узаконенный передел общественного пирога и зарождение олигархии и класса богатых людей, второй — возникновение соци­альных паразитов, т.е. рэкетиров, коррупционеров, уголовников, которые пытаются перераспределить в свою пользу часть собствен­ности, доставшейся богатым людям. Рэкетиры отбирают деньги си­лой, а коррумпированные чиновники — мирным способом (мздо­имством). Следовательно, первичное и вторичное перераспределе­ние собственности тесно связаны друг с другом; они представляют собой неотъемлемую черту глобального процесса накопления капи­тала и, по существу, носят преступный характер.

Состояние преступности в мире. Преступность в мире стала между­народной проблемой после Второй мировой войны. Расчеты демогра­фов показывают, что численность населения в конце ХХ в. прираста­ла примерно на 100 млн человек в год, т.е. на 1—1,5%, в то время как преступность увеличивалась на 5%, или в 3—5 раз быстрее[101]. За после­дние 30—40 лет она выросла в среднем в 3—4 раза; на территории бывшего СССР — в 6—8 раз, в США — в 7—8 раз, в Великобритании и Швеции — в 6—7 раз, во Франции — в 5—6 раз, в Германии — в 3—4 раза, в Японии — в 1,5—2 раза и т.д. По данным ООН, прирост преступности в мире составляет в среднем 5% в год[102].

Специалисты отмечают несколько тенденций, характеризующих мировую преступность:

• профессионализация;

• интенсификация;

• структурные изменения в направлении увеличения доли орга­низованной преступности;

• интеллектуализация: вытеснение «уголовного» типа из сферы корыстной преступности типом «интеллектуального», «предприим­чивого» преступника; широкое распространение новых, ранее неиз­вестных форм и методов преступной деятельности и т.д.;

• усиление корыстной направленности преступности (в основ­ном в России);

• увеличение изощренности, вооруженности и технической ос­нащенности преступности;

• возрастание доли тяжких преступлений, сопровождающихся на­силием и уничтожением материальных ценностей;

• коррумпированность, сращение органов власти и криминаль­ных структур;

• рост безнаказанности преступников (прежде всего в России);

• увеличение выживаемости и самозащищенности преступного мира;

• интенсивное расширение криминогенной социальной базы за счет увеличения маргинального слоя люмпенизированных групп на­селения (безработных, бездомных и других категорий людей, нахо­дящихся по жизненному уровню за чертой бедности), особенно сре­ди молодежи (специфика России);

• криминализация содержания телепередач;

• превращение криминального поведения в обыденный и неотъем­лемый атрибут повседневной жизни, особенно среди молодежи.

В мире кино, телевидения и популярного чтива в последнее десятилетие абсолютно доминирует криминальная тематика, перед которой население практически беззащитно. По некоторым подсче­там, по российскому телевидению в день показывается до 20—30 криминальных сюжетов зарубежного или отечественного производ­ства, что способствует росту преступности среди молодежи. Некото­рые передачи и сайты в Интернете становятся пособием для обуче­ния будущих преступников, поскольку в них описываются приемы, методы, формы поведения и философия уголовного мира.

Процесс интеллектуализации и профессионализации преступно­сти в России объясняется тем обстоятельством, что ряды преступно­го мира стали пополняться за счет квалифицированных специалис­тов из госсектора, оказавшихся вследствие падения уровня жизни и растущей безработицы на «социальном дне». В криминальной среде появились хозяйственные руководители, офицеры, специалисты по технологиям, анализу информации, владеющие оружием, и т.д.

С ростом преступности и ее общественной опасности прямо коррелирует динамика административных и иных правонаруше­ний, аморальных явлений, а также пьянство, наркомания, токси­комания, самоубийства, проституция, бродяжничество, нищенство, рас­пад семей, безотцовщина, детская беспризорность и безнадзорность, дезадаптация взрослых и детей, психические расстройства и т.д.[103].

Есть объективные основания полагать, что в ближайшие годы деви- антное поведение и иные фоновые явления будут возрастать, а зна­чит, причинная база преступности будет расширяться. Таким обра­зом, согласно прогнозам специалистов, общая криминогенная ситу­ация в мире в ближайшее время вряд ли будет улучшаться.

К числу одной из приоритетных задач любого цивилизованного общества и его государственно-правовых институтов относятся пре­дупреждение и борьба с преступностью. Для решения этой задачи создаются правоохранительные органы, в первую очередь полиция (милиция), судебные и пенитенциарные учреждения, адвокатура. Основываясь на разветвленной юридической системе, эти структу­ры применяют нормы уголовного, уголовно-исполнительного и уго­ловно-процессуального права. Однако правоохранительные органы не справляются с теми задачами, которые поставило перед ними общество. Показателями отставания социально-правового контроля от интенсивно растущей преступности выступают, в частности, уро­вень латентной преступности, раскрываемость преступлений и вы- являемость правонарушителей. Оказывается, во всех странах мира, а не только в России, уровень латентности увеличивается или, по крайней мере, не уменьшается, а раскрываемость преступлений и выявляемость правонарушителей не растет[104].

Если правоохранительные органы станут полнее регистрировать совершенные преступления, научатся раскрывать все учтенные дея­ния и устанавливать виновных лиц, то уголовно-правовой контроль за преступностью не будет отставать от ее роста. Уголовная юстиция и правовая база ее деятельности — системы малоподвижные и инер­ционные. Для серьезного изменения ее практической деятельности нужны новая философия и стратегия борьбы с преступностью, боль­шие капитальные вложения, высококлассные кадры и передовое техническое оснащение. А этого, к сожалению, в большинстве стран, и в мире в целом, нет[105].

В заключение скажем, что, по мнению специалистов, «беспрес­тупных» моделей общественного и государственного устройства в мире, к сожалению, нет. Есть более или менее оптимальные модели общественно-правового устройства, например японская, где удачно сочетаются историческое прошлое и современное настоящее, нацио­нальное и инонациональное, что позволяет удерживать преступность на относительно низком уровне. Большинство стран развивается че­рез разрушение исторически традиционных форм социального кон­троля. Криминальная революция, о которой в России заговорили в 90-е годы, по всей видимости, захватила все страны мира. Стабили­зация или снижение преступности в некоторых государствах — это скорее исключение, чем закономерность, и исключение временное. Ожидаемый усредненный коэффициент учтенной преступности в мире в пределах 6—8 тыс. на 100 тыс. населения чрезвычайно велик. За один только год человеческое сообщество продуцирует до 400— 500 млн зарегистрированных преступлений[106].

Ключевые слова и выражения:

Криминальное поведение, профессиональная преступность, уго­ловная преступность, хозяйственная преступность, финансовые преступления, корыстная преступность, организованная пре­ступность, политическая преступность.

Контрольные вопросы

1. Какие функции выполняет социальный контроль?

2. Какие элементы входят в систему социального взаимодействия?

3. Какие типы санкций вы знаете?

4. Какого рода привычки называются неформальными групповы­ми нормами?

5. Какова сущность самоконтроля?

6. Чем отличается формальный контроль от неформального?

7. Перечислите агентов формального контроля.

8. Кого относят к агентам неформального контроля?

9. Как трактуется отклоняющееся поведение?

10. Какое поведение называется девиантным?

11. Назовите характерную черту девиантного поведения.

12. Какое поведение считается делинквентным?

13. Какими чертами характеризуется делинквентность в современ­ном западном обществе?

14. Какие категории населения относят к группам риска?

15. Что понимается под термином «профессиональная преступность»?

16. Назовите признаки организованной преступности.

17. Охарактеризуйте политическую преступность.

18.Дайте характеристику состояния преступности в современном мире.

<< | >>
Источник: Бельский В.Ю., Кравченко А.И., Курганов С.И.. Социология для юристов: Учеб. пособие для вузов. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, — 398 с.. 2011

Еще по теме 10.6. Криминальное поведение:

  1. Криминальная экономика
  2. Тема 8 ЭКОНОМИКА ДОМАШНЕГО ХОЗЯЙСТВА. ТЕОРИЯ ПОТРЕБИТЕЛЬСКОГО ПОВЕДЕНИЯ. ПРИНЦИПЫ ПОТРЕБИТЕЛЬСКОГО ПОВЕДЕНИЯ
  3. Социология девиантного поведения
  4. Социология девиантного поведения
  5. Поведение участников правоотношений.
  6. 106. Виды правомерного поведения
  7. 64. Виды трудового поведения
  8. 16.1. Правомерное поведение
  9. Организационное поведение
  10. 1. Правомерное поведение личности
  11. §3. Виды правомерного поведения
  12. 62. Понятие трудового поведения
  13. 54. ПРАВОМЕРНОЕ ПОВЕДЕНИЕ